Неприкосновенность частной жизни и свобода слова

 

Парамонова Л.И.,

судья апелляционной судебной коллегии

Павлодарского областного суда

 

Очередное, седьмое заседание постоянно действующего Форума «Судебная власть и СМИ» состоялось 19 октября 2010 года. На этот раз мероприятие проходило в Павлодаре, - с такой инициативой выступил Павлодарский областной суд. Темы, как всегда, были самые актуальные - доступ к судебной информации, ключевые позиции судебных споров о защите личных неимущественных прав, принципы лингвистического анализа спорных текстов.

 

Частная жизнь - понятие очень многослойное и многоуровневое. Исчерпывающего определения частной жизни не существует, это термин широкого толкования и охватывает разные сферы человеческой жизни. Это область жизнедеятельности личности, которая находится вне контроля государства и общества. Право на частную жизнь предполагает возможность жить в соответствии со своими желаниями, которые, однако, не должны вступать в явное противоречие с общественными интересами, нормами права и морали, принятыми в данном обществе.

Неприкосновенность частной жизни устанавливает запрет любых форм произвольного вмешательства в частную жизнь со стороны государства и гарантирует защиту государства от такого вмешательства со стороны третьих лиц.

Право на неприкосновенность частной жизни, как и все права человека, закреплено в Уставе ООН, где сказано, что народы полны решимости утвердить веру в достоинство и ценность человеческой жизни. Потребность в неприкосновенности сферы частной жизни нашла отражение в признании и в международных документах, в том числе во Всеобщей декларации прав человека, в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в Международном пакте о гражданских и политических правах. Определения в этих актах схожи и повторяют положение, имевшееся во Всеобщей декларации прав человека. В Конституции Республики Казахстан также имеется раздел, посвященный неотчуждаемым правам человека и гражданина.

Отношения между людьми в сфере личной жизни регулируются в основном нормами нравственности. Право на неприкосновенность частной жизни, на личную и семейную тайну как юридическая категория состоит из ряда правомочий, обеспечивающих гражданину возможность находиться вне службы, вне производственной обстановки, вне общественного окружения в состоянии известной независимости от государства и общества, а также юридических гарантий невмешательства в реализацию этого права.

Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только законами и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности населения.

Защита прав и свобод человека и гражданина осуществляется различными отраслями права.

В КоАП РК ст. 18, предусматривает, что «Частная жизнь, личная и семейная тайна находятся под охраной закона.

В УПК РК (ст. 16) и ГПК РК (ст. 10) также содержатся идентичные статьи, полностью повторяющие содержание ст.18 КоАП РК.

В Уголовном кодексе РК имеются статьи, предусматривающие ответственность за незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну.

Частная жизнь относится к той области отношений, которая находится за пределами служебной и общественной деятельности человека. К сведениям частного характера могут относиться любые сведения, «находящиеся вне сферы публичного интереса», например, сведения об отношениях в семье, с родственниками, о занятиях вне работы, о дружеских связях, о различных сторонах интимной жизни.

Одним из критериев, который должен учитываться при определении таких видов тайн, является то, что лицо пожелало сохранить эти сведения в секрете.

Право на неприкосновенность частной жизни является неотъемлемым правом человека. Однако оно не абсолютно и может подлежать определенным ограничениям.

Частная жизнь граждан - это сугубо личная область отношений, которая касается лично данного гражданина или членов его семьи. У каждого человека и у семьи имеются такие моменты, обстоятельства, которые касаются лично их. Любая утечка информации, каким бы способом она не происходила, не дает никому каких-либо оснований для их распространения в целях унижения их достоинства, а также использования их во вред тем, которых касается эта информация.

Исторически первыми профессиональными тайнами личной жизни, которые нашли свое юридическое признание и закрепление, были врачебная тайна, адвокатская тайна и т.д. Ныне действующее законодательство закрепило в качестве общей правовой нормы статью 144 ГК РК, гарантирующую сохранение тайны, относящейся к сфере частной жизни гражданина.

Для защиты частной жизни граждан должны быть установлены пределы вмешательства. Никто не должен быть подвергнут неправомерному вмешательству в осуществление права на неприкосновенность частной жизни, семьи, жилища или корреспонденции, нападкам на честь и достоинство. Каждый имеет право на защиту закона от посягательств такого рода.

Судебная защита частной жизни - одно из главных средств охраны прав граждан от разного рода посягательств, порочащих их честь, достоинство.

Разглашение сведений, составляющих медицинскую тайну, кроме случаев, прямо предусмотренных законом, осуществляется лишь с согласия гражданина или его законного представителя.

Действительно, в первую очередь, именно на медицинский персонал возложена обязанность предотвращать нарушение медицинской тайны со стороны третьих лиц. Вместе с тем, и другие лица, в том числе и журналисты, не вправе разглашать ставшими им известными такие сведения.

Например, Павлодарским городским судом рассмотрено дело по иску Р. к Товариществу с ограниченной ответственностью «Рекламно-информационное агентство «Арна» о признании неправомерными действий и взыскании морального вреда.

Истец указал, что он был привлечён к уголовной ответственности по ст. ст. 116, 361 УК РК. Дело рассматривалось судом № 2 Павлодара. До рассмотрения дела в зал судебного заседания вошла съемочная группа ответчика и стала снимать всех присутствующих, в том числе его самого, мать, жену и отца. Его близкие были против съёмки, так как они знали о его статусе ВИЧ-инфицированного. По ходатайству потерпевшего дело рассматривалось в закрытом судебном заседании. Работники ТОО РИА «Арна» без его согласия в вечерних новостях разгласили тайну его личной жизни - заболевание, назвали фамилию, имя, возраст, а также показали его самого и всех его родных по телевидению. Он считает, что ответчик грубо нарушил его конституционное право на охрану тайны личной жизни.

Согласно ст. 2 п. 3 Закона РК от 23 июня 1999 года «О средствах массовой информации», не допускается разглашение сведений, охраняемых законом. У него и его близких никто не поинтересовался, желают ли они разглашения личной и семейной тайны.

Из-за незаконных действий сотрудников СМИ от него отвернулись знакомые, друзья. Будучи уже на свободе, он подвергается всяческому обсуждению за спиной, что задевает его личность и достоинство гражданина Республики Казахстан. Он не имеет шансов устроиться на работу и содержать свою семью, жить полноценной жизнью, постоянно испытывая гнев, раздражение, обиду, унижение, подавленность.

Действиями ответчика ему и семье причинен моральный вред, который он оценил в 1 000 000 тенге. В суде истец увеличил исковые требования до 1 500 000 тенге.

Решением Павлодарского городского суда исковые требования Р. удовлетворены частично.

Признаны неправомерными действия товарищества с ограниченной ответственностью «Рекламно-информационное агентство «Арна» по разглашению ВИЧ статуса истца. Взыскана с товарищества с ограниченной ответственностью «Рекламно-информационное агентство «Арна» в его пользу компенсация морального вреда в размере 750 000 тенге.

На это решение ответчиком была подана апелляционная жалоба об отмене решения и отказе в удовлетворении исковых требований. Ответчик считал, что суд дал необъективную оценку установленным в судебном заседании обстоятельствам, связанным с волеизъявлением сторон в уголовном процессе. Суд не дал оценки общественной значимости совершенного истцом уголовно-наказуемого деяния, за которое он понес законное наказание. Ответчик полагал, что информация, распространенная ТОО РИА «АРНА», не является охраняемой законом тайной, которую орган средства массовой информации не имел права разглашать. Статья 11 Закона РК «О профилактике и заболевания СПИД» имеет название «О соблюдении врачебной тайны». Работники телекомпании не могли обладать и не обладали сведениями, составляющими врачебную тайну, поскольку информация, выпущенная в эфир, не была ими получена при обследовании и (или) лечении истца, так как она стала доступна в здании суда при рассмотрении уголовного дела. Считают, что обязанность по соблюдению врачебной тайны прямо возложена на медицинских работников, которые обязаны «соблюдать врачебную тайну, ставшую им известной при исполнении профессиональных обязанностей». Работники ответчика присутствовали в зале суда до вынесения постановления о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании и при объявлении приговора.

Кроме того, сам Р. выразил согласие на присутствие представителей СМИ в суде и высказал реплику: «Пусть снимают, я хочу, чтобы все знали, как над осужденным издеваются в колонии». Ответчик полагал, что информация о болезни истца перестала быть врачебной тайной в силу совершенного им преступления, и он сам изъявил желание обнародовать в СМИ конфликт, на почве которого оно было совершено. Журналист, готовящий репортаж, имеет право сам определять его содержание, не нарушая установленных законодательством запретов.

Как следует из материалов дела, Р. был привлечён к уголовной ответственности по ст. 116 УК РК. Уголовное дело рассматривалось судом № 2 города Павлодар. До начала судебного заседания съемочная группа ответчика произвела видеосъемку присутствующих в зале судебного заседания лиц, в том числе и подсудимого и его родных, в момент, когда его заводили в зал судебного заседания и когда он эмоционально высказывался о нарушениях, допускаемых работниками исправительного учреждения, когда его мать говорила о своей тревоге за жизнь сына.

При открытии главного судебного разбирательства председательствующий просил не производить съемку, так как потерпевший по делу ходатайствовал о рассмотрении дела в закрытом судебном разбирательстве, а подсудимый Р. действительно, высказался: «Пусть снимают, я хочу, чтобы все знали, как над осужденным издеваются в колонии». Суд, удовлетворив ходатайство потерпевшего, принял решение о проведении закрытого судебного разбирательства, в связи с чем съемочная группа была удалена из зала судебного заседания. В тот же день в вечерних новостях ТОО был освещен снятый до судебного заседания сюжет, при этом была указана фамилия, имя, возраст истца, а также разглашен его ВИЧ-статус. В дальнейшем этот сюжет был показан еще несколько раз. Таким образом, журналисты телекомпании в новостях осветили факт рассмотрения данного уголовного дела, показав самого истца, его семью, указав его ВИЧ-статус.

Между тем, в силу ст.12, 18 Конституции в Республике Казахстан признаются и гарантируются права и свободы человека, которые принадлежат каждому от рождения, признаются абсолютными и неотчуждаемыми, определяют содержание и применение законов и иных нормативных правовых актов, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и достоинства.

Ст.144 ГК РК также предусматривает право гражданина на охрану тайны личной жизни. Раскрытие тайны личной жизни возможно лишь в случаях, установленных законодательными актами. То, что истец имеет ВИЧ-статус, является охраняемой законом тайной личной жизни.

Ссылки СМИ но то, что истец сам выразил согласие на проведение записи, не могут быть приняты во внимание, поскольку и в судебном заседании, и в заседании коллегии истец пояснял, что он желал только проинформировать журналистов о тех нарушениях, которые допускались сотрудниками колонии.

Статья 11 Закона РК «О профилактике заболевания СПИД» предусматривает, что медицинские работники и другие лица, к которым в связи с выполнением служебных обязанностей стали известны сведения о лицах, инфицированных вирусом иммунодефицита человека и больных СПИД, обязаны сохранять эти сведения в тайне. Доводы ответчика о том, что работники телекомпании не могли обладать и не обладали сведениями, составляющими врачебную тайну, так как она стала доступна в здании суда при рассмотрении уголовного дела, являются несостоятельными.

Действительно, обязанность по соблюдению врачебной тайны прямо возложена ст.28 Закона на медицинских работников, которые обязаны «соблюдать врачебную тайну, ставшую им известной при исполнении профессиональных обязанностей». Однако требования вышеуказанной нормы права распространяются не только на работников здравоохранения, но и других лиц, которым в связи с выполнением их служебных обязанностей стали известны сведения о лицах, инфицированных вирусом иммунодефицита человека, и больных СПИД, так как данный Закон является специальным законодательным актом. Работники ответчика, производившие съёмку, относятся именно к такой категории лиц.

Да, действительно, в силу ст.20 Конституции РК каждый имеет право свободно получать и распространять информацию любым, не запрещенным законом способом. В соответствии со ст.ст. 2, 18, 20 Закона РК «О средствах массовой информации», свобода слова, творчества, выражения в печатной форме своих взглядов и убеждений, получения и распространения информации гарантируется Конституцией Республики Казахстан. Журналист имеет право посещать любые государственные органы и организации; производить записи, в том числе с использованием аудио-, видеотехники, кино- и фотосъемку, за исключением случаев, запрещенных законодательством РК.

Вместе с тем, в силу ст. 21 Закона РК «О средствах массовой информации» журналист обязан уважать законные права и интересы физических и юридических лиц. Этим же законом не допускается разглашение сведений, содержащих охраняемую законом тайну.

Безусловно, действия журналистов в отношении истца по освещению его ВИЧ-статуса, сообщение о нем информационных данных, его изображение являются неправомерными. Выполняя свои функциональные обязанности, работники телекомпании, владея информацией о заболевании истца, должны были, выпуская сюжет в эфир, принять меры по сохранению конфиденциальности личности истца.

Доводы ответчика о том, что эти сведения стали известны широкой публике в связи с тем, что списки рассматриваемых уголовных дел были вывешены в помещении суда, являются несостоятельными, так как в этих списках не указано о статусе истца, а номер статьи УК не даёт такой информации широкому кругу лиц, посещающих здание суда.

Коллегией признаны необоснованными доводы СМИ и о том, что приговор суда и постановления, принятые по уголовному делу, во всех случаях провозглашаются публично, следовательно, вся информация, содержащаяся в приговоре, зачитывается в присутствии неопределенного круга лиц, в том числе и представителей средств массовой информации, и становиться достоянием общественности, поскольку оглашение приговора также не даёт журналистам права на разглашение конфиденциальных сведений о личности истца.

Действия ответчика противоречат и основным международным нормам, относящимся к соблюдению прав человека, гласности, общепринятым стандартам и принципам журналисткой этики. Так, Резолюция №1165 Парламентской Ассамблеи Совета Европы о праве на неприкосновенность личной жизни предусматривает, что право человека на неприкосновенность его личной жизни, предоставленное статьёй 8 Европейской конвенции по правам человека, должно защищать человека не только от вмешательства органов власти, но и от любых посягательств со стороны частных лиц, организаций, включая средства массовой информации.

Международные принципы журналистской этики предусматривают, что нормы профессиональной морали требуют от журналистов уважать достоинство человека и его право на частную жизнь, в соответствии с требованиями международного права.

Освещение отрицательных материалов, относящихся к частной жизни лиц или жизни их близких, если это не имеет существенного значения, недопустимо.

Изображение лиц должно быть корректным, а информация обоснованна только тогда, когда это имеет существенное значение.

Таким образом, личные данные истца по материалам уголовного дела не следовало озвучивать, для этого не имелось серьезных оснований, поскольку принцип, касающийся личности, имеет приоритет и при рассмотрении уголовного дела. Более того, на момент выпуска материала ответчиком в эфир приговор по уголовному делу в отношении истца еще не состоялся. В связи с этим коллегия признала законным вывод суда об обоснованности требований истца о возмещении морального вреда.

В заключение хотелось бы пожелать участникам форума - представителям СМИ при освещении различных событий и конфликтных ситуаций предоставлять возможность высказать свою точку зрения на данную ситуацию каждой стороне, тогда информация будет действительно объективной и правдивой.

30 ноября 2010, 16:01
Источник, интернет-ресурс: Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз» , Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код