Судебная реформа: тенденции и барьеры

 

С. Нуров, председатель Специализированного межрайонного

экономического суда Костанайской области

 

Как известно, Указом Главы государства от 17 августа 2010 года «О мерах по повышению эффективности правоохранительной деятельности и судебной системы в Республике Казахстан» предусматривается модернизация правоохранительной и судебной системы страны.

Одной из поставленных задач является расширение сферы примирительных процедур, включая медиацию. Данная тенденция в контексте общего направления перехода к восстановительно-компенсационному правосудию положительно воспринята судьями и юридической общественностью республики.

Вместе с тем на пути к ее реализации имеется ряд препятствий и барьеров, без преодоления которых перспектива воплощения ее в жизнь становится, мягко говоря, туманной.

Не претендуя на всестороннее освещение всех аспектов данной проблемы, автор хотел бы остановиться на нескольких практических пунктах, удаленность которых от высших судебных и законодательных инстанций не дает возможности присмотреться последним к огромному и негативному потенциалу этих юридических и административных «айсбергов».

Остановимся, например, на вопросах окончания судебных разбирательств по гражданским делам мировым соглашением сторон. Казалось бы, что такой исход должен однозначно приветствоваться судами как цивилизованный и международно-признанный результат. Однако действительность гораздо жестче таких ожиданий. Парадоксально, но суды первых инстанций не заинтересованы в мировых соглашениях по гражданским делам.

Во-первых, существующая статистическая и аналитическая отчетность отдает приоритет исключительно только делам, законченным с вынесением решения. Вынесение судом определения об утверждении мирового соглашения сторон относится к результатам «второго сорта». Такие определения не учитываются должным образом при определении нагрузки судьи и результатов его работы. Ни в одной характеристике судьи вы не найдете упоминания о том, сколько дел под его председательством завершены мировым соглашением сторон. Такова реальность.

Во-вторых, если стороны, которых в суде первой инстанции систематически убеждали в возможности мирового соглашения, заключили в дальнейшем такое соглашение в апелляции или в кассации, то после его утверждения решение суда первой инстанции подлежит отмене (ст. 342 п. 2, ст. 383-11 п. 2 ГПК РК).

Таким образом, при отсутствии каких-либо нарушений норм материального и процессуального права суду и судье первой инстанции засчитывается отмена решения как крайне отрицательный показатель работы. Можно ли назвать это справедливым?

В-третьих, в действующем гражданско-процессуальном законодательстве отсутствуют нормы, регулирующие порядок обращения мирового соглашения сторон (процессуально - определения об его утверждении) к принудительному исполнению. Даже в редакции от 21 октября 2010 года ст. 240 ГПК РК упоминает о мировом соглашении «вскользь», без четкой регламентации.

В результате этого в судах существует различная практика принудительного исполнения условий мирового соглашения. Например, в судах общей юрисдикции нередко практикуется немедленная выдача исполнительных листов после поступления заявления одной из сторон мирового соглашения о невыполнении его условий другой стороной. Такая практика представляется неприемлемой, Мало того, что исполнительный лист выдается без заслушивания доводов другой стороны (гражданин может серьезно заболеть или вообще прекратить свое земное существование, юридическое лицо может быть ликвидировано, реорганизовано и т.д.). Дело и в том, что процессуальное действие суда в виде выдачи исполнительного листа производится, таким образом, по прекращенному делу, поскольку предыдущим определением об утверждении мирового соглашения производство по делу прекращено (ст. 247 п. 4 ГПК РК). Получается юридический нонсенс: дела нет, а принудительное исполнение по нему есть.

В-четвертых, отсутствует должное стимулирование мирового соглашения в судах и для самих сторон гражданского судопроизводства. Так, оплаченная государственная пошлина в случаях окончания дела мировым соглашением не возвращается (ст. 106 п. 3 п.п. 3 ГПК РК), а механизм принудительного исполнения, как уже указывалось выше, не разработан.

Несколько слов о медиации как способе досудебного разрешения спора. Представляется, что по целому ряду экономических споров законодатель мог бы установить обязательный порядок предварительного досудебного разрешения таких споров в виде процедуры медиации.

К таким категориям можно было бы отнести, например, споры о признании недобросовестным участником государственных закупок при сумме контракта до 100 тысяч тенге, мелкие имущественные споры между индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, взыскание страховых выплат и т.д.

Само осуществление этой процедуры возможно как в рамках действующих структур (например - в торгово-промышленных палатах, имеющихся в каждом регионе республики, либо в областных ассоциациях или союзах предпринимателей), так и в компетенции специально созданных Центров медиации.

При реализации такой законодательной инициативы суды избавились бы от значительного количества мелких и ординарных дел, смогли бы сосредоточиться на актуальных вопросах единой судебной практики.

Судебная реформа подразумевает безусловное искоренение волокиты по судебным делам. Вместе с тем по некоторым категориям дел такая волокита вызвана безответственным отношением к установленным законом срокам со стороны специально уполномоченных органов. Такими органами по делам о банкротстве являются межрегиональные департаменты Комитета по работе с несостоятельными должниками Министерства финансов РК.

Не открою большого секрета, но нарушения сроков конкурсного производства в деятельности этих департаментов приобрели массовый характер. Вместо того чтобы ограничить эту деятельность, уполномоченные органы занимаются бесконечными и незаконными продлениями сроков конкурсных производств. Не буду вдаваться в детали, но такая «работа» создает благоприятную почву для коррупции и различных злоупотреблений, а судам реально препятствует окончанию дел о банкротствах.

Для того чтобы изменить ситуацию, достаточно, на наш взгляд, внести одно небольшое изменение в Закон о банкротстве: передать функцию продления сроков конкурсного производства под судебный контроль.

Было бы, кстати, неплохо внести дополнение и в п. 1 ст. 30 ГПК РК о подсудности дел о несостоятельности и банкротстве экономическим судам.

Совершенствование судебной системы, повышение ее имиджа и эффективности должно быть результатом судебной реформы, а не самоцелью. В этой связи дискуссия на эту тему может и должна быть продолжена.

1 декабря 2010, 10:15
Источник, интернет-ресурс: Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код