Уральские судьи и адвокаты высказались по поводу нового уголовно-процессуального кодекса

 

Председатель специализированного межрайонного суда по уголовным делам Западно-Казахстанской области Акгуль КАРАСАЕВА и адвокаты Абзал КУСПАН и Саян ЖУНИСБАЕВ высказались по поводу нового УПК, передает «Мой город».

 

«МГ»: Акгуль Исмагуловна, на какие изменения в УПК вы обратили внимание в первую очередь?

- Во-первых, увеличение возможностей избрания меры наказания без ограничения свободы в отношении несовершеннолетних, даже тех, кто имеет условный срок. В случае совершения ими преступления средней тяжести возможно повторное назначение условного осуждения. Также в новом УПК расширен круг дел, которые могут рассматриваться с участием присяжных заседателей. Сейчас таких составов 18 - мне это импонирует, потому что, когда мы рассматриваем дела с присяжными, обе стороны процесса - обвинение и защита - более дисциплинированы. По закону присяжные задают свои вопросы в самом конце, и это влияет на развитие принципа состязательности судебного процесса, заставляя обвинение и защиту стараться в максимальном объеме опрашивать каждого свидетеля, дабы у присяжных впоследствии не возникало сомнений в принятии решения.

 

«МГ»: Нашли статьи, которые вам понравились, помимо тех, которые затрагивают присяжных?

- Серьезно изменена процедура условно-досрочного освобождения в положительную сторону. Если раньше законом запрещалось применять УДО к лицам, которым оно применялось ранее по прежней судимости, то в новом УПК эту норму отменили. Теперь каждый человек с 1 января 2015 года может ходатайствовать об условно-досрочном освобождении, даже если раньше он его получал. Приведу пример: человек трижды обращался в наш суд об УДО, но трижды мы были вынуждены ему отказать из-за того, что ранее он был судим и к нему уже применялось условно-досрочное освобождение. Мужчина этот сидит уже 12 лет в колонии-поселении, работает там, содержит на эти деньги свою жену и двоих детей на воле. Ущерб потерпевшей стороне он тоже давно выплатил, в целом человек положительный, он осознал свою вину и хотел выйти досрочно, но из-за нормы закона, запрещающей повторное УДО, мы были вынуждены ему отказывать.

 

Медиация или сделка

 

«МГ»: А что вы думаете о медиации и процессуальном соглашении?

- Можно сказать, что они дублируют друг друга. С помощью медиации люди могут прийти к примирению практически без участия судьи, только с помощью медиатора. То есть человек может признать свою вину, и выплатить сумму иска, при этом, если у него нет денег, чтобы погасить долг полностью, он может попросить небольшую отсрочку. Что же касается процессуального соглашения, оно тоже подразумевает признание вины и суммы иска, только сделка заключается уже между прокурором и обвиняемым. При этом государственный обвинитель исходит из позиции потерпевшего. Медиация удобна для обвиняемого, потому что он может выплатить ущерб в несколько этапов, а примирение сторон, наоборот, для потерпевшего, потому что он сразу получает всю сумму иска. Мне кажется, что примирение сторон и процессуальные сделки станут более популярными, потому что медиация требует присутствие третьего лица - медиатора, а значит и процесс может затянуться. В большинстве случаев люди не хотят наказать обидчика, даже по тяжким преступлением, все хотят возмещения ущерба, а процессуальное соглашение может помочь им в этом. К тому же, эта норма закона будет способствовать раскрытию преступлений.

 

«МГ»: Каким образом?

- Помимо сделки, есть еще и процессуальное сотрудничество. Выглядит это следующим образом: человек, который находится в местах лишения свободы, может ходатайствовать о том, что он хочет сотрудничать с обвинением и предложить дать показания по тем делам, которые ему известны, даже если он в них не участвовал. Все предельно просто: человек дает свидетельские показания и, если после расследования все подтвердится, и суд вынесет приговор в отношении тех лиц, против которых свидетельствовал заключенный, то после ему снизят срок наказания, вне зависимости от того, какое преступление он совершил. Это шаг вперед в раскрытии преступлений. Можно сказать, что сейчас наш закон идет в ногу со временем, иногда даже опережает его.

 

Следственные судьи - кто они?

 

«МГ»: А как вы относитесь к следственным судьям, которые будут вести досудебный контроль?

- В целом положительно, из-за того, что усиливается контроль над следствием. В отличие от прокурорского надзора нам всегда не хватало судебного контроля. Раньше, когда я работала судьей в городском суде, при рассмотрении того или иного дела в голову часто приходили мысли о том, что было бы здорово контролировать уголовное дело с момента возбуждения, отсекая тем самым различные нарушения прав сторон. У следственного судьи будет возможность контролировать все, правда, и нагрузка у него будет большая. Он будет рассматривать ходатайства от адвоката и прокурора, подозреваемого и потерпевшего. Когда мы обсуждали введение следственных судей, все сошлись во мнении, что ими должны быть люди с огромным опытом - и судейским, и жизненным. Потому что здесь ошибаться никак нельзя.

 

«МГ»: Какого рода ошибки особо опасны для следственного судьи?

- Для примера: депонирование показаний свидетеля и потерпевшего. Если их утвердит судья, то в последующем они не будут проверяться, их просто приобщат к делу, и никто не сможет эти показания оспорить. Следственный судья при рассмотрении таких ходатайств должен воспользоваться предоставленным ему законным правом и пригласить не только потерпевшего и прокурора, но и подозреваемого с его адвокатом, чтобы в дальнейшем они не могли бы оспорить эти показания. Даже элементарно, если ходатайство основано на том, что свидетель в последующем не сможет явиться в суд из-за болезни или отъезда из страны, следственный судья должен проверить, действительно ли это так. Я разговаривала с коллегами с городского суда и посоветовала им не увлекаться депонированием, а, наоборот, максимально отказывать в этом. Только если следственный судья уверен на 99 процентов, только тогда нужно применять депонирование. Скажу без обид для наших прокуроров и следователей, они завтра будут пользоваться этим. Возьмут любого и попросят дать показания, мол, тебе ничего не будет и больше тебя не вызовут. Поэтому нужно тщательно проверять все факты при депонировании показаний. Нельзя допускать применение депонирования налево и направо.

 

Адвокаты же уверены, что новый УПК могут использовать нечестные конкуренты.

- Начнем с того, что в новом УПК полностью упразднили институт доследственной проверки, - считает адвокат Абзал КУСПАН. - Если раньше после поступления заявления следователь проводил доследственную проверку, а только потом возбуждал уголовное дело, то с 2015 года это не будет. Поступление заявления уже будет считаться возбуждением уголовного дела, то есть следователь сможет применять все меры процессуального принуждения, вплоть до ареста.

 

Как объяснил адвокат, это создает большие проблемы для предпринимательства.

- Представьте, что есть две конкурирующие фирмы «А» и «Б», которые борются за тендер, - привел пример КУСПАН. - Фирма «Б» нанимает какого-нибудь бомжа, который напишет заявление в органы финансовой полиции, где укажет, что раньше был учредителем фирмы «А», но с помощью обмана у него все отобрали. Заявление поступило - дело возбудили, полицейские сразу же могут наложить арест на счета фирмы «А», изъять бухгалтерскую документацию, базу 1C. А без этого они уже не смогут участвовать в тендере. Через месяц-два обвинения снимут, потому что факты, указанные в заявлении, не подтвердятся и дело закроют, но ведь тендер-то уже пройдет.

Как объяснил Абзал КУСПАН, в составлении УПК участвовали только органы обвинения - генеральная прокуратура, финансовая полиция, КНБ и МВД. Только перед отправкой нового УПК на утверждение в парламент в рабочую группу допустили адвокатов, благодаря председателю республиканской коллегии адвокатов Ануару ТУГЕЛ.

- Такая система работает в Германии, однако из-за нашего менталитета вводить ее у нас нельзя, - рассказал КУСПАН. - Если там человек выбросил окурок, и на него написали заявление, то его оштрафуют, исходя из слов заявителя. У нас же все начнут друг на друга жаловаться, и разобрать, где правда, а где ложь, будет очень сложно. Этот закон неприятен не для нас - адвокаты будут зарабатывать всегда, при любом законе. В первую очередь он опасен для населения, вполне возможно, что в 2015 году каждый человек будет ходить с адвокатом, дабы обезопасить себя.

 

 

Со всеми недостатками скоро столкнутся все

 

- Самое страшное, что вы даже не сможете обжаловать возбуждение уголовного дела, - поделился адвокат Саян ЖУНИСБАЕВ. - Все заявления будут фиксироваться в едином реестре досудебных расследований (ЕРДР). Что мы будем обжаловать? Факт поступления заявления?

Также адвокаты рассказали о депонировании, которое будет введено с 2015 года. Депонирование - это предварительный допрос и фиксация показаний свидетеля, который по тем или иным причинам не может посещать судебные процессы.

- Депонирование может производить следственный судья после ходатайства одной из сторон, - рассказал ЖУНИСБАЕВ. - В случае если ходатайство подает прокурор, то свидетеля допрашивают в присутствии судьи и прокурора, потому что в законе черным по белому написано: депонирование производится судом в присутствии лица, заявившего об этом. Адвокат приглашается только в случае необходимости других участников процесса, а в каких случаях это необходимо, в законе конкретно не определено. Получается, если фиксация показаний будет происходить только в присутствии прокурора, это будет считаться вполне законным. То есть адвокат будет лишен возможности задавать свидетелю вопросы в интересах защиты, а это сильно влияет на дальнейший ход процесса, особенно если показания свидетеля являются крайне важными.

По словам Саяна ЖУНИСБАЕВА, в новом УПК много недостатков, с которыми вскоре столкнутся все.

- В новом законе поменяли некоторые термины, например, арест - на содержание под стражей, обвиняемого - на подозреваемого, обвинительное заключение - на обвинительный акт, и другие, - перечислил адвокат. - То есть изменили просто названия, а сущность большинства терминов осталось такой же. В последующем, обучающимся юристам, адвокатам и сотрудниками правоохранительных органов это будет довольно тяжело воспринято. Придется изменять подзаконные акты, в которых используется старая терминология.

Зачем это сделали, не понятно.

 

Помимо этого, адвокаты рассказали о новой процессуальной фигуре - «свидетеле, который имеет право на защиту».

 

- Этот опыт уже применяется в Украине и Франции, там эту фигуру называют ассистированным либо специальным свидетелем, то есть это свидетель, который является потенциальным подозреваемым, - рассказал Саян ЖУНИСБАЕВ. - Как это будет работать, если в отношении человека поступит заявление о том, что он совершил преступление, то сначала он будет допрошен в качестве свидетеля. От обычного свидетеля он отличается тем, что может отказаться от дачи показаний, либо потребовать адвоката. Данное понятие противоречит статье 77 Конституции РК, где говорится, что человек вправе отказаться от показаний, которые уличают его самого или близких родственников. Понятие «свидетель, имеющий право на защиту» противоречит этой статье, ведь по сути, если в отношении человека поступило заявление, его будут допрашивать в качестве свидетеля и задавать вопросы, которые так или иначе уличают его в совершении преступления.

 

Также по новому УПК снизились полномочия следователя как самостоятельного должностного лица.

 

- По новому закону, если следователь захочет прекратить уголовное дело, он сначала должен утвердить это у прокурора, - объяснил адвокат Саян ЖУНИСБАЕВ. - В то же время следователь является самостоятельным должностным лицом и может принять решение, что уголовное дело подлежит прекращению. В новом УПК не определено, с какого момента можно считать уголовное дело прекращенным - после постановления следователя или утверждение прокурора?

 

К слову, по словам адвокатов, им все же дали небольшие полномочия.

 

- Республиканской коллегией адвокатов было вынесено предложение дать адвокату возможность собирать доказательства в пользу защиты, так же как и следователю, однако оно, естественно, было отклонено, - рассказал ЖУНИСБАЕВ. - В итоге мы получили небольшие дополнительные полномочия, но практически были лишены возможности обжаловать некоторые решения. В целом, новый УПК в некоторых моментах носит более репрессивный характер для населения.

 

Серик Ерментаев

 

26 ноября 2014, 14:50
Источник, интернет-ресурс: Информационный портал Западного Казахстана «Мой город»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код