МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
ЦЕНТР СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
ПРАВОВОЙ СОВЕТ ПРИ ПАРТИИ «НҰР ОТАН»
 
Материалы Международной научно-практической конференции
«Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы»
. Алматы, 6 ноября 2014 г.)
 

УДК 340.6(063)

ББК 67.5

М34

 

Редакционная коллегия сборника:

Әбдірайым Б.Ж., доктор юридических наук, профессор; Борчашвили И.Ш., доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель Республики Казахстан; Смирнова С.А., доктор юридических наук, профессор; Швед А.И., кандидат юридических наук, доцент; Бекбулатова Т.М.; Усов А.И., доктор юридических наук, профессор; Сатывалдеев Р.К.; Курманбаев Б.М., кандидат юридических наук, доцент; Ертаева Г.Ж.; Парамонова Л.Ф., кандидат юридических наук (отв. ред.);

 

М34 Материалы международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.). - Астана, 2014. 332 с.

 

ISBN 978-601-06-3174-8

 

В сборнике публикуются материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы», состоявшейся 6 ноября 2014 года в г. Алматы. Конференция организована Центром судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Казахстан и Правовым советом при партии «Нұр Отан».

Тезисы выступлений и статей печатаются в авторской редакции в алфавитном порядке по фамилиям авторов.

Материалы конференции предназначены для судебных экспертов, судей, прокуроров, следователей и дознавателей, научных работников, практикующих юристов, а также широкого круга читателей, проявляющих интерес к судебной экспертизе.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО МИНИСТРА ЮСТИЦИИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН ИМАШЕВА Б.М.

БОРЧАШВИЛИ И.Ш. «Перспективы развития судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан

АГУШЕВИЧ М.А. «О процессуальной и познавательной природе выводов эксперта в форме «Не представилось возможным»

АКМОЛДАЕВА С.Б. Международный проект по разработке и усовершенствованию методик судебно-экспертного исследования алкогольной продукции

АЛАЕВА Г.Т. Вопросы консолидации судебно-экспертной и оценочной деятельности

АЛЕКЕШЕВ А.И. Актуальные вопросы взаимодействия с правоохранительными органами и судами при производстве экспертиз

АМИНЕВ Ф.Г. О некоторых проблемах деятельности негосударственных судебно-экспертных учреждений в Российской Федерации

АНДРЮЩЕНКО К.В. Проблема фрагментарности информации о наркоситуации в Республике Казахстан и пути ее решения

АНТОНЮК А.В., БОРЩЕВСКИЙ П.Г. Определение максимального курсового угла при выполнении транспортным средством маневра отворота

АРЕФИНА Н.М. Некоторые аспекты психологического анализа эмоционального состояния лица по делам о возмещении морального вреда, причинённого смертью физического лица

АУБАКИРОВА А.А. Вопросы взаимодействия следователя и эксперта при исследовании микрообъектов

АУБАКИРОВА Ж.Б., ЖАКИШЕВА Д.К. Проблемы и перспективы развития судебной экологической экспертизы

АУХАДЕЕВ О.Н., ВЕТРОВА В.А., ПАК Э.В., АЛИЕВА Д.Э. Актуальные проблемы криминалистической экспертизы лакокрасочных материалов и покрытий, горюче-смазочных материалов при расследовании автотранспортных происшествий

АХМЕДОВА Д.Ш. Изучение генетической вариабельности локусов набора Identifiler для популяции Узбекистана

АХМЕДОВА Р.К., КОРАБЛЁВА Н.В., АБДУЛЛАЕВА М.У., ВЕТРОВА В.А. Использование метода ВЭЖХ-МС для анализа психотропных веществ клофелин и золпидем в экспертной практике

БАЙГУЛОВА Г.С. Судебно-экологическая экспертиза городской среды

БАКИБАЕВ А.А., МЕКЕБАЕВ Д.Р., ДУКЕНБАЕВ У.Ж. Профилактическая деятельность судебного эксперта

БАСЕНЦЯН А.Р. Создание локальной информационной базы данных для судебно-баллистических экспертиз

БАХТИЯРОВА Ф.А. Новые методики, разработанные в Республиканском центре судебной экспертизы им. X. Сулаймановой при МЮ Республики Узбекистан, в области судебно-технической экспертизы реквизитов и материалов документов

БОНДАРЕНКО Е.Н. Роль композиционного анализа документов в лингвистической экспертизе

БОНДАРЬ М.Е., СУКМАНОВА Т.А. Пределы компетенции эксперта-почерковеда при комплексном подходе к исследованию почерковых объектов в некоторых экспертных ситуациях

БОСОВ А.Е. Об использовании материалов суда присяжных при подготовке лингвистов-экспертов.

БОЧАРОВА О.С., ДЯТЛОВ О.М., КИРИЛЮК Е.В., РИТВИНСКАЯ Т.Ю., РЫБАЛКО Е.Я. Биометрические документы, удостоверяющие личность: криминалистические аспекты защиты от подделки персональных данных

БОЧАРОВА О.С., РЫБАЛКО Е.Я. Современные защитные технологии и средства защиты, используемые в документах со специальной защитой от подделки в Республики Беларусь

БУЛАВИНА Е.Н. Актуальные вопросы развития судебно-экологического исследования в Республике Казахстан

БУРВИКОВ Н.В. Развитие классификационных построений в судебной экспертизе

ВАРЕНИКОВА С.П. Вопросы гармонизации законодательства о судебно-экспертной деятельности государств-членов Евразийского союза

ВЕТРИНСКАЯ А.А. Анализ аллельного полиморфизма 15 аутосомных STR-локусов ДНК в казахской популяции Республики Казахстан

ВЕТРИНСКАЯ А.А. Молекулярно-генетическая экспертиза при расследовании половых преступлений (анализ экспертной практики ИСЭ по г. Алматы)

ВОЛЬСКАЯ М.В. Вопросы объективной оценки достоверности экспертного исследования: как альтернатива выбора судебного эксперта

ГАБДУЛЬМИНОВ Д.С. Актуальность проведения судебной экономической экспертизы по определению корпоративного подоходного налога (КПН) в условиях рыночной экономики

ГАЛЫМЖАНОВА А.Б. Возможности исследования рукописных записей (текстов и подписей), выполненных китайскими иероглифами

ГОЛИКОВА Т.Д., КОЛОНЮК В.П., ФОРИС Ю.Б. Новеллы уголовно-процессуальной регламентации судебной экспертизы в Украине

ГОЛОВЧЕНКО Л.Н. Проблемные вопросы подготовки и повышения квалификации судебных экспертов в Украине

ГОРЕЦКАЯ А.Н. Актуальные направления развития судебно-психологической экспертизы в Украине

ГОТОВКО Н.Н. Обобщение экспертной практики по исследованию специальных технических средств в Центре судебной экспертизы МЮ РК

ДАРАГАН В.В. О необходимости усовершенствования методики проведения экспертного исследования документов, касающихся использования государственных средств во время проведения государственных закупок в Украине

ДИЛЬБАРХАНОВА Ж.Р. О необходимости дальнейшего совершенствования законодательства в сфере регламентации института специальных знаний

ДОДА И.Г., ШАТЕРНИК И.Л. Экспертное сопровождение расследования дел о незаконной охоте

ДОСАНОВА М.М. Сот-сараптама қызметіне лицензия беру тәртібін жетілдіру мәселелері

ДОСМАХАНОВА Г.Д. Теория и практика производства судебных экономических экспертиз в Казахстане

ДЬЯКОНОВА О.Г. Реализация прав субъектов судопроизводства при назначении и производстве судебной экспертизы

ДЯБЛОВА Ю.Л. Моделирование личности преступника с помощью средств судебной экспертизы

ДЯТЛОВ О.М., БОЧАРОВА О.С. Формирование и развитие профессиональных компетенций судебного эксперта в системе вузовской и послевузовской подготовки

Б.С. ЕРЖАНОВ Генді түрлендірілген нысандар - уақыт талабының өзекті мәселесі

ЕРТАЕВА Г.Ж., ПАРАМОНОВА Л.Ф. Назначение и организация производства судебной экспертизы по адвокатскому запросу (в новом УПК РК)

ЖАКУПОВА Т.З., ОСИПОВ В.Д., ОСПАНОВА К.Е., ГАЛИЦКИЙ Ф.А. Обучение и повышение квалификации судебно-медицинских экспертов Республики Казахстан

ЖЕМЧУЖНИКОВ А.М. Судебный эксперт и специальные научные знания в уголовном процессе

ЗАЛУЖНАЯ О.Г., ЗАЛУЖНЫЙ Г.И., КРИВИЦКИЙ A.M. Использование экспериментальных данных в экспертном исследовании автомобильных электроламп накаливания

ЗАМКОВА В.В. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы наркотиков. Наркотики второго поколения - синтетические каннабиноиды

ЗАМКОВА В.В. «Структурные аналоги» контролируемых катинонов

ЗАЯЦ К.А. Получение образцов для сравнительного исследования

ИДРЫШЕВА С.К. Некоторые вопросы правовых и организационных аспектов судебно-экспертной деятельности

КАЗТАЕВА А.К. Экоаналитический контроль как основа химического мониторинга

КАНТАРБАЕВА З.Е. Особенности исследования тайнописи

КАРИМОВА Н.А. Нравственные, этические и правовые основы судебно-экспертной деятельности

КИРИЛЕНКО С.С. Диагностические признаки почерка в рукописных текстах лиц, страдающих хроническим алкоголизмом с синдромом «отмены» алкоголя без алкогольного делирия

КОЖАНОВА Б.К. Изучение физических свойств минералов - один из этапов минералогического анализа почвы

КОМИССАРОВА Я.В. О доказательственном значении заключений эксперта и специалиста

КОТОВА С.А., РЫБАКОВА В.И., ЗАБАВСКАЯ Т.В., ШИЛО Е.А., СПИВАК Е.А., ЦЫБОВСКИЙ И.С., ЦЫБОВСКИЙ С.И. Референтная база данных STR-локусов Х-хромосомы у населения Беларуси для экспертного ДНК-анализа

КОТОВА С.А., РЯБЦЕВА А.О., СПИВАК Е.А., ЦЫБОВСКИЙ И.С., ГАНДЖА А.И., ЖУРИНА Н.В. ДНК-анализ диких животных: полиморфизм STR-локусов кабана европейского для экспертного сопровождения дел о незаконной охоте

КУПРИЯНОВА А.А., СЕДОВА Е.Л., МАНИЛКИН Н.В. Распознавание необычного психофизиологического состояния исполнителя рукописи, обусловленного наркотической абстиненцией при употреблении опиатов

ЛАЗАРЕВА Л.В. К вопросу о правовом регулировании судебно-экспертной деятельности в российском уголовном судопроизводстве

ЛЕЙМАН Т.С. Анализ полиморфизма минимального гаплотипа Ү-хромосомной ДНК в казахской популяции Республики Казахстан

ЛОЗОВСКИЙ Д.Н. Некоторые аспекты назначения и производства судебных экспертиз в ходе расследования преступлений экстремисткой направленности

ЛУЗГИН И.И. Совершенствование судебно-экспертной деятельности на основе оптимизации условий применения специальных знаний

МЕДВЕДЕВА О.В. Биологический контроль в судебно-экологической экспертизе

МКРТЧЯН Г.М. Особенности определения размера ущерба в сфере интеллектуальной собственности

МОЛИБОГА Н.П., КОВАЛЕВ К.Н. К вопросу об исследовании копий основных объектов судебной экспертизы (на примере почерковедческих исследований)

МУРЗАБЕКОВА Ф.А. Вопросы дальнейшего развития и совершенствования судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан

МУСИНА Г.Г. Исследование негативного воздействия бурового шлама на окружающую природную среду в рамках судебной экспертизы

МУСИНА Д.Ш. Пути решения задач по установлению механизма наезда на пешехода методами материаловедческой трасологии

МУСИНА У.Ш. Особенности судебно-экологической экспертизы при нарушениях размещения отходов производства и потребления на хвостохранилище Кошкар-Ата (случай из экспертной практики)

МУХИН А.П. Проблемы подготовки специалистов судебной экспертизы в Республике Казахстан

МУХИТДИНОВ А.А. Назначение и производства судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела

НЕСИПБАЕВ С.А. Проблематика организации производства судебно-психиатрической и судебно-психологической экспертизы в Казахстане

НЕФЕДОВ С.Н. Учет неопределенности измерений в судебной экспертизе и способы её оценивания

НОГАЕВА С.К. Изучение зарубежного (индийского) опыта организации производства дактилоскопической экспертизы в рамках программы ITEC

ОЖИГАНОВА М.В. Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза по уголовным делам в отношении несовершеннолетних

ОРЕХОВА Е.П. Заключение эксперта и заключение специалиста в судопроизводстве судов, рассматривающих экономические споры

ОСИПОВ В.Д., ЖАКУПОВА Т.З., ОСПАНОВА К.Е., ГАЛИЦКИЙ Ф.А. Современные аспекты додипломного и последипломного образования по специальности «Судебная медицина» в АО «Медицинский университет Астана»

ПИРОГ И.В. Понятие экспертизы места происшествия и возможности её назначения при расследовании преступлений

РАДБИЛЬ Т.Б., ЮМАТОВ В.А. Утверждение и мнение в судебной лингвистической экспертизе

РИТВИНСКАЯ Т.Ю., БОЧАРОВА О.С. Развитие системы защиты визовой марки: от мастичного штампа и «вкладных виз» до защищенного документа с голограммой и биометрической информацией

РУВИН А.Г., ПОЛТАВСКИЙ А.А. К вопросу унификации процесса репрезентации экспертных методик в свете требований международных стандартов систем управления качеством

РЫЖАК Ю.Ф. Проблемные вопросы при назначении судебных экспертиз по исследованию спиртосодержащих жидкостей

САУТБАЕВ Т.Ш. Ошибки в экспертной практике и их предупреждение

СВЕТЛИЧНЫЙ А.А. Значение и возможности судебно-трасологической экспертизы при расследовании убийств по найму

СЕЙТЕНОВ К.К. Сот сараптамасы қызметі саласында халыкаралық ынтымақтастық

СЕКЕРАЖ Т.Н. Методическое обеспечение психолого-лингвистической экспертизы информационных материалов в судебно-экспертных учреждения Минюста России

СЕМБЕКОВА Б.Р. Судебная экспертиза в свете уголовно-процессуальных правоотношений

СЕРГЕЕВА Г.А. О роли заключения судебного эксперта при рассмотрении судами гражданской юрисдикции ипотечных споров

СМИРНОВА С.А. Усиление взаимодействия судебных органов и субъектов судебно-экспертной деятельности: российский опыт и перспективы его использования в евразийской интеграции

ТОЛСТУХИНА Т.В., ШЕРВАНИ Э.Н.К. К вопросу об унификации процессуального законодательства, регулирующего производство комплексной экспертизы

ТЮЛЕМИСОВ Т.Ж. Актуальные вопросы установления давности изготовления документов в судебно-технической экспертизе документов

УМИРБАЕВА З.А. Современное состояние и перспективы развития судебно-экспертной практики в Институте судебной экспертизы по городу Алматы Центра судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Казахстан

УСОВ А.И. Современные тренды научно-методического обеспечения судебной экспертизы

ХОХ А.Н., КУЗМЕНКОВ Д.Е. Внедрение методов биологического тестирования в практику производства судебно-экологических экспертиз

ЦАКАНЯН А.В. Изучение антибиотикочувствительности микроорганизмов, выделенных при экспертизе пищевых продуктов

ЧИСТЯКОВ Б.А. Новые возможности в исследовании наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров с использованием инструментальных методов

ЧУБИНА Е.А. Судебная лингвистическая экспертиза рекламы как вид судебной лингвистической экспертизы: предмет, задачи и объекты

ШАКИРОВ К.Н. К дискуссии о научном определении понятия и сущности предмета судебной экспертизы

ШАЛЬКЕВИЧ И.А. Применение специальных знаний в расследовании дел о незаконной охоте

ШАМОНОВА Т.Н. Об аспектах биологического исследования запаховых следов человека

ШАРИПОВ Р.С. Апробирование новой системы растворителей для исследования героина методом тонкослойной хроматографии с целью ее дальнейшего внедрения в действующую методику

ШВЕД А.И. Теоретические и прикладные аспекты формирования и применения судебно-экспертных методик

ШЕГАБАЕВА Л.Ш. Современное состояние знаний о судебно-почерковедческой диагностике

ШОЛАТОВ А.Ж. Идентификационные исследования в экспертной деятельности

ШТЕБА А.А. Три «П» юрислингвистики: проблема разграничения понятий провокация, подстрекательство, призыв

СВЕДЕНИЯ об авторах

 

 

ҚАЗАҚСТАН РЕСПУБЛИКАСЫНЫҢ ӘДІЛЕТ МИНИСТРІ

Б.М.ИМАШЕВТІҢ ҚҰТТЫҚТАУ СӨЗІ

 

Құрметті конференцияға қатысушылар мен қонақтар!

 

Сіздерді, Қазақстан Республикасы Әділет министрлігінің жэне жеке өз атымнан «Шығыс-Батыс: Сот сараптамасьшдағы серіктестік. Сот сараптамасының теориясы мен тэжірибесінің өзекті мэселелері» халықаралық ғьшыми-тэжірбиелік конференциясының ашылуымен күттықтаймын.

Конференцияны өткізу жақсы дэстүрге және сот сарапшьшарының өз ой-пікірлерімен, жинақталған тэжірибелерімен алмасуға және сот сараптамасының даму келешегін айқьшдауға мүмкіндік беретін, жаппай мойьшдалған диалогтық алаңға айналды.

Бүның алдьшда өткізілген конференциялардың нэтижесі бойынша «Сот-сараптама қызметі туралы» Модельдік заңы, Мемлекеттік сарапшьшардың ар-намыс кодексі, сот-сараптама қызметі саласьшдағы ИСО-9001 және ИСО17025 халықаралық сапа стандарттары эзірленді, күрделі сараптамалық зерттеулерді жүргізу жөніндегі эдістемелік ыңғайлар талқыланды, сарапшы кадрларының кэсіби деңгейлерін арттыру жөніндегі өзара эрекеттесу жолдары белгіленді жэне басқа да мәселелер шешілді.

Елбасымыз Нүрсүлтан Назарбаев «Қазақстан жолы-2050: бір мақсат, бір мүдде, бір болашақ» Қазақстан халқына жолдауында Қазақстанның элемнің дамыған 30 елінің қатарына кірудің түжырымдамасын үсынды. Түжырымдаманың басым бағыттарының бірі заң алдындағы теңдік күқық тэртібінің шынайы негізі, ал сот жүйесі іс жүзінде ашық жэне қолжетімді болуға тиіс адал бэсекелестік, эділеттілік, заңның үстемдігі жэне жоғары күқықтық мэдениеттің ахуалы больш табьшады.

Қүқықтық жэне саяси мэдениеттің жоғары деңгейін қамтамасыз ететін Мемлекет басшысының тапсырмаларын іске асыру эр түрлі қүқықтық күрылымдармен жүзеге асырылуда, олардың арасьшда Қазақстан Республикасы Әділет министрлігінің Сот сараптамасы орталығы ерекше орьш алады.

Елімізде болып жатқан элеуметтік-экономикалық үдерістер жағдайында арнайы білімдерді қолданудың маңызды процессуалдық нысаны ретіндегі сот сараптамасының рөлі айтарлықтай өсіп отыр.

Сот-сараптама қызметі біздің мемлекетіміздің күқық қорғау жэне сот жүйесінің ажырамас бөлігі ретінде қарастырылады. Сот сараптамасы орталығының басты функционалдық міндеті күқық қорғау органдары мен соттардың сараптамалық зерттеулерге деген қажеттілігін барынша қамтамасыз ету болып табьшады.

Мемлекетіміздің басшысы мен Үкімет сот-сараптама қызметін дамытуға аса назарын аударып отырады. Бүған өткен жылы Қазақстан Республикасы Президентінің Жарлығымен қабылданған Қазақстан Республикасының күқық қорғау жүйесін одан эрі жаңғыртудың 2014-2020 жылдарға арналған мемлекеттік бағдарламасы, сонымен қатар Қазақстан Республикасы Үкіметінің қаулысымен бекітілген оны іске асыру жөніндегі іс-шаралар жоспары куэ болады. Бүл күжаттарда сот сараптамасын жетілдіру жөніндегі шаралар жеке тарау ретінде көзделген.

Бүдан бөлек, «Қазақстан Республикасының мемлекеттік басқару деңгейлері арасында өкілеттіктердің аражігін ажырату жөніндегі шаралар туралы» Қазақстан Республикасы Президентінің 2014 жьшғы 25 тамыздағы Жарлығында Қазақстан Республикасының Денсаулық сақтау министрлігінен сот-медициналық сараптамасьш жүргізу жөніндегі функцияны - 2014 жьшы, сот-наркологиялық сараптамасьш - 2015 жылы, сот-психиатриялық сараптамасын - 2016 жылы беру арқылы сот-сараптамасы функцияларын бір ведомствода - Әділет министрлігінде шоғырландыру көзделген.

Сот-сараптамасы жүйесінің жоғыры тиімділігіне қол жеткізу мақсатында Заң жобасының Түжырымдамасы эзірленді, сонымен қатар 2015 жылдың бірінші тоқсанында Қазақстан Республикасы Парламентінің қарауына енгізу жоспарланып отырған заңжобасын эзірлеу жөніндегі жүмыстар да басталып кетті.

Бүгінгі конференция да сот-сараптама қызметінің біздің елімізде ғана емес, сондай-ақ шетелдерде де дамуына айтарлықтай үлес қосатынына сенемін.

 

 

ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО МИНИСТРА ЮСТИЦИИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

ИМАШЕВА Б.М.

 

Уважаемые участники и гости конференции!

 

От имени Министерства юстиции Республики Казахстан и от себя лично приветствую Вас на международной научно-практической конференции: «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы».

Проведение конференции стало хорошей традицией и общепризнанной диалоговой площадкой, на которой судебным экспертам предоставлена возможность обменяться собственным мнением, накопленным опытом и определить перспективы развития экспертной деятельности.

По результатам проведения предыдущих конференций разработаны Модельный закон «О судебно-экспертной деятельности», Кодекс чести государственных экспертов, международные стандарты качества ИСО 9001 и ИСО 17025 в области судебной-экспертной деятельности, проведено обсуждение методических подходов по производству сложных экспертных исследований, намечались пути взаимодействия по повышению профессионального уровня экспертных кадров и решались другие задачи.

В Послании народу Казахстана «Казахстанский путь-2050: единая цель, единые интересы, единое будущее» Лидер нации Нурсултан Назарбаев представил Концепцию вхождения Казахстана в число 30-ти развитых стран мира. Одним из приоритетных направлений Концепции является верховенство справедливости, Закона и высокой правовой культуры, где равенство перед Законом должно стать реальной основой правопорядка, а судебная система обязана быть прозрачной и доступной.

Реализация поручений Главы государства, обеспечивающих высокий уровень правовой и политической культуры, осуществляется различными правовыми структурами, среди которых особое место занимает Центр судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Казахстан.

В условиях социально-экономических процессов, происходящих в стране, роль судебной экспертизы как важнейшей процессуальной формы применения специальных знаний значительно возросла.

Судебно-экспертная деятельность выступает в качестве неотъемлемого элемента правоохранительной и судебной системы нашего государства. Главной функциональной задачей деятельности Центра судебной экспертизы является максимальное удовлетворение потребностей правоохранительных органов и судов в экспертных исследованиях.

Главой нашего государства и Правительством Республики Казахстан уделяется пристальное внимание развитию судебно-экспертной деятельности. Свидетельством тому является принятая в прошлом году Указом Президента Республики Казахстан Государственная программа дальнейшей модернизации правоохранительной системы Республики Казахстан на 2014-2020 годы, а также План мероприятий по ее реализации, утвержденный постановлением Правительства Республики Казахстан. В данных документах отдельным разделом предусмотрены меры по совершенствованию судебной экспертизы.

Кроме этого, в Указе Президента Республики Казахстан «О мерах по разграничению полномочий между уровнями государственного управления Республики Казахстан» от 25 августа 2014 года предусмотрена консолидация судебно-экспертных функций в одном ведомстве - Министерстве юстиции, путем передачи функций из Министерства здравоохранения по производству судебно-медицинских экспертиз в 2014 году, судебно-наркологических в 2015, судебно-психиатрических в 2016 году.

В целях достижения высокой эффективности судебно-экспертной системы подготовлена Концепция проекта Закона, а также начата работа по разработке законопроекта, который планируется внести на рассмотрение Парламента Республики Казахстан в первом квартале 2015 года.

Надеюсь, что и сегодняшняя конференция внесет свой значительный вклад в развитие экспертной деятельности не только в нашей стране, но и за рубежом.

 

 

Борчашвили И.Ш.

 

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН

 

Ключевые слова: судебно-экспертная деятельность, объединение экспертных функций, новые виды экспертиз, повышение квалификации.

Keywords: forensic activity, union of expert functions, new types of expertise, professional development.

 

В статье 1 Конституции Республики Казахстан наша страна утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы. В свете реализации провозглашенных в Основном законе приоритетов, в Казахстане обеспечивается последовательное совершенствование правовой базы, отвечающей принципам правового государства, в т.ч. экспертной деятельности.

Развитие судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан следует рассматривать в двух аспектах - организационном и содержательном.

К организационному аспекту относятся те меры, которые проводились с целью формирования и развития института судебной экспертизы.

Так, Указом Президента Республики Казахстан Н. Назарбаева «О дальнейшем реформировании системы правоохранительных органов Республики Казахстан» от 22 апреля 1997 года, предусматривалось изъятие функции производства судебной экспертизы от органов уголовного преследования с последующей передачей в Министерство юстиции. Тем самым, были заложены основы единой экспертной системы в рамках одного ведомства.

В целях реализации названного Указа в этом же году был принят Закон «О судебной экспертизе», который закрепил функции судебной экспертизы только за Министерствами юстиции и здравоохранения в рамках их компетенций.

Дальнейшее совершенствование экспертной системы закреплено во вновь принятом Законе Республики Казахстан «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан» от 20 января 2010 года.

Вопросам совершенствования судебно-экспертной деятельности посвящены специальные постановления Правительства Республики Казахстан: «О создании Государственного учреждения «Центр судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Казахстан» от 11 августа 1997 г. № 1245; постановление «Об утверждении Инструкции по использованию средств от реализации платных услуг, предоставляемых Центром судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Казахстан» от 31 марта 2000 года № 486; постановление «О подписании Соглашения между Министерством юстиции Республики Казахстан и Министерством юстиции Республики Беларусь о сотрудничестве в области судебной экспертизы» от 26 июля 2000 года № 1122; постановление «Некоторые вопросы судебной экспертизы» от 7 ноября 2001 года № 1414; постановление «Об утверждении Правил обращения с объектами судебной экспертизы» от 4 июня 2010 года № 512; постановление «Об утверждении Правил формирования и использования Государственного реестра судебных экспертов Республики Казахстан» от 4 июня 2010 года № 514; постановление «Об утверждении Правил формирования и использования Государственного реестра методик судебно-экспертных исследований Республики Казахстан» от 4 июня 2010 года № 515; постановление «О некоторых вопросах лицензирования судебно-экспертной деятельности» от 16 ноября 2012 года № 1454; постановление «Об утверждении стандарта государственной услуги по вопросам судебно-экспертной деятельности» от 31 декабря 2013 года № 1584 и другие.

Важной эпохой в развитии Республики Казахстан, в том числе экспертной деятельности, является определение Главой государства приоритетов, указанных в «Стратегии «Казахстан-2050».

Лидер нации Н.А. Назарбаев подчеркнул, что в рамках провозглашенного им нового политического курса всем необходимо работать с высоким уровнем результативности, инициативы и отдачи. Повышение конкурентоспособности нашей правовой системы во всех её базовых отраслях как публичного, так и частного права - одна из главных задач казахстанского общества.

В рамках реализации намеченного Стратегией ориентира в Послании Президента народу Казахстана «Казахстанский путь-2050: Единая цель, единая интересы, единое будущее» от 17 января 2014 г., четко определено, что «при движении в число 30-ти развитых стран мира нам необходима атмосфера честной конкуренции, справедливости, верховенства закона и высокой правовой культуры».

И нет сомнения в том, что этими принципами должен руководствоваться каждый эксперт в своей повседневной деятельности.

Необходимо отметить, что руководством страны уделяется пристальное внимание вопросам развития судебно-экспертной системы. Так, на совещании с участием Главы государства «О дальнейшей модернизации правоохранительной системы» от 30 января 2013 года поручалось принять меры по кардинальному укреплению штатной численности и материально-технической базы Центра судебной экспертизы.

Кроме того, аналогичное поручение было дано Президентом страны в ответ на служебную записку Секретаря Совета Безопасности по вопросам развития судебно-экспертной деятельности от 12 февраля 2013 г.

Идеи Главы государства о совершенствовании судебно-экспертной системы легли в основу Государственной программы дальнейшей модернизации правоохранительной системы Республики Казахстан на 2014-2020 годы, утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 31 декабря 2013 года, а также Плана мероприятий по ее реализации, принятого постановлением Правительства Республики Казахстан от 1 апреля 2014 года.

Важно подчеркнуть, что в столь значимых программных документах отдельным разделом предусмотрены меры по модернизации органов судебной экспертизы страны.

В этом контексте весь потенциал органов судебной экспертизы направлен на улучшение качества проводимых судебных экспертиз, соответствия их международным стандартам, внедрение новых видов экспертных исследований, повышение профессионального уровня экспертных кадров, а также совершенствование материально-технической базы.

Более того Государственной программой предусмотрен ряд мер, направленных на консолидацию экспертных функций в одном ведомстве - Министерстве юстиции, путем передачи функций из Министерства здравоохранения по производству судебно-медицинских экспертиз в 2014 году, судебно-наркологических экспертиз в 2015, судебно-психиатрических экспертиз в 2016 году.

Наряду с этим, данные положения нашли свое отражение в Указе Президента Республики Казахстан «О мерах по разграничению полномочий между уровнями государственного управления Республики Казахстан» от 25 августа 2014 года, а также в Законе Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам разграничения полномочий между уровнями государственного управления» от 29 сентября 2014 года.

Полагаю, что в данном случае судебно-экспертная система Республики Казахстан развивается по пути наших белорусских коллег, где, как известно, создан Государственный комитет судебных экспертиз, в котором объединены все экспертные учреждения страны.

Вместе с тем, ради справедливости следует отметить, что наряду с проведением объединения экспертных функций в одном ведомстве на законодательном уровне закреплены меры иного порядка.

Так, в ст. 80 нового Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан от 4 июля 2014 года, вступающему в действие с 1 января 2015 года (далее - УПК) указано, что в «качестве специалиста для участия в производстве по уголовному делу может быть привлечено не заинтересованное в деле лицо, обладающее специальными знаниями». К ним законодатель относит педагогов, психологов и врачей. Кроме указанных лиц, в ч. 2 ст. 80 УПК РК отмечается, что «в качестве специалиста для проведения исследования и дачи заключения может быть привлечен сотрудник уполномоченного подразделения правоохранительного или специального государственного органа Республики Казахстан».

Таким образом, в новом УПК по сравнению с действующим, расширен круг лиц, которые могут быть привлечены в качестве специалиста.

При этом, заключение специалиста наряду с заключением эксперта может быть признано органом, ведущим уголовный процесс, либо судом в качестве доказательства по уголовному делу.

В этой связи возникают обоснованные опасения, что идея создания единого экспертного органа и вынесение заключения специалистами сотрудниками правоохранительных или специальных государственных органов может привести к противоречиям в правоприменительной практике.

Как отмечалось выше, наряду с организационными мерами развития судебно-экспертной системы следует особо выделить меры, направленные на улучшение содержания ее деятельности.

В настоящее время Центр судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Казахстан осуществляет свою деятельность в научно-производственном, научно-исследовательском и учебно-методическом направлениях.

Научно-производственная работа заключается в обеспечении потребностей правоохранительных органов и судов в экспертных исследованиях. Центр судебной экспертизы осуществляет 18 видов экспертиз по 40 видам экспертных исследований, которые являются основной доказательной базой по уголовным, гражданским делам, а также по делам об административных правонарушениях.

Однако, реалии сегодняшнего дня, складывающиеся как внутри страны, так и за рубежом показывают, что проводимые нами экспертизы в полном объеме не отвечают противодействию современным вызовам и угрозам.

Мы вынуждены констатировать, что в этих условиях в Казахстане не проводятся экспертизы по таким видам противоправной деятельности, как транснациональная преступность, терроризм и религиозный экстремизм, в сфере экологии и интеллектуальной собственности, а также по происшествиям техногенного характера и авариям на авиа и железнодорожном транспорте.

Убежден, что вышеуказанные правонарушения создают реальную угрозу интересам национальной безопасности нашей страны.

При этом хочу особо подчеркнуть, что некоторые преступления, такие как наркотрафик, деяния с контрафактной продукцией, киберпреступления, экологические правонарушения и др. посягают на интересы не одной страны, а нескольких. В этом случае, необходимо вести речь о наличии транснациональной преступности.

Так, например, согласно данным Отчета организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в результате нелегальной деятельности по контрафактной продукции мировая экономика ежегодно теряет около 650 млрд. долларов США. Острота данной проблемы, заключается в том, что этот сектор теневой экономики больше всего оказывает негативный эффект на доходы от налогообложения, порождает и подпитывает коррупцию. К тому же, рынок контрафактной и пиратской продукции лишает работы миллионов людей в каждой стране.

В Казахстане ежегодный ущерб от выявленных преступлений составляет более 2,5 млн. долларов США. В прошлом году выявлено более 600 преступлений в этой сфере, пресечена деятельность 79 подпольных цехов по изготовлению контрафактной продукции, что в два раза превышает показатели 2012 года.

Кроме этого, беспрецедентный рост экологических преступлений в разных странах привел к необходимости принятия Конвенции Совета Европы о защите окружающей среды посредством уголовного права от 4 ноября 1998 г., а также Директивы Европейского парламента и Совета Европейского союза об уголовно-правовой охране окружающей среды от 19 ноября 2008 г.

Для последствий экологических правонарушений не существует границ между государствами. Вред, причиняемый ими, трудно оценить в денежном выражении, так как неблагоприятная экологическая обстановка ведет к росту онкологических и других опасных заболеваний, отражается на физическом и психическом здоровье подрастающего поколения, приводит к уничтожению флоры и фауны, загрязняет окружающую среду и т.д.

Обширные территории в Казахстане признаны зонами экологического бедствия вследствие применения ядерного оружия на Семипалатинском полигоне, а также в результате интенсивного опустынивания в Приаралье.

Эскалация насилия, рост терроризма и экстремизма вызвал необходимость принятия ответных мер со стороны международного сообщества.

Например, в Казахстане Указом Президентом страны Н.А. Назарбаевым утверждена Государственная программа по борьбе с религиозным экстремизмом и терроризмом на 2013-2017 годы, от 24 сентября 2013 года.

Приведенные выше угрозы безопасности являются далеко не полными. Они посягают на интересы не только Казахстана, но и других стран, представители которых участвуют в данном форуме.

При этом, например, в Казахстане не проводится ряд экспертиз по вышеуказанным направлениям либо проводится в минимальном количестве, что не позволяет говорить о серьезном противодействии указанным угрозам и вызовам.

В этой связи перед Центром судебной экспертизы возникают новые задачи, связанные с исследованием таких объектов интеллектуальной собственности, как селекционные достижения, коммерческая тайна, секреты производства, полезные модели, промышленные образцы, и др.

Полагаю, что в таких условиях развития преступной деятельности необходимо объединение усилий органов судебной экспертизы разных стран по всем указанным направлениям.

Наше сотрудничество возможно в создании совместных рабочих групп по разработке методик судебно-экспертных исследований, а также внедрении новых видов судебной экспертизы.

Наряду с развитием методического обеспечения исключительно важное практическое значение имеет деятельность по повышению профессионального уровня экспертных кадров.

В этой связи, Центр судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Казахстан признателен нашим коллегам из Российской Федерации и Республики Беларусь за тесное сотрудничество в этом вопросе.

Вместе с тем, считаю целесообразным рассмотреть возможность создания преподавательской группы из числа высококвалифицированных экспертов наших стран, которые могли бы проводить обучение молодых специалистов по соответствующим направлениям. Со своей стороны мы также могли представить экспертов, которые могли бы передавать свой опыт начинающему поколению экспертных кадров.

Реализация вышеуказанных мер внесет свой существенный вклад в дело защиты прав и свобод человека и гражданина, на страже которых стоят правоохранительные органы и суды Республики.

При этом, роль Центра судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Казахстан не менее важна, так как мы обеспечиваем их деятельность в экспертных исследованиях.

 

 

Агушевич М.А.

 

О ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ И ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ ПРИРОДЕ ВЫВОДОВ ЭКСПЕРТА

В ФОРМЕ «НЕ ПРЕДСТАВИЛОСЬ ВОЗМОЖНЫМ»

 

Ключевые слова: форма выводов, невозможность решения экспертной задачи, достижения науки, экспертные методики

Keywords: uniform conclusions, the impossibility of solving the problem of the expert, the achievements of science, expert techniques.

 

В ходе производства ряда экспертиз возникают ситуации, когда эксперт по тем или иным причинам не может решить поставленный вопрос и составляет сообщение о невозможности дать заключение со ссылкой на ст. 252 УПК РК, непременным условием при этом является требование о принятом решении до производства исследования. В противном случае, т.е., если эксперт не может решить вопрос, и причины этого установлены им в процессе (итоге) исследования, он согласно п. 3 ст. 251 УПК РК составляет заключение эксперта. Возникают некоторые сомнения относительно когнитивной и процессуальной природы выводов в форме «Не представилось возможным» (далее - НПВ), обусловленные нечеткой редакцией этих статей.

В ст. 252 УПК РК объединены три противоречивых критерия:

1. Вопросы, поставленные перед экспертом, выходят за пределы его специальных знаний.

За исключением постановки юридических вопросов, которые должны решать следователь (судья), задание вполне может быть выполнено экспертом другой специальности либо в другом экспертном учреждении. Например, для установления исполнителя подписи приглашен эксперт-трасолог. Возможен и другой вариант отказа: из-за отсутствия необходимого оборудования.

Иными словами это не означает, что само назначение экспертизы ошибочно и вообще не может решаться на основе специальных научных знаний и ответ должен выражаться в том, чтобы указать на свою субъективную невозможность решать задачу с одновременным указанием адреса (специальность) эксперта, где эта задача может быть решена. Форма ответа - письменная консультация.

2. Представленные материалы непригодны или недостаточны и не могут быть восполнены. Понятия «непригодность» и «недостаточность» не могут находиться в одном логическом ряду.

Непригодность часто определяется по объективным признакам, выработанным наукой и практикой, но они не могут быть установлены из ознакомления с постановлением (определением), они определятся в ходе осмотра - части экспертного исследования, в ходе которой реализуются научные знания. При этом следует учесть, что непригодность объекта для решения поставленного вопроса не исключает возможности решения других вопросов, тоже имеющих значение для расследования. Например, непригодность для идентификации человека по смазанным следам пальцев, не исключает возможность дифференцировать палец и руку, которыми след был оставлен.

В подобной ситуации эксперт может сообщить лицу, назначившему экспертизу, о вопросах, которые могут быть решены и после получения нового задания, приступить к его разрешению, но, не проявляя самостоятельной инициативы, ранее предусматривавшейся УПК РК и впоследствии отмененной поправкой к ч. 3 ст. 83 УПК.

Что касается недостаточности, то этот вопрос, как правило, не столь очевиден в момент осмотра и выявляется в ходе исследования. Это последнее обстоятельство не согласуется с коренным требованием ст. 252 УПК, предусматривающим решение вопроса до проведения исследования.

3. Состояние науки и экспертной практики не позволяет ответить на поставленные вопросы.

Выбор такого основания для составления сообщения о невозможности дать заключение означает, что каждый эксперт досконально знаком с новейшими достижениями мировой науки, которую он представляет и в такой же степени знаком с практикой и располагает соответствующим техническим обеспечением.

Вопрос о распознании лжи - один из центральных для правосудия. До недавнего времени он решался тактическими приемами допроса, следственными действиями. Однако установление сознательной (умышленной) лжи от невольного заблуждения можно было условно решить лишь полиграфом. В научном плане категорическое суждение по этому вопросу получить было невозможно. Не так давно нейрофизиологи Пенсильванского университета обнаружили, что на основе снимков головного мозга с помощью магнитно-резонансной томографии можно точно сказать, когда человек лжет, а когда говорит правду. Таких приборов - единицы и они не скоро станут доступны для широкого использования. Но, тем не менее, наука способна решить вопрос о правдивости или лживости показаний.

Вправе ли эксперт, имеющий ограниченные возможности (приборы, знание самого метода), говорить от имени науки вообще?

Достижения в какой-либо отрасли знания, в силу закона интеграции, рано или поздно, но становятся достоянием науки вообще. Но в каждый данный момент, в силу отсутствия соответствующих каналов поступления информации, отдельно взятый ученый может быть не информирован о достижениях в другой области знания, но именно эти знания могут быть эффективными для решения вопросов, которые до этого в рамках его науки не решались.

Эти соображения, как и все ранее сказанное вновь и вновь подтверждают вывод о том, что отказ от решения вопроса эксперт не вправе облекать в абстрактно-безличностную формулировку - не представляется возможным, а должен это сделать от своего имени. Сами формулировки могут быть самыми разнообразными, но при любых условиях должна быть четко зафиксирована мысль о том, что отказ не является итогом абсолютной невозможности (вообще), а конкретным выводом этого эксперта.

Ранее, когда существовал ВНИИСЭ, эти вопросы решались за счет осуществления обзоров зарубежной специальной литературы и практики и их направления в каждое экспертное учреждение бывшего СССР. На конференциях и в публиковавшихся материалах находили отражение новейшие методики решения экспертных задач. Но даже в таких условиях вряд ли правомерно утверждать, что каждый эксперт вправе говорить от имени всей науки, кроме случаев, когда основанием для таких утверждений являются обстоятельства бесспорные, давно доказанные аксиоматические положения.

Наиболее убедительным подтверждением того, что эксперт может и должен говорить лишь от своего имени, а не науки и практики вообще, служит сама многолетняя практика, когда один эксперт дает заключение в форме НПВ, другой эксперт, например в повторной экспертизе, дает категорическое положительное (отрицательное) заключение.

Так, например, в экспертизе, выполненной в экспертном учреждении г. Алматы, решался вопрос о месте столкновения двух автомобилей: ТС1 и ТС2 (встречное столкновение). Как общее правило, когда речь идет о месте столкновения, предполагается, что в результате исследования будут определены два расстояния: продольное и поперечное от неподвижных ориентиров (элементов дороги). Следует уточнить, что в подавляющем большинстве случаев наиболее криминалистически значимым является поперечное измерение, непосредственно влияющее на квалификацию происшествия: соблюдение (нарушение) рядности и факт выезда на встречную полосу движения. Что касается измерения по направлению дорожного полотна, то фактически оно не влияет на квалификацию деяния, т.к. не имеет существенного значения на 125 или 126 метре от конкретного километрового столба произошло столкновение. Это измерение носит лишь ориентирующий характер.

Первичная экспертиза установила, что столкновение произошло в районе условной осевой линии и точно определить место столкновения не представляется возможным. Что касается осыпи осколков стекла, грязи и легких деталей, расположенных на полосе движения ТС1, эксперт указал, что это можно объяснить экранирующей ролью кузова ТС2. Повторная экспертиза, располагавшая теми же данными, пришла к выводу по существу противоположному в отношении вывода первичной. Довод об экранирующей (возможной) функции ТС2 в равной мере относится и к ТС1. Факт расположения осыпи на полосе движения ТС1, на расстоянии более метра от условной осевой линии, дополнительный анализ всех остальных следов: конечное расположение ТС, характер, направление действующих сил и расположение следов первичного контакта позволили экспертам категорически утверждать, что столкновение произошло на полосе движения ТС1. Хотя продольная составляющая в координатах места столкновения отсутствует, тем не менее, вывод экспертов помог решить вопрос о том, кто создал аварийную ситуацию.

Известно, что эксперт дает заключение от своего имени и ответственен (лично) за вывод им сделанный. Но вместе с тем эксперт выступает как представитель науки, знания которой он применил в исследовании. Нелишне отметить, что эксперт, выполнявший первичную экспертизу, свой отказ от решения вопроса сформулировал в безличной форме, т.е. вообще невозможно и как бы выступает от имени науки, а не от себя лично. Это позволяет утверждать, что недопустимы безличностные утверждения о невозможности решения вопроса, а необходимо конкретно: «Я, эксперт такой-то этот вопрос решить не могу». Это правильно и честно.

В этой связи целесообразно рассмотреть вопрос о роли и значении методик, рекомендуемых для решения типичных экспертных задач и одновременно с этим о запрете решать задачи без применения рекомендуемых методик. При составлении сообщения о невозможности дать заключение эксперты чаще всего ссылаются на отсутствие апробированной методики. Непосредственно с этим вопросом связано определение статуса экспертной деятельности: научно-производственной или научной.

Утвержденная и апробированная методика - тщательно разработанная технология решения задачи, обеспечивающая получения доброкачественного решения для среднего уровня подготовки и даже для начинающего экспертов. Методика служит известной гарантией от грубых ошибок.

Однако, следует учесть, что оценка исходных данных и результатов, не всегда четко и однозначно выраженных, производится экспертом всегда опираясь на свои субъективные качества - знания и умение. В подтверждение этого положения можно сослаться на далеко не единичные случаи дачи противоположных выводов разными экспертами, хотя и в первичной, и повторной экспертизах применялась одна и та же методика!

Иными словами, применение методики не исключает, наоборот, предполагает научный творческий подход при решении вопроса о степени применимости методики, о схеме исследования и научной оценки полученных результатов. Методики выступает лишь в качестве инструмента научного исследования.

Переоценка роли методики привела к тому, что экспертам вообще запретили производить исследования и решать вопросы при отсутствии методики, а среди ученых появились сторонники, утверждающие, что экспертная деятельность не является научной как таковой, а лишь научно-производственной, либо сугубо практической.

С таким положением и взглядами трудно согласиться. Во-первых, в науке не существует единственного подхода к решению любой задачи, чаще всего обнаруживаются несколько способов (вариантов), выбор которого, в конечном счете, зависит от исследователя. Во-вторых, из-за особенностей появления методики она всегда консервативна и в силу этого может не учитывать новейших достижений науки, да и сами разработчики методики в силу разных причин могут не быть в курсе этих достижений. В отдельных случаях на разработку методики могут оказать влияние ведомственные, и даже личностные интересы (это особенно заметно на методиках оценки ТС, недвижимого имущества).

Объективности ради следует отметить, что ученые, утверждающие, что экспертная деятельность не является научной как таковой, а лишь научно-производственной, либо сугубо практической, все таки добавляют, что эта деятельность «опирается на науку». С этим можно согласиться, если речь идет о любителях, практических работниках, даже специалистах, хотя в отношении последних это утверждение маловероятно. Принцип «черного ящика» применяется даже в большой науке. Но представить себе пользователя, не стремящегося к познанию того, что в этом ящике все же происходит, специалиста, не задумывающегося над принципом действия того или иного прибора просто невозможно. Да, есть много случаев, когда решаются типовые вопросы и не требующие для своего разрешения напряженного научного исследования и решаемые в автоматизированном режиме. Товароведческие и обстоятельств ДТП (расчетные) в большинстве вообще не являются экспертизами, хотя формально в классификацию экспертиз входят.

Но во всех случаях, когда для выяснения признаков и свойств объекта необходимы научные исследования и, главное, необходима оценка выявленных признаков с точки зрения их необходимости и достаточности для формулирования научно обоснованного вывода, мы имеем дело с реализацией научных закономерностей применительно к конкретному объекту экспертного исследования - то есть, с научной деятельностью. Исходя из сказанного, мы полагаем, что каждое экспертное исследование должно представлять завершенное научное исследование, в итоге которого формируется новое выводное знание.

Таки образом, неверная на наш взгляд оценка характера экспертной деятельности вообще, усугубляется некорректным изложением ст. 252 УПК РК, лишает вывод в форме НПВ самостоятельного значения в качестве итога экспертного заключения. Об этом свидетельствует и самое название - «Сообщение». Совершенно очевидно, что любой вывод эксперта в известном смысле является сообщением.

Исходя из сказанного, полагаем, что ст. 252 УПК РК должна быть исключена, а сама невозможность решить задачу, поставленную перед экспертом, отражена в п. 3 ст. 251 УПК РК, которую следует несколько откорректировать.

 

 

Акмолдаева СБ.


МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРОЕКТ ПО РАЗРАБОТКЕ И УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ МЕТОДИК

СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ АЛКОГОЛЬНОЙ ПРОДУКЦИИ

 

Ключевые слова: алкогольная продукция, методика исследования алкогольной продукции, состав алкогольной продукции, автоматизация методики.

Keywords: alcohol, alcoholic beverages technique to study the composition of alcohol products, automation techniques.

 

Одним из видов судебной экспертизы, проводимой в Центре судебной экспертизы ЦСЭ МЮ РК, является судебно-экспертное исследование спиртосодержащих жидкостей. В рамках данного вида решается ряд экспертных задач, в том числе задачи установления природы, состояния и свойств объектов, факта фальсификации, соответствия или несоответствия объектов определенному составу, факта смешения с другими жидкостями, установления признаков сырья, целевого назначения и способа изготовления алкогольной продукции, ее вида.

С переходом на рыночные отношения, значительным расширением рынка алкогольной продукции, доступностью сырья и приспособлений для изготовления алкогольной продукции в кустарных условиях, наиболее актуальна проблема выявления фальсифицированной алкогольной продукции. При этом наиболее значимой доказательственной информацией является заключение эксперта. Необходимость проведения экспертных исследований очевидна и требует обеспечения экспертных служб единым методическим материалом.

Анализ экспертной практики свидетельствует о том, что решение задачи по выявлению фальсифицированной продукции затруднено ввиду отсутствия простых, эффективных, селективных и чувствительных методов исследования спиртосодержащих жидкостей; отсутствия данных о примесях, индивидуализирующих конкретные наименования продукции; единой базы данных по алкогольной продукции в Казахстане.

С учетом оснащения лабораторий ЦСЭ МЮ РК новейшим оборудованием возникла необходимость усовершенствования имеющихся и создания новых методик судебно-экспертного исследования спиртосодержащих жидкостей с использованием методов газовой хроматографии, газовой хромато-масс-спектрометрии, высокоэффективной жидкостной хроматографии и других методов в сочетании с наиболее современными методами пробоподготовки - твердофазной микроэкстракцией, парофазной экстракцией и другими.

С 01.10.2012 года эксперты Института судебной экспертизы по г. Алматы ЦСЭ МЮ РК и сотрудники дочернего государственного предприятия «Центр физико-химических методов исследования и анализа» Республиканского государственного предприятия «Казахский национальный университет им. аль-Фараби» начали работу в рамках совместного научного проекта К-1983 «Совершенствование экспертно-криминалистической методологии исследования алкогольной продукции», финансируемого Международным научно-техническим центром (МНТЦ, г. Москва).

Целью проекта являются разработка новых и усовершенствование имеющихся методик исследования алкогольной продукции для их использования в Казахстане и на международном уровне для выявления фальсифицированной и некачественной алкогольной продукции.

За период работы в рамках проекта К-1983 проведен анализ литературных данных о природе и технологии изготовления алкогольной продукции, анализ литературных данных и экспертной практики по выявлению наиболее распространенных методов фальсификации алкогольной продукции: водок, коньяков, вин.

Проведено исследование более 1500 образцов производимой в РК, импортируемой, а также непосредственно реализуемой на территории Республики алкогольной продукции (водки, коньяки, вина, виски, бальзамы, чачи, самогоны) следующими современными методами: многомерная газовая хроматография с масс-спектрометрическим и пламенно-ионизационным детектированием; твердофазная микроэкстракция для автоматизации, увеличения пропускной способности оборудования, экономии времени и проведения пробоотбора/пробоподготовки/анализа; жидкостная хроматография с диодно-матричным, электрохимическим и флуориметрическим детектированием для нелетучих и термолабильных соединений (красители, ароматизаторы и др.) и контроля качества результатов; ИК-спектрометрия; УФ-спектрометрия для быстрой характеристики и сравнения образцов коньяков.

За период работы по проекту проведено несколько серий экспериментов, результаты которых позволили сделать следующие выводы.

Подтверждена эффективность газовой хроматографии с пламенно-ионизационным детектированием для установления качественного и количественного микрокомпонентного состава алкогольной продукции. Микрокомпонентный состав спиртосодержащих жидкостей отражает использованное сырье для производства алкогольной продукции и технологию изготовления, что позволяет дифференцировать виды алкогольных продуктов: водки, коньяки, вина, виски.

Разработан очень точный, быстрый и простой метод определения концентрации этанола в алкогольной продукции. Высокая точность достигается за счет минимизации неопределенности на каждом этапе анализа - от калибровки до инъекции в хроматограф. Неопределенность результатов составляет менее 5%. Метод успешно применяется для определения концентрации этанола в реальных образцах коньяка и водки. Концентрация этанола варьировала от 34,1% до 42,6% в зависимости от происхождения образца.

Установлено, что наиболее эффективной для анализа алкогольной продукции является газовая хроматография с масс-спектрометрическим детектированием. Так, при анализе хроматограмм образцов коньяка «Казахстан» производства АО «Бахус», полученных с использованием твердофазной микроэкстракции в сочетании с газовой хроматографией с масс-селективным детектированием (ТФМЭ-ГХ-МС), были идентифицированы пятьдесят разных органических соединений.

Сравнение разрабатываемых методов ТФМЭ-ГХ-МС и стандартного метода газовой хроматографии с пламенно-ионизационным детектированием показали, что ТФМЭ обеспечивает более глубокую информацию об образцах алкогольных напитков, обусловленную более высокой чувствительностью, однако стандартный метод является все еще весьма ценным для определения количества метанола (нормируемый стандартами показатель).

Участниками проекта разработаны оптимальные условия проведения анализа с использованием твердофазной микроэкстракции: установлен наиболее эффективный тип волокна, тип колонки, температура, время экстракции в зависимости от вида напитка, оптимальное разведение образца, рН и объем пробы.

Разработанный метод ТФМЭ-ГХ-МС позволяет выявлять большое количество компонентов, которые в сочетании со статистическими методами являются эффективным инструментом для выявления фальсифицированных образцов алкогольных напитков и разделения образцов по их происхождению.

Установлена эффективность УФ-спектрального анализа при исследовании коньяков. В соответствие с литературными данными, соединения, экстрагируемые из дуба, формируют на УФ-спектре характерный пик с длиной волны 280 нм. Интенсивность этого пика пропорциональна количеству экстрагированных веществ древесины дуба. В соответствии с данными, полученными УФ-спектральным анализом, около половины исследованных образцов коньяка были отнесены к группе потенциально фальсифицированной продукции из-за низкого поглощения в области при 280 нм. Результаты проведенных экспериментов показали, что применение данного метода возможно для предварительного анализа коньяков, а также для решения вопроса о соответствии предположительно контрафактной продукции образцу оригинальной продукции, при наличии данного образца конкретного наименования.

Установлена нецелесообразность применения ИК-спектрального анализа при исследовании спиртосодержащих жидкостей, т.к. форма ИК-спектров для всех видов алкогольной продукции одинакова, что не позволяет дифференцировать продукцию по видам и способу изготовления.

На базе оборудования КазНУ имени аль-Фараби были проанализированы с помощью ионной хроматографии 50 образцов коньяка и 5 образцов коньячных спиртов. Полученные данные подготовлены для дальнейшей статистической обработки.

Для повышения эффективности процесса анализа данных было принято решение разработать программное обеспечение, которое позволит автоматизировать значительную часть анализа данных. Необходимость разработки программного обеспечения обусловлена тем, что обработка хроматографических данных является достаточно времяемким и трудоемким процессом. Каждая хроматограмма содержит более 50 пиков индивидуальных соединений. Все пики должны быть идентифицированы, площадь каждого пика должна быть определена и скопирована в базу данных. Для базы данных все полученные данные должны пройти статистическую обработку с помощью анализа главных компонентов (PCА).

В настоящее время в рамках проекта разрабатывается программное обеспечение, которое позволит сэкономить много времени в процессе обработки данных в ходе реализации проекта, а также после его завершения в процессе экспертных исследованиях.

Разработаны восемь новых версий программного обеспечения для автоматизации РСА и кластерного анализа хроматографических данных. Последняя версия, названная StatAnalysis 3,3, включает кластерный анализ, вариант для нормализации данных, два подхода, применяемых для отсутствующих значений, полноценный и удобный графический интерфейс пользователя (GUI), 3-мерную визуализацию результатов кластеризации и расширенные функциональные возможности базы данных. Различие между образцами и даже группами образцов выявляются с помощью программного обеспечения, делающего свой собственный вывод на основе алгоритма кластеризации. StatAnalysis может быть использован, как для РСА, так и для кластерного анализа. В связи с расширенной функциональностью кластеризации и удобным графическим интерфейсом, программное обеспечение очень эффективно для классификации данных и наблюдения результатов кластерного анализа и PC А на одном графике.

 

Рисунок 1 - Вид 3-мерного графика, полученного с использованием программы StatAnalysis 3,3

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

В настоящее время, на заключительном этапе работы по проекту разрабатываются методические подходы и рекомендации по выявлению некачественной и поддельной алкогольной продукции в Казахстане. Разработанная методология будет апробирована для решения экспертно-криминалистических задач, и окончательно доработана для внедрения в экспертно-криминалистических лабораториях в Казахстане.

Эффективность работы по проекту обусловлена успешным сотрудничеством ученых химиков Казахского национальный университет имени аль-Фараби и практиков в лице судебных экспертов Института судебной экспертизы по городу Алматы. В рамках проекта налаживается сотрудничество с научными организациями Республики Казахстан, ближнего и дальнего зарубежья, полученный опыт может быть в дальнейшем использован для решения других научных и прикладных задач в области судебной экспертизы.

Ожидаемые результаты работы по проекту:

1. Усовершенствованные методики исследования образцов алкогольной продукции с применением современных аналитических подходов - газовая (двухмерная) и жидкостная хроматографии, масс-спектрометрия, твердофазная микроэкстракция, обеспечивающих получение большого массива данных, селективное и чувствительное обнаружение, а также достоверную идентификацию химических соединений, содержащихся в алкогольной продукции, высокую степень автоматизации и низкую себестоимость анализа.

2. Автоматизированная методика исследования образцов алкогольной продукции на основе ТФМЭ-ГХ-МС, которая позволит существенно снизить затраты на проведение экспертиз по исследованию алкогольной продукции.

3. Для повышения эффективности экспертно-криминалистических методов будет разработана оптимизированная методика отбора образцов, обеспечивающая получение представительных образцов и высокую надежность данных.

Конечным пользователем разрабатываемых технологий является ЦСЭ МЮ РК. Результаты будут уникальными для Казахстана и Средней Азии, разработанные методики будут использованы экспертными учреждениями Казахстана, выполняющими экспертизы спиртосодержащих жидкостей. Разработанная методология также может быть применена в экспертных учреждениях во всем мире.

Создание методик в рамках проекта послужит оптимизации экспертной работы, единообразию подходов в решении конкретных задач, повышению уровня и научной обоснованности экспертных заключений по исследованию алкогольной продукции.

 

 

Алаева Г.Т.


ВОПРОСЫ КОНСОЛИДАЦИИ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОЙ И ОЦЕНОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

Ключевые слова: судебно-экспертная деятельность, судебная экспертиза, оценочная деятельность, оценка, судебно-экспертные методики, методики оценки, взаимодействие, стандарты.

Keywords: forensic work, forensics, evaluation, assessment, forensic techniques, methods of assessment, collaboration, standards.

 

С развитием рыночной экономики возрастает роль оценочных процедур в Казахстане. Оценка является одним из ключевых инструментов функционирования рынка, именно оценка определяет стоимость материальных и нематериальных объектов с учётом прав на них и интересов в отношении них субъектов гражданских прав. Являясь одним из рычагов управления и регулирования экономики со стороны государства в макроэкономическом аспекте, особое значение оценка имеет при управлении государственной и муниципальной собственностью. Недостаточное распространение квалифицированных услуг в период первичного распределения собственности привело к тому, что огромная масса государственных предприятий была переведена в частную собственность, по намерено заниженным ценам. Государство, продавая экономические объекты по минимальным ценам, потеряло право на присвоение будущих доходов от их деятельности. Все эти факты свидетельствуют о значимости оценки на государственном уровне и ее роли в рыночной экономике.

Определение стоимости и проведение оценки в настоящее время осуществляется в Казахстане двумя субъектами - оценщиками и судебными экспертами товароведческой службы Центра судебной экспертизы МЮ РК. Несмотря на различные правовые статусы данных лиц, определяемых разными законами Республики Казахстан (ЗРК), а именно Закон РК «О судебно-экспертной деятельности в РК»1 и Закон РК «Об оценочной деятельности в РК»2 конечный продукт их деятельности - результат о стоимости, является консолидирующим моментом их профессиональной деятельности.

На современном этапе нужно отметить активную деятельность по становлению и развитию оценочной деятельности как профессиональной деятельности, проработку оценочным сообществом Казахстана форм саморегулирования, методологической базы, подготовки профессиональных оценщиков и их повышению квалификации, активному сотрудничеству с зарубежными оценочными структурами, изучению и внедрению их положительного опыта в казахстанскую практику оценки.

_______________________________________

1 Закон РК «О судебно-экспертной деятельности в РК» от 20 января 2010 г.

2 ЗРК «Об оценочной деятельности в РК» от 30 ноября 2000 г.

 

Оценщики активно задействованы в оценочных процедурах залогов, оценки недвижимого и движимого имущества, бизнеса, нематериальных активов.

Судебно-товароведческая экспертиза (СТЭ) является одним из традиционных родов судебных экспертиз, в разрешение вопросов которой входит помимо установления качественных и количественных характеристик, и вопросы определения стоимости. СТЭ назначается по определениям и постановлениям судов и правоохранительных органов по вопросам установлениям стоимости при расследовании преступлений и хозяйственных споров по гражданским делам.

Несмотря на то, что оценщик и судебный эксперт относятся к разным категориям профессиональной деятельности, требования к оформлению финальных документов - это Заключение эксперта и Отчет об оценке, у них разные, остается неизменным одно - установление достоверного показателя рыночной стоимости объектов исследования. Правильное определение рыночной стоимости или иной категории стоимости играет значимую роль в охране и защите прав граждан и организаций, интересов государства и общества при квалификации состава преступления, определении сумм ущерба, возмещения вреда, выявления недоплатежей в бюджет, ухода от налогов и т.д.

Однако на практике имеют место факты различной оценки одного и того же объекта судебными экспертами и оценщиками, причем эти показатели иногда отличаются разительно, на несколько порядков, что является основанием усомнения в правильности проведенного оценочного или экспертного исследования и достоверности полученных результатов.

Для выявления причин данной несогласованности суд обычно действует по двум возможным сценариям: назначение рецензирования (экспертизы) Отчета оценки в Экспертный совет Республиканской палаты оценщиков, в чью компетенцию входит данная процедура, а также назначение судебно-товароведческой экспертизы в ЦСЭ МЮ РК по тому же объекту.

Анализ методологического обеспечения судебной товароведческой экспертизы в настоящее время показал некоторую не согласованность методик и методических рекомендаций по определению рыночной стоимости объектов недвижимости с национальными стандартами и международными стандартами оценки (МСО). Как следует из ведомственной Инструкции по организации производства судебных экспертиз в ЦСЭ МЮ РК1, при производстве экспертизы, наряду с утвержденными методиками используются источники информации, которые являются обязательными для применения на территории РК, в частности: нормативно-правовые акты и нормативные документы (международные, национальные и отраслевые стандарты, технические условия, правило, нормы, положения, инструкции, рекомендации, перечни).

Методики, используемые при расчетах в ЦСЭ МЮ РК судебными экспертами товароведами морально устарели, так как разработаны в 1999-2004 гг.2, не коррелируют с действующими государственными стандартами в области оценочной оценки.

___________________________________

1 П. 21 гл. 3 Инструкция по организации производства судебных экспертиз в ЦСЭ МЮ РК, утвержденная приказом и.о. МЮ РК от 24.05.2011 № 193.

2 Методические рекомендации «Определение стоимости квартир в многоэтажных, жилых домах (вторичный рынок). Экспертная практика ЦСЭ МЮ РК», Выпуск VIII. 2004; «Определение стоимости индивидуальных жилых домов и хозяйственных построек при проведении судебной строительно-товароведческой экспертизы. Экспертная практика ЦСЭ МЮ РК», Выпуск III. 1999.

 

В методических рекомендациях определение восстановительной стоимости производится по сборникам УПВ С, изданных в СССР в1969 году, для переоценки основных фондов, с учетом поправочных коэффициентов на благоустройство, отделку, конструктивные элементы, расположение в климатическом районе и др., указанных в каждом сборнике (во вводной и технической части сборников). Как показала практика, нормы УПВС СССР занижены от 3-х до 7-ми раз, поэтому с 1 мая 2011 г. при применении затратного подхода рекомендован справочник «Ко-Инвест», который регулярно обновляется.

Вышеописанный фактор приводит к тому, что рыночная стоимость одно и того же объекта, определенная в рамках судебной товароведческой экспертизы и в рамках оценки, часто имеет полярно различные значения.

Данная несогласованность вызвана недостаточным уровнем модернизации действий судебных экспертов с динамичным развитием оценочной деятельности, которая на сегодняшний момент актуализирована потребностью развития отношений в условиях рыночной системы экономических отношений и соответственно наличием большим количеством споров, разрешаемых в судебном порядке.

Современные стандарты оценки, адаптированы к современным строительным материалам, строительным технологиям и должны быть использованы судебными экспертами при проведении исследований, связанных с оценкой рыночной стоимости, для сведения можно, например, указать:

- Стандарт оценки «Оценка стоимости недвижимого имущества» (2013), утвержденным постановлением Правительства Республики Казахстан от 12 февраля 2013 года № 124;

- Стандарт оценки «Требования к форме и содержанию отчета об оценке», утвержденным постановлением Правительства Республики Казахстан от 12 февраля 2013 года № 124;

- Стандарт оценки «Базы и типы стоимости» (2013), утвержденным постановлением Правительства Республики Казахстан от 12 февраля 2013 года № 124.

Также следует отметить, что для осуществления, производства качественной судебно-товароведческой экспертизы необходимо пересмотреть ее видовую классификацию, включить в нее исследование объектов интеллектуальной собственности, которые де-юре не закреплены, то есть не внесены в Государственный реестр видов судебных экспертиз, проводимых в Центре судебной экспертизы МЮ РК, но де-факто исследуются в рамках комплексных экспертиз или однородных судебно-товароведческих исследований. Судебная и следственная практика активно требует разрешения вопросов, связанных с установлением стоимости нематериального актива в уставном капитале, при залогах, кредитовании, оценке бизнеса, при расследовании рейдерства или налогообложении и т.д.

Однако установление рыночной стоимости нематериальных активов и оценка бизнеса на текущий момент не осуществляется Центром судебной экспертизы, в то время как запросы судебной и следственной практики имеются.

Для устранения данных проблем предлагается консолидировать судебно-товароведческую и оценочную деятельность судебных экспертов, в целях устранения различий в итоговых показателях оценочной стоимости предлагается создать единые методики расчетов стоимости по каждому отдельному виду имущества: движимому, недвижимому и интеллектуальной собственности, основанных на МСО и национальных стандартах оценки, проработать единые шкалы по поправочным коэффициентам к строениям недвижимости и земельным участкам, разработать систему инвестиционных рисков для определения коэффициента дисконтирования, разработать программы и стандартные бланки для типичных объектов оценки: квартир, машин, домов, земельных участков, оборудования и т.д.

В случае выявления разных показателей стоимости, отправлять отчеты оценщиков и экспертов по определению рыночной стоимости в Экспертный совет по оценочной деятельности, в состав которых включить наряду с членами Экспертного совета Республиканской палаты оценщиков, также и судебных экспертов, имеющих стаж экспертной работы в области судебно-товароведческой экспертизы не менее 10 лет. Именно этот орган уполномочить снимать все спорные вопросы, связанные с различными оценками одного и того объекта, сделанные как по указанию судов и правоохранительных органов или по заявлениям юридических или физических лиц. Рецензирование данных отчетов должно осуществляться в соответствии с методологическим инструментарием оценочной деятельности, основанной на МСО и национальных стандартах оценки и совместных методиках расчетов. Результаты должны обсуждаться на совместных оценочных и экспертных методических семинарах, системные ошибки должны быть устранены путем проведения обучающих семинаров и тренингов, а также обобщения экспертно-оценочной практики и выработки новых тенденций процесса оценки в рамках судебно-экспертной и оценочной деятельности.

 

 

Алекешев А.И.

 

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ И СУДАМИ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ЭКСПЕРТИЗ

 

Ключевые слова: судебно-экспертная деятельность, государственная программа, методическая работа, консультационная работа.

Keywords: forensic activities, the state program, methodical work, consulting work.

 

Производство судебных экспертиз относится к основным средствам расследования преступлений, изобличения и привлечения к уголовной ответственности лиц, их совершивших и оправдания невиновных.

Изменения, которые произошли в экономической, социально-политической и правовых сферах нашего государства и которые повлекли за собой качественные и количественные изменения преступности, в частности, в активном проникновении профессиональной и организованной преступности в самые различные сферы социальной жизни, что представляет реальную опасность для поступательного развития страны, требует особого и повышенного внимания к вопросам качественного производства экспертиз (в два раза увеличилось количество зарегистрированных, общеуголовных преступлений, в том числе особо тяжких, совершенных в состоянии алкогольного и наркотического опьянения с 6192 в 2008 году до 13086 в 2012 году).

В свою очередь указанные изменения вызвали к жизни появление новых видов преступлений, использование преступниками изощренных способов совершения и сокрытия преступлений с применением самых современных технических средств и технологий, приспособленных для достижения преступных целей. Повысилась мобильность преступников, их техническая оснащенность и вооруженность. Усложнились задачи, которые приходится решать следователю, усложнились и экспертные задачи. Тревожное положение с качеством предварительного следствия настоятельно потребовало изыскания средств повышения его эффективности, детального анализа форм его организации, выявления преимуществ и недостатков каждой из них.

Не последнюю роль в работе правоохранительных органов играет судебно-экспертная деятельность, в задачи которой входит, в частности, использование на всех этапах борьбы с преступностью действенных методов и технических средств, соответствующих более высокому уровню развития науки, в целях выявления, раскрытия, и расследования преступлений.

Поскольку судебно-экспертная деятельность представляет собой один из основных способов реализации научно-технического потенциала общества в судебном производстве, системный анализ этой деятельности является актуальной задачей для поиска путей придания нового импульса укреплению государства.

В последнее время ЦСЭ МЮ РК предпринимаются попытки открытия путей интенсификации научных исследований в области методики, техники и технологии производства экспертиз различных видов и родов, детально исследуются справочная и консультационная деятельность сведущих лиц, прогнозируется возникновение института конкурирующей негосударственной экспертизы и др. Не следует забывать также, что на современном этапе развития нашего государства правоохранительные органы предъявляют к судебной экспертизе качественно новые требования. Сегодня судебно-следственные работники нуждаются в решении, прежде всего, нетрадиционных экспертных задач, в использовании современных достижений научно-технического прогресса при решении этих задач, в уменьшении сроков проведения экспертиз при сохранении их высокого научного уровня, объективности, доказательственной ценности. Отсюда следует, что совершенствование системы судебно-экспертных учреждений, повышение эффективности их деятельности - один из факторов, определяющих уровень борьбы с современной преступностью. К сожалению, как показывает зарубежный опыт, в Республике Казахстан на данный момент судебно-экспертной деятельностью занято категорически малое число экспертов, как государственных так и частных (к примеру, во Франции экспертной деятельностью занимаются около 17000 человек).

В настоящий период просто необходимо внедрение определенной концепции совместной, более тесной и плодотворной работы судебных экспертов и представителей правоохранительных органов. Одной из таких мер по решению данного вопроса является «Государственная программа дальнейшей модернизации правоохранительной системы Республики Казахстан на 2014-2020 годы», утвержденная Указом Президента Республики Казахстан от 31 декабря 2013 года за № 720, основанием для которой стал пункт 80 Общенационального плана мероприятий по реализации Послания Главы государства народу Казахстана от 14 декабря 2012 года «Стратегия «Казахстан-2050»: новый политический курс состоявшегося государства», утвержденного Указом Президента Республики Казахстан от 18 декабря 2012 года № 449. В Программе одним из целевых индикаторов является получение международной аккредитации 85% лабораторий органов судебной экспертизы к 2020 году, также предполагается консолидировать судебно-экспертные службы в одном ведомстве и усовершенствовать их деятельность до уровня международных стандартов аккредитации.

Общая цель состоит в разработке концепции и определении стратегии развития института судебной экспертизы в целом, его отдельных подсистем с тем, чтобы обеспечить, в частности, научное и организационно-тактическое содействие уголовному судопроизводству.

Прикладная цель заключается в разработке комплекса теоретических и практических рекомендаций по совершенствованию нормативно-правового регулирования и организации деятельности судебно-экспертных учреждений, а также взаимодействия их с правоохранительными органами.

8 июля 2014 года в г. Алматы состоялся Региональный семинар по теме «Справедливая судебная экспертиза», организованный Европейским союзом в рамках Инициативы верховенства права ЕС для Центральной Азии при содействии ЦСЭ МЮ РК. В семинаре участвовали представители стран Европы и СНГ. Подводя итоги семинара, можно констатировать, что для успешной интеграции зарубежного опыта и выхода казахстанских экспертиз на мировой уровень, необходимо иметь основные, идентичные требования, предъявляемые к правилам производства экспертиз (например, общие требования к правилам приема вещественных доказательств, использование методик исследования не только стран СНГ, но и Европейских стран, использование аналогичного оборудования). Выдвигается и обосновывается идея создания специализированных факультетов и институтов судебной экспертизы как учебного заведения высшего типа по подготовке судебных экспертов высшей квалификации по существующим специальностям и по новым, не охваченным направлениям судебно-экспертной деятельности.

Проблема взаимодействия правоохранительных органов и судов всегда привлекала внимание специалистов в области уголовного процесса, криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности. Различные аспекты такого взаимодействия, преимущественно следователя с органами дознания нашли свое отражение во многих научных публикациях, однако проблема взаимодействия следователя с судебными экспертами и специалистами разработана явно недостаточно. Между тем констатируется, что недостатком в организации расследования является слабая информированность следователей о возможностях и достижениях экспертизы, неумелое в ряде случаях осуществление взаимодействия. Понятие «взаимодействие» не является термином Уголовно-процессуального кодекса, но широко употребляется на практике и определяется как согласованная деятельность при расследовании преступлений.

Анализ литературных источников, а так же судебной, следственной и экспертной практики позволяет сделать вывод, что формы взаимодействия правоохранительных органов с судебно-экспертными учреждениями для достижения общей конечной цели должны основываться на единых принципах, важнейшими из которых являются законность, непрерывность, планирование, эффективность и комплексность. Кроме того, принятие формы (вида) взаимодействия должно опираться не только на правильность ее содержания, но и своевременность разработки, принятия и реализации (например, проведение совместных обучающих семинаров в равной степени как для экспертов разных видов исследований, так и для представителей правоохранительных органов).

Одной из важнейших задач взаимодействия правоохранительных органов с судебно-экспертными учреждениями является обеспечение качественной обратной связи, дающей возможность правоохранительным органам и государству в целом фактически оценить истинную роль судебной экспертизы в борьбе с преступностью и более адекватно реагировать на жизненные проблемы экспертных учреждений. Однако на практике этому уделяется недостаточное внимание. Несмотря на то, что даже такие традиционные совещания, межведомственные советы, обобщения следственной практики и пр. доказали достаточную эффективность в обеспечении обратной связи. Не последнее место отведено активизации и координации взаимодействия между службами судебных приставов и судебно-экспертными учреждениями. Это актуальные задачи, решение которых должно способствовать надлежащему исполнению судебных или иных актов судебных и иных органов. В таких условиях работникам правоохранительных органов и судебным экспертам жизненно необходимо оказывать взаимовыгодную криминалистическую помощь.

Со своей стороны можно утвердительно сказать, что криминалистическая помощь лицам, производящим предварительное следствие, оказывается экспертными учреждениями, и заключается она в обнаружении доказательств, объяснении механизма образования следов и повреждений, фиксации доказательств.

Формы совместной работы судебно-экспертной службы и правоохранительных органов, как правило, охватывают сразу несколько направлений, что является одним из показателей эффективности представленной системы взаимодействия. При надлежащем исполнении данная система полностью обеспечивает организационную, штатную, а, отчасти и финансовую гибкость экспертных структур разных ведомств, постоянную оперативную готовность и мобильность сил и средств, надежную управляемость и эффективность использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве.

Целью совместной работы судебно-экспертной службы и правоохранительных органов, является совершенствование судебно-экспертной деятельности до уровня международных стандартов аккредитации, максимальное уменьшение и устранение недостатков, возникающих в процессе назначения и производства экспертиз, повышение качества проводимых судебных исследований, сведение к минимуму не решенных вопросов, увеличения объема знаний, приобретаемых в процессе повышения квалификационного уровня как экспертов, так и представителей правоохранительных органов.

Практика борьбы с преступностью показывает, что экспертные исследования прочно вошли в судопроизводство и имеют явную тенденцию к дальнейшему развитию. В целом итог совместной деятельности правоохранительных органов и судов с экспертами повысит качество судебных экспертиз и позволит вывести судебно-экспертную деятельность на новый уровень развития для успешного выхода экспертиз на международный уровень.

 

 

Аминев Ф.Г.

 

О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕГОСУДАРСТВЕННЫХ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Ключевые слова: негосударственные судебно-экспертные учреждения, независимость судебного эксперта, перечень судебных экспертиз, профессиональная подготовка судебных экспертов.

Keywords: private forensic institution, independent forensic expert, the list of legal expertise, training of forensic experts.

 

Одним из действенных факторов успеха в борьбе с преступностью, а также в сфере обеспечения прав и законных интересов граждан является судебная экспертиза - исследование, проводимое лицом, обладающим специальными знаниями в науке, технике, искусстве, ремесле для решения вопросов, поставленных органом или лицом с соответствующими процессуальными полномочиями, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, а также при проверке сообщения о преступлении.

Общеизвестно, что подавляющее большинство судебных экспертиз проводятся в судебно-экспертных учреждениях - государственных или негосударственных судебно-экспертных организациях, которым поручено производство судебной экспертизы.

Значительная часть судебных экспертиз проводится в государственных судебно-экспертных учреждениях (ГСЭУ) - специализированных учреждениях федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, созданных для обеспечения исполнения полномочий судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров посредством организации и производства судебной экспертизы1.

________________________________________

1 Федеральный закон Российской Федерации от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», - ст. 11.

 

Так, в системе Министерства юстиции Российской Федерации головным экспертным учреждением является Российский Федеральный центр судебной экспертизы (РФЦСЭ) в г. Москве. В крупных городах с высоким научным потенциалом функционируют Региональные центры судебной экспертизы (Северо-Западный, Уральский и т.д.). В каждом субъекте Федерации расположена лаборатория судебной экспертизы (ЛСЭ), проводящая судебные экспертизы (особенно развиты почерковедческие, химические экспертизы) в основном для судов, следователей Следственного комитета по уголовным и гражданским делам, в которых уже имеются обвиняемые. Штатная численность ЛСЭ невелика, своих подразделений в других городах и районах субъектов они не имеют.

В системе Министерства здравоохранения РФ функционируют судебно-медицинские и судебно-психиатрические учреждения. Судебно-медицинскую экспертизу возглавляет Федеральный центр судебно-медицинской экспертизы, состоящий из двух структурных подразделений: Бюро судебно-медицинской экспертизы и Научно-исследовательского института СМЭ. В субъектах Федерации действуют Бюро судебно-медицинской экспертизы (БСМЭ), проводящие сложные судебно-медицинские экспертизы. В районах и городах функционируют городские, межрайонные и районные отделения судебно-медицинской экспертизы.

Имеются экспертно-криминалистические службы в Министерстве внутренних дел, в Министерстве обороны, в Федеральной службе безопасности, в Федеральной таможенной службе, в Государственном комитете по контролю за оборотом наркотических средств и т.д.

Государственные судебно-экспертные учреждения (подразделения) производят десятки видов судебных экспертиз в соответствии с профилем, определенным для них соответствующими федеральными органами исполнительной власти, Следственным комитетом Российской Федерации: например, в МВД России приказом от 29 июня 2005 года № 511 определен перечень из более 30 родов судебных экспертиз, который включает 48 видов судебных экспертиз; приказом Министерства юстиции от 14 мая 2003 года № 114 определен перечень из 25 родов и 61 вида судебных экспертиз.

Вместе с тем, судебная и следственная практика последних лет показала, что всё больший объем судебных экспертиз выполняется в негосударственных судебно-экспертных учреждениях (НГСЭУ) - организациях (некоммерческих партнерствах, частных учреждениях или автономных некоммерческих организациях), созданных в соответствии с Гражданским кодексом РФ и ФЗ «О некоммерческих организациях», осуществляющих судебно-экспертную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами. Полагаем, данная тенденция при существующем процессуальном законодательстве должна получить свое дальнейшее развитие. Основными позитивными предпосылками деятельности негосударственных судебно-экспертных учреждений являются следующие:

1. Независимость негосударственных судебно-экспертных учреждений от органов юстиции и силовых ведомств. Именно, из-за нежелания находиться в зависимости от органа исполнительной власти, в свое время известный ученый Е.Ф. Буринский отказался возглавить государственную судебно-фотографическую лабораторию, созданную в 1892 г. и отнесенную к ведению прокуроров судебных палат1.

2. Одновременная деятельность государственных и негосударственных судебно-экспертных учреждений обеспечивает состязательность уголовного, гражданского, арбитражного процесса.

3. Государственными судебно-экспертными учреждениями определен ограниченный перечень проводимых экспертиз и решаемых вопросов, ими не выполняются многие роды и виды судебных экспертиз. Поэтому такие судебные экспертизы, как дендрохронологическая, геодезическая, экологическая и многие другие, производятся в негосударственных судебно-экспертных учреждениях.

4. Многолетняя практика экспертной работы автора показывает, что в некоторых случаях, в сложных ситуациях, судья, следователь, а иногда, и стороны желают назначить судебную экспертизу в определенное негосударственное судебно-экспертное учреждение, в котором работает опытный, квалифицированный специалист в данной отрасли знания.

5. Уровень профессиональной подготовки экспертов негосударственных судебно-экспертных учреждений разный, но во многих из них работают высококвалифицированные эксперты, как правило, имеющие свидетельства на право производства экспертиз или высшее судебно-экспертное образование. Коллективы штатных экспертов там невелики, однако в каждой из этих организаций имеются картотеки судебных экспертов, привлекаемых при необходимости для решения сложных экспертных задач, причем диапазон специальных знаний, которые могут быть востребованы, значительно шире, чем в государственных экспертных учреждениях. В принципе ими могут быть осуществлены любые экспертизы, как достаточно часто встречающиеся, так и неординарные2.

Проведенные нами исследования следственной и экспертной практики показывают, что повышение уровня судебно-экспертного обеспечения уголовного, гражданского, арбитражного судопроизводства негосударственными судебно-экспертными учреждениями во многом зависит от совершенствования правового регулирования их деятельности3.

Поэтому для исправления создавшейся ситуации МВД и Министерство юстиции России разработали проект № 36504-6 Федерального закона «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», который принят Государственной думой Федерального собрания Российской Федерации в первом чтении. В данном проекте закона учтены и исправлены многие замечания, высказанные относительно и ныне функционирующего Федерального закона ФЗ-73, и относительно предыдущих редакций проекта нового Федерального закона. Однако, в него, по нашему мнению, необходимо внести дополнения и корректировки:

1. В литературе судебно-экспертная деятельность определяется как организационно-методическая деятельность государственных и негосударственных судебно-экспертных учреждений, производственная деятельность государственных судебных экспертов, а также иных экспертов из числа сведущих лиц, которые в соответствии с действующим законодательством, осуществляют судебно-экспертное исследование объектов экспертизы4.

__________________________________________

1 См.: Эксархопуло А.А. Криминалистика: учебник. СПб., 2009. - С. 657.

2 См.: Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. М., 2012. С. 68.

3 Аминев Ф. Г. О некоторых проблемах совершенствования законодательства о судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации // Судебная экспертиза: российский и международный опыт: материалы II Международной научно-практической конференции, г. Волгоград, 21-22 мая 2014 г. - Волгоград: ВА МВД России, 2014. С. 16

4 Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. - М.: Проспект, 2011. С. 36.

 

Полагаем необходимым внести в статью 1 «Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе» рассматриваемого проекта Федерального закона следующее определение: «Судебно-экспертная деятельность - научно-методическая и производственная деятельность государственных и негосударственных судебно-экспертных учреждений, иных экспертов из числа сведущих лиц, состоящая в производстве судебной экспертизы по поручению уполномоченного лица или органа, ее назначившего». Такое определение положит конец нарушению Конституции РФ, заложенному в прежнем названии ФЗ, а именно, статьи 8, гарантирующей в части 1 поддержку конкуренции, свободу экономической деятельности, и в части 2, в которой признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности, а также нарушению ч. 1 ст. 1 Гражданского кодекса РФ, предполагающего равенство участников экономических отношений.

2. Из текста статьи 16 проекта («Профессиональные и квалификационные требования, предъявляемые эксперту») следует, что ее требования относятся только к экспертам государственных судебно-экспертных организаций. Поэтому ч. 2 данной статьи следует дополнить следующим положением и об эксперте негосударственной организации: «Должность эксперта в негосударственной судебно-экспертной организации может занимать гражданин Российской Федерации, имеющий высшее профессиональное образование и прошедший последующую подготовку по конкретной экспертной специальности с выдачей сертификатов соответствия компетенции эксперта в порядке, установленном нормативными правовыми актами в сфере судебно-экспертной деятельности».

3. Предлагаем внести изменения в ст. 17 проекта («Сертификация компетентности судебного эксперта»), где ч. 4 представить в следующей редакции: «Прием квалификационных экзаменов и выдача сертификатов соответствия компетентности судебного эксперта проводятся экспертно-квалификационными комиссиями, формируемыми органами исполнительной власти и Федеральным некоммерческим партнерством «Палата судебных экспертов». Порядок и условия выдачи, отказа в выдаче сертификата компетентности судебного эксперта устанавливается в Системе сертификации, зарегистрированной в Федеральном агентстве по техническому урегулированию и метрологии (Госстандарт России)».

4. Предлагается изменить и ст. 31 «Организационное и научно-методическое обеспечение деятельности судебно-экспертных организаций (подразделений)», дополнив ч. 1 положением: «Организационное обеспечение деятельности негосударственных судебно-экспертных организаций осуществляется Федеральным некоммерческим партнерством «Палатой судебных экспертов», а ч. 2 - положением: «Научно-методическое обеспечение производства судебных экспертиз, а также профессиональная подготовка и повышение квалификации судебных экспертов негосударственных судебно-экспертных организаций возлагаются на Федеральное некоммерческое партнерство «Палата судебных экспертов». Эту же ст. 31 следует дополнить ч. 5 следующего содержания: «В целях решения научно-методических проблем судебной экспертизы, включая рецензии, разработку предложений по внедрению новых методик создается Межведомственная комиссия при Правительстве Российской Федерации по проблемам судебной экспертизы с участием Федерального некоммерческого партнерства «Палата судебных экспертов».

Необходимость внесения положений о некоммерческом партнерстве «Палата судебных экспертов» объясняется тем, негосударственные судебно-экспертные организации выполняют в настоящее время большой объем работ по производству судебных экспертиз (до 80% - в гражданском судопроизводстве России), по разработке новых методов и средств экспертного исследования, зачастую, по собственной инициативе и на собственные средства, а также привлекаются для производства особо сложных экспертиз, выполнение которых невозможно в государственных судебно-экспертных учреждениях (некоторых видов строительно-технических экспертиз, дендрохронологических, психофизиологических экспертиз с использованием полиграфа и т.д.). Поэтому обучение, повышение квалификации и организационное обеспечение целесообразно производить организацией (органом), обладающей авторитетным среди судебных экспертов составом и опытом работы - Палатой судебных экспертов, членами которой на сегодняшний день являются более 1800 экспертов и 170 негосударственных судебно-экспертных организаций.

Таким образом, совершенствование правовых основ деятельности негосударственных судебно-экспертных учреждений позволит обеспечить качественное судебно-экспертное сопровождение судопроизводства.

 

 

Андрющенко К.В.

 

ПРОБЛЕМА ФРАГМЕНТАРНОСТИ ИНФОРМАЦИИ О НАРКОСИТУАЦИИ

В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН И ПУТИ ЕЕ РЕШЕНИЯ

 

Ключевые слова: наркоторговля, наркопреступления, дизайнерские наркотики, статистические данные.

Keywords: drug trafficking, drag crimes, designer drags, statistics.

 

На сегодняшний день одной из самых актуальных проблем, стоящих перед всем мировым сообществом, а также перед нашей страной является наркомания и наркобизнес. Эти проблемы угрожают как здоровью населения, так и национальной безопасности Республики Казахстан, потому что тесно связаны с такими страшными явлениями как терроризм, коррупция и организованная преступность. В силу своего географического положения Казахстан превратился в транзитную базу на одном из международных потоков наркоторговли. За одно поколение это привело к многократному росту преступлений, связанных с наркотиками.

С момента своего рождения наше государство осознавало опасность наркотиков и считало противодействие их незаконному обороту своей приоритетной задачей. В апреле 2012 года постановлением правительства РК была принята Отраслевая программа борьбы с наркоманией и наркобизнесом в Республике Казахстан на 2012-2016 годы, задачами которой являются:

1. Совершенствование системы профилактики, лечения наркомании и развитие системы реабилитации наркозависимых лиц.

2. Пресечение незаконного оборота наркотических средств посредством укрепления механизма противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.

3. Укрепление международного сотрудничества в области контроля незаконного оборота наркотиков и злоупотребления ими.

В данной Программе перечислен комплекс мер по борьбе с наркотиками, которые проводятся правоохранительными органами в союзе с местной исполнительной властью, а также медицинскими и общественными организациями. Данные меры имеют как уголовно-правовую, так и административную, медицинскую и социальную направленность, поскольку призваны бороться с наркоманией, как комплексным явлением. В частности, Отраслевой программой предусмотрены профилактические мероприятия по ознакомлению с вредом, наносимым наркотиками в средних и высших образовательных учреждениях, мероприятия по раннему выявлению наркомании среди молодежи, мероприятия в медицинских наркологических учреждениях с целью снижения количества лиц, поступающих в них повторно, мероприятия по уменьшению среди наркоманов количества лиц, из так называемой «группы риска», а именно женщин и несовершеннолетних; мероприятия по снижению доли наркопреступлений в общем количестве преступлений и многие другие.

По каждому направлению деятельности программой предусмотрены количественные целевые индикаторы, исполнение которых позволит оценить эффективность выполнения каждого направления Отраслевой программы. Программой в 2016 году предусмотрено:

- снижение количества лиц, состоящих на наркологическом учете с зависимостью от наркотиков на 4%;

- снижение количества наркопреступлений в общем числе зарегистрированных общеуголовных преступлений с 2,2% до 1,7%;

- доля преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения от общего количества преступлений должна быть снижена в 2 раза.

Очевидно, что лишь точная информация по выполнению целевых индикаторов позволит оценить эффективность мероприятий по исполнению программы, и решить основные задачи отраслевой программы. Однако здесь мы сталкиваемся с определенными трудностями: так, согласно данным анализа статистических данных о состоянии борьбы с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров в Республике Казахстан, проведенным Комитетом по правовой статистике и специальным учетам МЮ РК, за первое полугодие 2014 года правоохранительными органами Республики Казахстан зарегистрировано 1987 преступлений данной категории, против 2155 - за аналогичный период 2013 года, т.е. их стало меньше на 7,8%. При этом, несмотря на снижение наркопреступности в стране, количество преступлений, предусмотренных частью 2 ст. 259 УК РК «Незаконные приобретение, перевозка или хранение в целях сбыта, изготовление, переработка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ», увеличилось на 5,9%, с 388 за 6 месяцев 2013 года до 411 за аналогичный период 2014 года. А вот количество изъятых наркотиков снизилось, в частности, наркотического средства героин изъято на 66,7% меньше (в первой половине 2013 года было изъято 373 кг, в первой половине 2014 года - 124 кг).

Аналогично, мы наблюдаем неоднородность в статистических данных наркологических организаций:

при общем уменьшении количества наркоманов, происходит увеличение количества наркоманов в возрасте до 20 лет.

Как результат, нельзя говорить о прямой корреляции количественных показателей целевых индикаторов Отраслевой программы. Хотя все эти данные не являются напрямую взаимосвязанными, и могут меняться в зависимости от периода времени, каждый из них по своему отражает эффективность усилий нашего государства по противодействию наркомании.

На наш взгляд, одной из причин неоднородности данных является проблема фрагментарности наших знаний о наркоситуации в стране. Многие аспекты наркомании не находят своего отражения в информации, предоставляемой для формирования отчетов. Попытаемся проиллюстрировать этот тезис на примере так называемых «дизайнерских» наркотиков.

Дизайнерские наркотики - психоактивные вещества, разрабатываемые с целью обхода действующего законодательства, синтетические заменители какого-либо природного вещества, полностью воспроизводящие наркотические свойства последнего, либо близкие, но не идентичные по строению вещества. Они представляют собой аналоги или производные уже существующих наркотиков, созданные путём изменений различного характера в их химической структуре, реже - путём создания качественно новых препаратов, обладающих свойствами уже известных наркотиков.

В последнее время на исследование в Институт судебной экспертизы наркотиков г. Алматы поступали следующие «дизайнерские» наркотики: метилон, мефедрон, этилон, 2-СР, АМ-2201 и другие. Одного синтетического каннабиноида АМ-2201 на исследование поступило более 15 кг. Однако, поскольку данные вещества не включены в Список наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, подлежащих контролю в РК, они не вошли в статистические данные. Появление этих данных могло бы объяснить «омоложение» наркоманов, находящихся на контроле наркологических организаций, так как именно молодежь является основным потребителем синтетических наркотиков. Однако не существует данных о количестве людей, потребляющих «дизайнерские» наркотики.

Не находит свое отражение в статистике и большое количество информации, полученной оперативным путем, а ведь она может прояснить множество вопросов, например, сколько наркотиков поступает в страну для потребления, а сколько проходит через нее транзитом; количество точек распространения наркотиков на территории и т.д.

Данная проблема хорошо известна, и уже принимаются меры по ее решению, как внутри страны, так и за рубежом. В 2007 году в Ереване, на заседании Координационного совета руководителей компетентных органов по противодействию незаконному обороту наркотиков (КСОПН) государств - членов Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) была принята Концепция Объединенного банка данных оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. Создание аналогичного банка данных осуществляется Центром судебной экспертизы МЮ РК.

Банк данных наркотических средств - это специализированная межведомственная автоматизированная информационная система, в которой будет содержаться информация по изъятым из незаконного оборота наркотическим средствам, психотропным веществам и прекурсорам. При создании Банка данных ЦСЭ МЮ РК преследует следующие цели:

- полученные результаты будут использоваться для идентификации новых видов наркотиков;

- информирование правоохранительных органов об аналогичных наркотиках, изъятых в различных регионах, что позволит выявлять каналы наркотрафика и источники поступления наркотиков в незаконный оборот;

- информирование на раннем этапе других территориальных экспертных подразделений о появлении новых видов наркотиков;

- прогнозирование масштабов всех видов оборота наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, а также анализ состояния и тенденции развития наркоситуации в Республике Казахстан.

Данный проект позволит значительно повысить эффективность борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ и, как следствие, послужит увеличению национальной безопасности нашего государства.

 

 

Антонюк А.В., Борщевский П.Г.

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ МАКСИМАЛЬНОГО КУРСОВОГО УГЛА ПРИ ВЫПОЛНЕНИИ

ТРАНСПОРТНЫМ СРЕДСТВОМ МАНЕВРА ОТВОРОТА

 

Ключевые слова: максимальный курсовой угол, ДТП связанные с маневром транспортного средства.

Keywords: maximal azimuth angle, vehicle collision with "change of pathway" maneuver.

 

В экспертной практике существуют стандартные подходы, которые позволяют описать параметры движения автомобиля, который выполняет маневр. В частности, в конце 80-х годов была разработана методика решения вопросов определения технической возможности у водителя транспортного средства (ТС) предотвратить наезд на неподвижное препятствие посредством применения маневров «отклонение» или «смена полосы движения» ТС1. В этом случае основными параметрами выполнения водителем безопасного маневра служили конечное положение ТС по отношению к препятствию, а также оценка минимального расстояния от ТС до препятствия в момент начала выполнения водителем маневра. Хорошо известные и общепринятые методики определения минимального продольного расстояния, необходимого для отклонения полосы движения на заданную величину, содержится, например в методических рекомендациях Н.М. Кристи2. Основная задача этих методик состояла в определении конечного положения ТС непосредственно после выполнения им маневра, а положение ТС в некоторый промежуточный момент не определялось.

___________________________________

1 Расчет параметров маневра транспортных средств. Методическое письмо для экспертов / под ред. Иларионова В.А. - М.: ВНИИСЭ, 1989. - 34 с.

2 Кристи Н.М. «Методические рекомендации по производству автотехнической экспертизы». - М.: ЦНИИСЭ, 1971. - 127 с.

 

Однако, при проведении автотехнических экспертиз часто возникают задачи, связанные с установлением максимально возможного «курсового угла» (угла между продольной осью автомобиля и продольной линией дороги) автомобиля, который выполняет маневр. Ответ на этот вопрос, в некоторых случаях может помочь эксперту при определении, например, технической состоятельности показаний свидетелей ДТП относительно механизма его возникновения.

В докладе описывается способ определения максимального «курсового угла» ТС при выполнении им маневра отворота по траектории минимального по условиям бокового скольжения радиуса.

 

Рисунок 1 - Схема поворота транспортного средства

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Из рисунка 1 видно, что при движении ТС с постоянной скоростью Va (км/час) по дуге мгновенного радиуса R1 (м) за бесконечно малый промежуток времени dt (с) середина заднего моста автомобиля преодолевает расстояние ds (м). При этом курсовой угол γ изменится на бесконечно малую величину dγ, которая вычисляется по формуле:

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Поэтому за время t курсовой угол ТС γ изменится от своего нулевого значения до величины:

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Минимальный допустимый радиус по условиям заноса ТС стандартным образом определяется из условия равенства центробежной силы и силы сцепления шин ТС с дорожным покрытием:

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

где φ' - коэффициент сцепления шин с дорожным покрытием при боковом заносе, G = т · g - вес транспортного средства, т - его масса (кг).

Из (1) и (2) имеем:

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

где tmax - время, за которое ТС выйдет на свой максимальный курсовой угол γmax. Из (3) следует, что максимальный курсовой угол γmax, на который во время выполнения маневра отворота может быть отклонен курс ТС, вычисляется по формуле:

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

поскольку tmax = Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.), где хM - расстояние в продольном направлении, необходимое автомобилю для выхода на максимальный курсовой угол. Продольное расстояние xM, необходимое ТС для отклонения его полосы движения в поперечном направлении на величину а, может быть вычислено стандартным образом (см. [2]): Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.), где RПР - минимальный предельный по условиям бокового заноса радиус поворота автомобиля.

Приведем пример применения изложенного выше расчета для исследования вопроса технической состоятельности показаний водителей.

На перекрестке неравнозначных дорог произошло столкновение двух ТС. Согласно показаний водителя автомобиля TC1 он приближался к перекрестку по главной дороге. Неожиданно со второстепенной дороги выехал автомобиль ТС2, в результате чего произошло столкновение. В то же время водитель автомобиля ТС2 указал, что он двигался по главной дороге в крайней левой полосе. В районе перекрестка водитель TC1, который двигался параллельным курсом по правой полосе со скоростью 60 км/час, неожиданно начал выполнять маневр перестроения из правой в крайнюю левую полосу. Водитель ТС2 не успел отреагировать на ситуацию, в результате чего произошло столкновение.

Транспортно-трасологической экспертизой было установлено, что в момент столкновения угол между продольными осями указанных автомобилей составлял около 35°. Перед экспертом ставится вопрос о состоятельности показаний водителя ТС2. Дорожные условия: сухое асфальтобетонное покрытие, ширина левой полосы - 3.4 м, ширина правой полосы - 3.4 м; габаритная ширина автомобиля TC1 - 1.7 м.

Исследование. Если бы автомобиль ТС2 выполнял маневр перестроения из правой полосы в левую, то его полоса движения должна была сместиться в поперечном направлении на величину около 5.1 м: а = 3.4 + 3.4 - 1.7 = 5.1 м. Поэтому, минимальное расстояние хМ, необходимое автомобилю TC1 в продольном направлении для отклонения его полосы движения в поперечном направлении на величину а = 51 м составляет около 21.3 м:

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

где RПР - минимальный по условиям бокового заноса радиус поворота TC1 движущегося со скоростью 60 км/год:

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Исходя из формулы (4) максимальный курсовой угол для автомобиля TC1 по отношению к продольной линии горизонтальной дорожной разметки, а учитывая и обстоятельства дела и по отношению к оси автомобиля ТС2, при заданных дорожно-транспортных обстоятельствах составляет около 0.45 рад или 26°:

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Однако, как указывалось выше, в момент первичного контакта транспортных средств угол между продольными осями автомобилей составлял около 35°, что дает основания утверждать, что водитель ТС1 не мог выполнять маневр перестроения из правой полосы в левую. Поэтому в данной ситуации эксперт может сделать вывод, что с технической точки зрения показания водителя ТС2 противоречат другим объективным обстоятельствам дела, и есть основания считать показания водителя ТС2 технически несостоятельными.

 

 

Арефина Н.М.

 

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ЛИЦА

ПО ДЕЛАМ О ВОЗМЕЩЕНИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА, ПРИЧИНЁННОГО СМЕРТЬЮ ФИЗИЧЕСКОГО ЛИЦА

 

Ключевые слова: моральный вред, смерть близкого, страдания, психическая травма.

Keywords: moral damage, death of someone close, the suffering, psychological trauma.

 

Как усматривается из действующего законодательства Украины, моральный вред может стать следствием правонарушений, посягающие на неимущественные права и блага - жизнь, здоровье, честь, достоинство, свободу, личную неприкосновенность и т.д. Этот вывод следует из содержания ст. 23 Гражданского кодекса Украины1, в которой законодатель рассматривает особенности морального вреда с точки зрения оснований ее возникновения, указывая, что моральный вред заключается, в частности: в душевных страданиях, которые физическое лицо испытало в связи с противоправным поведением относительно него самого, членов его семьи или близких родственников; в связи с уничтожением или повреждением его имущества; в унижении чести, достоинства, а также деловой репутации физического или юридического лица. Вместе с тем, в упомянутой статье законодатель исходит из широкого толкования понятия морального вреда, говоря о «душевных страданиях» и «унижениях».

В научно-практических комментариях, нормативно-правовых документах и толкованиях законодательства практиками-юристами относительно возмещения морального вреда также отражены особенности определения размера ее денежной компенсации, которые ставят перед судом не простую задачу. Данное обусловлено необходимостью учета судом не только характера правонарушения и степени вины лица, которое нанесло моральный ущерб, но и глубины физических и душевных страданий. При этом последнее предусматривает необходимость в применении специальных психологических знаний для определения существенности вынужденных изменений в образе жизни пострадавшего с учётом его индивидуально-психологических свойств личности, продолжительности страданий, возможности устранения негативных последствий, возникших в результате нарушения его прав2. Как показывает экспертно-консультативная практика, именно вопросу глубины физических и душевных страданий представителями судебного аппарата и адвокатуры уделяется не достаточно внимания.

Тематика доклада обусловливает рассмотрение особенностей судебно-экспертной деятельности в границах одной из юридических оснований для возмещения морального вреда, причиненного смертью физического лица, что в законодательстве Украины предусмотрено ст. 1168 Гражданского кодекса.

Как известно, тема отношения человека к смерти в психологической литературе имеет многолетнюю практику рассмотрения. Для многих культур, в том числе и славянской, ситуация смерти близкого человека является критической. Например, как отмечает Ф.Е. Василюк, эта ситуация является самым сложным событием, затрагивающая все стороны жизни, все уровни телесного, душевного и социального существования человека. При этом он говорит об уникальности горя, которая заключается в единственных, в своем роде, отношениях с умершим, конкретных обстоятельствах его жизни и смерти, неповторимости картины взаимных планов и надежд, обид и радостей, дел и воспоминаний3.

_____________________________________

1 Гражданский кодекс Украины: состоянием на 24.07.2014 [Электронный ресурс]/Верховный совет Украины - от 16.01.2003 № 984-IV - Режим доступа: http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/435-15/ed20141106

2 Эрделевский A.M. Критерии и метод оценки размера компенсации морального вреда / A.M. Эрделевский. - М.: Государство и право, 1997, № 4. - С.5-12.

3 Федор Е.В. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций) / Е.В. Федор. - М.: Издательство Московского университета, 1984. - 200 с.

 

В психологической литературе также выделяют относительно универсальные этапы, которые горе проходит в своем течении. Данное, на ряду с индивидуальностью процесса переживания утраты близкого человека, авторы связывают с наличием сходства в чем-то всех людей. Так, существует несколько классификаций протекания горя, среди которых выделяют от трех до девяти стадий/этапов.

Как правило, первой реакцией, которая часто называется «оцепенением», является шок (апатия, спокойствие, деперсонализация, неадекватное восприятие действительности). В дальнейшем наблюдается неспособность выполнить какую-либо простейшую деятельность или, наоборот - организация полной траурной церемонии, а затем - «отключение» (дезорганизация). Защитной реакцией на чрезмерное страдание выступает возражение, что обычно является ранним признаком скорби, но может наблюдаться и в любое время. Ощущение беспомощности, вызванное осознанием невозможности вернуть умершего, сопровождается сильной душевной и физической болью (страданиями), чувством опустошенности (депрессия). Переживание потери также сопровождается как реальным, так и надуманным чувством вины, что связано с нанесением умершему обиды при жизни или с наличием определённой недосказанности чего-то очень важного, недостаточности внимания. Страх потерять контроль над чувствами, сойти с ума, мысли о будущем (изменение семейной роли, рост ответственности, материальные проблемы и т.п.) сопровождаются чувством тревоги. Возможны проявления/ощущения раздражительности по отношению к семье, друзьям, знакомым, самому умершему (агрессия, вспышки гнева). Наконец череда негативных эмоций, переживаний сменяется принятием факта смерти, появляются мысли о том, что жизнь продолжается. Человек, переживающий потерю близкого, возвращается в повседневную реальность; происходит практическая организация своей жизни, в которой уже нет места умершему, но страдания и переживания могут снова появляться во время значимых событий (например, дни рождения, встречи с общими друзьями).

Диагностируя актуальное состояние переживающего потерю, следует учитывать также отсутствие чётких границ между стадиями, периодическое возникновение рецидивов болезненного состояния, индивидуальность и изменчивость характера переживания горя, отсутствие или недостаточность выраженности некоторых стадий.

Однако основной сложностью использования этих классификаций в экспертной практике является наличие дополнительных травмирующих факторов, затрудняющих, а порой делающих невозможной, адаптацию к возникшим условиям. К ним относится, прежде всего, наличие виновного лица и его непосредственное отношение к содеянному, - осознание собственных действий и попытка загладить вину или же отрицание вины, её частичное или полное перекладывание на погибшего. Немаловажную роль также играет «примерка» на горюющего статуса потерпевшего и отстаивание в суде своих прав, что, как показывает юридическая практика, зачастую затягивается на годы и провоцирует переживания потерпевшим чувства несправедливости, разрушения веры в закон, и нравственности. Время - дополнительный травмирующий фактор двух векторов: переживание внезапности и преждевременности трагической потери с одной стороны и долго срочности отстаивания юридических прав - с другой. Проблема времени жизни человека, является ключевой среди его жизненных проблем, а значит затягивание решение юридического вопроса не дает возможности для продуктивного решения возникшего жизненного кризиса.

Как правило, человек потерявший близкого, оказывается зажатым в рамки юридических обстоятельств. В его жизни происходят изменения, сопровождающиеся значительными субъективными трудностями, психической напряженностью, перестройкой сознания и поведения, чувствами внутреннего напряжения, беспокойства, которые в итоге приводят к эмоциональным расстройствам. Мир представляется хаотичным и неустойчивым, течение времени становится неуправляемым. Внутренний мир все больше отстраняется от внешнего и человек остается в поле собственных невротических преувеличений и параноидальных мыслей1.

На таком эмоциональном фоне человек не способен самостоятельно справляться со своими проблемами, находить пути их решения и действовать. Возникает ощущение лишения всякой возможности управлять своей жизнью, сопровождающееся чувством неполноценности и одиночества. Происходит не только переоценка смысла жизни, связанная с разрушением сформированной в процессе социализации определённой жизненной модели (системы устойчивых значимых отношений, поведенческих стереотипов, паттернов, иерархии привычных видов деятельности), но и освоение новых семейных и социальных ролей2.

________________________________________

1 Боулби Дж. Создание и разрушение эмоциональных связей / Дж. Боулби - М.: Академический проект, 2004. - 232 с.

2 Горностай П.П. Психология жизненного кризиса / П.П. Горностай, отв. ред. Т.М. Титаренко. - К: Агропромиздат. Украины, 1998. - С. 69-96.

 

Разрушение имеющейся роли (потеря родителем ребёнка, порой единственного; потеря прародителями ребёнка и возложение на себя ответственности за внуков; потеря кормильца и т.п.), всегда сопровождается разрушением её адаптивной, защитной функции и необходимостью создавать новые поведенческие модели (в том числе и адаптивные), которых перед тем еще не было. Это разрушение не может проходить безболезненно, особенно если построение новых ролей или их принятия затруднены юридическими обстоятельствами, в которых оказался потерпевший. Вынужденное участие в досудебном и судебном расследовании, адаптация к своему правовому статусу, направление значительных материальных и физических ресурсов, а также душевных усилий на его отстаивание ограничивают возникновение объективных условий для формирования представления о себе как носителе новых психологических ролей.

Таким образом, внешняя детерминация имеет двойственный характер. Так, внезапная потеря близкого человека потенцирует необходимость менять жизненные роли, которые ещё не отжили. Поскольку психологическая роль по самой своей природе содержит временной компонент, предполагая выполнение (развертывание) во времени системы действий и поступков, освоение новых ролей оказывается отсроченным выходом на передний план необходимости защиты юридических прав. Как показывает экспертная практика, последнее сопровождается потерей или ограничением личностной автономии (попаданием в фатальную зависимость от юридических обстоятельств); невозможностью планировать самореализацию; разрушением связи между временными ретроспективами и перспективами (ощущением безвыходности положения, безнадёжности, тупика; потерей возможности наметить жизненные планы). То есть, попадание потерпевшего в зависимость от юридических обстоятельств выводит его в другую реальность, потенцирует поиск иных стратегий решения возникшей драматической коллизии.

Обобщая изложенное выше, следует отметить, что объективность решения задач, которые ставятся на решение эксперту, полностью зависит от соблюдения ряда требований, неразрывно связанных между собой, в частности необходимости в ходе диагностики актуального состояния потерпевшего учитывать динамику его личностных и эмоциональных проявлений под влиянием возникших юридических обстоятельств. Актуальность рассмотрения данного вопроса обусловлена не разработанностью чёткого алгоритма возмещения морального вреда потерпевшему, в том числе и причинённого в результате смерти близкого человека, что требует дополнительных научных исследований.

 

 

Аубакирова А.А.

 

ВОПРОСЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СЛЕДОВАТЕЛЯ И ЭКСПЕРТА ПРИ ИССЛЕДОВАНИИ МИКРООБЪЕКТОВ

 

Ключевые слова: микрообъекты, фиксация доказательств, экспертная задача, взаимодействие, экспертная практика.

Keywords: microobjects, fixing of proofs, expert task, interaction, expert practice.

 

Интерес к микрообъектам, различного рода мелким и мельчайшим частицам и микроследам веществ, криминалисты проявляли давно. Г. Гросс, А. Вейнгарт, Э. Локар в свое время указывали на важность использования в расследовании преступлений пыли и мелких частиц.

Практическое значение микрообъектов ярко проявилось в 1954 году, когда японский траулер «Счастливый дракон» был охвачен снежным шквалом в море при ясной погоде. Через две недели после проведения исследований мир узнал о том, что эта метель - дождь радиоактивного пепла. Мельчайшие частицы его, найденные в швах корабельной обшивки, открыли секрет новой трехступенчатой водородной бомбы, впервые взорванной в США.

Предметом изучения микрообъектов в криминалистическом направлении являются процессуальные, организационные, тактические, технические и другие аспекты обнаружения, фиксации, исследования и использования этого рода материальных образований в процессе предварительного расследования и судебного рассмотрения дел. Это направление исследований получило название «судебная микрология», в которой сформировались единообразные подходы к использованию этих объектов в следственной работе, криминалистической и судебно-медицинской экспертной практике.

В этих сферах деятельности действуют конкретные экспертные методики, основанные на общих понятиях и принципах в соответствии с рекомендациями, используемыми в следственной практике. Объектом изучения этой отрасли являются микрочастицы. В теории и практике используются понятия «микрочастицы», «микроследы», «микроколичества вещества». В различных отраслях науки существуют собственные трактовки понятия «микрообъекты», которые разработаны с учетом специфики предмета исследования соответствующей науки.

Практикой судопроизводства выработано достаточно широкое и точное определение: под микрочастицами понимают «разнообразные мелкие тела, а также малые количества материалов и веществ невидимые или слабовидимые при нормальные условиях наблюдения»1.

Таким образом, малый размер, трудность обнаружения при обычном освещении и нормальном зрении - основные признаки, которые выделяют микрочастицы из массы иных объектов, определяют специфику работы с ними.

Работа с микрочастицами в стадии предварительного расследования осуществляется главным образом в процессуальной форме, т.е. при производстве действий, регламентированных уголовно-процессуальным законом. К числу следственных действий, в ходе которых наиболее часто приходится выполнять работу с микрочастицами, относятся: осмотр, обыск, освидетельствование, проверка показаний на месте, эксперимент. Наличие характерных микроследов в виде наслоений, внедрений посторонних частиц иногда имеет значение при опознании. При направлении микрочастиц и объектов носителей на экспертизу, возникает необходимость проведения такого следственного действия как получение образцов для исследования2.

____________________________________

1 Вандер М.Б., Маланьина Н.И. Судебная микрология. Криминалистический аспект. Саратов СГУ 1988. - С.7.

2 Парамонова Л. Ф. Криминалистическая экспертиза специальных химических веществ: монография. - М.: Юрлитинформ, 2013. - 272 с.

 

Таким образом, круг следственных действий достаточно широк и процессуальная форма определяет субъекта, выполняющего работу с микрочастицами в рамках следственных действий - это следователь или другое управомоченное на производство данного действия лицо (начальник следственного отдела, орган дознания, дознаватель). Все остальные участники работы с микрообъектами в этой процессуальной форме осуществляют свои функции под руководством главного субъекта.

Целью следственной работы с микрообъектами является установление фактических обстоятельств расследуемого события. При этом установленные факты после надлежащего процессуального оформления могут служить доказательствами по делу. В ходе осмотра микрочастиц и микроследов может быть получена информация, необходимая для построения версий, розыска преступника, планирования расследования.

Фиксация действий по обнаружению микрочастиц отражается в протоколе следственных действий, а в ходе проведения экспертизы - в заключении эксперта. В результате мы приходим к выводу, что протокольная фиксация - одно из необходимых условий выполнения работы с микрочастицами в ходе следственных действий. В протоколе облекаются в процессуальную форму установленные при изучении микрочастиц фактические данные и он в дальнейшем служит средством доказывания.

Важно отметить то обстоятельство, что при производстве следственных действий наряду с обнаружением и наблюдением микрочастиц важное значение имеет их фиксация, которая преследует две цели:

1. Закрепление установленных при осмотре фактических данных о признаках микрообъектов в связи с элементами обстановки события.

2. Закрепление самих микрочастиц (микроследов) как носителей информации - для дальнейшего использования в процессе расследования.

Обнаружение микрочастиц как ряда других нестабильных следов при выполнении работы с материальными объектами является неотложной задачей.

Это обусловлено тем, что при последующих операциях локализация микроследов может быть изменена, частицы утеряны. Сам процесс обнаружения микрочастиц должен осуществляться с применением мер предосторожности. К таким мерам относятся следующие:

1. Все объекты сначала осматриваются без каких-либо перемещений (статический метод).

2. При изменении положения объекта (динамический метод) под него помещают чистый лист бумаги.

3. Не допускается прикосновение посторонних предметов.

4. Частицы, отделившиеся в ходе осмотра от объектов-носителей, сохраняются для дальнейшего изучения.

5. При отсутствии условий для обнаружения микрочастиц на месте, предметы после обзорного изучения изымаются для повторного осмотра.

Эти рекомендации следователям, экспертам, специалистам даны в пособиях по использованию микрообъектов, выработанные на основе изучения практики борьбы с разного рода преступлениями, в том числе и тех, которые связаны с теми элементами преступной деятельности, которые при совершении преступлений неизбежны. Преступник взаимодействует с объектами на месте преступления, в результате чего на объекты обстановки могут быть перенесены микрочастицы от субъекта преступления. Эти же контакты приводят к тому, что на преступнике могут быть найдены микрочастицы, воспринятые им на месте преступления.

Целый ряд преступлений (причинение вреда здоровью, изнасилование, убийства и другие) характеризуется непосредственным контактным взаимодействием преступника с потерпевшим, в ходе этого взаимодействия происходит переход частиц от преступника потерпевшему и наоборот. Также иногда имеет место контакт и перенос между соучастниками и свидетелями преступления.

Анализ экспертной практики Центра судебной экспертизы МЮ РК за 2012-2013 годы показывает, что микрообъекты являются важным материальным объектом при расследовании этих категорий дел. Так, в 2012 году проведено судебно-экспертных исследований лакокрасочных материалов, покрытий и полимерных материалов - 271, судебно-экспертных исследований волокнистых материалов и изделий из них - 463.

Изучение наблюдательных производств показало, что кроме вещественных доказательств - носителей микрообъектов и постановлений следователей о назначении экспертиз никаких других материалов обычно не представляют.

Примером может служить одно из заключений эксперта.

Из материалов уголовного дела было известно, что 13.04.12 года Д. по предварительному сговору с Г. вывезли в район поселка Кызыл бидай несовершеннолетних В. и П. и изнасиловали их в естественной и извращенной форме с применением физического насилия и угроз. На разрешение экспертов были поставлены следующие вопросы:

1. Имеются ли на одеяле, изъятом с автомашины ВАЗ волокна общей родовой или групповой принадлежности с волокнами, входящими в состав одежды потерпевших В. и П.

2. Имеются ли на одежде потерпевших В. и П. волокна общей родовой или групповой принадлежности с волокнами, входящими в состав одеяла, изъятого с автомашины УАЗ.

3. Имелся ли факт контактного взаимодействия одеяла, изъятого с автомашины УАЗ с одеждой потерпевших В. и П.

4. Имеются ли на чехлах, изъятых с автомашины УАЗ волокна общей родовой или групповой принадлежности с волокнами входящими в состав одежды потерпевших В. и П.

5. Имеются ли на одежде потерпевших В. и П. волокна общей родовой или групповой принадлежности с волокнами, входящими в состав чехлов, изъятых с автомашины УАЗ.

6. Имелся ли факт контактного взаимодействия чехлов, изъятых с автомашины УАЗ с одеждой потерпевших В. и П.

7. Имеются ли на одежде потерпевшей П. волокна общей родовой или групповой принадлежности с волокнами, входящими в состав одежды обвиняемого Б.

8. Имеются ли на одежде обвиняемого Г. волокна общей родовой или групповой принадлежности с волокнами, входящими в состав одежды потерпевшей П.

9. Имелся ли факт контактного взаимодействия одежды потерпевшей П с одеждой обвиняемого Г.

10. Снять волокна с кофты потерпевшей В. и сохранить до задержания подозреваемого Д., т.е. снять микрочастицы.

11. Снять микрочастицы с чехлов, изъятых с автомашины ВАЗ и сохранить до задержания подозреваемого Д.

В результате проведенных исследований установлено, что:

1. На одеяле, изъятом в автомашине ВАЗ, имеются волокна общей родовой принадлежности с волокнами, входящими в состав джинсов и кофточки потерпевшей В.

2. На одежде потерпевшей В. имеются волокна общей родовой принадлежности с волокнами, входящими в состав одеяла, изъятом в автомашине ВАЗ.

3. Имелся факт контактного взаимодействия тканей одеяла с одеждой обвиняемого Г.

4. Имелся факт контактного взаимодействия чехлов, изъятых из автомашины ВАЗ с джинсами и кофточкой потерпевшей В.

5. Имелся факт контактного взаимодействия чехлов, изъятых из автомашины ВАЗ, с трусами, курткой и брюками потерпевшей П.

6. Имелся факт контактного взаимодействия трусов потерпевшей П. с плавками обвиняемого Г.

7. Ответить на вопрос о факте контактного взаимодействия полных комплектов одежды потерпевших П. и В. и обвиняемого Д. не представляется возможным.

Причинами неэффективного решения факта контактного взаимодействия, на наш взгляд, является следующее. Следователем прогнозирована процедура осмотра, в результате которой происходит закрепление фактических данных о признаках микрообъектов в связи с элементами обстановки события. В результате закрепления самих микрочастиц, как носителей информации о событии перекладывается на эксперта, хотя этот элемент входит в содержание следственного действия. Постановка 10 и 11 вопросов «снять микрочастицы с кофты потерпевшей В. и сохранить их до задержания подозреваемого Г.» и «снять микрочастицы с чехлов автомашины ВАЗ и сохранить их до задержания подозреваемого Д.» является несостоятельной, поскольку эти действия не входят в компетенцию эксперта и являются функциональной обязанностью следователя.

В связи с изложенным возникает вопрос о допустимости обнаруженных экспертом волокон, поскольку они не получили обязательного процессуального закрепления. Происхождение этих волокон не известно. Методический вопрос экспертного исследования такого рода следовой информации связано с механизмом образования подобной информации, и его исследование основано на положениях криминалистического учения о механизмах следообразования. Несоблюдение процессуальных правил отсекает от процедуры экспертного исследования важный элемент доказывания. В приведенном нами примере процедура экспертного исследования сводится к технической работе и никакого отношения к экспертизе как средству доказывания не имеет. По нашему мнению экспертиза микрообъектов является продолжением работы следователя с доказательствами. Алгоритм взаимодействия следователя и эксперта должен быть представлен следующим образом:

1. Следователь при осмотре вещественных доказательств фиксирует данные о признаках микрообъектов в связи с элементами обстановки события.

2. Закрепляет факт наличия самих микрочастиц и отражает их в протоколе следственного действия.

3. Эксперт, анализируя исходную информацию на этапе экспертного осмотра, дополнительно обнаруживает (не обнаруживает) микрообъекты, т.е. уточняет исходные данные, представленные следователем.

4. На основе теоретических положений учения о механизмах следообразования проводится экспертное исследование микрочастиц, в данном случае волокнистых материалов.

Характерной особенностью экспертного исследования микрообъектов волокон (463 в 2012 году) является полная изолированность и отсутствие взаимодействия между следователем и экспертом.

Безусловно, в отношении микрообъектов могут быть и эффективные экспертные решения в случаях контактного взаимодействия объектов, содержащих в себе необходимую и достаточную информацию. В этом случае тезис о взаимодействии следователя и эксперта должен приводить к эффективным экспертным решениям в отношении микрообъектов. Правильное уяснение задач, которые предстоит решать эксперту, имеет важное значение для всего экспертного исследования. Эксперт должен вначале определить общую стратегию решения задач для производства экспертного исследования в целом, и на каждой стадии, в частности. На практике это не всегда удается сделать правильно и зависит от многих факторов. Прежде всего, это зависит от профессионального мастерства и опыта работы, от технического обеспечения данного экспертного учреждения, от сложности поставленных перед экспертом задач, количества и качества исследуемых объектов и т.п. Поэтому корректная постановка вопросов следователя, и, как итог, правильное уяснение задач экспертом, обеспечит ему адекватное заключение эксперта.

 

 

Аубакирова Ж.Б., Жакишева Д.К.

 

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СУДЕБНОЙ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

 

Ключевые слова: судебная экологическая экспертиза, охрана окружающей среды, экологические требования, экологические правонарушения.

Keywords: judicial environmental assessment, environmental protection, environmental requirements, environmental offenses.

 

Экологическая экспертиза в последнее время становится все более популярной. Ее заказывают по решению суда и в частном порядке, ведь состояние окружающей природы непосредственно влияет на человеческий организм и здоровье.

Проблемы охраны окружающей среды стоят сегодня перед всеми экономически развитыми странами мира, они отнесены к числу глобальных вызовов современности. По словам Президента Н.А. Назарбаева, решение экологических проблем становится одним из приоритетов развития и для Казахстана. «Казахстан должен стать одной из самых безопасных и комфортных для проживания людей стран мира», - говорится в Послании Президента РК Н.А. Назарбаева народу Казахстана от 17 января 2014 года1.

Совместная работа над решением экологических проблем является одной из наиболее важных на ближайшие годы для государства, бизнеса и общественности, чем и занимается экологическая экспертиза.

«Экологическая экспертиза - установление соответствия документов и документации, обосновывающих намечаемую в связи с реализацией объекта экологической экспертизы хозяйственную и иную деятельность, экологическим требованиям, установленным техническими регламентами и законодательством в области охраны окружающей среды, в целях предотвращения негативного воздействия такой деятельности на окружающую среду»2.

Судебно-экологическая экспертиза (СЭЭ) является сравнительно новым направлением экспертных исследований, хотя и до ее выделения в самостоятельный род судебных экспертиз следствие и суд часто интересовали вопросы о фактах конкретного выражения нанесения вреда объектам окружающей среды.

Особенности назначения и производства судебной экспертизы регламентированы УПК РК, ГПК РК, АПК РК, КоАП РК и Законом Республики Казахстан от 20.01.2010 № 240-IV ЗКР «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан».

К общим задачам судебно-экологической экспертизы относятся:

- определение вида и местоположения источника негативного антропогенного воздействия;

- характеристика негативного антропогенного воздействия на окружающую среду во времени и пространстве;

- установление механизма негативного антропогенного воздействия;

- определение масштабов, а также выявление условий и обстоятельств, способствующих усилению негативного антропогенного воздействия;

- установление обстоятельств, связанных с нарушением природоохранного законодательства, условий эксплуатации потенциально опасных объектов и действиями (бездействием) специально уполномоченных лиц в области охраны окружающей среды и природопользования, которые способствовали причинению вреда здоровью человека (смерти человека) или иных тяжких последствий3.

В последнее время наблюдается устойчивая тенденция роста количества экологических правонарушений. Эффективным решением данной проблемы является экологическая экспертиза, задачей которой является установление соответствия проводимой или намечаемой хозяйственной деятельности существующим экологическим требованиям.

__________________________________

1 Послание Президента РК Н.А. Назарбаев народу Казахстана от 17 января 2014 года «Казахстанский путь - 2050: Единая цель, единые интересы, единое будущее».

2 Жаркенова Г.М. Экспертиза и охрана окружающей среды // Эколог, курьер. - 2013. -  № 23. - 1-15 декабря. - С. 5.

3 Закон Республики Казахстан от 20.01.2010 № 240-IV ЗРК «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан».

 

Цель экспертизы - предотвращение негативных влияний антропогенной деятельности на окружающую природную среду и здоровье людей, обеспечение экологической безопасности и ситуации на отдельных объектах или территориях. В настоящее время проводятся разные виды экспертиз: исследование состояний объектов почвенно-геологического происхождения, радиационной обстановки, состояния искусственных и естественных биоценозов и другие.

Предметом судебно-экологической экспертизы является установление подлежащих доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о негативном антропогенном воздействии на окружающую среду.

В соответствии с законодательством проведение экологической экспертизы назначается следователем, дознавателем, прокуратурой или судом. При выявлении фактов экологических правонарушений (несанкционированная свалка, загрязненность воздуха во дворе, радиационная обстановка на близлежащем строительном объекте и другие факты) помощь судебных экспертов - экологов может понадобиться общественным организациям, юридическим или частным лицам. Полученное заключение станет основанием для составления искового заявления.

«Судебно-экологическая экспертиза - это практическая деятельность, состоящая в исследовании антропогенного воздействия на конкретные (локальные) объекты окружающей среды и осуществляемая в процессе уголовного, гражданского и административного судопроизводства»1.

Виды судебной экологической экспертизы:

1) судебная экспертиза экологического состояния почвенно-геологических объектов;

2) судебная экспертиза экологического состояния биогеоценозов;

3) судебная экспертиза экологического состояния водных объектов;

4) судебная экспертиза экологического состояния атмосферного воздуха;

5) судебная экспертиза радиационной обстановки;

6) судебная экспертиза воздействия хозяйствующего субъекта на окружающую среду и др. Современное состояние системы органов судебной экспертизы и судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан характеризуются рядом проблем правового, институционального, организационного, кадрового и материально-технического характера, для решения которых необходимо принятие конкретных мер.

На настоящем этапе наиболее значимыми для судебно-экспертной системы страны проблемами, подлежащими незамедлительному разрешению, являются:

1) недостаточное нормативно-правовое обеспечение судебно-экспертной деятельности;

2) отсутствие организационного и методического единообразия в судебно-экспертной деятельности, связанное с различной ведомственной подчиненностью органов судебной экспертизы;

3) неполное укомплектование органов судебной экспертизы квалифицированными кадрами;

4) отсутствие системы подбора экспертных кадров, несовершенство системы профессиональной подготовки и повышения квалификации экспертов;

5) недостаточный уровень научного и методического обеспечения, как сотрудников органов судебной экспертизы, так и правоохранительных органов, а также судей;

6) отсутствие отлаженной системы международного сотрудничества с зарубежными органами судебной экспертизы;

7) несоответствие материально-технического обеспечения органов судебной экспертизы задачам судопроизводства2.

Разрешение изложенных проблем позволит вывести судебно-экспертную деятельность Республики на более высокий уровень, соответствующий современному развитию общества в целом.

Деятельность институтов судебной экспертизы в Казахстане направлена на исполнение положений Государственной программы дальнейшей модернизации правоохранительной системы на 2014-2020 годы, в которой самостоятельным разделом закреплены пути совершенствования судебно-экспертной работы.

Одним из направлений оптимизации судебно-экспертной системы в соответствии с положениями Госпрограммы является совершенствование методологической базы.

На сегодняшний день для научно-методического обеспечения Научно-исследовательским институтом судебной экспертизы ведется работа по разработке новых методик экспертных исследований и усовершенствованию существующих.

Несомненной перспективой развития судебной экологической экспертизы является создание автоматизированной системы ее производства. В целях совершенствования работы с 17 июля 2013 года в Казахстане разработано и запущено прохождение процедуры государственной экологической экспертизы через портал по программе «Е-лицензирование» (http://elicense.kz). Государственная база данных «Е-лицензирование» позволяет предпринимателям, гражданам, особенно из отдаленных областей, подавать документы, необходимые для лицензирования в электронном формате по Интернету, что экономит время3.

___________________________________

1 Черных Н.А., Баева Ю.И., Максимова О.А. Судебная экологическая экспертиза. Учебное пособие. - М.: РУДН, 2012. - 488 с.

2 Бергенева Д.М. Правовые и методические основы судебной экологической экспертизы: Автореферат: 12.00.13. - Алматы: [Б.и.], 2013. - 28 с.

3 Ансариева А. Прохождение процедуры государственной экологической экспертизы по программе «Е-лицензирование» // Экол. курьер. - 2014. - № 8. - 16-30 апреля. - С.2.

 

Существенные перспективы для расширения возможностей судебной экологической экспертизы открываются с применением при ее производстве математических методов моделирования состояния экосистем, производственных процессов, что в свою очередь позволит учитывать одновременное влияние на них сразу нескольких факторов, избежать материальных и временных затрат при обычных условиях постановки экспериментов.

Таким образом, судебно-экологическая экспертиза производится в целях установления источника, механизма, характеристики и масштабов негативного апнтропогенного воздействия на окружающую среду. При этом выясняются важные фактические обстоятельства, позволяющие в дальнейшем определить виновность субъекта правонарушения и размеры материального ущерба, нанесенного окружающей среде, а также выработать рекомендации по восстановлению экологического равновесия.

 

 

Аухадеев О.Н., Ветрова В.А.,

Пак Э.В., Алиева Д.Э.

 

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ЛАКОКРАСОЧНЫХ МАТЕРИАЛОВ И ПОКРЫТИЙ,

ГОРЮЧЕ-СМАЗОЧНЫХ МАТЕРИАЛОВ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ АВТОТРАНСПОРТНЫХ ПРОИСШЕСТВИЙ

 

Ключевые слова: криминалистическое исследование лакокрасочных материалов и покрытий, криминалистическое исследование горюче-смазочных материалов.

Keywords: forensic investigation of paints and coatings, forensic investigation of fuels and lubricants.

 

Повышение объемов производства автомобильной отрасли промышленности и уровня благосостояния населения, интенсивное развитие международных торговых отношений привело к увеличению на городских дорогах количества транспортных средств (ТС) различных типов и видов.

На улицах современного города курсируют легковые и грузовые ТС различных марок отечественного и зарубежного производства. Активное транспортное движение неизбежно сопровождается ростом числа дорожно-транспортных происшествий (ДТП), ежегодно уносящих сотни человеческих жизней и наносящих существенный материальный ущерб автовладельцам.

В расследовании дел, связанных с ДТП, следственно-судебные органы часто обращаются к судебной экспертизе (СЭ) как одному из действенных средств в установлении обстоятельств происшествия, поиске виновников происшествия и доказательствах вины конкретного лица, как правило, назначается криминалистическая экспертиза лакокрасочных материалов и покрытий (ЛКМ и ЛКП) горюче-смазочных материалов (ГСМ).

В судебно-экспертной деятельности криминалистические экспертизы ЛКП и ГСМ являются одними из хорошо изученных видов. Теоретические и методические основы данных видов экспертиз заложены еще на начальном этапе становления криминалистической науки. Между тем, и в настоящее время экспертам на практике приходиться сталкиваться с рядом проблем и спорных вопросов, для разрешения которых требуется тесное сотрудничество следственных органов с экспертной службой.

Микрочастицы и притертости ЛКП, следы ГСМ, обнаруженные на месте происшествия, одежде потерпевшего, другом автомобиле - наиболее распространенные вещественные доказательства при автотранспортных происшествиях. Их исследование во многих случаях позволяет получить исчерпывающую информацию об обстоятельствах наезда на пешехода, столкновении транспортных средств друг с другом или другими материальными препятствиями.

Эффективность экспертного исследования микрочастиц ЛКП и следов ГСМ во многом определяется правильностью их обнаружения, изъятия, грамотностью фиксации, упаковки и транспортировки на начальной стадии следственных действий. Важность этого вопроса неоднократно подчеркивалась экспертами в пособиях и методических рекомендациях при назначении СЭ следственными органами1. В ходе практической деятельности эксперты часто убеждаются в необходимости более тщательного и глубокого изучения этого вопроса в тесном взаимодействии с сотрудниками следственных органов.

___________________________________

1 Воробьева И.Б., Маланьина Н.И. Следы на месте преступления: Учеб. пособие. - Саратов: Изд-во Саратовской Высшей школы МВД РФ, 1996. - 117с; Экспертная криминалистическая идентификация. Теоретические основы. Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. Вып. 1 / Под ред. В.Я. Колдина. - М.: Изд-во ВНИИСЭ, 1996. - 203 с.

 

Нередко при назначении экспертизы ЛКП эксперту представляются образцы ЛКП, изъятые следователем с подозреваемой автомашины, без указания конкретного участка и детали ТС. Между тем, хорошо известно, что при окрашивании автомобиля даже в заводских условиях различные его детали могут быть окрашены разными по составу красками. Автомобили же с длительным сроком эксплуатации и вовсе подвергаются неоднократному перекрашиванию различными красками. Таким образом, если представленный образец ЛКП изъят с одного участка ТС, а наезд был совершен другой его частью, результаты экспертизы будут свидетельствовать об отсутствии общей родовой (групповой) принадлежности между образцами ЛКП, что не соответствует действительности и может ввести следствие в заблуждение.

Такие же проблемы возникают при производстве экспертизы ГСМ, когда следствием представляются образцы ГСМ, изъятые лишь с одного участка или детали ТС, хотя автомобилисты часто используют различные масла для смазки разных деталей автомобиля. Тем самым, эксперту, исследующему одежду потерпевшего и подозреваемой машины, представляется неполный фактический материал, что приводит к ошибочному выводу и существенному снижению эффективности экспертного исследования.

Объекты-носители со следами ГСМ подлежат обязательной упаковке в полиэтиленовую пленку или иные не впитывающие материалы. На практике следствием не всегда и не в полной мере соблюдаются указанные требования - на исследование образцы ГСМ поступают в бумажных конвертах, что затрудняет проведение экспертного исследования и снижает его эффективность.

Поскольку ГСМ обладают свойством люминесценции под воздействием ультрафиолетового излучения, при осмотре места ДТП должны обязательно использоваться УФ-осветители. Использование приборов позволяет отличить ГСМ от других дорожных загрязнений (например, пятен бытового происхождения).

В следственных мероприятиях не всегда используется указанный УФ метод обнаружения следов ГСМ, в результате чего на экспертизу поступают образцы любых пятен, обнаруженных следователем на месте ДТП. Многочисленность представленных образцов затягивает сроки проведения исследования, затрудняет работу эксперта и снижает актуальность заключения в расследовании дела.

Вероятность обнаружения следов ГСМ и притертостей ЛКП на одежде погибших в результате ДТП практически сводится к нулю, если на экспертизу предметы одежды поступают в непригодном состоянии - после длительного или ненадлежащего хранения. Многочисленные образования плесени, обильные почвенные и пылевые загрязнения, разложившиеся вещества биологического происхождения (кровь, жировая ткань, мозговое вещество) препятствуют экспертному исследованию.

Часто на экспертизу ЛКП одежда потерпевшего поступает после судебно-медицинской экспертизы, что приводит к безвозвратной утрате возможно имеющихся микрочастиц ЛКП, оставленных автомобилем в результате наезда. Также на осмотр поступают ТС - участники ДТП после длительного периода времени, прошедшего с момента ДТП. За это время автомобили, находившиеся на открытой стоянке, подвергаются влиянию факторов окружающей среды (дождь, снег), что также приводит к уносу микрочастиц ЛКП.

Указанные факты и случаи из экспертной практики свидетельствуют о необходимости активной методической работы с работниками судебно-следственных органов:

- проведение специальных мероприятий, семинаров и лекций;

- разработка пособий, рекомендаций, памяток, посвященных подготовке материалов для проведения СЭ ЛКП и ГСМ.

В настоящее время для существующих разновидностей отечественных автомобильных красок, смазочных материалов разработаны схемы анализа, эффективность которых проверена многолетней экспертной практикой.

Однако современный авторынок насыщен лакокрасочной продукцией и ГСМ не только отечественного, но и зарубежного производства. Регулярно появляются различные марки автоэмалей, грунтовок и шпатлевок, которые используются как в заводских, так и кустарных условиях. Отсутствие единых требований к стандартам качества и химическому составу автомобильных красок затрудняет проведение экспертного исследования при решении идентификационных задач. В связи с этим перед экспертами-химиками стоит задача создания актуальной базы данных ЛКМ и ЛКП, ГСМ новых марок ТС.

Для этой цели требуется разработка новых криминалистических методик экспертного исследования следовых количеств ЛКП и ГСМ с привлечением современных научно-технических средств. В частности, по-прежнему актуальными являются недеструктивные методы исследования (методы электронной микроскопии, УФ-спектроскопии, компьютерные методы моделирования и визуализации цвета), позволяющие получить важную информацию без разрушения представленного образца.

Создание централизованной базы данных, содержащей информацию о признаках лакокрасочных покрытий ТС, позволяет обеспечить полное и точное решение поставленных перед экспертом криминалистических задач, в том числе, волнующего следствие вопроса о факте контактного взаимодействия (ФКВ) конкретного ТС с одеждой потерпевшего или другим ТС.

Таким образом, решение вышеизложенных проблем по экспертизе ЛКП и ГСМ является актуальным и заключается в разработке новых методик экспертного исследования современных видов ЛКМ и ГСМ с использованием приборной базы, соответствующей новейшим научно-техническим достижениям.

 

 

Ахмедова Д.Ш.

 

ИЗУЧЕНИЕ ГЕНЕТИЧЕСКОЙ ВАРИАБЕЛЬНОСТИ ЛОКУСОВ НАБОРА IDENTIFILER ДЛЯ ПОПУЛЯЦИИ УЗБЕКИСТАНА

 

Ключевые слова: полиморфизм генов, популяционная генетика, набор «AmpFlSTRR Identifier TM PCR Amplification Kit», судебно-генетическая экспертиза.

Keywords: gene polymorphisms, population genetics, a set of «AmpFlSTRR Identifiler TM PCR Amplification Kit», forensic genetic expertise.

 

В настоящее время изучение полиморфизма ДНК проводится во многих популяциях мира, при этом большинстве исследуются гипервариабельные локусоспецифические последовательности ядерной ДНК. Эти исследования касаются изучения параметров неравновесия по сцеплению между близкорасположенными генетическими маркерами и имеют конечную цель: повышение эффективности молекулярно-генетического идентификационного анализа, в основе которого лежит феномен полиморфизма длины амплифицированных фрагментов ДНК.

В данном научном исследовании использовались мультиаллелльные маркеры ДНК, по своей природе являющиеся микросателлитами. Они отличаются особым типом строения, представленным тандемно-организованными повторяющимися последовательностями меньше 10 п.н. и содержат короткие последовательности ДНК (олигонуклеотидные звенья), многократно повторяющиеся один за другим. У разных людей в одном и том же локусе одной и той же хромосомы число тандемных повторов различается и этим достигается их вариабельность.

Впервые эти мультиаллелльные маркеры были использованы в исследованиях описанных в работах Джеффриса1. Первоначально молекулярно генетические исследования проводились в монолокусном формате. Прогресс в изучении вариабельности аутосомных микросателлитиных локусов стало возможным с применением эффективных мультилокусных амплификационных систем, таких как «AmpFlSTRR Identifiler™ PCR Amplification Kit»2.

________________________________

1 Jeffreys AI, Wilson V., Thein S.L. Individual-specific «fingerprints» of human DNA// Nature. 1985. V. 316. P. 76; Gill P., Jeffreys AJ., Werrett D.J. Forensic application of DNA «Fingerprints» //Nature. 1985. V. 318. P. 577.

2 Amp Fl STR R Identifiler TM PCR Amplication Kit, User's Manual. PE Biosystems, P/N 4323291.4. ABI PRIZM BigDye Terminator vl.l Cycle Sequencing Kit, Protocol, Part Number 433786, 2002.

 

Несмотря на прогресс в изучении частот распределения аллелей STR локусов и вероятности встречаемости генотипов для представителей коренной узбекской популяции в литературе не существуют. Для восполнения существующего пробела были проведены исследования ДНК 530 неродственных индивидуумов представителей коренной узбекской популяции из 13 регионов с использованием панели STR локусов D8S1179, D21S11, D7S820, CSF1P0, D3S1358, ТН01, D13S317, D16S539, D2S1338, D19S433, vWA, TPOX, D5S818, D18S51 и FGA входящих в амплификационный набор «AmpFlSTRR Identifiler™ PCR Amplification Kit» с последующим генотипироваем на приборе ABI PRISM 3100 DNA Sequenser (PE Biosystems, США).

Целью данной работы является изучение генетической вариабельности полиморфизма аллелей STR локусов набора Identifiler коренного населения Узбекистана, расчет аллельных частот и других статистических данных, создание опорных данных используемых при расчете вероятности встречаемости генотипа при решении задач по идентификации и родства при проведении судебных молекулярно-генетических экспертиз.

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

- сбор биологических образцов от представителей коренной популяции Узбекистана;

- выделение и очистка тотальной ДНК из всех образцов;

- амплификация 15 аутосомных STR локусов;

- проведение фрагментного анализа 15 аутосомных STR локусов;

- программная обработка генотипов;

- составление таблицы аллельных частот и другие статистических параметров используемых при проведении судебных молекулярно-генетических экспертиз.

- занесение в базу данных генотипов исследованных образцов.

Выборка представлена из 13 различных регионов Узбекистана: г. Ташкент (41 человек), Сырдарьинская (42 человек), Джизаксая (44 человек), Ферганская (54 человек), Андижанская (46 человек), Наманганская (41 человек), Самаркандская (47 человек), Кашкадарьинская (41 человек), Сурхандарьинская (47 человек), Бухарская (26 человек), Навоийская (30 человек), Хорезмская (38 человек) и из Республики Каракалпакистан (33 человек). Забор слюны производили у взрослых жителей, принадлежащих к разным семьям, что позволяет рассматривать выборки случайными для популяций. Принадлежность индивида к конкретной коренной популяции определяли методом опроса родословной до трех поколений по обеим родительским линиям, с заполнением анкеты и с получением расписки о добровольной сдачи биообразцов.

Из объектов исследования выделяли препараты суммарной клеточной ДНК органическим методом1. Очистку от ингибиторов ПЦР и концентрирование ДНК проводили с помощью устройства Centricon-302. Качественную оценку выделенной ДНК проводили методом электрофореза на агарозном геле.

Для амплификации использовали набор энзиматической амплификации «AmpFlSTRR Identifiler™ PCR Amplification Kit» (PE Biosystems, США)3. Для амплификации приготавливали пробирки Master Mix, которые содержат в Reaction Mix, Primer Set, и Taq ДНК полимеразу, с конечными концентрациями, соответственно, 7,5 мкл, 2,5 мкл и 0,5 мкл. В пробирки Master Mix по 5 мкл исследуемой ДНК. ПЦР амплификация проводилась по стандартному протоколу. Для проведения ПЦР амплификации использовали GeneAmp® ПЦР система 9700 с золотым 96-ячеечнным блоком (Applied Biosystems). Программа амплификации включала 28 циклов в режиме: 11 мин предварительной денатурации при 95°С, двадцати восьми циклов: 94°С - 1мин., 59°С - 1 мин., 72°С - 1 мин. Программу завершала элонгация при 60°С в течении 45 мин.

Фрагментный анализ проводили на приборе ABI PRISM 3100 DNA Sequenser (PE Biosystems, США). Для определения размеров амплифицированных продуктов используют стандартный набор DLIZ500 и AmpFlSTRR Identifiler™ Allelic ladder.

Размеры амплифицированных фрагментов геномной ДНК определяли с использованием внешних стандартов молекулярных масс путем компьютерной интерпретации «Data Collection Software v2.0», С помощью специального программного обеспечения компьютера «GeneMapper v3,5» получили спектрограммы (графическое изображение) генотипов состоящего из специфического набора номеров аллелей для каждого объекта в пределах пятнадцати локусов и пол специфичного гена амелогенина.

Расчет частоты аллелей по 15 КТП локусам проводили с применением алгоритма Powerstat algorithms (Promega Corp)4.

________________________________________

1 Amp Fl STR R Identifiler TM PCR Amplication Kit, User's Manual. PE Biosystems, P/N 4323291.4. ABI PRIZM BigDye Terminator vl.l Cycle Sequencing Kit, Protocol, Part Number 433786, 2002.

2 Operating Manual Centricon® 30 (100) Concentrators. - Amicon Inc, 1996.

3 Amp Fl STR R Identifiler TM PCR Amplication Kit, User's Manual. PE Biosystems, P/N 4323291.4. ABI PRIZM BigDye Terminator vl.l Cycle Sequencing Kit, Protocol, Part Number 433786, 2002.

4 Operating Manual Centricon® 30 (100) Concentrators. - Amicon Inc, 1996.

 

Расчет частоты аллелей 15 STR локусов (D8S1179, D21S11, D7S820, CSF1P0, D3S1358, ТН01, D13S317, D16S539, D2S1338, D19S433, vWA, TPOX, D5S818, D18S51 и FGA) генотипов 530 коренных узбеков собранных из 13 регионов Узбекистана приведены в таблице 1. Все 15 локусов показали несущественное отклонение от ожидаемой Харди-Ваенберга - таблица 2. Семь из 15 локусов (D8S1179, D21S11, D2S1338, D19S433, D18S51 и FGA) оказались наиболее информативными генетической идентификации личности (Р1С > 0,8).

Распределение частот аллелей КТП локусов указывает на существование значительного внутрипопуляционного генетического разнообразия в исследованной популяции. Среднее значение наблюдаемой гетерозиготности по 15 локусам колеблется от 0,59 до 0,86.

Таким образом, результаты, полученные в ходе научно-исследовательской работы, восполнят критический дефицит мировой базы популяционных данных по Центрально-Азиатским генотипам, в частности, узбекам. Для популяционных исследований, эти данные будут иметь большой интерес в изучении человеческой популяционной генетики и филогенетического анализа. Также эти результаты будут использованы в качестве опорных параметров для стандартных вероятностных расчетов при оценке результатов судебных молекулярно-генетических экспертиз.

 

Таблица 1 - Аллельные частоты для локусов набора AmpFlSTRR Identifiler ТМ в узбекской популяции (N=1060)

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Таблица 2 - Основные популяшционные характеристики для локусов D8S1179, D21S11, D7S820, CSF1PО, D3S1358, TH01,

D13S317, D16S539, D2S1338, D19S433, vWA. TPOX, D5S818, D18S51 и FGA узбекской популяции (N=1060)

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

 

Ахмедова Р.К., Кораблёва Н. В.,

Абдуллаева М.У., Ветрова В.А.

 

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МЕТОДА ВЭЖХ-МС ДЛЯ АНАЛИЗА ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ КЛОФЕЛИН И ЗОЛПИДЕМ В ЭКСПЕРТНОЙ ПРАКТИКЕ

 

Ключевые слова: высокоэффективная жидкостная хроматография с масс-спектрометрическим детектором (ВЭЖХ-МС), клофелин, золпидем.

Keywords: high performance liquid chromatography with mass spectrometric detection (HPLC-MS), clonidine, zolpidem.

 

Несмотря на то, что газо-хромато-масс-спектрометрический (ГХ-МС) анализ является самым распространенным методом анализа наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, в последнее время в мировой практике судебно-химической и медицинской экспертизы все большее применение находит высокоэффективная жидкостная хроматография с масс-спектрометрическим детектором (ВЭЖХ-МС). Использование метода ВЭЖХ-МС является наиболее оптимальным при исследовании наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров за счет сокращения времени пробоподготовки, т.к. отпадает необходимость стадии испарения реагентов и получения производных, а также появляется возможность идентифицировать вещества, которые невозможно анализировать методом ГХ-МС.

Большую опасность помимо наркотических средств для общества представляют психотропные вещества, отравления которыми носят преимущественно криминальный характер в форме посягательств на личность, с целью приведения граждан в бессознательное состояние, завладением их имуществом, изнасилования и т.д. Ведущее место, среди данных психотропных веществ занимают снотворные средства - клофелин и золпидем, которые, как известно из нашей экспертной практики, правонарушители добавляют в алкогольные напитки, соки и даже кондитерские изделия, в частности, кремовые рулеты и т.д.

В литературе описаны способы идентификации клофелина и золпидема методами тонкослойной хроматографии, жидкостной хроматографии, газовой хроматографии с детектором электронного-захвата, газовой хроматографии с масс-спектрометрическим детектором, с использованием химической и электронной ионизации1. Однако определение низких концентраций данных веществ в объектах криминалистической экспертизы (соки, напитки и др.) и их следов на различных предметах носителях (чашки, стаканы, бутылки и т.д.) представляет значительные трудности.

В связи с этим в задачу наших исследований входило разработка методики обнаружения психотропных веществ клофелин и золпидем, в объектах криминалистической экспертизы, обеспечивающей максимальную надежность их идентификации.

_______________________________________

1 Еремин С.К., Изотов Б.Н., Веселовская Н.В. Анализ наркотических средств. - М. - Мысль. - 1993. - 260 с; Попов И.М., Семененко Л.А. Отравление гемитоном. // Судебно-медицинская экспертиза, 1981. - № 3. - С.55; Томилин В.В., Лужников Е.А., Остапенко Ю.Н. Экспертиза острых отравлений клофелином. // Судебно-медицинская экспертиза, 1991. - № 2. - С.30-34; Кичигина Л.С., Козловский В.И., Александрова Л.С. Неотложные состояния при передозировках и отравлениях клофелином // Анестезиологическое обеспечение и интенсивная терапия критических состояний: Тез.докл. - Минск. - 1995. - С.70-71; Агинский В.Н., Зибров Т.С., Камаев А.В., Сорокин В.И., Сорокина Т.И. Криминалистическое исследование материалов, содержащих клофелин. // Метод, рекомендации. - М.: ВНКЦ, 1991.

- 5 с; Кедров B.C., Бажанов Н.О. Судебно-медицинские аспекты острых отравлений клофелином. // Судебно-медицинская экспертиза, 1997. - № 3. - С. 18-20; Вольграм Е.Н., Ходасевич Т.А. К вопросу об отравлении клонидином // Судебно-медицинская экспертиза, 1990.

- № 4. - С.47-49; Борисевич С.Н. Клофелин. Методы фармацевтического и химико-токсикологического исследования // Здоровье и окружающая среда: Сб. науч. тр. Вып. 10 / М-во здравоохранения Респ. Беларусь. - Минск: Науч. практ. центр гигиены, 2007. - С.690-694; British Pharmacopoeia, 2000; А.Б. Мелентьев. Определение клофелина в крови методом газовой хроматографии - масс спектрометрии// СМЭ. - 2001. - № 4. - С.28-31; Anna tiza В. Durol and David J. Greenblatt. Analysis of Zolpidem in Human Plasma by High-Performance Liquid Chromatography with Fluorescence Detection: Application to Single-Dose Pharmacokinetic Studies // Journal of Analytical Toxicology, Vol. 21,September 1997 - P. 388-392; Борисевич С. Н., Вергун О.М. Острые отравления клофелином и возможности их лабораторной диагностики. // Здравоохранение, 2010. - № 2. - С. 51-53.

 

Для исследования использовали стандартные образцы клофелина и золпидем имеющиеся в коллекции лаборатории. В качестве объектов криминалистической экспертизы использовали вещественное доказательство - остатки жидкости, предположительно сока в пластиковой баклажке.

Стандартные образцы клофелина и золпидем готовили в концентрации 1 мг/мл с использованием в качестве растворителя - метанола. Для извлечения возможно присутствующих в представленном на исследование соке анализируемых нами веществ, проводили экстракцию хлороформом в соотношении 1:1, затем хлороформный слой упаривали досуха, сухой остаток экстрагировали метанолом и использовали для анализа.

Анализ проводили на приборе Agilent Technologist 1100 серии с использованием дегазатора, насоса для подачи растворителей, автосамплера, термостата колонки, диодноматричного детектора DAD и масс-спектрометрического квадроупольного детектора LC/MS AT 6130. Разделение проводили на колонке Zorbax Agilent Eclipse XDB-C8; 125×2mm, 5µm в изократическом режиме с использованием в качестве подвижной фазы метанола, скорость потока - 0,5 мл/мин, время анализа - 15 мин., детектирование пиков проводили при длине волны 230 нм, объем инъекции - 5 мкл.

Масс-спектрометрический анализ проводился в режимах положительной и отрицательной электро-спрей-ионизации при атмосферном давлении, температура газа азота - 250°С, температура испарителя - 200°С, скорость газа - 12 л/мин, давление газа - 35 psi, напряжение на фрагментаторе - от 80 до 110 В, напряжение заряда - 2000 В, ток - 4 мА.

Полученные в результате анализа хроматограммы, УФ-спектры и масс-спектры исследуемых объектов, представленные на рисунках 1-8, свидетельствовали о том, что масс-спектры стандартных образцов клофелина и золпидем, характеризуются наличием устойчивых фрагментов, с протонированным молекулярным ионом. При анализе полученных хроматограмм нами было обнаружено, что время удерживания и максимумы поглощения на УФ-спектрах клофелина и золпидема очень близки, в связи с этим анализ только путем проведения высокоэффективной жидкостной хроматографии не может способствовать их точной идентификации.

 

Рисунок 1 - Хроматограмма стандартного образца клофелина

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Рисунок 2 - УФ спектр стандартного образца клофелина

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Рисунок 3 - Масс-спектр стандартного образца клофелина

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Рисунок 4 - Хроматограмма экстракта из исследуемого образца сока

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Рисунок 5 - Масс-спектр клофелина, выделенного из образца сока

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Рисунок 6 - Хроматограмма стандартного образца золпидем

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Рисунок 7 - УФ стандартного образца золпидем

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Рисунок 8 - Масс-спектр стандартного образца золпидем

 

Материалы Международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе. Актуальные вопросы теории и практики судебной экспертизы» (г. Алматы, 6 ноября 2014 г.)

 

Использование ВЭЖХ-МС, позволяет идентифицировать полученные пики по масс-спектру, который значительно отличается друг от друга наличием фрагментарных и молекулярных ионов.

На хроматограмме экстракта из образца сока, представленного на рисунке 4, наблюдали смещение времени удерживания пика, соответствующего клофелину, идентификация которого осуществлялась по масс-спектру, представленному на рисунке 5, на котором был выявлен фрагментарный ион, соответствующий протонированному молекулярному иону (М+231) клофелина, хотя на данном спектре также присутствовали посторонние ионы, свидетельствующие о загрязнении данного пика сопутствующими веществами «предмета-носителя».

Ниже, в таблице 1 приведены основные хроматографические характеристики анализируемых веществ.

 

Таблица 1 - Хроматографические характеристики клофелина и золпидема

 

Наименование вещества

Время удерживания, Rt мин.

Характерные максимумы на УФ спектрах, нм

Молекулярный ион (М+)

Типичные ионы (m/z)

1

Клофелин

3,209-3,566

212, 240, 318

230

229, 231, 232

2

Золпидем

3,160-3,202

208, 244, 318

307

309, 308

 

Таким образом, нами было установлено, что использование метода высокоэффективной жидкостной хроматографии совместно с масс-спектрометрическим детектором позволяет идентифицировать анализируемые вещества как в лекарственных формах, так и на объектах-носителях, не только по времени удерживания и УФ-спектрам, а также по масс-спектрам, которые являются строго специфичными для каждого конкретного соединения.

Данный метод анализа обладает высокой чувствительностью, быстротой и эффективностью, так как исключает предварительную пробоподготовку с использованием дериватизации.

 

 

Байгулова Г.С.

 

СУДЕБНО-ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ

 

Ключевые слова: судебно-экологическая экспертиза, Экологический кодекс, экологические правонарушения.

Keywords: forensic environmental impact assessment, environmental code, environmental offenses.

 

Республика Казахстан играет особую роль в обеспечении экологической стабильности Евразийского континента. Являясь политическим, культурным и экономическим мостом между Европой и Азией, Казахстан выполняет аналогическую связующую функцию в развитии ландшафтных и экологических систем на континенте. Размеры территории Казахстана, разнообразие климатических условий, особенности водного баланса региона влекут за собой существенную зависимость экологической ситуации на всей территории.

Интенсивное загрязнение воздуха, воды и почв, деградация животного и растительного мира, истощение природных ресурсов привели к разрушению экосистем, опустыниванию и значительным потерям биологического и ландшафтного разнообразия, росту заболеваемости и смертности населения. В результате такого рода нагрузок практически на всей территории Казахстана нарушена естественная способность природной среды обеспечивать будущее экономическое и социальное развитие страны. Переход к экологическому безопасному и устойчивому развитию в настоящее время становится одним из приоритетных направлений стратегии развития Казахстана. Фундаментом для этого перехода стала соответствующая законодательная база. Законодательство определяет правовые, экономические и социальные основы охраны окружающей среды и направлено на обеспечение экологической безопасности.

Экологический кодекс РК регулирует отношения в области охраны, восстановления и сохранения окружающей среды, использования и воспроизводства природных ресурсов при осуществлении хозяйственной и иной деятельности, связанной с использованием природных ресурсов и воздействием на окружающую среду, в пределах территории Республики Казахстан1.

Нарастающее увеличение потребления природных ресурсов, интенсивное развитие энергетики, промышленности и сельского хозяйства оказывают все более сильное антропогенное давление на окружающую природную среду и ставят под угрозу существование не только различных видов растений и животных, но и самого человека.

В связи с этим важнейшей составной частью политики любого государства как политической организации человеческого общества должна стать его экологическая безопасность, т.е. состояние защищенности природной среды и жизненно важных интересов человека от возможного негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности, чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, их последствий2.

_________________________________

1 Экологический кодекс Республики Казахстан от 9 января 2007 года № 212-III (с изменениями и дополнениями по состоянию на 13.06.2013 г.).

2 Федеральный закон «Об охране окружающей среды» от 10 января 2002 г. // СЗРФ. - 2002. - № 2. 133 с.

 

В последние годы наблюдается устойчивый рост количества экологических правонарушений. К факторам, снижающим эффективность совместной деятельности правоохранительных и природоохранных органов, относится недостаточный уровень использования специальных знаний в области экологии и смежных естественных наук при выявлении и рассмотрении экологических правонарушений в целях установления фактических обстоятельств негативного антропогенного воздействия на окружающую среду. Залогом полученных данных по конкретному делу, что невозможно без использования специальных научных знаний. В качестве эффективного решения этой проблемы развивается судебно-экологическая экспертиза - новое направление судебно-экспертных исследований.

Основной формой использования естественнонаучных, в частности, экологических знаний в уголовном, гражданском и административном процессах является судебная экспертиза. Одним из важных видов судебно-экологической экспертизы является исследование экологического состояния объектов городской среды.

К общим задачам судебно-экологической экспертизы относятся:

- определение вида и местоположения источника негативного антропогенного воздействия;

- характеристика негативного антропогенного воздействия на окружающую среду во времени и пространстве;

- установление механизма негативного антропогенного воздействия;

- определение масштабов, а также выявление условий и обстоятельств, способствующих усилению негативного антропогенного воздействия;

- установление обстоятельств, связанных с нарушением природоохранного законодательства, условий эксплуатации потенциально опасных объектов и действиями (бездействиями) специально уполномоченных лиц в области охраны окружающей среды и природопользования, которые способствовали причинению вреда здоровью человека (смерти человека) или иных тяжких последствий.

Объектами исследований являются локальный земельный участок, где обнаружены признаки негативного воздействия; пробы атмосферного воздуха, воды, почвы, отобранные в пределах антропогенно-нарушенного объекта окружающей среды; образцы флоры и фауны, подвергшиеся негативному антропогенному воздействию; механизмы, оборудование или детали с места, где произошло рассматриваемое событие; сведения из технической документации и актов проверки экологического состояния объектов; результаты обследования объектов окружающей среды санитарно-эпидемиологическими, природоохранными и иными специально уполномоченными органами1.

_______________________________________

1 Черных Н.А., Усов А.И., Омельянюк Г.Г. Судебно-экологическая экспертиза: учебное пособие. М.: РУДН, 2008. С. 215.

 

В последние годы актуальным является исследование экологического состояния объектов городской среды. В соответствии с законодательством Казахстана осуществляется постоянный контроль качества окружающей среды в городах и иных населенных пунктах. Городская среда подвергается воздействию многочисленных негативных процессов природного и антропогенного характера. Среди них следует выделить загрязнение объектов городской среды экологически опасными веществами, повышение уровня вредного физического воздействия, в том числе шумового, вибрационного, электромагнитного, уменьшение озелененности территории, увеличение площади антропогенно-нарушенных земель, нарушение водного баланса (подтопление или иссушение). Объекты городской среды подвергаются одновременному воздействию нескольких негативных процессов, что часто приводит к усилению последствий в результате их взаимодействия. В настоящее время большое внимание уделяется вопросам охраны и оздоровления городской среды, а также решению проблем обеспечения эколого-технологической и антитеррористической безопасности. Тем не менее, следует констатировать, что реализация комплекса мероприятий (в том числе использование высокоэффективных газа - и пылеулавливающих устройств, применение безотходных технологий, переход на экологически чистые виды топлива, озеленение территории) не всегда приводит к желаемому результату. Несмотря на законодательное обеспечение учета экологических требований при размещении, проектировании, строительстве, реконструкции объектов городской среды, в большинстве населенных пунктов отмечается превышающее установленные нормы негативное антропогенное воздействие транспорта, промышленных и жилищно-коммунальных предприятий на объекты городской среды. Актуально решение проблем загрязнения окружающей среды отходами жизнедеятельности и бытовым мусором. Решение вышеуказанных задач свидетельствует о необходимости формирования самостоятельного направления судебно-экологических исследований, а именно судебно-экологической экспертизы объектов городской среды. В судебные органы часто обращаются физические и юридические лица с исковыми заявлениями, связанными неблагоприятным экологическим состоянием жилых и производственных помещений.

Возрастание роли судебно-экспертного исследования объектов городской среды для установления фактических обстоятельств нарушений экологического законодательства обуславливает актуальность развития судебно-экологической экспертизы объектов городской среды в качестве самостоятельного направления судебно-экспертной деятельности.

Судебно-экологическая экспертиза-это практическая деятельность, состоящая в исследовании негативного антропогенного воздействия на конкретные (локальные) объекты окружающей среды и осуществляемая в процессе уголовного, гражданского и административного судопроизводства. Судебно-экологическая экспертиза позволяет установить важные фактические обстоятельства экологических правонарушений.

При производстве экспертизы осуществляется исследование результативности работы систем, предназначенных для обеспечения экологической безопасности объектов городской среды, в том числе для инженерной защиты окружающей среды и контроля за обращением с отходами жизнедеятельности. В случае необходимости проводится изучение результативности работы систем, предназначенных для экологической резервации и хранения, безопасного уничтожения токсичных объектов и рекультивации загрязненных территорий. В ходе исследования применяются современные методы исследования с использованием лазерной, инфракрасной, радиометрической, электрофизической и других измерительных систем.

В зависимости от поставленных вопросов эксперты осуществляют обнаружение и оценку возможных разрушений системы экологической и технологической безопасности жилых и общественных комплексов, строительных, транспортных энергетических, водообеспечивающих и других объектов; исследование вредного физического воздействия, в том числе установление источника и уровня шумового, вибрационного, электромагнитного и иного физического воздействия. При решении конкретных экспертных задач проводится локализация источника негативного антропогенного воздействия, в том числе промышленных и бытовых канализационных стоков; определение направленности и скорости несанкционированных сбросов и выбросов. Поэтому если Вас беспокоит, например, существенное ухудшение состояния деревьев в сквере, радиационная обстановка на объекте строительства, качество воздуха во дворе, несанкционированная свалка на близлежащем земельном участке и вы готовы подать исковое заявление в суд, то в этом случае понадобится помощь судебных экспертов-экологов, которые проведут все необходимые экологические исследования. Судебными экспертами-экологами не рождаются, ими становятся. Причем обучение экспертов включает не только теоретический курс, но и практические занятия по осмотру участков в целях выявления признаков негативного антропогенного воздействия. Будущие судебные эксперты-экологи учатся правильно отбирать образцы (пробы) и работать с материалами, полученными при обследовании объектов окружающей среды. Предмет судебно-экологической экспертизы городской среды - фактические обстоятельства, свидетельствующие о негативном антропогенном воздействии на конкретные объекты городской среды, в том числе здания, сооружения и функционально связанные с ними территории, которые устанавливаются на основе использования специальных знаний в области экологии и смежных наук в процессе уголовного, гражданского и административного судопроизводства. Решение экспертных задач подразумевает участие экспертов разных специальностей. В этой связи судебно-экологическая экспертиза, как правило, носит комплексный характер и проводится разными экспертными специалистами, формулирующими общий вывод. Экспертная специальность - это фактическая область специальных знаний, которыми владеет данный судебный эксперт. В соответствии с действующим законодательством комплексной является судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей, формулирующих общий вывод. При возникновении разногласий между экспертами каждый из них или эксперт, который не согласен с другими, оформляет отдельное заключение. Проведение комплексной экспертизы регламентируется ст. 250 УПК РК, ст. 95 ГПК РК, ст. 29 Закон РК о СЭД РК1.

Развитие судебно-экологической экспертизы объектов городской среды позволит квалифицированно и на современном уровне решать задачи использования специальных знаний в целях установления фактических обстоятельств нарушения экологических требований при строительстве, эксплуатации, использование жилых, производственных комплексов и иных объектов городской среды.

_________________________________________

1 Черных Н.А., Баева Ю.И., Максимова О. А. Судебная экологическая экспертиза: учебное пособие. М., 2012. 406 с.

 

 

Бакибаев А.А., Мекебаев Д.Р.,

Дукенбаев У.Ж.

 

ПРОФИЛАКТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СУДЕБНОГО ЭКСПЕРТА

 

Ключевые слова: профилактическая деятельность, непроцессуальная форма профилактики, процессуальная форма профилактики.

Keywords: prevention activities, non-procedural form of prevention, procedural form of prevention.

 

Достаточно высокий уровень криминализации различных сфер жизнедеятельности современного общества требует преобразований в системе профилактических мер, проводимых правоохранительными органами, органами государственного управления, общественными организациями. Использование специальных экспертных знаний наряду с другими формами профилактической деятельности позволяет значительно усилить предупреждение, выявление, расследование и раскрытие преступлений.

Профилактическая деятельность судебных экспертов выражается в изучении и выявлении причин и условий, способствующих совершению общественно опасных деяний. Существуют мнения, что данные криминалистической профилактики могут быть использованы и для успешной профилактической работы по гражданским и некоторым административным делам. Несомненно, расширение возможностей использования экспертизы в административном процессе способствовало бы повышению эффективности профилактической деятельности.

Область применения криминалистической техники переросла границы уголовного процесса. Технико-криминалистические средства, приемы и методики широко применяются при проведении различных профилактических мероприятий в оперативно-розыскной деятельности. К помощи специалистов в области судебной экспертизы обращаются представители иных областей знаний.

Следует отметить, что в основном задачи профилактики правонарушений по средствам использования экспертных знаний возложены на сотрудников оперативно-криминалистических подразделений МВД, ЦСЭ МЮ Республики Казахстан и научно-исследовательских лабораторий, институтов судебной экспертизы. Тем не менее, не следует отказываться от взаимодействия с негосударственными судебно-экспертными учреждениями и независимыми экспертами, если даже такое сотрудничество будет затрагивать не все аспекты профилактической деятельности. В целом это позволит охватить более широкую сферу общественных отношений, где требуется производство судебных экспертиз, что в конечном счете будет способствовать увеличению выявляемых обстоятельств, сопутствующих различного рода неправомерным деяниям.

Судебно-экспертная профилактика может выражаться как в процессуальной, так и непроцессуальной форме. Процессуальная форма предполагает участие экспертов в выявлении обстоятельств, способствующих совершению преступления. Эту деятельность судебные эксперты осуществляют в процессе участия в качестве специалистов при производстве следственных и иных процессуальных действий, а также по заданию инициатора назначения экспертиз и исследований или в порядке проявления экспертной инициативы. В этих случаях судебный эксперт предлагает свои соображения по интересующим следствие вопросам либо при проведении экспертного исследования устанавливает факты, выходящие за рамки вопросов, обозначенных в постановлении о назначении судебной экспертизы.

Если судебный эксперт выясняет, что представленные ему для исследования материалы позволяют решить вопросы профилактического характера, которые не обозначены в постановлении, определении о назначении экспертизы, целесообразно проинформировать об этом инициатора ее назначения. Если инициатор согласен с выводами эксперта, он может предоставить эксперту новые документы (материалы), сообщить дополнительные данные или внести новые вопросы в постановление о назначении экспертизы1.

Дополнительные сведения, выявленные экспертными методами, можно оформить в качестве примечаний в заключении эксперта. Если по тактическим соображениям такие сведения нецелесообразно добавлять в текст заключения, то результаты исследования можно описать в сопроводительном отношении к экспертному заключению2.

_________________________________________

1 Слепнева Л.И. Профилактическая деятельность сотрудников экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел // 50 лет НИИ криминалистики: Сб. науч. тр. М.: ЭКЦ МВД России, 1995. С. 31.

2 Зуев Е.И. Непроцессуальная помощь сотрудника криминалистического подразделения следователю. М.: ВНИИ МВД СССР, 1975. (Б-ка эксперта).

 

Профилактические рекомендации, разработанные в процессе производства экспертизы, следует направлять только назначавшему экспертизу органу (лицу). Такие рекомендации являются частью экспертного заключения, поэтому они обязательно должны оцениваться органом (лицом), назначившим экспертизу, в совокупности с другими материалами дела1.

Непроцессуальная форма профилактической деятельности обусловлена тем, что она и ее виды прямо не предусмотрены законом, а регламентируются, как правило, ведомственными нормативными актами. Необходимо выделить общие направления непроцессуальной профилактической деятельности судебных экспертов. На наш взгляд, к ним относятся: справочно-консультативная деятельность; обобщения экспертной практики; разработка профилактических предложений; проведение научно-практических исследований по проблемам профилактики правонарушений; правовая пропаганда с использованием как средств массовой информации, так и выступлений непосредственно перед населением; проведение занятий и семинаров с определенной категорией должностных лиц (например, с банковскими служащими, нотариусами, работниками органов социального обеспечения) по вопросам распространения поддельных документов.

На способы повышения качества и эффективности судебно-экспертной профилактики указывали И.Я. Фридман, Е.И. Зуев, Г.П. Аринушкин, Г.Г. Габуния, Л.И. Слепнева, Н.Л. Гранат2.

Для того чтобы экспертная профилактика была действительно эффективна, необходимо:

- расширить практику назначения экспертиз во всех случаях, когда нужны специальные знания в науке, технике, искусстве, с учетом доступности экспертизы не только для правоохранительных органов и судов, но и любых физических и юридических лиц;

- изменить структуру экспертного заключения за счет сокращения исследовательской части, которая в настоящее время, по существу, никем не оценивается в силу своего специального характера, а может служить пособием для всех желающих научиться подделкам и иным фальсификациям3;

- информировать руководителей заинтересованных органов о разработанных профилактических рекомендациях и мерах, принятых по их внедрению в случаях, если некоторые профилактические рекомендации, разработанные на основе анализа и обобщения следственной и экспертной практики, а также изучения применения оперативными подразделениями криминалистических средств и методов, могут представлять интерес и для других служб4;

- обеспечить организацию совместной разработки предложений профилактического характера (например, по применению криминалистических приемов осмотра документов в деятельности государственной инспекции безопасности дорожного движения, контрольно-ревизионных органов);

- установить «обратную связь», чтобы следователь (оперативный работник и др.), ответственный за проведение соответствующих мероприятий, информировал судебного эксперта об использовании результатов их профилактических рекомендаций. Такая информация психологически поощряет инициативу эксперта, укрепляет взаимодействие служб.

________________________________________

1 Габуния Г.Г. О некоторых вопросах реализации профилактических рекомендаций экспертов // Правовые, организационные и методические проблемы профилактической деятельности учреждений судебной экспертизы: Мат-лы Всесоюз. науч.-практ. кон-ции (9-10 октября 1986 г.). Баку, 1986.

2 См., например: Фридман И.Я. Вопросы профилактики преступлений при криминалистическом исследовании документов. Киев, 1968.

3 Гранат Н.Л. Об использовании специальных познаний в профилактике преступлений, совершаемых с использованием документов // Актуальные проблемы криминалистических исследований и использования их результатов в практике борьбы с преступностью / Под ред. А.М. Зинина. М.: ЭКЦ МВД России, 1994. С. 94-95.

4 Виницкий Л.В. Экспертная инициатива в уголовном судопроизводстве. М., 2009.

 

По каждому уголовному, административному, гражданскому делу существуют пределы исследования. Задача установления причин конкретного правонарушения и условий, способствовавших его совершению, не может подменяться задачей установления иных обстоятельств профилактического характера, которые к их числу не относятся.

Основная же проблема судебно-экспертной профилактики, по нашему мнению, состоит в недостаточном законодательном урегулировании. Эта форма экспертной деятельности по-прежнему остается факультативной и зависит от профессиональных качеств судебного эксперта, чувства гражданского долга и т.п. Возможно, следовало бы внести в Закон РК «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан» ряд норм, раскрывающих понятие судебно-экспертной профилактики и обязывающих выявлять причины и условия непреступных общественно опасных событий, являющихся предметом расследования и судебного разбирательства.

 

 

Басенцян А.Р.

 

СОЗДАНИЕ ЛОКАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ БАЗЫ ДАННЫХ ДЛЯ СУДЕБНО-БАЛЛИСТИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ

 

Ключевые слова: оружие, боеприпасы, пуля, гильза, база, экспертиза.

Keywords: arms, ammunition, bullet, liner, base, expertise.

 

В последние годы существенно повысился интерес к задачам судебно-баллистических и судебно-медицинских экспертиз огнестрельных ранений в связи с разнообразием оружия и разнородностью вызванных ими повреждений.

Решая задачи, поставленные постановлениями органов следствия и дознания, как правило, возникает необходимость в осуществлении диагностических и идентификационных исследований, в результате которых затем выдаются соответствующие экспертные заключения.

Поэтому, для повышения качества проводимых экспертиз, а также существенного сокращения временных затрат на их осуществление, наряду с использованием уже существующих информационных баз данных, в Национальном Бюро Экспертиз проводятся исследования по созданию новых, большей частью, локальных баз данных.

Так, в течение последних трёх лет в рамках диагностических исследований, в отделе судебно-баллистических экспертиз было изучено свыше 300 стволов оружия и 10000 пуль, по результатам которых были решены вопросы отнесения их к оружию и боеприпасам, их исправности, возможности произвести выстрел, а также возможности производства выстрела без нажатия на спусковой крючок1. Отметим, что при идентификации оружия по выстрелянным пулям с применением сравнительного микроскопа типа Comak производства фирмы Projektina были использованы общие принципы криминалистической экспертизы2.

В дополнение к вышеотмеченным диагностическим исследованиям проведены также исследования следов на одежде и преградах с целью определения их принадлежности к повреждениям, возникшим в результате применения огнестрельного оружия. Данные исследования позволили по определённым признакам огнестрельного оружия подтвердить факт его использования, вид оружия и боеприпасов, определить входные и выходные повреждения, направление и расстояние выстрелов.

В ряде случаев в ходе исследований, позволивших обогатить локальную базу данных, назначались также и комплексные медико-криминалистические экспертизы.

В процессе экспертного исследования стреляных пуль и гильз использованы также электронные информационные базы данных, в которых собраны соответствующие данные об определённых видах оружия, что позволяло за короткий срок и качественно определить, из какого вида оружия произведён выстрел, поскольку в имеющейся в нашем распоряжении электронной базе данных оружия установлены признаки, которые характеризуют то или иное оружие по следам, которые оставляются на стреляных пулях и гильзах, в зависимости от вида данного оружия3.

_______________________________________

1 Белкин Р.С. Криминалистика. М., 2005. С. 245-248; ГОСТ 18392-73. Классификация огнестрельного оружия; Криминалистическая экспертиза. Вып 5. Высшая школа МВД, 1987. С. 6-19.

2 Разумов Э.А., Молибога Н.П. Следы огнестрельного оружия. - Киев, 1994.

3 ГОСТ 18392-73. Классификация огнестрельного оружия; Разумов Э.А., Молибога Н.П. Следы огнестрельного оружия. - Киев, 1994.

 

В отделе судебно-баллистических экспертиз в настоящее время собрана коллекция пуль и гильз, стреляных из разных образцов нарезного и гладкоствольного оружия, а также база данных учебных патронов разного калибра.

Отметим, что при решении задач, связанных с разными уникальными объектами, приходилось прибегать к использованию частных коллекций, например, образцов, собранных в течение многих лет из представленных на экспертизу образцов оружия. Исходя из количества представленных за очень короткий срок на экспертизу образцов собрано 153 наименования образцов патронов, пуль и гильз. Собраны также образцы гильз, стреляных из газового оружия калибра 8 мм и 9 мм, пули и гильзы, выстрелянные из АК 47, АК 74 и их модификаций, карабинов СКС, снайперских винтовок СВД, пулемётов РПК, пистолетов ПМ, АПС, ПСМ, ТТ, ГЛОК, МАГНУМ. Собраны также образцы строительно-монтажных патронов, патронов к гладкоствольному оружию разного калибра и гильзы, стреляные в гладкоствольном оружии разного калибра.

Особо следует иметь в виду, что при введении в базу новых пуль и гильз обязательно заполняется разработанный в отделе формуляр, согласно пунктам которого обязательно записываются данные о наличии следов полей нарезов, их количество и направление на пулях, а также данные о месте расположения следов следообразующих деталей. Наличие подобной базы данных кроме имеющегося в отделе справочного материала обеспечивает их практическое применение при производстве экспертиз.

В рамках экспертной рабочей группы «Firearms/GSR» ENFSI в 2014 году, приняв участие в «Introduction to New Projects in Forensic Determination of Shooting Distance (FDSD 2014)» программе, в которой были задействованы отделы судебно-баллистических экспертиз свыше 40 стран, были выполнены совместные научные работы по представленным образцам следов выстрелов. При решении задания на основе выраженных в образцах признаков определить расстояние выстрела, используя накопленную локальную базу данных, заключение отдела судебно-баллистических экспертиз вошло в число 12 правильных ответов из представленных 43 экспертных заключений, в результате чего отдел получил предложение о дальнейшем сотрудничестве по данной теме.

 

 

Бахтиярова Ф.А.

 

НОВЫЕ МЕТОДИКИ, РАЗРАБОТАННЫЕ В РЕСПУБЛИКАНСКОМ ЦЕНТРЕ

СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ИМ. X. СУЛАЙМАНОВОЙ ПРИ МЮ РЕСПУБЛИКИ

УЗБЕКИСТАН, В ОБЛАСТИ СУДЕБНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

РЕКВИЗИТОВ И МАТЕРИАЛОВ ДОКУМЕНТОВ

 

Ключевые слова: новые методики, разделение красителей материалов письма, тонкослойная хроматография, последовательность нанесения штрихов, давность нанесения штрихов, микроструктура штрихов печатных текстов.

Keywords: new techniques, materials separation dyes letters, thin layer chromatography, the sequence of streaking, prescription streaking, microstructure strokes printed texts.

 

Развитие научно-технического прогресса требует разработки новых методик в области криминалистической экспертизы документов. В течение нескольких лет в экспертной деятельности экспертами-техниками применяются новые методики, разработанные в РЦСЭ им. Х. Сулаймановой при Министерстве юстиции РУз.

К ним можно отнести следующие:

1. Способ разделения красителей материалов письма и типографской краски методом тонкослойной хроматографии с использованием новой универсальной системы растворителей: бензол-диэтиламин-этиловый спирт 96%-ный (9:1:1) в парах 25%-ного аммиака

В настоящее время для разделения красителей материалов письма применяется метод тонкослойной хроматографии с использованием новой универсальной системы растворителей: бензол-диэтиламин-этиловый спирт 96%-ный (9:1:1) в парах 25%-ного аммиака. Метод тонкослойной хроматографии отличается доступностью и обладает высокой чувствительностью и дифференцирующей способностью. Существующие и применяемые до настоящего времени системы растворителей для разделения красителей материалов письма недостаточно эффективны. Совпадение Rf различных красителей в имеющихся системах растворителей затрудняет дифференциацию их и предполагает проведение анализа методом ТСХ последовательно в несколько стадий в нескольких системах растворителей, то есть для идентификации каждого красителя используется своя система растворителей. Кроме того, для разделения красителей паст сине-фиолетового, чёрного и зелёного цветов цвета рекомендовано использовать разные системы растворителей. Проведение разделения красителей в несколько стадий занимает много времени и неэкономично, так как затрачиваются дорогостоящие реактивы и пластинки для хроматографирования.

Предложенная в РЦСЭ им. Х. Сулаймановой при МЮ РУз система растворителей для разделения материалов письма является универсальной в том смысле, что с её помощью можно дифференцировать каждый краситель, входящий в состав паст шариковых ручек и типографских красок в одной и той же системе растворителей в один приём. Она обладает высокой разделяющей способностью с яркими пятнами и предназначена для дифференцирования различных красителей и проведения идентификационного исследования при сравнительном исследовании материалов письма и типографской краски.

2. Установление последовательности нанесения печатного текста, выполненного на лазерном принтере, оттиска печати и подписей без наличия мест их пересечения

Для установления последовательности нанесения печатного текста, рукописных записей (подписей) и оттисков печатей традиционно проводится исследование мест пересечения штрихов.

Современные микроскопы, имеющееся в оснащении лаборатории криминалистической экспертизы документов - компактный видеомикроскоп «CVM-2000» и «LEICA MZ-16», соединённые с видео спектральными компараторами «VSC-2000» и «VSC-5000», позволяют проводить исследование документов при увеличении от 600 до 1000 крат, когда размеры частиц тонера на мониторе примерно в 30 раз меньше ширины штриха. При проведении исследования с помощью видеоспектрального компаратора «VSC-5000» и микроскопа при увеличении до 600 крат установлено, что на свободной от текста поверхности бумаги в печатных текстах, выполненных на лазерном принтере, имеются многочисленные мельчайшие частицы порошка-тонера, прилипшие к бумаге в процессе прокатывания бумаги по барабану и закреплённые нагретым роликом. В штрихах рукописных записей (подписей) и оттисков печатей имеются аналогичные мельчайшие частицы порошка, которые в зависимости от последовательности нанесения штрихов могут располагаться под штрихами рукописных записей (подписей) и оттисков печатей, либо над ними. Признаками выполнения печатного текста поверх рукописных записей (подписей), выполненных пастой шариковой ручки, является наличие на густых участках - сбросах пасты шариковой ручки единичных частиц тонера с чётко очерченными краями, прерывающих блеск красителя по ходу волокна, не раздавленных узлом пишущего прибора.

Вышеуказанные признаки были положены в основу дачи категорического вывода о выполнении печатного текста после выполнения рукописных записей (подписей), так как под густым слоем красителя обнаружить частицы тонера невозможно. Отсутствие частиц тонера под штрихами рукописных записей (подписей) является подтверждением данного вывода. Аналогичные признаки устанавливаются при исследовании частиц тонера в штрихах оттисков печатей. Данный метод применяется в области судебно-технической экспертизы документов для установления факта подделки документов путём выполнения печатного текста на чистом листе бумаги с имеющимися на нём подписью и оттиском печати.

3. Определение давности выполнения рукописных записей, оттисков печатей и штампов на основе спектрального флуоресцентного анализа при ускоренном старении штрихов в УФ-лучах

Данный способ установления давности нанесения штрихов основан на ускоренном старении штрихов при облучении (инсоляции) их ультрафиолетовыми (УФ) лучами и включает определение динамического параметра, характеризующего давность нанесения штрихов как результат изменения скорости испарения летучих компонентов в материале штриха в зависимости от давности нанесения штриха.

При инсоляции в УФ-лучах штрихов рукописных записей с различной давностью нанесения выявлена определённая закономерность изменения интенсивности спектра флуоресценции в максимуме излучения от давности, названная авторами «эффектом инсоляции». Изменение величины эффекта инсоляции от давности нанесения штрихов и послужило основанием для разработки методики установления давности нанесения штрихов, приемлемой при производстве экспертиз с использованием современной приборной базы. Результаты исследования показали, что в течение первых 2-х месяцев после нанесения штрихов пастами шариковых ручек наблюдается значительное изменение эффекта инсоляции в максимуме излучения, далее в промежутке времени от 2-х месяцев до 2-х лет для паст шариковых ручек наблюдается незначительное изменение. После 2-х лет изменение практически не наблюдается. Предлагаемый способ позволяет наглядно по величине «эффекта инсоляции» дифференцировать «свежие» (давность нанесения на бумагу не более двух месяцев) и «старые» (давность нанесения на бумагу более двух месяцев) записи. Данный способ отличается от других существующих способов определения давности нанесения штрихов тем, что исследование проводится в короткий срок времени, без разрушения штрихов и без проведения многостадийных сложных количественных анализов, так как измерения заложены в программное обеспечение спектрофотометра.

4. Исследование микроструктуры штрихов печатных текстов, выполненных на лазерных принтерах различных марок, с целью идентификации картриджей и принтеров по текстам

С целью идентификации картриджей, заправляемых в лазерные принтеры, а затем возможной идентификации принтеров были выявлены ряд признаков, обусловленные спецификой в формировании знаков и характером распределения частиц тонера в целом в штрихах, которые можно использовать как ориентировочные при сравнительном исследовании микроструктуры штрихов, а также частные признаки картриджа и признаки, обусловленные механизмом самого принтера. Результаты эксперимента показали, что штрихи печатных текстов, распечатанных с использованием определённого картриджа характеризуются своей микроструктурой, которая не зависит от принтера. Принтер может внести лишь признаки, обусловленные механизмом самого принтера. При использовании одного и того же картриджа на различных принтерах одной марки признаки штрихов печатных текстов, то есть признаки картриджа сохраняются. Микроструктура штрихов изменяется после каждой заправки картриджа, поэтому идентификация принтеров прежде всего связана с идентификацией картриджа, заправленного в принтер. Признаки, обусловленные механизмом принтера, могут отобразиться в штрихах печатного текста в виде трасс от валика в принтере на оборотной стороне бумаги, либо каких-то дефектов букв. Совпадение микроструктуры штрихов, а также признаков, обусловленных механизмом принтера и алгоритма растеризации, заложенного в каждый принтер позволяет в совокупности с признаками картриджа идентифицировать принтер. Если эксперт в процессе исследования обнаружит только признаки картриджа, он вправе дать категорический вывод о выполнении текстов с использованием одного и того же картриджа и условно-категорический вывод о выполнении текста с использованием одного и того же лазерного принтера, при условии, что не производилась замена или заправка картриджа. При обнаружении совпадающих признаков, связанных с механизмом самого принтера в совокупности с признаками картриджа и единым алгоритмом растеризации эксперт может дать категорический вывод в отношении принтера. Кроме идентификационных задач в экспертной практике были случаи решения диагностических задач, когда при исследовании документа было обнаружено различие в микроструктуре штрихов основного текста, выполненного на лазерном принтере и реквизитов, что позволило установить факт монтажа при изготовлении оригинала документа.

 

 

Бондаренко Е.Н.

 

РОЛЬ КОМПОЗИЦИОННОГО АНАЛИЗА ДОКУМЕНТОВ В ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ

 

Ключевые слова: композиция, документ, анализ, лингвистическая экспертиза, семантика.

Key words: composition, document, analysis, linguistic expertise, semantics.

 

Не только художественный текст, но и текст деловых бумаг наделён организующей структурой, которая определяет его содержание и влияет на интерпретацию. Из отдельных частей создаётся целое речевое произведение, отражающее либо эстетическую, либо сугубо прагматическую программу автора, в частных случаях выступающую в роли инструкции, приказа, акта волеизъявления и т.п. Чёткость построения фрагментов текста, точное согласование элементов, их соответствующее требованиям официально-делового стиля сочетание, шаблонность и схематизм позволяют избежать двусмысленности, противоречивости и неясности в документе.

Однако одним из самых востребованных видов экспертиз остаётся лингвистическое исследование смыслового содержания деловых бумаг, их отдельных частей. При этом традиционные методы анализа речевого произведения такие, как анализ семантики слова, контент-анализ, нормативно-стилистический анализ и т.п., не дают возможности верно интерпретировать смысловые сегменты текста. Это связано с тем, что свойственный деловым бумагам буквализм языковых единиц создаёт противоречие между тематическими блоками документа. Отсюда восстановление семантики текста в целом, а также его структурных частей становится возможным лишь при композиционном анализе, который позволяет рассматривать элементы речевого произведения как единство плана-содержания и плана-выражения деловой бумаги. Иными словами, анализ организующей структуры документа способствует раскрытию смысла его отдельных частей путём выявления соотношения между семантикой текста и его внешним «каркасом» (особенностями расположения частей документа, их построения).

Характерным примером лингвистического исследования композиции речевого произведения официально-делового стиля является рассмотрение структуры договоров. Так, эксперту был представлен документ, соответствующий ряду требований, предъявляемых к оформлению этого типа бумаг. В контракте отражена строгая структура документа. Текст договора условно делится на несколько частей:

«Преамбула» - вводная, разъяснительная часть деловой бумаги, где отражены её наименование («Контракт»), названия договаривающихся сторон (ООО «Сервиспринт»; 000 «Абрис» - все реальные наименования изменены в целях соблюдения требования конфиденциальности при проведении лингвистической экспертизы), их адреса и имена представителей;

«Предмет Контракта» - обозначение того, о чём договариваются стороны: купля-продажа листовой офсетной печатной машины;

«Цена и общая Сумма Контракта» - описание денежного выражения стоимости в договоре и особенностей разгрузочно-погрузочных работ, их материальная сторона;

«Порядок расчётов» - отражение условий оплаты, а также исчисления денежных средств (оплата по Контракту осуществляется в рублях РФ, указываются даты выплаты средств);

«Срок и дата поставки» - данный параграф определяет время полной поставки оборудования;

«Техническая документация» - обозначение комплекта деловых бумаг, включающих инструкцию по эксплуатации и инструкцию по сервисному обслуживанию на русском языке, и сроков их получения;

«Упаковка и маркировка» - определение особенностей материала, в котором находится товар, соответствие упаковки международным нормам ISO;

«Порядок отгрузки» - отражение очерёдности действий при перевозке оборудования, включении в порядок отгрузки формирования пакета документов, передающихся по факсу;

«Сдача-приёмка» - данный параграф оговаривает особенности прибытия, разгрузки и транспортировки оборудования в зону монтажа;

«Качество и гарантийный срок» - обозначение соответствия пригодности оборудования требованиям стандарта ISO 9001, установление сроков по обеспечению исправности товара (24 месяца);

«Санкции» - утверждение мер, применяемых к нарушителям пунктов договора, например, уплата пени в размере 0,5% стоимости не поставленного оборудования за каждые 14 дней задержки и т.п.;

«Транспортное страхование» - установление ответственности за продавцом в связи с различными рисками до момента разгрузки;

«Переход права собственности» - обозначение момента, когда покупатель становится собственником оборудования;

«Монтаж, ввод в эксплуатацию» - описание организации, условий и сроков проведения монтажа, его стоимости, установка момента ввода в эксплуатацию;

«Права и обязанности Сторон» - закрепление за сторонами по договору правил поведения и возможных действий по отношению друг к другу;

«Инструктаж» - определение стоимости и продолжительности инструктирования персонала для работы на печатном оборудовании Рапида;

«Форс-Мажор» - описание особенностей поведения и регулирования деятельности при возникновении чрезвычайных и непреодолимых в данных обстоятельствах препятствий по соблюдению условий договора;

«Арбитраж/ Применимое право» - утверждение в качестве субъекта разрешения споров и разногласий по договору Арбитражного суда г. Москвы, а также ориентация на право Российской Федерации;

«Общие условия» - регулировка вопросов, связанных с особенностями согласования взаимодействия между сторонами, законодательными аспектами, установление срока действия контракта;

Заключительная часть: «Юридические адреса» и «Реквизиты» - наименования организаций, почтовые адреса, ИНН/КПП, ОГРН, банковские реквизиты, подписи и печати сторон;

«Приложение» - спецификация («Восьмикрасочная листовая офсетная печать с камеральной секцией лакирования, с переворотом листа после 4 печатной секции»).

Каждый из указанных параграфов документа делится на тематические пункты, иногда взаимодействующие между собой. Например, пункт 4.1. имеет ссылку на пункт 3.2., пункт 8.1. - на пункт 4.4., пункт 10.4 - на пункты 10.1., 10.2., 10.3., а пункт 13.3. - на пункт 5.1. При этом особняком в исследуемом контракте стоит пункт 1.2., так как он описывает существующую возможность сотрудничества Сторон по иному плану действий. Содержание данного тематического блока посвящено вероятностному описанию хода событий, что обозначается как проработка «варианта поставки Оборудования». Лексема «вариант» подразумевает семантику неокончательности, выбора одной из нескольких комбинаций. Данное смысловое наполнение слова подтверждается и его дефинициями в специальных филологических изданиях: «Разновидность, видоизменение чего-либо. Пархоменко пытался угадать, какой же принят план из тех многочисленных вариантов отражения врага, которые были предложены Военному совету. Вс. Иванов. Пархоменко»1; «Одна из возможностей дальнейших действий, изменений»2.

Таким образом, пункт 1.2. отражает комбинации поставки товара по одной из возможных схем, в качестве которой обозначается лизинговая. Данный термин определяется как «финансовая аренда»3; «долгосрочная аренда машин, оборудования, транспортных средств, сооружений производственного назначения, предусматривающая возможность их последующего выкупа арендатором по остаточной стоимости»4; «вид долгосрочной аренды и кредитования техники, оборудования, товаров»5. Иными словами, пункт 1.2. оговаривает вероятность поставки Оборудования по схеме, позволяющей продавцу заключить договор с компанией, которая арендует оборудование у покупателя на срок, меньший амортизационного периода, что даст возможность покупателю снова сдать имущество в аренду. При этом стороны подчёркивают, что «порядок и условия оплаты будут дополнительно согласованы с лизинговой компанией». Это подразумевает, что в договоре закрепляется ещё одна форма ведения документации. Подтверждением тому выступает и содержание пункта 9.3., где упоминается получение «от лизинговой компании уведомления о вступлении лизингового контракта в силу».

______________________________________

1 Словарь русского языка [Электронный ресурс]: В 4-х т. / АН СССР, Ин-т рус. яз.; Под ред. А.П. Евгеньевой. М.: Русский язык, 1981-1984. URL: http://slovari.ru/default.aspx?s=0&p=240 (дата обращения: 12.07.2014).

2 Русский викисловарь [Электронный ресурс]. URL: http://ru.wiktionary.org/wiki (дата обращения: 12.08.2014).

3 Гражданский кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: Официальный текст. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

4 Захаренко Е. Н., Комарова Л. Н., Нечаева И. В. Новый словарь иностранных слов: 25 000 слов и словосочетаний [Электронный ресурс]: М.: Азбуковник, 2003. URL: http://slovari.ru/default.aspx?s=0&p=232 (дата обращения: 12.08.2014).

5 Большой толковый словарь русского языка [Электронный ресурс]: Большой толковый словарь русского языка. Под ред. С.А. Кузнецова. URL: http://www.gramota.ru/slovari/info/bts/ (дата обращения: 12.08.2014).

 

Помимо описания способов работы сторон по договору, тематический блок 1.2. поясняет особенности возврата части денежных средств Покупателю. Контракт при варианте работы по лизинговой схеме устанавливает следующие действия: «В случае отказа в финансировании ДЛВ или другой финансовой структуры, несогласования Сторонами условий тестирования при приёмке оборудования, Продавец возвращает Покупателю авансовый платёж в полном объёме до 20 октября 2012».

В структуре представленного на исследование договора наблюдается строгая последовательность в расположении тематических блоков. Каждый из них соответствует определённому коммуникативному намерению, связанному с урегулированием взаимоотношений сторон по контракту. Пункт 1.2. выступает в качестве семантического маркера возможных действий в рамках договора, что сводит его композиционную роль к выражению дополнительных формально-содержательных компонентов текста. Иными словами, композиционная роль пункта 1.2. в представленном на исследование договоре сводится к определению лизинговой схемы сотрудничества сторон, которая не является ведущей в смысловом отношении для описания типа сотрудничества по всему контракту в целом. Следовательно, в контексте всего документа указанный пункт описывает условия, которые могут быть применены к договору лизинга при возможном его подписании. Подобный вывод можно сделать только при анализе композиционной структуры текста, так как только он позволяет интерпретировать семантику отдельных частей документа без искажения смыслового содержания деловой бумаги в целом.

 

 

Бондарь М.Е., Сукманова Т.А.

 

ПРЕДЕЛЫ КОМПЕТЕНЦИИ ЭКСПЕРТА-ПОЧЕРКОВЕДА ПРИ КОМПЛЕКСНОМ ПОДХОДЕ

К ИССЛЕДОВАНИЮ ПОЧЕРКОВЫХ ОБЪЕКТОВ В НЕКОТОРЫХ ЭКСПЕРТНЫХ СИТУАЦИЯХ

 

Ключевые слова: судебно-почерковедческая экспертиза, судебно-техническая экспертиза документов; комплексный подход; компетенция эксперта; специальные познания.

Keywords: forensic and handwriting examination, forensic and technical examination of documents, complex approach, the competence of the expert, special knowledge.

 

В настоящее время при экспертных исследованиях документов нередко возникает необходимость в комплексном подходе, а именно - в использовании специальных познаний, которые относятся к разным отраслям криминалистической экспертизы, в частности, к судебно-почерковедческой экспертизе и судебно-технической экспертизе документов. И в связи с этим важным представляется вопрос о разграничении компетенции экспертов указанных специальностей в некоторых экспертных ситуациях.

Так, в орбиту почерковедческих исследований все чаще попадают документы (выдаваемые за оригиналы), в которых подписи (а иногда и записи) не являются рукописными объектами, а представляют собой оттиски факсимильных клише либо внесены в документ с помощью технических средств, в частности, электрофотографическим способом. По сути, такие объекты нельзя назвать подписями (записями), их следует относить к изображениям последних. Для получения электрофотографических изображений используется копировальная и компьютерная техника, разного рода сканеры и принтеры. Также существуют различные способы изготовления факсимильных клише (фотополимерная технология, лазерное гравирование, вулканизация, флеш-технология).

Во всех перечисленных выше случаях установление конкретного способа нанесения графического объекта, вида множительного аппарата или знакопечатающего устройства, наличия либо отсутствия признаков монтажа в документе относится к компетенции специалистов в области судебно-технической экспертизы документов. При этом могут использоваться физические и химические методы (тонкослойная хроматография, диффузное копирование и др.), которыми эксперту-почерковеду овладеть достаточно сложно. Тем не менее, специалист в области почерковедческой экспертизы должен уметь отличить объект, нанесенный рукописным способом, от его изображения, выполненного с помощью тех или иных технических средств. Это обусловлено тем, что в экспертной практике нередко возникают ситуации, когда документ, в котором имеются спорные графические объекты, попадает на исследование непосредственно специалисту-почерковеду и первый задачей (подзадачей) исследования для него становится определение способа нанесения объекта.

Для этого почерковеду необходимо уметь применять методы визуального исследования объекта, часто связанные с использованием определенных технических приемов и средств (исследование в косопадающем свете, с помощью светофильтров, микроскопа и т.п.). Кроме того, почерковед должен знать признаки, характеризующие морфологическую структуру штриха при том или ином способе нанесения графического объекта. Учитывая многообразие пишущих приборов и красящих веществ, используемых в настоящее время для выполнения подписей и рукописных записей, а также разнообразие множительной техники и в особенности принтеров (струйные, лазерные и т.д.), данная задача может быть достаточно сложной для эксперта-почерковеда. Поэтому при малейшем сомнении ему необходимо обращаться за консультацией к специалистам в области судебно-технической экспертизы документов. При установлении факта нанесения исследуемого объекта с помощью технических средств данный вопрос следует решать в рамках проводимой экспертизы с использованием права на экспертную инициативу и привлечением специалиста в области судебно-технической экспертизы документов.

При дальнейшем решении диагностической и идентификационной почерковедческих задач в отношении подписей и записей, представленных на исследование в виде изображений, эксперту-почерковеду также необходимо обладать определенным комплексом специальных познаний, традиционно относящихся к области судебно-технической экспертизы документов, поскольку почерковед должен уметь разграничить признаки подписи-оригинала и признаки, относящиеся к способу нанесения изображения.

В экспертной практике нередко встречаются подписи, выполненные путем так называемой технической подделки. Этот термин употребляется по отношению к неподлинным подписям, нанесенным от имени определенного лица с применением каких-либо технических приемов и использованием конкретной подписи (как правило, подлинной) этого лица. Данная подпись является первичной моделью, в отношении которой исполнитель осуществляет разного рода операции, в результате чего создается новый почерковый объект.

К наиболее распространенным относятся следующие способы технической подделки: 1) перерисовка на просвет (иногда с предварительной подготовкой карандашом с последующей наводкой), 2) перенесение подписи с помощью копировальной бумаги, 3) передавливание штрихов подписи-модели с последующей наводкой красящим веществом. Возможна также их различная комбинация. Подпись, являющаяся результатом таких действий с подписью-моделью, наносится рукописным способом, поэтому не следует отождествлять данную категорию подписей с оттисками факсимильных клише и с изображениями подписей, нанесенных на документ с помощью разного рода технических средств (как было отмечено выше, указанные нерукописные объекты также могут быть использованы в качестве удостоверительного знака определенного лица при подделке документов).

Подписи, выполненные с помощью технических приемов, являются сложными для исследования объектами из-за целого ряда факторов, обусловленных способом их нанесения. Здесь следует остановиться на содержании специальных познаний эксперта-почерковеда и на проблеме разграничения компетенции специалистов в области судебного почерковедения и судебно-технической экспертизы документов при исследовании данной категории подписей.

По нашему мнению, при исследовании такого рода подписей у почерковеда возникает необходимость в использовании специальных методов, которые традиционно относятся к сфере судебно-технической экспертизы документов. Причем это нужно не только для установления способа нанесения подписи, но и для выявления и исследования некоторых общих и частных признаков, необходимых для решения идентификационной задачи (таких, как темп и связность движений, направление и последовательность движений при выполнении отдельных элементов подписи и т.п.). В то же время решение диагностической задачи (об условиях выполнения подписи), в свою очередь, тесно связано с решением идентификационной. Эти две стороны являются неразрывными составляющими единого процесса полного и всестороннего исследования почеркового объекта, включая в себя не только раздельное, но и сравнительное исследование этого объекта и образцов почерка и подписи определенного лица.

Поэтому мы убеждены, что решение вопроса о способе нанесения подписей, выполненных с использованием технических приемов, целиком относится к компетенции эксперта-почерковеда, что не исключает консультаций со специалистами в области судебно-технической экспертизы документов (особенно в тех случаях, когда в месте нанесения подписи имеются «посторонние» штрихи). Данная позиция не противоречит Научно-методическим рекомендациям по вопросам подготовки и назначения судебных экспертиз и экспертных исследований, утвержденных приказом Министерства юстиции Украины от 08.10.1998 № 53/5 (в редакции приказа от 26.12.2012 № 1950/5), где предлагается ориентировочный перечень вопросов, относящихся к определенным видам судебной экспертизы. Одним из вопросов, решаемых технической экспертизой документов, является вопрос о способе выполнения подписи либо текста (рукописным способом или с помощью технических средств). Здесь речь идет о способе нанесения графического объекта - рукописный или с помощью технических средств (ксерокса, принтера, факсимильного клише и т.п.). Что же касается вопроса о применении технических приемов при выполнении подписи, нанесенной рукописным способом (в частности, путем перерисовки на просвет, передавливания штрихов подлинной подписи с последующей их обводкой и т.д.), то данный вопрос в разделе «Техническая экспертиза документов» не указан. В то же время, согласно Научно-методическим рекомендациям одной из задач, решаемых почерковедческой экспертизой, является вопрос о выполнении подписи в необычных условиях, т.е. под влиянием на процесс письма каких-то сбивающих факторов (естественных либо искусственных). Применение технических приемов при нанесении подписи является одним из искусственных сбивающих факторов, влияющих на процесс письма, что проявляется в почерковом объекте в определенном комплексе почерковых диагностических признаков. Это обстоятельство также подтверждает точку зрения о том, что решение вопроса о выполнении подписи с применением технических приемов относится к компетенции эксперта-почерковеда.

При этом почерковед должен владеть некоторыми дополнительными специальными методами исследования и уметь пользоваться соответствующей приборной базой, что позволит провести исследование в полном объеме, качественно и на высоком профессиональном уровне.

Таким образом, следует прийти к выводу о необходимости расширения круга специальных познаний эксперта-почерковеда. Эта работа должна проводиться комплексно в нескольких направлениях, к которым можно отнести следующие:

- проведение специалистами в области судебно-технической экспертизы документов научных семинаров и практических занятий с почерковедами по вопросам о технологии получения изображений, о признаках, характеризующих морфологическую структуру штриха при том или ином способе нанесения графического объекта, о методах визуального исследования объекта, связанных с использованием специальных технических приемов и средств и т.д.;

- самостоятельное изучение почерковедом дополнительной литературы и методических материалов по указанным вопросам;

- получение консультаций у специалистов в области судебно-технической экспертизы документов при производстве почерковедами конкретных экспертиз (в частности при определении способа нанесения графического объекта, наличия и природы «посторонних» штрихов в месте расположения подписи, наличия либо отсутствия перерывов движений в штрихах, дорисовок во фрагментах почерковых объектов, последовательности выполнения пересекающихся штрихов в подписях или записях, направления элементов письменных знаков и т.п.);

- включение соответствующих разделов в программу подготовки экспертов по специальности «Исследование почерка и подписи».

Эти вопросы должны учитываться также при планировании и проведении научно-исследовательской работы в экспертных учреждениях и при разработке новых методик исследования в области криминалистической экспертизы.

 

 

Босов А.Е.

 

ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ МАТЕРИАЛОВ СУДА ПРИСЯЖНЫХ ПРИ ПОДГОТОВКЕ ЛИНГВИСТОВ-ЭКСПЕРТОВ

 

Ключевые слова: судебное речеведение, лингвистическая экспертиза, суд присяжных, вопрос о событии преступления.

Keywords: forensic linguistics, trial by jury, verdict, questions related to the event of crime.

 

В последнее время всё чаще принимаются законы, в пояснительных записках к проектам которых значилось: «не потребует дополнительных расходов из средств федерального бюджета». На деле такое финансово-экономическое обоснование оказывается достаточно лукавым, как следствие, действующая правовая система перестраивается на принципах, далёких от самоокупаемости и рентабельности. Нередко затраты, которые несёт общество в связи с принятием новых законов, существенно отличаются от провозглашённых законодателем не только в количественном, но и в качественном отношении. Так, за введение в уголовное судопроизводство института так называемой полной апелляции российское общество с подачи Верховного Суда России расплатилось судом присяжных1.

_____________________________________________

1 Имеются в виду постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 06.11.2012 № 25 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон Российской Федерации «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» по вопросам совершенствования процедуры апелляционного производства» (http://vsrf.ru/Show_pdf.php?Id=8215); дата обращения - 12.09.2014) и соответствующие изменения, внесённые в статью 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК). Подробнее см.: Босов А.Е., Машовец А.О. Суд присяжных в свете доктрины новой подсудности / А.Е. Босов, А.О. Машовец // «Чёрные дыры» в российском законодательстве. - 2013. - № 1. - С.110-112.

 

Подсудность уголовных дел перекроена, поэтому теперь едва ли продуктивно ностальгировать по суду присяжных или, наоборот, радоваться его клинической смерти. И ревнителям, и противникам стремительно исчезающего института надлежит задуматься о том, как обратить полученный за годы работы с этой формой уголовного судопроизводства опыт во благо судам районного и областного звеньев, которые вот уже второй год трудятся в режиме неоправданно высокой нагрузки.

Требования, предъявленные уголовно-процессуальным законом к производству в суде присяжных, делают этот институт воплощением состязательности - принципа, который должен сохраняться и поддерживаться при любых институциональных преобразованиях. Соблюдение и нарушение принципа состязательности могут проявиться лишь в ходе процессуального общения сторон (устного или письменного), поэтому самыми прогрессивными методами изучения судопроизводства сегодня могут считаться лишь те, которые построены с учётом данных не только правоведения, но и той отрасли научного знания, основным объектом исследования которой является коммуникация, то есть судебной лингвистики. Здесь же оговоримся: производство судебных лингвистических экспертиз составляет лишь малую часть того, чем занимается судебная лингвистика.

Общение в суде присяжных возможно как в устной, так и в письменной форме, однако практика показывает, что такое деление весьма условно. Устность в силу статьи 240 УПК является одним из общих условий судебного разбирательства и предполагает, в частности, что все процессуальные документы, которыми оперируют участники процесса, должны быть оглашены. Однако само по себе провозглашение документа (чтение вслух) не делает его актом устной речи и уж тем более не облегчает его восприятие.

Главная трудность судебной лингвистики состоит в том, что устность уже давно стала лишь данью традиции: устные жанры в судебном дискурсе давно выродились, а то, что принято называть судоговорением, в действительности является судописанием.

Так, например, речь председательствующего судьи, обращающегося к присяжным перед их удалением в совещательную комнату для вынесения вердикта, как правило, лишена таких качеств, как спонтанность и необратимость. Напомним, что статья 340 УПК, содержа ряд требований к содержанию напутственного слова (НС), не ограничивает председательствующего в выборе формы. Между тем судья не полагается ни на вдохновение, ни на профессионализм, ни даже на конспект - текст НС всегда подготовлен полностью, а работа над самим выступлением нередко ведётся так, как над самой настоящей ролью, когда лучшей считается та импровизация, которая отрепетирована до мельчайших пассажей.

С не меньшей тщательностью прорабатывают устные выступления и стороны, причём если раньше с заготовленными выступлениями обращались в прениях государственные обвинители и защитники, то теперь всё чаще можно встретить текст последнего слова подсудимого, который уже не ограничивается тривиальным «прошу строго не наказывать», а детально аргументирует это своё пожелание с использованием риторических приёмов и жизненного опыта товарищей. Спонтанному устному слову практически не осталось места в судебном дискурсе - теперь практически каждому участнику процесса можно адресовать знаменитые фамусовские слова «говорит, как пишет». Тексты становятся сложнее, всё больше тяготея к научному стилю.

В перечень процессуальных документов суда присяжных входят два уникальных - вопросный лист (ВЛ) и упомянутое НС. Их составление требует от всех юристов, участвующих в судебном заседании, высокого профессионализма и неординарных лингвистических навыков. Такое положение вещей определённым образом обязывает, с одной стороны, суд и участников уголовного судопроизводства, с другой - судебных лингвистов.

Первые - если они заинтересованы в скором и справедливом суде - при составлении всех текстов обязаны с удвоенным вниманием следить за безусловным соблюдением трёх принципов: разграничения полномочий судьи и присяжных заседателей (статья 324 УПК); объективности и беспристрастности (часть 6 статьи 339 и часть 2 статьи 340 УПК); понятности (часть 8 статьи 339 УПК), при этом понятным должен быть не только ВЛ, но и все устные и письменные тексты, адресованные присяжным.

Вторые (судебные лингвисты) должны избирать адекватные методы для того, чтобы всякий раз безошибочно определять, насколько тот или иной текст соответствует перечисленным принципам.

Исследовать коммуникацию в суде присяжных можно как в научно-практических, так и в учебных целях.

Безусловный научный и прикладной интерес представляют собой вопросные листы, точнее, так называемые первые вопросы - вопросы о событиях преступлений. Такие вопросы, согласно требованиям уголовно-процессуального закона, должны быть понятными, максимально краткими, при этом построенными без использования юридических терминов и сформулированными в деперсонифицированном виде, то есть так, чтобы по содержанию вопроса нельзя было установить или догадаться о том, кто совершил описываемое деяние. После соблюдения всех этих условий описание преступного деяния должно получиться образцовым - ёмким, то есть содержащим все существенные для определения наличия (отсутствия) состава преступления признаки, и одновременно взвешенным, без лишних деталей, затрудняющих восприятие вопроса и не влияющих на правовую квалификацию содеянного. Такое описание могло бы украсить любой приговор, постановленный без участия присяжных.

НС интересно не только как образчик искусства судебной риторики. Из статьи 340 УПК следует, что НС является таким речевым актом, который призван резюмировать большой массив информации, накопленной, по сути, за всё время, в течение которого длилось производство по уголовному делу (содержание обвинения и уголовного закона, исследованные в суде доказательства, позиции сторон). Кроме того судья обязан донести до присяжных и чисто техническую информацию, например о порядке совещания. Совершенно очевидно, что судья не имеет возможности остановиться на каждом исследованном доказательстве (это особенно касается многоэпизодных дел), поэтому он вынужден произвести определённую сортировку доказательств. Однако сделать это нужно так, чтобы не выразить своего отношения к доказательствам (в том числе к тем, которые решено не упоминать) и не сделать из них никаких выводов (пункт 3 части 3 статьи 340 УПК). Таким образом, НС также предстаёт как результат серьёзной аналитической работы - отбора и обобщения. Опыт написания НС также может быть использован при составлении приговоров и иных уголовно-процессуальных актов, например, постановлений об избрании (продлении, изменении) мер пресечения, о применении принудительных мер медицинского характера.

Не менее перспективно изучение того, как ведёт себя стандартный процессуальный (и шире - юридический) документ в суде присяжных. Особого внимания в этом смысле заслуживают различные заключения экспертов.

Вот выдержка из заключения судебно-медицинского эксперта, которое было исследовано коллегией присяжных при рассмотрении Нижегородским областным судом многотомного уголовного дела по обвинению двух лиц в бандитизме, квалифицированных убийствах, особо квалифицированных разбойных нападениях, половых преступлениях: «...массивное кровоизлияние в мягкие ткани в окружности кожной раны по ходу раневого канала, направленного спереди назад почти горизонтально, чуть справа налево...»1.

______________________________________

1 Архив Нижегородского областного суда. Дело № 2-1/2010, т. 33, л.д. 17-178.

 

Приведённый пример трудно дополнить каким-либо комментарием. Обладая статусом участника уголовного судопроизводства, эксперт всё чаще удаляется в своеобразную башню из слоновой кости не только от производства в суде первой инстанции, но и от досудебных стадий процесса. В результате такого удаления появляются и множатся заключения, с текстами которых не могут совладать не только присяжные, но даже искушённые специальными познаниями юристы.

Если бы эксперт в своей профессиональной деятельности всякий раз ориентировался именно на судью от народа как единственного адресата, качество заключений не страдало бы так сильно. Нет сомнения, что такой подход благоприятно сказался бы и на качестве всех документов, которые готовятся для суда представителями экспертного сообщества, поскольку настоящий профессионал отличается именно умением объяснять сложные вещи просто.

Таким образом, изучение коммуникации в суде присяжных средствами юриспруденции и лингвистики вносит вклад

- в криминологию (выявление признаков состава преступления, их группировка и анализ с точки зрения преступности и наказуемости),

- в процессуальную науку (процесс с участием присяжных должен быть эталоном состязательности),

- в уголовный процесс как практическую деятельность юристов (поведение в судебном заседании в соответствии с процессуальными полномочиями и функциями; отбор, группировка и оценка доказательств; юридическая техника - составление различных процессуальных документов; судебная риторика).

Наконец, полученные результаты могут быть с успехом использованы в профессиональной подготовке и переподготовке юристов и лингвистов-экспертов, при этом можно практиковать самые различные учебные формы и их комбинации (деловые игры, имитирующие судебный процесс или отдельные его этапы; анализ реальных документов и выступлений участников процесса; производство учебных судебно-лингвистических экспертиз с составлением заключений).

В нынешнем году юридическое сообщество отметило 170-летнюю годовщину со дня рождения А.Ф. Кони, который 2 апреля 1916 года сетовал: «У нас очень часто забывали изречение Бентама, что "дешевый суд дорого стоит народу"»1. Теперь, похоже, позабыли и самого Анатолия Кони.

Отторгнув этот демократический институт, мы всё так же, как и сто лет назад, рассчитывали сэкономить. Суд присяжных стал процессуальным раритетом (а для многих - и рудиментом), но всё же думается, что именно сегодня его не следует ни терять, ни даже оставлять пылиться на полке, как утративший силу закон.

_____________________________________

1 Кони А.Ф. Новый суд / А.Ф. Кони // Собр. соч.: в 8 тт. / Под общ. ред. В.Г. Базанова, Л.Н. Смирнова, К.И. Чуковского. - М.: Юридическая литература, 1966. - Т. 1. - С. 394.

 

 

Бочарова О.С., Дятлов О.М., Кирилюк Е.В.,

Ритвинская Т.Ю., Рыбалко Е. Я.

 

БИОМЕТРИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ, УДОСТОВЕРЯЮЩИЕ ЛИЧНОСТЬ:

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЗАЩИТЫ ОТ ПОДДЕЛКИ

ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

 

Ключевые слова: технологии защиты, идентификация, биометрический паспорт, идентификационная карта, персональные данные, машиносчитываемые паспорта и визы, чипы, биометрические характеристики человека, криминалистические требования к защите, средства защиты.

Keywords: protection technologies, identification, biometric passport, identity card, personal data, machine readable passports and visas, chips, biometric characteristics of a person, forensic requirements for protection, security (protective) facilities.

 

Общеизвестно, что главной функцией биометрических систем, является идентификация и верификация (аутентификация) конкретного человека. При этом такого рода информация собирается и хранится в соответствующих базах биометрических образцов (характеристик субъекта). Примерами характеристик являются отпечатки пальцев, форма руки, рисунок кровеносных сосудов кисти руки, характеристика лица, радужная оболочка глаза и др. Очевидно, что такого рода информация о личности может быть использована как для предотвращения различного рода противоправных действий, так и для достижения определенным кругом лиц совершенно иных целей. Несмотря на уверения разработчиков систем (средств и элементов) защиты биометрических данных от фальсификации и невозможности их несанкционированного использования, экспертный опыт исследования документов (в том числе и авторов настоящего материала), свидетельствует об обратном.

В этих условиях особую значимость приобретают вопросы обеспечения эффективного механизма защиты указанных персональных данных от несанкционированного использования. Очевидно, что доступность такой информации может привести к негативным последствиям для граждан, к которым относится эта информация. В этом плане крайне важно использовать подходы (требования) к защите персональных данных, выработанные криминалистической наукой на опыте судебно-экспертного исследования документов.

Нельзя сказать, что этот опыт не использовался ранее. Так, 7 декабря 1944 года, в городе Чикаго представители 52 стран, приглашенных США, подписали «Международную конвенцию о гражданской авиации», ставшую известной также как «Чикагская конвенция». Согласно Чикагской конвенции, была создана Организация Международной Гражданской Авиации (ИКАО), целью которой ставилась разработка стандартов и рекомендуемых правил в области обеспечения единообразия в авиаперевозках, в первую очередь - в аэронавигации.

Одна из задач, возложенных на ИКАО в соответствии с Чикагской Конвенцией, стала стандартизация таможенных и иммиграционных процедур, результаты которой вошли в Приложение 9 «Упрощение формальностей» к Конвенции. Именно там содержатся требования к проездным документам.

Несмотря на то, что Приложение 9 регламентирует лишь процедуры, используемые при пересечении границ по воздуху, в мире не оказалось другой организации, которая смогла бы столь слажено диктовать требования к удостоверениям личности. Со временем, проездные документы, разрабатываемые в соответствии с требованиями ИКАО, стали применяться при пересечении границы любыми способами.

Пожалуй, не стоит здесь перечислять, как изменялись со временем требования, записанные в Приложении 9. Остановимся подробнее на сегодняшнем положении вещей:

- договаривающимся государствам рекомендовано включать биометрические данные в свои машиносчитываемые паспорта, визы и другие официальные проездные документы, используя одну или несколько факультативных технологий хранения данных в дополнение к машиносчитываемой зоне, технические требования к которой указаны в документе Doc 9303 «Машиносчитываемые проездные документы»;

- договаривающиеся государства, включающие биометрические данные в свои машиносчитываемые паспорта, хранят данные на кристалле бесконтактной интегральной схемы, соответствующей стандарту ИСО/МЭК 14443 и программируемой в соответствии с логической структурой данных, определенной ИКАО;

- договаривающиеся государства начинают выдавать только машиносчитываемые паспорта в соответствии с техническими требованиями части 1 документа Doc 9303.

Конвенция не требует от подписавших ее стран безоговорочно следовать стандартам. Впрочем, во многих странах, существуют внутренние законы, требующие использовать стандарты ИКАО (все или часть) там, где отсутствуют национальные стандарты.

ИКАО разработало (но еще не утвердило) рекомендации, как следует поступать в том случае, если на границе окажется, что данные из чипа в паспорте невозможно считать, или они не совпадают с напечатанным на странице данных. Рекомендация гласит: если чип в паспорте не подает признаков жизни, следует проверить бланк паспорта на наличие следов подделки, и, в случае их отсутствия, пропустить пассажира в страну, предварительно сообщив ему о наличии проблемы.

Как результат такого рода отступлений - реальная возможность подделки биометрического паспорта, что и доказал голландский учёный Джероен ван Бик из Амстердамского университета. Во время эксперимента ученый взял два чипа реально существующих британских паспортов и создал их точные копии. После этого он изменил данные на копиях чипов, вставив в паспорта фотографии Усамы бен Ладена и палестинской террористки-смертницы Хибы Дарагме. Программа, созданная для проверки паспортов в международных аэропортах, признала подделанные паспорта настоящими. Причём полученные чипы признаёт настоящими программа Golden Reader, используемая Международной организацией гражданской авиации для проверки паспортов в аэропортах.

Уязвимость системы заключается в отсутствии единой директории открытых ключей стран, выпускающих биометрические паспорта. В отсутствии надёжного источника открытых ключей, программы, работающие с биометрическими паспортами, проверяют действительность электронной подписи данных, хранящихся в чипе, используя открытый ключ, также записанный в чип паспорта. Понятно, что злоумышленник после модификации данных в чипе может переподписать их, используя собственный закрытый ключ, и записать свой же открытый ключ в чип. Программа не имеет возможности уличить его - подпись корректна, а факт использования подменного открытого ключа остаётся необнаруженным из-за отсутствия эталона.

В мире действует специальная международная база данных, призванная бороться с поддельными биометрическими паспортами. По мнению создателей, несоответствие данных проверяемого паспорта и кода в базе данных должно выдавать подделку. Однако сведения для базы данных в данный момент поставляют только пять из 45 стран, выдающих биометрические паспорта.

В настоящее время, по данным ICAO, около половины стран-участниц ООН выдают биометрические паспорта, содержащие бесконтактный чип с интегральной схемой, на которой хранятся биометрические данные владельца документа: оцифрованное фото лица, отпечатки пальцев (или радужной оболочки глаза), а также другие зашифрованные данные для идентификации. Сорок пять стран из числа тех, которые выдают е-паспорта, имеют (хранят) на документах одновременно данные и отпечатков пальцев, и изображение лица, в то время как 34 страны используют только оцифрованное фото владельца документа. Остальные 14 стран в настоящее время используют только изображение лица, но в ближайшее время они планируют использовать и данные дактилоскопии. Аналогичной политики придерживается и Республика Беларусь, планируя вводить в ближайшее время биометрические документы.

В качестве основной биометрической характеристики человека, совместимой с биометрическими системами на международном уровне, ICAO определило цифровое двухмерное изображение лица, а отпечатки пальцев и изображение радужной оболочки глаза в качестве дополнительного, факультативного биометрического идентификатора.

Для того, чтобы паспорт соответствовал требованиям ICAO, в чипы паспортов необходимо вносить отпечатки пальцев и/или радужной оболочки глаза. Все десять отпечатков с руки не требуются. Необходимо предоставить только два указательных, как уже принято в 100 странах мира.

Специалисты по работе с документами, удостоверяющими личность, считают, что в обозримом будущем будет развиваться традиционная паспортная книжка как основной документ для прохождения пограничного контроля во всем мире. Тем не менее, некоторые государства вводят в обращение документы в виде пластиковой идентификационной карты (ID-карты). Такие документы облегчают пограничный контроль и регистрацию в аэропортах. Паспорта в виде пластиковых карт в ряде стран служат и национальными идентификационными документами.

На наш взгляд, каковы бы ни были конкретные требования к проездным документам нового поколения в каждой стране, эти документы должны удовлетворять определенным криминалистическим требованиям:

- размещение в документе защищенного хранилища признаков идентичности владельца, выполненного в виде микросхемы (чипа) с достаточной информационной емкостью (при игнорировании этого требования - в последующем может иметь место невозможность проведения экспертных исследований по идентификации личности, а также упрощается возможность фальсификации данных);

- наличие в них нескольких биометрических характеристик их владельцев (экспертный опыт свидетельствует, что использование разработчиками современных биометрических документов различного рода систем защиты изображений лица путем его дублирования нанесением специальными красящими веществами, гравировкой и т.д., достаточно легко обходится злоумышленниками из-за невозможности надежной фотопортретной идентификации лица в крайне сжатые сроки проверки документа);

- возможность комплексной, в режиме реального времени, верификации идентификационного документа;

- наличие общей автоматизированной системы сбора, обработки, хранения и поддержания в актуальном состоянии информации о владельцах ID, их персональных данных, а также данных учета о производстве, выдаче и аннулировании действия документов, удостоверяющих личность (до настоящего времени в полной мере не реализовано из-за разницы в национальных законодательствах в отношении защиты персональные данных);

- возможность защищенного обмена запросами и ответами между государственными органами, уполномоченными на проведение проверочных мероприятий в отношении как самих ID, так и их предъявителей;

- защищенность ID от подделки, дублирования, изменения учетных и иных данных об их владельце (анализ современных систем защиты персональных данных свидетельствует, что в этом направлении идет интенсивная работа, но разработчики защищенных биометрических документов порой так усложняют защитные средства, что контроль подлинности данных требует специального оборудования - без последнего оперативная проверка подлинности документа практически невозможна);

- обеспечение верификации государственного органа, выдавшего данный документ;

- исключение возможности использования похищенных бланков ID, не прошедших стадию персонализации.

Работы над совершенствованием электронных и биометрических паспортов продолжаются постоянно. Проходят консультации представителей ICAO с различными заинтересованными сторонами для определения того, какие дополнительные средства защиты могут быть включены в паспорта нового поколения.

Анализируя собственный экспертный опыт исследования применяемых комплексов защитных средств (элементов) в биометрических документах различных государств, считаем возможным выделить некоторые направления совершенствования, как защитных средств, так и повышения качества контроля подлинности документов, как при оперативном их контроле, так и последующем судебно-экспертном исследовании:

- разработка комплекса элементов и средств технологической и физико-химической защиты, основанных на современных возможностях изготовления «водяных» знаков и специальных защитных красок;

- новые полиграфические средства и методы защиты документа;

- страница с установочными данными нуждается в наиболее сложных и не поддающихся имитации элементах и средствах защиты легко контролируемых при оперативном контроле.

Таким образом, введение высокозащищенных биометрических документов будет способствовать как укреплению национальной безопасности стран, улучшению их имиджа на международной арене, повышению туристической и транзитной привлекательности, а также предупреждению противоправных действий с использованием поддельных документов.

 

 

Бочарова О.С., Рыбалко Е.Я.

 

СОВРЕМЕННЫЕ ЗАЩИТНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В ДОКУМЕНТАХ

СО СПЕЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТОЙ ОТ ПОДДЕЛКИ В РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 

Ключевые слова: защитные технологии, элементы и средства защиты, система защиты, уровень защиты, документы с определенной степенью защиты, предварительная криминалистическая экспертиза.

Keywords: protective technologies, security components and facilities, protection system, level of protection, documents with a certain degree of protection, preliminary forensic examination.

 

Создание специализированной отрасли по разработке и производству бланков ценных бумаг и документов со специальной защитой от подделки в Республике Беларусь началось в 1991 году с организации производства защищенных от подделки купонов, которые находились в обращении наряду с деньгами.

Создавая отечественное производство ценных бумаг и документов со специальной защитой от подделки, обозначаемых в нормативных документах с 2001 по 2011 гг. как бланки строгой отчетности, а также средств защиты их от подделки, Республика Беларусь опиралась исключительно на собственные возможности, включая имеющийся научно-технический потенциал, а первое производство было создано на базе института физики Академии наук. Основным критерием защищенности бланков строгой отчетности от подделки стал принцип необходимого и достаточного минимума защитных средств1.

На основании принятия ряда нормативных правовых документов по организации производства ценных бумаг и документов с определенной степенью защиты, регламентирующих производство защищенных документов на предприятиях, имеющих лицензию2, и мерах по предотвращению подделки ценных бумаг и документов с определенной степенью защиты3, на базе НИИ проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Беларусь в 1993 году впервые на постсоветском пространстве был создан институт предварительной криминалистической экспертизы защищенности от подделки ценных бумаг и документов с определенной степенью защиты, которой в обязательном порядке подлежат перед их изготовлением все ценные бумаги и документы с определенной степенью защиты, выпускаемые на территории Республики Беларусь, на предприятиях, имеющих соответствующие лицензии Департамента государственных знаков Министерства финансов Республики Беларусь (Гознака Беларуси).

Появление такой несудебной экспертизы, призванной оценивать защищенность документа от подделки (как полной, так и частичной) как минимум по трем основным уровням защиты - материалов (технологическая защита), полиграфии (полиграфическая защита) и физико-химическом (физико-химическая защита), давать обоснованное заключение и рекомендации по изменению системы защиты в случае появления каких-либо подделок или имитаций, послужило толчком как к повышению уровня технологического развития самих предприятий-изготовителей документов со специальной защитой от подделки в республике, так и к созданию специализированных производств по разработке новых и совершенствованию существующих средств защиты4,5.

Так, в 1996 году на предприятиях Гознака освоен выпуск первых акцизных марок белорусского производства, а использование с 2004 года при их изготовлении новых средств защиты их от подделки собственного производства - юниграммы и голографической фольги с видимым изображением (деметаллизацией) - позволило практически исключить подделки акцизных марок. Аналогичным образом создавался и совершенствовался по своей защите новый защищенный документ на самоклеящейся основе - марка таможенного контроля Республики Беларусь6.

_____________________________________

1 Бочарова О.С, Дятлов О.М. Подходы к оценке защищенности от подделки ценных бумаг и документов со специальной защитой // Проблемы создания человеко-ориентированных информационных технологий, сб. науч. тр. ИТК АНБ. Минск. 1994. - С. 118-121.

2 Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 26 января 1993 г. № 41 «О дополнительных мерах по организации производства ценных бумаг и документов с определенной степенью защиты» (СП Республики Беларусь, 1993 г., № 2-3, ст. 36).

3 Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 22 сентября 1993 г. № 636 «О некоторых мерах по предотвращению подделки ценных бумаг и документов с определенной степенью защиты» (СП Республики Беларусь, 1993 г., № 26-27, ст. 523).

4 СТБ 996-96 «Ценные бумаги и документы. Общие требования»

5 Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от 1 марта 2002 г. № 4 «Об утверждении положения о проведении экспертизы бланков строгой отчетности на соответствие требованиям, предъявляемым к уровню их защищенности от подделки» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2002 г., № 8/7841).

6 Постановление Кабинета Министров Республики Беларусь от 26.11.1996 г. № 754 «О некоторых мерах по совершенствованию таможенного оформления товаров и транспортных средств таможенными органами Республики Беларусь».

 

В 1999 году по поручению Правительства Республики Беларусь на основе разработки собственных технологий защиты было создано производство лотерейных билетов, в том числе и технологически сложных билетов мгновенных лотерей со стирающимся покрытием. Принят Декрет Президента Республики Беларусь от 12.05.1998 г. № 6 «О некоторых мерах по упорядочению лотерейной деятельности». С этого года и по настоящее время в республике производятся различные виды высокозащищенных лотерейных билетов - традиционные бланочные билеты тиражных лотерей, различные виды мгновенных лотерей со стирающимся покрытием - разовых и с возможностью дальнейшей игры при условии приобретения нескольких билетов, конвертного типа и пр. Отдельными профилактическими мероприятиями, проведенным при участии авторов статьи были: отказ от использования многослойной и металлизированной бумаги-основы лотерейных билетов из-за трудностей их утилизации, изменение конструктивных особенностей билетов конвертного типа с целью устранения возможности установления выигрыша без вскрытия билета и маскировки следов такого вскрытия, уменьшение количества использованных лотерейных билетов путем его сохранения при проведении дополнительных игр и др.

В 2000 году по поручению Совета Министров Республики Беларусь было организовано изготовление высокозащищенных бланков счетов-справок по реализации автомототранспортных средств. Данный документ стал особенно интересен для криминальных структур и поэтому, после проведения ряда экспертиз, система его защиты менялась трижды, став сопоставимой с защитой государственных ценных бумаг.

В соответствии с поручением Совета Министров Республики Беларусь с целью упорядочения учета использования бланков первичных учетных документов и снижения незаконного (теневого) оборота товарно-материальных ценностей Министерством финансов введены в обращение защищенные товарно-транспортные накладные формы ТТН-1 и товарные накладные на отпуск и оприходование товарно-материальных ценностей формы ТН-2. Системы защиты данных документов также на протяжении времени претерпевали определенные изменения, в частности относительно изменения элементного состава и средств защиты бумаги со специальной защитой собственного производства и цветового решения бланка, поскольку документы предназначались как для принтерного, так и для рукописного заполнения. С мая 2002 года указанные бланки изготавливаются с обязательной физико-химической и полиграфической защитой всех листов.

В 2005 году в Республике Беларусь введена маркировка контрольными (идентификационными) знаками отдельных видов товаров, перечень которых утверждается Советом Министров Республики Беларусь. Контрольные (идентификационные) знаки изготавливаются на самоклеящейся бумаге и содержат уникальное средство защиты от подделки - юниграмму1. Юниграмма - новое средство защиты, разработанное учеными республики, при непосредственном участии авторов статьи, представляет собой многослойный материал, который может содержать более десяти элементов защиты и состоящий из голограммы и скрытого изображения (датентограммы). Используя внешнюю привлекательность голограммы, совмещенной с латентным изображением, было создано уникальное средство защиты, имеющее мировую новизну и высокую степень безопасности. Контролировать подлинности юниграммы и латентограммы можно с помощью простого идентификатора, оснащенного специальной поляризационной пленкой. Идентификатор скрытого изображения выполнен в соответствии со стандартными размерами кредитной карты и не требует навыков пользования, специальных условий и источников питания, - достаточно естественных условий освещения. Сегодня в Республике Беларусь контрольные знаки, с применением юниграммы в качестве основного элемента защиты от подделки, используются для маркировки более 23 товарных позиций. За период использования юниграммы для защиты документов, а также отдельных товарных знаков и видов продукции Республики Беларусь не было зафиксировано ни одного случая подделки. Также юниграмма используется для защиты проездных документов, акцизных марок, товарно-транспортных накладных, отдельных документов об образовании и ряда иных защищенных документов.

________________________________________

1 Постановление Министерства финансов Республики Беларусь от 10 мая 2007 г. № 71 «Об утверждении Инструкции о порядке изготовления и использования юниграммы» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 8/16510).

 

В 2006 году при непосредственном участии авторов данной статьи и специалистов Гознака проведена модернизация действующего паспорта гражданина Республики Беларусь с обеспечением повышения уровня его защищенности от подделки и изменением дизайна отдельных страниц.

С 2008 года появляются защищенные пластиковые карты, изготовленные из разработанного институтом физика АНБ пластика с использованием бесконтактного электронного чипа в качестве носителя информации, а в 2010 году по заказу Министерства транспорта и коммуникаций начато производство электронных карт цифрового тахографа. Карты успешно прошли сертификацию в международных организациях.

В 2011 году появился бланк водительского удостоверения европейского образца на пластиковой основе, с элементами зашиты собственной разработки, соответствующий международным стандартам по защищенности.

В 2012 году появилась отечественная защищенная самоклеящаяся бумага для изготовления контрольных (идентификационных) знаков.

Департаментом государственных знаков совместно с НИИ проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Беларусь проводились работы по созданию комплексной системы защиты документов. Так, в 2003-2005 годах выполнялась государственная научно-техническая программа (ГНТП) «Идентификация» по разработке и созданию новейших отечественных технологий защиты от подделки бланков ценных бумаг и документов, а также созданию средств защиты и специальных приборов для их идентификации. С 2006 по 2010 годы выполнялись работы по ГНТП «Защита документов». В ходе ГНТП были разработаны технологии изготовления отечественной защищенной самоклеящейся бумаги, документной бумаги с локальным водяным знаком, двухслойной документной бумаги, документной бумаги с реакцией на химические реагенты и температуру, а также защитных красок с комбинированными свойствами.

По разработанным авторами технологиям защиты сегодня с использованием собственных или адаптированных средств защиты изготавливаются практически все виды документов Республики Беларусь.

На базе приборов и оборудования отечественного производства на предприятиях-изготовителях созданы службы экспертного и технологического контроля разрабатываемых и выпускаемых в стране бланков ценных бумаг и документов. В настоящее время осуществляется освоение разработанной научно-технической продукции.

 

 

Булавина Е.Н.

 

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ РАЗВИТИЯ СУДЕБНО-ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН

 

Интенсивное загрязнение воздуха, воды и почв, деградация животного и растительного мира, истощение природных ресурсов привели к разрушению экосистем, опустыниванию в Казахстане и значительным потерям биологического и ландшафтного разнообразия. Следствием подобных антропогенных воздействий является снижение качества жизни населения и неустойчивое развитие республики.

В этих условиях оценка состояния окружающей среды занимает важное положение в решении проблемы предотвращения и ликвидации техногенного воздействия в местах производства, испытаний, хранения и эксплуатации космических средств, военной техники и военных объектов, а также в местах размещения промышленных организаций, дислокации воинских частей и соединений, осуществляющих ракетно-космическую деятельность.

В последние годы наблюдается устойчивый рост количества экологических правонарушений. К факторам, снижающим эффективность совместной деятельности правоохранительных и природоохранных органов, относится недостаточный уровень использования специальных научных знаний в области экологии и смежных естественных наук при выявлении и рассмотрении экологических правонарушений в целях установления фактических обстоятельств негативного антропогенного воздействия на окружающую среду. В качестве эффективного решения этой проблемы развивается судебно-экологическая экспертиза - новое направление судебно-экспертных исследований в Казахстане.

20 июня 2012 года в Перечень видов экспертиз, производимых в Центре судебной экспертизы МЮ РК, внесен новый вид экспертизы «Судебно-экспертное экологическое исследование».

По мнению Т.В. Аверьяновой общая теория судебной экспертизы может быть отнесена к наукам гибридного класса, формирующего на стыке трех традиционных классов, представляющих собой монолитный сплав данных различных областей научного знания1.

Судебно-экспертное экологическое исследование является ярким подтверждением приведенного определения, для решения вопросов в рамках исследования используются специальные научные знания технических, общественных и естественных наук.

На успешное раскрытие едва не любой научной проблемы оказывает влияние использование комплексного подхода и судебно-экологические исследования не исключение, т.е. использование данных и методов целого ряда наук, ибо в самой природе физические, химические, биологические процессы не существуют изолированно и даже не рядом друг с другом, а в единстве. А.А. Эксархопуло пишет: «Появление принципиального нового в любой отрасли знания, ставящей своей задачей созданий новых средств познания действительности - немыслимо в условиях изоляции той или иной науки от научных исследованиях находящихся на передовых позициях современной научно-технической мысли»2.

_____________________________________

1 Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза Курс общей теории. - М.: Норма, 2008. С.72-73.

2 Эксархопуло А.А. Основы криминалистической теории. - СПб., 1992. С.73.

 

Появление нового вида экспертного исследования обусловлено:

- прежде всего, потребностью правоохранительных и природоохранных органов в использовании специальных научных знаний для решения вопросов судопроизводства;

- формирование комплексных, междисциплинарных проблем и направлений в экспертной деятельности исследований;

- расширением круга объектов, являющихся потенциальными носителями ориентирующей и доказательственной информацией и т.д.

Данным перечнем хотелось продемонстрировать интеграцию знаний пограничного типа на стыке известных ранее областей знаний. Происходит сближение наук химии, биологии, экологии различающиеся, своими предметными областями при решении вопросов в рамках судебно-экологического исследования.

Формирование комплексных, междисциплинарных проблем и направлений исследований при решении вопросов судебно-экспертного экологического исследования требует междисциплинарное исследование для разработки методики экспертного исследования и ее научного обоснования. А также изучение объектов экологического исследования их свойств и признаков исследуемым экспертом, определение понятий экспертных задач.

Предметом судебно-экологического исследования является установление источника, механизма, характеристики и масштабов негативного антропогенного воздействия на окружающую среду. При этом выясняются фактические обстоятельства, позволяющие в дальнейшем определить виновность субъекта правонарушения и размеры материального ущерба, нанесенного окружающей среде, а также выработать рекомендации по восстановлению экологического равновесия.

Судебно-экспертное экологические исследования составляют экспертные исследования, объединяемые общностью знаний, служащих источником формирования теоретических и методических основ судебных экспертиз, и объектов, исследуемых на базе этих знаний.

Разработка любой методики экспертного исследования, в том числе и в рамках экологического исследования ориентирована не на исследование объектов экспертизы, а на решение экспертной задачи, поскольку именно от задачи зависит существо исследования, так как один и тот же объект может быть предметом приложения разных экспертных методик.

Судебно-экспертная методика представляет собой программу действий эксперта, основанную на системе научно обоснованных методов, применяемых для изучения свойств объектов судебной экспертизы, и используемую для решения экспертной задачи - установления фактов, относящихся к предмету определенного рода, вида и подвида судебной экспертизы.

Для разработки методики экологического исследования эксперты, занимающиеся этим вопросом, должны четко понимать предел компетенции эксперта. Поскольку решение экологических вопросов носит комплексный характер исследования. Эксперт, занимающийся разработкой методики должен четко понимать предел междисциплинарных знаний, т.е. рамки компетенции, в которых решаются экспертные задачи судебно-экологического исследования. Соглашаясь с определением Р.С. Белкина: «Компетенция эксперта - комплекс знаний в области теории, методики и практики экспертизы определенного рода, вида»1. В литературе также можно встретить высказывания авторов, по мнению которых под компетентностью следует понимать степень владения конкретным экспертом определенным объемом знаний.

_____________________________________

1 Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. С. 260.

 

Неправильное понимание предела компетенции эксперта и тем самым выход за его рамки влечет за собой признание заключения эксперта не допустимым в качестве доказательства по конкретному делу.

Производство судебно-экологических исследований относятся к категории особо сложных экспертиз, усложненное в методическом и организационном отношении при решении которых решаются идентификационные и диагностические задачи.

Среди диагностических задач следует выделить:

- определение вида источника, характеристики (определение свойств), механизма, масштабов, а также выявление условий и обстоятельств, способствующих усилению (или ослаблению) такого воздействия.

Среди идентификационных задач следует выделить:

- установление источника негативного антропогенного воздействия на конкретный объект, явившегося местом возникновения негативного радиоактивного воздействия.

При решении диагностических задач, а именно выявление условий и обстоятельств, способствующих усилению (или ослаблению) такого воздействия, что необходимо понимать:

- Какие условия способствовали увеличению масштабов воздействия?

- Какой период времени потребуется для восстановления экологического равновесия, нарушенного в результате конкретного антропогенного воздействия?

- Какие мероприятия необходимо провести для восстановления окружающей среды, измененной в результате антропогенного воздействия?

Возникновение таких вопросов влечет за собой необходимость в выработке единого научно-методического подхода, с учетом предела компетенции эксперта к разработке методических рекомендаций в рамках рассматриваемого исследования, с учетом национального законодательства РК.

Для повышения эффективности научной обоснованности такого рода исследований предлагается изучение зарубежного опыта проведения исследования объектов окружающей среды (прежде всего экспертной практики); расширение международного сотрудничества в области научно-методического обеспечения судебно-экологической экспертизы; оценку пригодности (валидацию) в экспертной практике аттестованных методик экологического контроля.

Изучение зарубежного опыта, расширение сотрудничества произошло в рамках ЕврАзЭС, что привело к значительному сближению судебно-экспертных учреждений в международном сотрудничестве.

В целях эффективной реализации международных договоров в рамках ЕвраАзЭС была создана Рабочая группа, а в 2009 г. преобразованная в Координационно-методическую комиссию по судебной экспертизе при Совете министров юстиции государств-членов ЕврАзЭС. Основной целью деятельности Комиссии является реализация Соглашения о сотрудничестве в области судебно-экспертной деятельности.

Одним из продуктов деятельности Комиссии стала передача методических рекомендаций по судебно-экспертному экологическому исследованию, разработанных судебными экспертами РФ, казахстанским коллегам.

В рамках практического семинара, по вопросам судебно-экологического исследования состоявшегося в июле 2013 г. на базе ИСЭ по ВКО (г. Усть-Каменогорск) участниками семинара была принята резолюция, в которой было предложено провести валидацию переданных методических рекомендаций.

Валидация - это подтверждение путем исследования и представления объективных доказательств того, что конкретные требования к специфическому целевому использованию выполняются. Практика валидации судебно-экспертных методик существует во всем мире.

Белорусскими учеными, а затем и российскими разработаны два регламента, целью которых было повышение достоверности заключений судебных экспертов и признания их в качестве доказательств в международных судах: Регламент по проведению валидации (оценки пригодности) методик в судебно-экспертной деятельности и Регламент по проведению межлабораторного профессионального тестирования в государственных судебно-экспертных учреждениях.

В плане методических подходов к процедуре валидации в Регламенте выделены 4 типа судебно-экспертных методик: количественная, включающая методику измерений (МИ); качественная, включающая методику тестирования (МТ), идентификационная, предназначенная для установления индивидуально-конкретного тождества сравниваемых объектов и решения иных идентификационных задач, включающая МИ и (или) МТ; диагностическая, предназначенная для установления свойств и состояний объектов судебной экспертизы, механизма их взаимодействия, причинно-следственных связей между ними и решения иных диагностических задач, включающая МИ и (или) МТ и, кроме того, особенно тщательный контроль компетенции эксперта1.

__________________________________________

1 Опыт аккредитации судебно-экспертных лабораторий Минюста России на соответствии ИСО, МЭК 17025// Теория и практика судебной экспертизы. № 2 (22). - 2011. С.41.

 

Совершенствование научно-методической базы СЭД связано с необходимостью обеспечения качества экспертного производства, единства измерений в области судебной экспертизы, с учетом требований международного стандарта СТ РК ИСО/МЭК 17025-2007.

В рамках международного сотрудничества судебно-экспертных учреждений в настоящее время большое внимание уделяется проблемам интеграции судебно-экспертной деятельности различных правовых систем на основе аккредитации на соответствие международному стандарту ИСО/МЭК 17025.

Аккредитация судебно-экспертных лабораторий является достаточно сложной задачей и призвана:

- повысить научно-технический уровень деятельности судебно-экспертных лабораторий и достоверность судебно-экспертных заключений;

- объективизировать оценку деятельности лабораторий и оценку заключений экспертов как доказательств в суде;

- обеспечить возможность использования заключений казахстанских экспертов в зарубежных и международных судах.

Как известно, значительный объем работы в судебно-экспертном производстве выполняется посредством различных измерений, связанных с всесторонним и полным исследованием объектов экспертизы (вещественных доказательств), имеющих значительную специфику по отношению ко всем другим объектам измерений. Специфические особенности объектов судебной экспертизы (малый объем пробы, низкие содержания контролируемого показателя, неустойчивость при хранении и т.п.) зачастую требуют изменения регламентированной процедуры. С учетом этого для судебно-экспертных методик на первый план выходит их систематическая валидация.

Стандарт ИСО/МЭК 17025-2006 предписывают лабораториям проводить валидацию (оценку на пригодность) каждой вновь разработанной или усовершенствованной методики, а также тех методик, которые используются для испытаний новых объектов, ранее не включенных в сферу применения данной методики.

Современная методология и общая теория судебной экспертизы, используемая странами ЕврАзЭС, является единой, поскольку создавалась в рамках одной инфраструктуры всесоюзного и республиканских институтов судебной экспертизы на протяжении второй половины XX века в советский период. В 1950 г. в системе министерств юстиции союзных республик была создана сеть научно-исследовательских криминалистических лабораторий для производства всех видов криминалистических экспертиз. В 1958 г. были приняты Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, что послужило стимулом к разработке и принятию новых УПК союзных республик. Объединенные одними историческими корнями, теоретическими положения, общими стадиями становления и развития института судебной экспертизы является хорошим аргументом для продолжения развития института судебной экспертизы на современном этапе развития общества.

Комплексная реализация вышеприведенных рекомендаций может создать необходимые предпосылки для организационно-методического обеспечения производства судебно-экологической экспертизы, соответствующего современным потребностям судопроизводства по делам об экологических правонарушениях.

В целях эффективной разработки методических рекомендаций предлагается осуществить комплекс организационно-методических мероприятий, включающих:

- выработку единого научно-методического подхода к предмету исследования, которая должна понимать предел компетенции эксперта;

- изучение положительного отечественного и зарубежного опыта проведения исследования объектов окружающей среды (прежде всего экспертной практики);

- включение в планы НИР судебно-экспертных учреждений тем, связанных с разработкой судебно-экологических экспертных методик;

- расширение международного сотрудничества в области научно-методического обеспечения судебно-экологической экспертизы; оценку пригодности (валидацию) в экспертной практике аттестованных методик экологического контроля. Комплексная реализация вышеприведенных рекомендаций может создать необходимые предпосылки для организационно-методического обеспечения производства судебно-экологической экспертизы, соответствующего современным потребностям судопроизводства по делам об экологических правонарушениях.

 

 

Бурвиков Н.В.

 

РАЗВИТИЕ КЛАССИФИКАЦИОННЫХ ПОСТРОЕНИЙ В СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ

 

Ключевые слова: систематизация судебных экспертиз, классификация судебных экспертиз, классы, роды, виды судебных экспертиз, теория судебной экспертизы, развитие системных построений.

Keywords: systematization of legal expertise, classification of forensic examinations, classes, genera, species of forensic examination, forensic theory, the development of systemic constructions.

 

В настоящее время в теории судебной экспертизы существует множество разработок относительно классификаций судебных экспертиз. Так, например, С.А. Звягин предлагает классификацию судебных экспертиз по следующим признакам: организационным, процессуальным, объемным, предметным и квалификационным1. По мнению А.В. Нестерова, классифицирование экспертиз должно осуществляться как минимум по трем основаниям: правовому, юридическому и исследовательскому. Правовое классифицирование экспертиз необходимо осуществлять с помощью правовой парадигмы, юридическое классифицирование осуществляется с помощью законов и подзаконных нормативных правовых актов в виде порядков проведения экспертиз. Специальная исследовательская, в том числе методическая, часть экспертиз фактически регламентируется в нормативно-технических документах. Поэтому классифицирование экспертиз по специальному исследовательскому основанию осуществляется экспертами и теоретиками права2.

Наибольшее распространение в науке получила позиция, согласно которой классификация судебных экспертиз осуществляется в двух основных аспектах: организационно-процессуальном, а также в совокупности по таким основаниям, как предмет, объект, метод и отрасль специальных знаний.

Классификация судебных экспертиз в организационно-процессуальном аспекте базируется на положениях нормативно-правовых актов, регулирующих указанные вопросы (например, нормы УПК РФ, ГПК РФ, ФЗ о ГСЭД РФ и др.) и проводится по следующим основаниям: по объему исследований (основные и дополнительные экспертизы) и последовательности проведения (первичные и повторные экспертизы) - статья 207 УПК РФ и статья 20 ФЗ о ГСЭД РФ; по численности и составу экспертов (единоличные, комиссионные и комплексные) - статьи 200, 201 УПК РФ и статьи 21, 22, 23 ФЗ о ГСЭД РФ.

Если приведенные классификации не вызывают противоречий и споров, то на наш взгляд, наибольший интерес представляет общепринятая классификация судебных экспертиз по нескольким основаниям. Значение данной классификации в современной науке, согласно позиции Д.В. Артюшенко, связано с созданием системного представления об объектах исследования. В науках так называемой синтетической природы, т.е. имеющих тесное взаимоотношение и взаимозависимость с рядом других наук, к которым относится и общая теория судебной экспертизы, которая интегрирует в себе как естественные, так и ряд юридических наук (наиболее тесно взаимосвязана с такими науками, как криминалистика, медицина, химия и др.) классификация представляет собой «научный инструмент» интеграции и сведения в системное единство данных различных областей знания3.

Одной из первых в науке классификация судебных экспертиз была сформирована и предложена А.Р. Шляховым в 70-х годах XX века, представлявшая собой четырехуровневую систему класс - род - вид - разновидность (группа)4.

___________________________________

1 Звягин С.А. Судебно-бухгалтерская экспертиза и экономический класс судебных экспертиз // Российский следователь. - 2006. - № 6. - С.8-12.

2 Нестеров В.О классификации судебных экспертиз // Теория и практика судебной экспертизы: науч.-практич. журнал / гл. ред.: А.И. Усов. - 2011. - № 2. - С.20.

3 Артюшенко Д.В. Проблемы родовой классификации судебных экспертиз // Актуальные проблемы российского права: науч.-практич. юрид. журнал / гл. ред. Е.С. Шугрина. - 2011. - № 3(20). - С.226-227.

4 Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. - М.: Юрид. лит., 1979. - С.205-206.

 

В соответствии с данной разработкой, класс экспертизы составляют экспертные исследования, объединяемые общностью знаний, служащих источником формирования теоретических и методических основ судебных экспертиз, и объектов, исследуемых на базе этих знаний. Таковым, например, является класс судебно-экономических экспертиз.

Роды экспертиз различаются по предмету и объектам и соответственно методикам экспертного исследования. Например, в криминалистической экспертизе на уровне рода выделяют судебные: почерковедческие, автороведческие, технические экспертизы документов, трасологические, баллистические, портретные и другие экспертизы.

Вид экспертизы составляют элементы рода, отличающиеся специфичностью предмета в отношении общих для рода объектов и методик. Например, в судебно-технической экспертизе документов различают: экспертизы реквизитов документов; экспертизы материалов документов (красителей, бумаги и т.п.), используемых для их изготовления.

Подвид (группа) экспертизы - составные части вида, отличающиеся своеобразной группой задач, характерных для предмета данного вида экспертизы, и комплексами метода исследования отдельных объектов или их групп.

Данная классификация предусматривала деление судебных экспертиз на области знания по совокупности трех существенных признаков - предмет, объект и методика экспертного исследования. По мнению А.Р. Шляхова, существовавшие до этого в науке попытки определить природу судебной экспертизы лишь по источникам научных знаний («материнским наукам»), применяемых в судебной экспертизе, либо по группе объектов, либо по методам (и тем более по одному методу) не дают возможности отличить один род и вид экспертизы от другого, ведут к путанице и затрудняют решение методических и организационно-научных вопросов1. В частности, если в основу классификации будет заложен только предмет судебной экспертизы, т.е. устанавливаемые экспертом фактические данные, то можно убедиться, что многие из них имеют общие черты и признаки.

Руководствуясь вышеизложенными положениями, в основе которых заложено трехмерное основание классификации, А.Р. Шляхов предложил поделить экспертизы на девять классов: криминалистические, судебно-медицинские и психофизиологические, судебные инженерно-транспортные, судебные инженерно-технологические, судебно-технические, судебно-бухгалтерские и финансово-экономические, судебные сельскохозяйственные, судебно-экологические, судебно-биологические экспертизы объектов животного и растительного происхождения. Позднее Ю.Г. Коруховым эта классификация была дополнена еще одним классом - судебно-искусствоведческой экспертизой2, а Т.С. Волчецкая обоснованно предложила внести еще два класса - судебно-почвоведческие экспертизы и экспертиза пищевых продуктов3.

Классификационные построения, базирующиеся на разработках А.Р. Шляхова, являются в настоящее время общепринятыми, но в последние годы подвергаются переосмыслению и глубокому анализу. Так, например, комплексный критерий, предложенный А.Р. Шляховым, был дополнен четвертым признаком, а именно характером специальных знаний, играющим доминирующую роль при решении задач данного вида экспертизы4.

Так, Д.А. Сорокотягина и И.Н. Сорокотягин основанием создания класса, рода судебной экспертизы считают применяемый в процессе экспертного исследования характер современных знаний в области специальных наук, имеющих строго определенную предметную направленность на познание объективной действительности5.

Мы считаем, что данный подход, несомненно, говорит о появлении и развитии более глубоких научно-методологических концепций построения классификаций судебных экспертиз, однако, не решает проблему единообразного подхода к данному вопросу. Появление нового основания для классификационных построений лишь усложняет процесс упорядочивания всех экспертиз в единую систему. К тому же, как мы выяснили в первой главе нашей работы, с точки зрения таких базовых и первостепенных наук, как логика и философия, основанием для построения классификации, соответствующей всем критериям ее формирования, может и должен служить только лишь один критерий.

Нам представляется, что процесс формирования и последующего выделения новых классов вполне естественен, так как процесс появления новых знаний неизбежно должен подвергать изменениям существующую на данный момент классификацию судебных экспертиз. В частности, решение экспертных задач в рамках одной отрасли знания в настоящее время уже далеко не всегда обеспечивает должный и качественный уровень экспертного исследования. Поэтому, как отмечает Н.П. Майлис, процесс дифференциации достиг такого уровня в ряде научных направлений, что систематизация знаний в них требует перехода к интеграции. Только интеграция научных знаний позволяет, благодаря синтезу, создать такую науку, которая в комплексном единстве и взаимосвязи двух наук, будет составлять при всем многообразии единое и неразрывное целое6.

____________________________________

1 Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. - М.: Юрид. лит., 1979. - С.12.

2 Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования : учеб. изд. / под. ред. Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина. - М.: Новый юрист, 1997. - С.160-161.

3 Волчецкая Т.С. Основы судебной экспертологии: учеб. пособие. - Калининград: Изд-во Калинингр. гос. ун-та, 2004. - С.34.

4 Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т.2. С.303-317.

5 Сорокотягина Д.А., Сорокотягин И.Н. Судебная экспертиза: учебное пособие. - Ростов н/Д.: Феникс, 2008. - С.210.

6 Майлис Н.П. Место трасологии в системе ... С.15.

 

Такие образования новых научных направлений в науковедении закономерны. Период количественного накопления фактов и закономерностей развития каждой науки достиг такого уровня, когда наступает качественное изменение, позволяющее претендовать на новое самостоятельное научное знание. Эти новые направления могут быть отнесены к разряду «гибридных наук», предложенных профессором PC. Белкиным и включают в себя синтетические, интегральные и комплексные науки. Многие из этих конструктивных предложений уже реализованы на практике, что значительно расширило рамки проводимых экспертиз и повысило и качество.

В соответствии с этим, согласно позиции Т.В. Аверьяновой, процессы интеграции и дифференциации, а также становление и формирование общей теории судебной экспертизы, определение ее природы привели к изменению представлений о классификации судебных экспертиз. «Синтетическая природа общей теории судебной экспертизы позволяет снять ярлыки, которые мы наклеиваем на различные виды и роды экспертиз, и рассматривать любой вид и род экспертизы просто как судебную экспертизу»1. По нашему мнению, данный процесс вполне закономерен.

Так, например, согласно мнению Е.Р. Россинской, все судебные экспертизы находятся на разных стадиях формирования, поэтому нельзя говорить о едином основании для их подразделения по классам, родам и видам. На основании этого автор полагает, что основаниями подразделения судебных экспертиз на роды и виды является характер исследуемых объектов в совокупности с решаемыми задачами. В классы же объединяются роды судебных экспертиз, относящиеся к одной или близким отраслям специальных знаний, которые к тому же используют сходный инструментарий2. В соответствии с этим, по мнению данного ученого, основной единицей классификации является род экспертиз, который связан с определенными задачами и объектами исследования. Не будем отрицать, что именно род является наиболее важным звеном в классификации судебных экспертиз, но и не можем недооценивать значение классов, так как в правильно построенных научных классификациях самая крупная классификационная единица - класс - никак не может являться изменяющейся категорией. Наоборот, наиболее крупная классификационная единица, каковой является класс, является и самой стабильной, неменяющейся категорией. Только в этом случае классификация будет развиваться по законам науки за счёт формирования в этих классах родов и наиболее динамичных категорий - видов и подвидов.

Одной из последних работ, посвященных развитию классификационных построений судебных экспертиз, является кандидатская диссертация Д.А. Артюшенко. К сожалению данная работа также не лишена общих недостатков отраженных нами ранее, а именно: нарушены основные принципы классификационных построений - это, во-первых, отсутствие единого основания, а, во-вторых, имеет место нахождение одних и тех же объектов в объёме разных видовых понятий. Кроме того, в предлагаемых классах отсутствует система соподчиненных понятий, т.е. роды, виды и подвиды экспертиз.

Таким образом, на основании основных методологических положений относительно построений классификационных систем судебной экспертизы отметим, что существующие на настоящий момент разрозненные знания относительно этого вопроса требуют серьезного осмысления, унификации понятийного аппарата и, как итог, создания стройной научной классификационной системы судебных экспертиз. В настоящее время это является актуальным, поскольку появляющиеся новые виды судебных экспертиз должны быть полностью систематизированы.

______________________________

1 Аверьянова Т.В. Указ. соч. - С.318.

2 Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском ... С.141.

 

 

Вареникова С.П.

ВОПРОСЫ ГАРМОНИЗАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ГОСУДАРСТВ-ЧЛЕНОВ ЕВРАЗИЙСКОГО СОЮЗА

 

Ключевые слова: судебно-экспертная деятельность, органы судебной экспертизы, судебный эксперт, специальные знания судебного эксперта, судебная экспертиза.

Keywords: forensic activities, the judicial examination, forensic expert, forensic expertise, forensics

 

Интеграция государств-членов Евразийского экономического сообщества (далее - ЕврАзЭС) в целях международного сотрудничества в сфере судебно-экспертной деятельности осуществляется в настоящее время на основе двусторонних договоров министерств юстиции о правовой помощи. 30 июня 2006 года в Минске (Республика Беларусь) Министерствами юстиции государств - членов ЕврАзЭС было заключено соглашение «О сотрудничестве в области судебно-экспертной деятельности в рамках Евразийского экономического сообщества». На заседаниях Совета министров юстиции государств-членов ЕврАзЭС в 2012-2013 гг. рассматривались вопросы о разработке проекта законодательного акта (модельного закона) о судебно-экспертной деятельности, принятие которого диктуется актуальной необходимостью гармонизации национальных нормативных правовых актов, регулирующих отношения, возникающие в процессе судебно-экспертной деятельности.

Немаловажным является то обстоятельство, что во времена бывшего СССР формирование законодательства каждой республики происходило на основе законодательства Союза ССР и союзных республик, послужившего в определенной степени общей концепцией для создания в дальнейшем национальных законов суверенных государств. Тем не менее, проведенное нами сравнительно-правовое исследование национальных уголовно-процессуальных законов государств - членов Содружества Независимых Государств позволило выявить принципиальные различия в правовых положениях, регламентирующих вопросы назначения и производства судебных экспертиз1. В этой связи необходимость гармонизации законодательства о судебно-экспертной деятельности государств-членов ЕврАзЭС обусловливает целесообразность проведения сравнительно-правовых исследований национальных законов и положений Типового проекта законодательного акта (Модельного закона) «О судебно-экспертной деятельности» (Приложения к постановлению Межпарламентской Ассамблеи ЕврАзЭС от 11.04.13 № 15-6).

Модельный закон «О судебно-экспертной деятельности» определяет правовую основу, принципы судебно-экспертной деятельности и порядок её осуществления в судопроизводстве государств-членов ЕврАзЭС. Как указано в ст. 3 Модельного закона, правовой основой судебно-экспертной деятельности являются Модельный закон о судебно-экспертной деятельности, Конституция страны, законодательство о судебно-экспертной деятельности страны, Процессуальные кодексы, законодательство в сфере охраны здоровья, другие законы, а также нормативные правовые акты органов исполнительной власти, регулирующие организацию и производство судебной экспертизы2.

Аналогично в ст. 7 Модельного закона «О судебно-экспертной деятельности» раскрывается содержание принципа соблюдения законности при осуществлении судебно-экспертной деятельности как условий «точного исполнения требований Модельного закона о судебно-экспертной деятельности, Конституции страны, законодательства о судебно-экспертной деятельности страны, Процессуальных кодексов, законодательства

О здравоохранении, других законов, а также нормативных правовых акты органов исполнительной власти, регулирующих организацию и производство судебной экспертизы».

Следует заметить, что Модельный закон служит законодательным актом только лишь рекомендательного характера, содержащим типовые правовые нормы для унификации национальных законов в сфере судебно-экспертной деятельности, поэтому он не может быть выше Конституции страны в иерархии нормативных актов, составляющих правовую основу судебно-экспертной деятельности каждого государства, а также содержание принципа законности при ее осуществлении.

Сравнительно-правовой анализ положений Модельного закона «О судебно-экспертной деятельности» и Закона Республики Казахстан «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан» позволил выявить следующие принципиальные различия, пробелы и коллизии.

В Законе РК «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан» от 20.01.2010 года (с изменениями и дополнениями)3 отсутствует такой термин и его определение как аккредитация судебно-экспертных организаций, под которой в Модельном законе понимается официальное признание компетентности юридического лица (или его отдельных структурных подразделений) в сфере судебно-экспертной деятельности в порядке, установленном уполномоченным органом исполнительной власти. Судебно-экспертные организации, компетентность которых в сфере судебно-экспертной деятельности должна подтверждаться добровольной аккредитацией, согласно ст. 12 Модельного закона могут быть государственными и негосударственными.

___________________________________

1 Вареникова С.П. Рецепция положений модельного Уголовно-процессуального кодекса в национальных законах. Вестник права Республики Казахстан «ЗАНГЕР». - Алматы, 2008. № 12 (89). С. 85-89.

2 ipaeurasec.org/docs?data=docs_6_19.

3 http://adilet.zan.kz/rus/docs/Z100000240.

 

Органами судебной экспертизы в соответствии со ст. 20 Закона РК «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан» являются только государственные юридические лица, к которым относятся:

1) органы судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Казахстан;

2) органы судебной экспертизы уполномоченного органа в области здравоохранения, в том числе специализированные психиатрические и наркологические организации местных органов государственного управления здравоохранения, к функциям которых отнесено производство судебно-психиатрических, судебно-наркологических экспертиз.

Вместе с тем, несмотря на отсутствие прямого указания в Законе, в настоящее время в Казахстане наряду с государственными органами судебной экспертизы функционируют отдельные негосударственные учреждения, например, «Ассоциация независимых экспертов «Zdrav Expert», учреждение «Независимая экспертиза» и другие, осуществляющие производство как судебных, так и несудебных экспертиз, а также специализированных исследований.

Возможность назначения судебных экспертиз органами следствия и суда сотрудникам такого негосударственного учреждения предусматривается ст. 12 Закона, где говорится, что производство судебной экспертизы может быть поручено:

1) сотрудникам органов судебной экспертизы;

2) физическим лицам, осуществляющим судебно-экспертную деятельность на основании лицензии;

3) в разовом порядке иным лицам в случаях, предусмотренных Законом.

Таким образом, принципиальным различием положений Модельного закона и Закона РК «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан» является отсутствие в Казахстане негосударственных судебно-экспертных организаций, для которых в соответствии с Уставами и иными регистрационными документами судебно-экспертная деятельность является основной.

Кроме того, в отличие от положений Закона РК, предусматривающих поручение судебной экспертизы указанным выше трем категориям физических лиц, в ст. 13 Модельного закона закреплена возможность поручения судебной экспертизы только двум категориям судебных экспертов: государственным и негосударственным, которые должны соответствовать требованиям, установленным ст. 14 Модельного закона. Негосударственным судебным экспертом является работник негосударственной судебно-экспертной организации, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей, а также другое физическое лицо, которое не является работником судебно-экспертной организации и которому поручено производство судебной экспертизы органом или лицом, ее назначившим. Государственные и негосударственные судебные эксперты проходят сертификацию компетентности, подтверждаемую выдачей сертификата компетентности судебного эксперта.

Законом РК предусматривается иной порядок определения уровня профессиональной подготовки - аттестация судебных экспертов, являющихся сотрудниками органов судебной экспертизы, а также физических лиц, осуществляющих судебно-экспертную деятельность на основании лицензии на занятие судебно-экспертной деятельностью (ст. 14 Закона РК). При этом указанные лица должны обладать квалификацией судебного эксперта, подтверждаемой квалификационным свидетельством на право производства определенного вида судебной экспертизы (ст. 14 Закона РК).

Профессиональными требованиями, предъявляемыми к судебному эксперту, согласно ст. 14 Модельного закона, является наличие специальных знаний, высшего профессионального образования и прохождения последующей подготовки по конкретной экспертной специальности. При этом под специальными знаниями, дефиниция которых приведена в Модельном законе, понимается система знаний и практических навыков в области конкретной науки, техники, искусства или ремесла, приобретаемые путем специальной подготовки и (или) профессионального опыта.

Законом РК в ст. 12 указываются такие профессиональные требования к судебному эксперту как наличие высшего образования и специальных научных знаний, которые определяются в ст. 1 как область специальных знаний, содержание которой составляют научные знания, реализованные в методиках судебно-экспертных исследований.

Сопоставление профессиональных требований к судебному эксперту в сравниваемых законах показывает наряду с обязательным наличием высшего образования, различие в объеме и характере специальных знаний эксперта. В Модельном законе под специальными знаниями понимается система знаний и практических навыков в области конкретной науки, техники, искусства или ремесла, приобретаемых путем специальной подготовки и (или) профессионального опыта. Лицо, обладающее специальными знаниями, затем проходит подготовку по конкретной экспертной специальности и последующую сертификацию для подтверждения своей компетентности.

В Законе РК, хотя и указывается узкий характер специальных научных знаний эксперта как знание методик судебно-экспертных исследований, однако не раскрыт порядок приобретения экспертом таких знаний, а также упускается то обстоятельство, что для применения методик при производстве экспертизы необходимы не только научные знания, но и практические навыки.

Эти разногласия нашли свое отражение и в определении понятия судебной экспертизы:

- в ст. 1 Модельного закона судебная экспертиза определяется как процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу;

- в ст. 1 Закона РК под судебной экспертизой понимается исследование материалов уголовного, гражданского дела или дела об административном правонарушении, проводимое на основе специальных научных знаний в целях установления обстоятельств, имеющих значение для его разрешения.

Обобщая вышеизложенное, можно констатировать наличие в настоящее время различных коллизий в нормах Типового проекта законодательного акта (Модельного закона) «О судебно-экспертной деятельности» и Закона Республики Казахстан «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан». Разрешение не только выявленных проблемных вопросов, но и тщательное исследование остальных положений сравниваемых нормативных правовых актов будет способствовать гармонизации законодательства в сфере судебно-экспертной деятельности государств-членов ЕврАзЭС.

 

 

Ветринская А.А.

 

МОЛЕКУЛЯРНО-ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ

ПОЛОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

(АНАЛИЗ ЭКСПЕРТНОЙ ПРАКТИКИ ИСЭ ПО Г. АЛМАТЫ)

 

Сложная криминальная ситуация, рост насильственных преступлений, таких как убийства и изнасилования, выводят на первый план проблему обеспечения личной безопасности, соблюдения прав и свобод граждан. Одним из аспектов этой проблемы является установление личности человека, совершившего преступление. Данный вопрос занимает центральное место в криминалистической идентификации и в методике расследования преступлений. В его решении существенную помощь оказывает молекулярно-генетическая экспертиза.

В связи с этим, были проведены обобщение и анализ экспертной практики по производству экспертиз, назначенных в связи с расследованием преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности, так называемым половым преступлениям.

В ИСЭ по г. Алматы молекулярно-генетическая экспертиза проводится с 2001 года с целью идентификации личности и установления кровного родства преимущественно по категориям уголовных дел, связанных с преступлениями против личности и половой неприкосновенности. Чаще всего по делам, связанным с убийствами и половыми преступлениями, изнасилованиями с последующим рождением детей, нанесением тяжких телесных повреждений, при идентификации расчлененных трупов, неопознанных костных останков, по делам, связанным с похищением и подменой детей, установлением кровного родства и др.

В основу исследования положены результаты экспертной практики лаборатории молекулярно-генетической экспертизы Института судебной экспертизы по г. Алматы Центра судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Казахстан за период с 2009 по 2013 годы. Обобщенные данные о количестве проведенных экспертиз за 5-летний период приведены в таблице 1.

 

Таблица 1 - Количество проведенных молекулярно-генетических экспертиз с 2009 по 2013 г.

в ИСЭ по г. Алматы

 

Вид преступлений/ Год

2009

2010

2011

2012

2013

Всего

%

Половые преступления

35

24

32

40

44

175

36

Убийства

24

32

39

27

23

145

30

Обнаружение неопознанных трупов

6

18

11

32

25

92

19

Кражи

1

2

1

1

7

12

3

Нанесение тяжких телесных повреждений

2

2

 

 

5

9

2

Похищение людей

3

1

 

1

1

6

1

ДТП

2

 

 

 

 

2

0,5

Незаконный оборот наркотических средств

 

 

 

3

2

5

1

Установление отцовства, материнства

1

4

 

 

1

6

1

Прочие

2

7

19

 

4

32

7

Всего

76

90

102

104

112

484

 

 

Из приведенной таблицы видно, что количество экспертиз, проведенных по фактам преступлений против половой неприкосновенности, явно превалирует над остальными.

В связи с этим были обобщены и изучены результаты молекулярно-генетических исследований за период с 2009 по 2013 годы по делам, связанным именно с половыми преступлениями. Информация о количестве проведенных первичных экспертиз в разрезе видов преступлений приведена в таблице 2.

 

Таблица 2 - Информация по экспертизам по половым преступлениям

 

Вид преступления

2009

2010

2011

2012

2013

За 5 лет

Изнасилование

27

16

23

27

38

131

в т.ч. изнасилование н/л

8

3

1

3

9

24

Изнасилование + убийство

5

3

5

5

5

23

в т.ч. изнасилование +  убийство н/л

2

 

 

1

1

4

Изнасилование с последующим рождением ребенка

1

 

1

3

 

5

Совершение действий сексуального характера

 

 

1

4

 

5

Всего

33

19

31

39

43

165

 

Как видно из таблицы 2, наибольшее количество экспертиз приходится на изнасилования (79,4%), в том числе, несовершеннолетних (18,3%). В 18% экспертиз изнасилование сопровождалось убийством жертвы, в том числе несовершеннолетних детей (17%). Отмечено несколько случаев назначения экспертиз по установлению отцовства в отношении новорожденных детей, зачатие которых произошло в результате изнасилования (3%). Также было проведено несколько экспертиз по фактам совершения действий сексуального характера, причем в 4 случаях из 5 они были совершены в отношении малолетних детей.

Преступления против половой неприкосновенности являются особо тяжкими преступлениями, которые всегда вызывают большой общественный резонанс, особенно если это касается несовершеннолетних детей. И, конечно же, основной задачей правоохранительных органов, ведущих расследование такого рода преступлений, является установление конкретного лица, совершившего преступление. Однако, не всегда жертвы преступлений могут запомнить и опознать преступника, поэтому решающую роль в идентификации лица, совершившего преступление играют следы биологического происхождения (сперма), оставшиеся на месте происшествия.

Проведенный автором анализ молекулярно-генетических экспертиз, выполненных по делам о половых преступлениях, показал, что в 95,6% случаев (153 экспертизы) обнаружены следы спермы. Такой высокий показатель объясняется тем, что перед назначением молекулярно-генетической экспертизы обязательно проведение судебно-медицинской биологической экспертизы. Судебно-медицинскими экспертами решаются вопросы о наличии пятен биологического происхождения (крови, спермы, слюны и др.) на вещественных доказательствах, их видовой (человек или животное) и групповой (группа крови) принадлежности. Для молекулярно-генетического исследования материалы принимаются в случае, когда не исключается происхождение биологических наслоений на вещественных доказательствах, как от потерпевшей, так и от подозреваемого(-ых), если их группы крови совпадают, или если наслоения носят смешанный характер. Однако, в некоторых случаях, при незначительном количестве биологического материала, или же незначительной концентрации сперматозоидов на исследуемых вещественных доказательствах, весь материал, пригодный для проведения молекулярно-генетической экспертизы (головки сперматозоидов, содержащие ДНК) может быть израсходован при проведении судебно-биологической экспертизы, что впоследствии не позволяет идентифицировать личность преступника. Такая ситуация наблюдалась в 7,2% случаев, и эксперты были вынуждены дать выводы в форме НПВ (решить вопрос не представляется возможным). Поэтому в исключительных случаях, если количество наслоений веществ биологического происхождения на вещественных доказательствах ничтожно мало, и есть опасение, что данные наслоения могут быть израсходованы при проведении судебно-медицинской биологической экспертизы, возможно проведение молекулярно-генетического исследования данных объектов без заключения судебно-медицинской биологической экспертизы.

Анализ представленных на молекулярно-генетическое исследование вещественных доказательств по 160 проведенным экспертизам показал, что наиболее часто представляют тампоны с содержимым влагалища потерпевшей (72%), нижнее белье потерпевшей (49%), предметы одежды (футболка, брюки, платье и т.д. - 33%), предметы вещной обстановки (предметы постельного белья, одеяла, чехлы автомашин, гигиенические салфетки, полотенца и др. - 16%). Зачастую все перечисленные предметы представляют совместно, но бывают и исключения, когда представлен только тампон с содержимым влагалища потерпевшей. Анализ экспертной практики показал, что в 28 случаях на тампоне с содержимым влагалища потерпевшей ДНК лиц мужского пола не была обнаружена, но имелась на других предметах - нижнем белье, одежде, предметах вещной обстановки. В связи с этим, считаем необходимым рекомендовать при назначении молекулярно-генетической экспертизы не ограничиваться предоставлением только тампона с содержимым влагалища потерпевшей, но и по возможности обращать внимание на одежду потерпевшей и предметы вещной обстановки места происшествия.

В некоторых случаях, на исследование было представлено нижнее белье подозреваемых, смывы с половых членов. Как правило, на таких объектах обнаруживается только ДНК самих этих лиц.

Отдельное место в исследовании вещественных доказательств занимают презервативы, изъятые с места происшествия. На презервативах с внутренней стороны в 98% случаев имеется мужская ДНК, которую можно идентифицировать, а на наружной стороне презерватива в исключительных случаях можно обнаружить ДНК потерпевшей. Низкая вероятность обнаружения женской ДНК на презервативе связана в первую очередь с условиями нахождения данных объектов после использования. Следует также отметить, что во многих случаях представленные презервативы не имели вообще никакого отношения к расследуемому событию.

В ходе анализа генетических профилей, выявленных в бионаслоениях на исследуемых вещественных доказательствах в 160 экспертизах, было установлено, что в 52,7% экспертиз имеется ДНК одного лица мужского пола, в 28,7% экспертиз имеется ДНК двух лиц мужского пола и в 6,8% случаев выявлены смешанные профили, содержащие в своем составе ДНК более 2 лиц. Несмотря на то, что в 95,6% экспертиз в бионаслоениях на вещественных доказательствах были установлены генетические профили, пригодные для идентификации, идентифицировать лицо, которое оставило биологические следы, не всегда возможно. Более подробная информация представлена в таблице 3.

 

Таблица 3 - Результаты идентификации выявленных генетических профилей

 

Результат/Год

2009

2010

2011

2012

2013

За 5 лет

%

Следы спермы идентифицированы

9

10

9

18

20

66

40

Следы спермы идентифицированы частично в составе смеси

4

1

3

5

4

17

10,3

Не идентифицированы

16

8

17

14

15

70

42,4

НПВ

4

-

2

2

4

12

7,2

 

Из вышеприведенных данных видно, что за 5 лет только в 40% случаев удалось идентифицировать лицо (лиц), совершивших преступление, а в 42,4% случаев выявленные генетические профили принадлежат неустановленным лицам.

Поскольку генетический профиль преступника в бионаслоениях установлен, его можно сравнить в дальнейшем с проверяемыми лицами в ходе проведения розыскных мероприятий. Однако, только по 14 экспертизам из 70, где при проведении первичной экспертизы не были идентифицированы лица, оставившие биологические следы, были назначены дополнительные экспертизы и проверены другие подозреваемые лица и только в 4 случаях был установлен истинный преступник.

К сожалению, следственные органы не всегда доверяют результатам молекулярно-генетической экспертизы, и в некоторых случаях, когда причастность привлеченных ими в качестве подозреваемых, а иногда и обвиняемых лиц к совершению преступления исключается, предпочитают проигнорировать заключение молекулярно-генетической экспертизы и построить обвинение только на заключении судебно-биологической экспертизы, дающей сходство по группе крови.

Проведенный анализ экспертной практики выявил также одну очень большую проблему, которая требует скорейшего разрешения, а именно отсутствие базы данных ДНК в Республике Казахстан. Наличие базы данных ДНК, в которой должны содержаться данные лиц, осужденных за совершение тяжких преступлений задержанных по подозрению в совершении преступлений, данные о биологических следах, обнаруженных на месте происшествия, могло бы во много раз повысить эффективность расследования многих преступлений, в том числе и против половой неприкосновенности.

Ярким примером крайней необходимости создания базы данных является следующий случай из экспертной практики. В 2011 г. в Карагандинской области было совершено изнасилование и убийство несовершеннолетней девочки М. Это преступление вызвало большой общественный резонанс. По подозрению в совершении преступления было задержано 3 человека. Была назначена молекулярно-генетическая экспертиза, согласно выводам которой причастность всех трех подозреваемых лиц была исключена. Однако, следственные органы настаивали, что один из них, подозреваемый А., является участником преступления и дал признательные показания. Были назначены несколько повторных и дополнительных экспертиз в несколько молекулярно-генетических лабораторий, где выводы первичной экспертизы о непричастности подозреваемого А. подтвердились. После этого следственными органами началась массовая проверка мужчин, которые могли бы быть причастны к данному преступлению. В ИСЭ по г. Алматы были проанализированы образцы 102 человек, которые не дали положительного результата. Через некоторое время был взят образец крови и у подозреваемого Н., который все это время находился в следственном изоляторе за совершение другого преступления. Проведенная молекулярно-генетическая экспертиза подтвердила, что именно его биологические следы имеются на вещественных доказательствах с места преступления. В подобных случаях, если бы существовала база данных ДНК, в которую в обязательном порядке заносятся генетические профили лиц, задержанных по подозрению в совершении преступлений, на раскрытие преступления понадобилось бы гораздо меньше времени и средств. А сколько еще преступлений, связанных с изнасилованиями, убийствами и другими тяжкими преступлениями могло бы быть раскрыто!

Подводя итоги по обобщению и анализу экспертной практики, напрашивается вывод о необходимости формирования базы данных ДНК, в которую в первую очередь должны войти данные о следах биологического происхождения, изымаемых с мест совершения преступлений против половой свободы и неприкосновенности личности, что позволит повысить эффективность расследования данного вида преступлений.

 

 

Ветринская А.А.

 

АНАЛИЗ АЛЛЕЛЬНОГО ПОЛИМОРФИЗМА 15 АУТОСОМНЫХ STR-ЛОКУСОВ ДНК В КАЗАХСКОЙ ПОПУЛЯЦИИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

 

Используемые для исследования в молекулярно-генетической экспертизе идентификации личности и установления родства гипервариабельные STR-локусы проявляют этно-расовую специфичность, что требует знания частот встречаемости каждого этноса для получения достоверно значимых результатов.

В настоящее время в Казахстане проживает более 16,9 млн. человек (данные по состоянию на 1.04.2013 г.), представители более чем 120 национальностей. По национальному составу (данные по переписи 25 февраля 2009 года) казахи составляют 63,07% всего населения. Наиболее крупные этнические группы, населяющие современный Казахстан - русские (23,7%), узбеки (2,8%), украинцы (2,1%), уйгуры (1,4%), татары (1,3%), немцы (1,1%), а также представители других национальностей1.

В экспертной практике среди лиц, в отношении которых проводятся молекулярно-генетические исследования, наиболее часто встречаются представители казахской и русской этнической принадлежности.

Ранее нами уже проводилась работа по анализу частот встречаемости аллелей 15-полиморфных STR-локусов ДНК в казахской и русской популяциях Казахстана2. Однако, была использована небольшая выборка (n=167), которая не отражает полной картины полиморфизма изучаемых локусов. Поэтому исследования по анализу частот встречаемости аллелей нами были продолжены и в данной работе изложены результаты изучения казахской популяции Казахстана.

Целью исследования было изучение полиморфизма и определение частот встречаемости аллелей 15 STR-локусов ДНК лиц казахской национальности, проживающих на территории Казахстана.

В основу исследования положены результаты экспертной практики лабораторий молекулярно-генетической экспертизы Институтов судебной экспертизы по г. Алматы и Карагандинской области Центра судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Казахстан.

Принимая во внимание, что в настоящее время имеют место значительные миграционные потоки внутри страны, а также тот факт, что в молекулярно-генетической лаборатории Института судебной экспертизы по г. Алматы проводятся экспертизы из всех регионов Казахстана, считаем, что полученные данные включают в себя информацию о генотипах лиц казахской национальности, проживающих в различных регионах и могут быть использованы применительно ко всему казахскому населению Казахстана.

Нами были обобщены и изучены результаты молекулярно-генетических исследований за период с 2006 по 2013 годы по установлению спорного отцовства и за период 2009-2013 гг. по идентификации личности. Так называемая «семейная выборка», состоит из образцов неродственных лиц (предполагаемых отцов и матерей), проходивших экспертизу по установлению отцовства (n=1213). «Криминалистическая выборка» представлена образцами лиц, проходивших в качестве потерпевших и подозреваемых лиц при производстве молекулярно-генетических экспертиз по различным категориям уголовных дел (n=637). Общее количество проанализированных образцов - 1850. Для анализа были взяты генотипы лиц только казахской национальности. Генотипы лиц, имеющих другую национальность или смешанное происхождение, не учитывались.

Выделение ДНК из образцов крови и буккального эпителия проводили с использованием следующих наборов реактивов: «ДНК-сорб-В» (АмплиСенс, Россия), «DNA IQ ™» (Promega, США), «ReadyAmpTM» (Promega, USA), согласно методике3.

Типирование полиморфных STR-локусов в полученных препаратах ДНК проводили в мультилокусном формате с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) с использованием систем энзиматической амплификации «AmpFlSTR Identifiler» и «AmpFlSTR Identifiler Plus» (Applied Biosystems, США) по 15 аутосомным локусам (D8S1179, D21S11, D7S820, CSF1PO, D3S1358, THO1, D13S317, D16S539, D2S1338, D19S433, vWA, TPOX, D18S51, D5S818, FGA) согласно методике4.

_____________________________________

1 Данные агентства Республики Казахстан по статистике; www.stst.kz.

2 Ветринская А.А., Кузовлева Е.Б., Красоткин Е.В. Анализ частот встречаемости аллелей 15 полиморфных STR-локусов ДНК в казахской и русской популяциях Казахстана. /В сб. Доклады и сообщения международной научно-практической конференции «Восток-Запад: партнерство в судебной экспертизе». Алматы, 18-19 сентября, 2007 г. С.102-105.

3 Методика выделения ДНК из различных объектов биологического происхождения для молекулярно-генетического исследования. Астана, 2006.

4 Методика судебно-экспертного молекулярно-генетического исследования с целью установления кровного родства. Астана, 2006; Методика судебно-экспертного молекулярно-генетического исследования с целью идентификации личности. Астана, 2006.

 

Полимеразную цепную реакцию проводили с использованием ДНК-амплификатора «GeneAmp PCR System 2720» («Applied Biosystems», США), внося в реакционную смесь (общий объем 25 мкл) по 10 мкл полученных препаратов геномной ДНК. Для оценки специфичности реакции амплификации использовали положительный (контрольная ДНК 9947А с известными генетическими признаками из набора реагентов) и отрицательный (проба без ДНК) контроли.

Разделение и детекцию флуоресцентно меченых амплифицированных фрагментов проводили с использованием генетического анализатора «ABI Prism 3130» («Applied Biosystems», США). Идентификацию аллелей проводили с помощью программного комплекса «GeneMapperlD» v.3.2 на основе входящего в состав набора аллельного лэддера.

В результате проведенных исследований для каждого образца ДНК получен индивидуальный геномный профиль по 15 локусам микросателлитной ДНК.

Основными показателями, наиболее часто использующимися для характеристики полиморфизма микросателлитов ДНК в различных популяциях, является число наблюдаемых аллелей в локусе и частота встречаемости аллелей, выявленных в каждом индивидуальном локусе, а также степень гетерозиготности.

Анализ частот встречаемости аллелей был проведен с использованием программного обеспечения Microsoft Office Exell. Частоты встречаемости аллелей представлены в таблице 1. Обобщенные данные, характеризующие полиморфизм 15 аутосомных STR-локусов ДНК лиц казахской национальности, представлены в таблице 2.

В общей сложности по 15 локусам в исследуемой выборке (n=1850) выявлено 182 аллеля, число наблюдаемых аллелей в локусе варьирует от 8 (локус ТРОХ) до 22 (локус FGA).

Наибольшим полиморфизмом характеризуются локусы FGA (22 аллеля), D18S51 и D21S11 (20 и 18 аллелей соответственно). В этих же локусах FGA и D18S51 отмечается также и высокий уровень гетерозиготности - 0,86, что свидетельствует о значительной вариабельности генетических признаков.

Наименьшее количество аллелей (8) наблюдается в локусах ТРОХ и ТН01. Также в локусе ТРОХ отмечается самый низкий уровень гетерозиготности (0,65), при этом частота встречаемости аллеля 8 составляет 0,5150 и превышает наибольшие частоты встречаемости аллелей во всех других локусах.

Высокая частота встречаемости отдельных аллелей (более 0,3) наблюдается в нескольких локусах: CSF (аллель 12), D3S1358 (аллели 15, 16), D5S818 (аллель 11). Во всех других локусах наибольшие частоты встречаемости аллелей варьируются от 0,13 до 0,29. В каждом локусе, как правило, наблюдается по 2 аллеля с наибольшей частотой встречаемости.

Практически во всех локусах (за исключением CSF) выявлены редкие аллели, которые встречаются не более 5 раз.

Наблюдаемая степень гетерозиготности во всех локусах довольно высокая и варьируется в диапазоне от 0,74 до 0,86, за исключением локуса ТРОХ - 0,65.

При сравнительном анализе частот встречаемости аллелей, рассчитанных в настоящей работе, с частотами аллелей, полученными ранее при анализе небольшой выборки1, установлено, что при увеличении объема выборки (в данном случае более чем в 10 раз) в большинстве локусов наблюдается большее количество аллелей, в том числе редких. Но при этом характер соотношения частот встречаемости в пределах каждого локуса не изменился.

Таким образом, в результате проведенных исследований составлена молекулярно-генетическая характеристика казахской популяции по 15 аутосомным STR-локусам ДНК: выявлен значительный генетический полиморфизм, рассчитана частота встречаемости аллелей и уровень гетерозиготности по каждому локусу.

Полученные данные необходимы для проведения вероятностно-статистической обработки выявленных генетических признаков при производстве судебной молекулярно-генетической экспертизы с целью идентификации личности и установления кровного родства.

__________________________________

1 Ветринская А.А., Кузовлева Е.Б., Красоткин Е.В. Указ. раб.

 

Таблица 1 - Частоты встречаемости аллелей аутосомных STR-локусов у казахского населения Казахстана

 

Локус

Число наблюдаемых аллелей

Аллель

Частота встречаемости аллеля

Степень гетерозиготности

D8S1179

11

8

0,0088

0,83

 

 

9

0,0042

 

N=1842

 

10

0,0911

 

 

 

11

0,0612

 

 

 

12

0,1192

 

 

 

13

0,2817

 

 

 

14

0,2400

 

 

 

15

0,1329

 

 

 

16

0,0499

 

 

 

17

0,0098

 

 

 

18

0,001

 

D21S11

18

21

0,0004

0,83

 

 

25

0,0007

 

N=1828

 

26

0,0028

 

 

 

27

0,0117

 

 

 

28

0,0752

 

 

 

28.2

0,005

 

 

 

29

0,2399

 

 

 

29.2

0,0014

 

 

 

30

0,2924

 

 

 

30.2

0,0266

 

 

 

31

0,1072

 

 

 

31.2

0,0728

 

 

 

32

0,0124

 

 

 

32.2

0,1104

 

 

 

33

0,0032

 

 

 

33.2

0,0323

 

 

 

34.2

0,0053

 

 

 

35.2

0,0004

 

D7S820

9

6

0,0004

0,81

 

 

7

0,0080

 

N=1796

 

8

0,2313

 

 

 

9

0,091

 

 

 

10

0,1975

 

 

 

11

0,2524

 

 

 

12

0,1786

 

 

 

13

0,0374

 

 

 

14

0,0036

 

CSF1PO

9

7

0,0025

0,74

 

 

8

0,0053

 

N=1836

 

9

0,0388

 

 

 

10

0,2463

 

 

 

11

0,2978

 

 

 

12

0,3282

 

 

 

13

0,0677

 

 

 

14

0,0106

 

 

 

15

0,0028

 

D3S1358

10

11

0,0003

0,77

 

 

12

0,0014

 

N=1848

 

13

0,0021

 

 

 

14

0,0588

 

 

 

15

0,3261

 

 

 

15.2

0,0007

 

 

 

16

0,3177

 

 

 

17

0,2012

 

 

 

18

0,0903

 

 

 

19

0,0045

 

THO1

8

5

0,0017

0,79

 

 

6

0,1761

 

N=1881

 

7

0,2271

 

 

 

8

0,1118

 

 

 

8.3

0,0003

 

 

 

9

0,288

 

 

 

9.3

0,1799

 

 

 

10

0,0144

 

D13S317

9

7

0,0004

0,84

 

 

8

0,205

 

N=1829

 

9

0,1174

 

 

 

10

0,1122

 

 

 

11

0,2507

 

 

 

12

0,2298

 

 

 

13

0,0557

 

 

 

14

0,0312

 

 

 

15

0,0007

 

D16S539

9

8

0,0215

0,80

 

 

9

0,2189

 

N=1840

 

10

0,1179

 

 

 

11

0,2329

 

 

 

12

0,2424

 

 

 

13

0,1355

 

 

 

14

0,0296

 

 

 

15

0,0011

 

 

 

16

0,0003

 

D2S1338

14

14

0,0004

0,85

N=1694

 

16

0,0121

 

 

 

17

0,0955

 

 

 

18

0,1151

 

 

 

19

0,1946

 

 

 

20

0,1331

 

 

 

21

0,0219

 

 

 

22

0,0423

 

 

 

23

0,1684

 

 

 

24

0,1178

 

 

 

25

0,0799

 

 

 

26

0,0149

 

 

 

27

0,0043

 

 

 

28

0,0031

 

D19S433

14

11

0,0005

0,85

 

 

12

0,0459

 

N=1716

 

12.2

0,0062

 

 

 

13

0,2656

 

 

 

13.2

0,0293

 

 

 

14

0,2629

 

 

 

14.2

0,0894

 

 

 

15

0,1592

 

 

 

15.2

0,1288

 

 

 

16

0,0289

 

 

 

16.2

0,0239

 

 

 

17

0,0023

 

 

 

17.2

0,0012

 

 

 

18.2

0,0031

 

vWA

11

12

0,0010

0,83

 

 

13

0,0055

 

N=1830

 

14

0,1100

 

 

 

15

0,0687

 

 

 

15.2

0,0003

 

 

 

16

0,229

 

 

 

17

0,2467

 

 

 

18

0,2123

 

 

 

19

0,0947

 

 

 

20

0,0125

 

 

 

21

0,0010

 

TPOX

8

4

0,0003

0,65

 

 

7

0,0068

 

N=1861

 

8

0,5150

 

 

 

9

0,1092

 

 

 

10

0,0479

 

 

 

11

0,2758

 

 

 

12

0,0397

 

 

 

13

0,0051

 

D18S51

20

6

0,0008

0,86

 

 

8

0,0004

 

N=1853

 

9

0,0008

 

 

 

10

0,0027

 

 

 

11

0,0058

 

 

 

12

0,0528

 

 

 

13

0,1658

 

 

 

14

0,2394

 

 

 

14.2

0,0008

 

 

 

15

0,1368

 

 

 

16

0,1218

 

 

 

17

0,0844

 

 

 

18

0,0513

 

 

 

19

0,0544

 

 

 

20

0,0328

 

 

 

21

0,0243

 

 

 

22

0,0131

 

 

 

23

0,0058