Есть ли у Казахстана перспектива стать несырьевым экспортером?

 

Почему казахстанские производители не экспортируют свою продукцию, и какие перспективы открываются перед нашей страной с введением экономических санкций в отношении России? На эти и другие вопросы в интервью «Радиоточке» ответил заместитель председателя правления АО «Kaznex Invest» Мейержан Майкенов.

 

- Мейержан Тлеуханович, помимо привлечения инвестиций, одно из направлений деятельности «Kaznex Invest» - развитие экспортного потенциала нашей страны. Что делается в этом направлении на сегодняшний день?

- Перед АО «Kaznex Invest» стоит глобальная задача, масштабная, общая. Это оказание содействия в продвижении казахстанского несырьевого экспорта. Потому что всем понятно, что Казахстан имеет сырьевую зависимость, а наша задача именно помочь нашим обрабатывающим отраслям, чтобы они выходили с уже готовой конкурентоспособной продукцией на рынки. Это - не изобретение Казахстана, это - аналог организации, которая в каждой стране есть.

 

- По подобию Внешторга в Советском Союзе?

- Не совсем. Внешторг мог выполнять закупочные функции, мы же оказываем только сервисные услуги, когда государство создает систему поддержки экспорта через такую организацию, такой институт. Мы - проводники государственной поддержки для бизнеса, и наши услуги - не бесплатны. Задача государства - создать благоприятные условия для экспорта. Что касается «Kaznex Invest», мы оказываем практически весь спектр услуг: от аналитики до поиска покупателя. Аналитика помогает бизнесу давать ориентиры, куда он может продать свою продукцию. Исходя из этого анализа, определившись, в какую страну он может пойти с экспортом, мы помогаем изучать ее со всех сторон и помогаем сотрудничать с торговыми миссиями, выставками, включаем их в каталоги. Идет продвижение товаров в этих странах.

 

- На сегодняшний день, в связи с экономическими санкциями в отношении соседней России, перед экспортерами Казахстана открылись новые возможности. Готовы ли мы освоить такой огромный рынок?

 - По нашим данным, мы просмотрели те группы товаров, которые находятся под санкциями, их Россия закупала ежегодно в размере 21 млрд. долларов. Колоссально большой объем. Только свинины - на 2 млрд., ведь российский рынок по свинине зависит (от импорта - прим. Радиоточка) на 70%. Это - большой объем и потенциал для казахстанских производителей, переработчиков сельхозпродукции. Если смотреть на наши реалии, мы все 21 млрд. и не перекроем. Это - очень большой рынок. С другой стороны, у нас и не должна стоять цель перекрыть все объемы и выступить единственным снабженцем продуктов питания для России. Потому что у нас есть и свои внутренние проблемы. Ни для кого не секрет, что мы сами себя не обеспечиваем этими продуктами.

 С другой стороны, нельзя говорить: раз мы сами себя не обеспечиваем, мы не должны экспортировать. Это, в любом случае - право выбора за самим производителем: если он видит выход в экспорте, пусть экспортирует. Наши «молочники» (производители молока - прим. Радиоточка), например, больше ориентированы на внутренний рынок. И дальнейших планов по экспорту они пока не строят. У них уже есть налаженные бизнес-процессы, формы упаковки, уже есть вкусовые потребности казахстанского потребителя, поэтому ничего в своей системе они менять не хотят. Есть свой уровень рентабельности. Что касается экспорта, то это сам по себе процесс тяжелый, и не всегда он прибыльный, рискованный. Это - большая конкуренция, если здесь производитель конкурирует только с одной группой товаров, то за рубежом их больше в разы. Но у нас есть примеры экспорта. Мы сейчас экспортируем продуктов питания более чем на 1,2 млрд. долларов, из них где-то на 132 млн. уходит в Россию. В принципе, объем экспорта у нас есть, и у нас есть положительная динамика. Таможенный союз дал свой толчок: оформление, сертификационные вопросы упрощены. И мы видим потенциал, но он не будет расти такими темпами, которыми мы хотели бы.

 

- Почему?

 - Потому что развитие идет, в основном, в приграничных регионах Российской Федерации. Наши производители ориентируются, в основном, на приграничные регионы. Это - вопрос, во-первых, логистики: чем дальше расстояние, тем дороже. Во-вторых, есть скоропортящиеся продукты питания, и у них есть свои сроки годности. По стандартам та продукция, которая идет на экспорт, не должна иметь меньше 3-5 месяцев срока хранения. Поэтому упор делается на приграничную торговлю, в этом мы активно работаем с 12-ю регионами Российской Федерации, в том числе: Новосибирск, Омск, Тюмень, Самара. Это все - города-«миллионики», там хорошо знают казахстанскую продукцию. В этих городах мы выходим на ритейл-сети, и наша задача - нарастить эти объемы. С этой целью мы ежегодно проводим там торговые миссии, участвуем в выставках, проводим переговоры-дегустации непосредственно с закупщиками, с представителями торговых сетей. То есть продукция нуждается в дистрибуции, рекламе. Наши реалии не позволяют нам говорить, что завтра «завалим» Россию продуктами. Поэтому мы говорим: это - сигнал для наших «сельхозников». Чтобы они развивались и делали упор на переработку. Сейчас что не произведи в Казахстане, оно в любом случае найдет своего потребителя в России. Потому что, как показывает практика, оно у нас - дешевле и качественнее. Об этом говорят сами российские потребители. Но у нас не хватает масштабов. Если бы у нас были большие масштабы, то, конечно, мы могли бы определенным образом заменить европейских поставщиков по продуктам питания.

 

- Недавно в мажилисе обсуждался вопрос о том, что казахстанские производители экспортируют мраморное мясо, а к нам в страну завозится мясо низкого качества. Почему так происходит?

 - Это все говорит о том, что мы сами себя не обеспечиваем мясным сырьем, сырьем для наших мясокомбинатов и колбасных цехов. Они импортируют замороженное мясо. Идет нехватка поголовья, и качество сырья - не то. При этом есть экспортная ниша охлажденного мяса. И наши производители пытаются ее занять свежим, экологически чистым мясом. Спрос на эту продукцию есть, и он находится в дорогом сегменте. А вот замороженного балочного мяса в Казахстане - дефицит. Даже если оно и есть, оно почему-то дороже. Поэтому сейчас и делают упор, чтобы был весь комплекс животноводства: от откормочной базы до создания забойных цехов. Получается: есть пастбища, поголовье скота, которое надо развивать.

 

- И все же Казахстан больше воспринимают как страну, экспортирующую сырье?

 - Весь Казахстан экспортирует несырьевых товаров где-то на 20 млрд. долларов. Общий объем экспорта Казахстана в Россию - порядка 6 млрд. долларов, из них чуть больше 3 млрд. - это готовые продукты, чуть меньше 3-х - это сырье: нефть, газ, уран и т.д. Из готовой продукции мы экспортируем продукты питания, металлургическую продукцию в виде проката и металлоконструкций, строительных материалов, текстильной продукции, машиностроительной продукции - всего по чуть-чуть. То есть номенклатура - очень большая. Конечно, в европейские страны мы экспортируем больше сырьевую продукцию. Что касается готовой продукции, наши потребители - это страны Центральной Азии, страны Кавказа, Иран, Афганистан. Это объясняется тем, что логистика недорогая. Что касается Европы, то у нас есть небольшие примеры: экспорт кондитерских изделий, так же, например, в Швейцарию пошли велосипеды казахстанского производства. Я не говорю о масштабных проектах - это малый и средний бизнес, и, соответственно, обороты небольшие. У нас есть контракты на поставку спортивной горнолыжной одежды, которая делается здесь, в Казахстане. Мы поддержали наших производителей. Перед началом горнолыжного сезона в Австрии ежегодно проходит «тусовка», где собираются производители лыж и обмундирования. И там мы состыковали нашего производителя с сетью прокатных пунктов. И вот наш казахстанский производитель получил такой заказ от одного из таких прокатных пунктов.

 

- Что это за марка?

 - Это Zibroo - бренд одежды для катания на лыжах и сноубордах. Когда они начинали с пошива спецодежды. Сейчас экспортируют горнолыжное обмундирование во Францию, Австрию и Россию.

 

- По вашему мнению, в связи с вступлением в ЕАЭС, как отразятся санкции в отношении России. Нет ли угрозы, что они распространятся на Казахстан?

 - Это - спор между другими странами, мы, как третья сторона, не можем попасть под эти санкции. В любом случае, мы являемся одним из крупных поставщиков энергоресурсов. С другой стороны, если эти санкции затянутся, это будет сигналом для тех же европейских производителей, чтобы инвестировать в Казахстан. Потому что им сейчас уже дорога закрыта в Россию, и у них есть возможность поставлять свою продукцию через Казахстан. Для этого нужно поставить производство здесь, в Казахстане. А для Казахстана - это плюс, потому что приходит инвестор, и уже отсюда он может выходить на рынок Таможенного союза. А для этого в нашей стране все условия инвестклимата созданы. С точки зрения привлечения инвестиций и технологий - это положительная ситуация.

 

- Почему, имея такой потенциал, наша страна не может стать крупным игроком на рынке экспорта несырьевых товаров?

 - Я думаю, что по экспорту мы ушли намного дальше, чем сейчас, но Казахстан сдерживает транспортная составляющая. То есть если бы у нас были доступы к морям, мы могли бы сделать больше. Всю конкурентоспособную стоимость «съедает» логистика. Мы не имеем альтернативы дешевых перевозок, кроме железнодорожных и автомобильных. Мы замкнуты, и ведем торговлю с близлежащими государствами. Поэтому и ориентируемся на близлежащие страны. Мы считали: если даже Россию взять - это выходит население 250-300 млн. человек. Этого, в принципе, достаточно. По программе ГПФИИР у нас стоит задача к 2020 году увеличить экспорт несырьевых товаров на 10%.

 

Айнур Коскина

 

18 декабря 2014, 10:39
Источник, интернет-ресурс: Медиапортал «Радиоточка»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код