Признание и исполнение решения иностранного государства в РК

 

Акылас Алиби

партнер юридической компании

 Mars Legal

 

Получение решения иностранного суда не гарантирует его исполнение. Исполнение судебных актов может быть затруднено по целому ряду причин. Одной из таковых является отсутствие юридической силы решения на территории другого государства. Так, в случае, если решение суда вынесено в одном государстве, но его исполнение необходимо в другом, то могут возникнуть и, скорее всего, возникнут правовые ограничения в его исполнении. Прежде всего, подобным ограничением станет отсутствие юридической силы решения иностранного государства на территории государства, где требуется его исполнение, так как решения судов ограничено лишь юрисдикцией своего государства.

Но, сегодня, страны идут на встречу друг другу и, используя международные соглашения, убирают всевозможные барьеры. Подобные соглашения обычно именуются соглашениями «о правовой помощи по гражданским и уголовным делам» и принимаются, как на региональном уровне, так и на основе двухсторонних соглашений. Республика Казахстан также не стоит в стороне и является участницей многих подобных соглашений, в частности имеет двухсторонние соглашение со следующими странами: Социалистическая Республика Вьетнам, Республика Азербайджан, Узбекистан, Корейская Народно-Демократическая Республика, Туркменистан, Грузия, Исламская Республика Пакистан, Турецкая Республика, Литовская Республика, Монголия, Китайская Народная Республика и другие. Из региональных конвенций (примечание: соглашение, конвенция, договор являются синонимами в международном праве) мы являемся участниками Минской Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года, Кишиневской Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 2002 года.

В случае отсутствия подобных соглашений, решение иностранного суда может быть признано на основе принципов международного права, а именно принципа взаимности (principle of mutuality) и/или принципа вежливости (comitas gentium). Подобное возможно при толковании ст. 8 Конституции РК, которая закрепляет, что Республика уважает принципы и нормы международного права, проводит политику сотрудничества и добрососедских отношений между государствами, а также используя ст. 501 ГПК РК, решения, постановления и определения об утверждении мировых соглашений, судебные приказы иностранных судов, а также арбитражные решения иностранных арбитражей признаются и приводятся в исполнение судами Республики Казахстан, если признание и приведение в исполнение таких актов предусмотрены законодательством и (или) международным договором, ратифицированным Республикой Казахстан, либо на основе взаимности. Из положения настоящей нормы ГПК РК следует, что решение исполняется в случаях предусмотренных (1) законодательством, (2) международным соглашением и, при отсутствии возможности по первым двум условиям, (3) на условиях взаимности.

В частности, Верховный суд Российской Федерации своим определением от 07.06.2002 г. № 5-Г02-64 по делу о признании и приведении в исполнение решение Верховного Суда Юстиции Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии от 16.10.2000 г. указал, что признание и исполнение иностранного судебного решения может быть удовлетворено компетентным российским судом и при отсутствии соответствующего международного договора, если на основе взаимности судами иностранного государства признаются решения российских судов. Наличие или отсутствие же признания решений судов, считаю, должна доказать каждая из сторон процесса. В случае вовсе отсутствия подобной практики, принцип взаимности должен презюмироваться. Подобное толкование исходит из обычной логики, так как возможно, что никогда и не потребуется признание решение суда нашей Республики в одном из государств, однако их уже вынесенное решение необходимо исполнить в Казахстане.

Еще одним из правовых актов, на которое можно сослаться при обосновании позиции признания иностранного судебного решения, является Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года, который наша Республика ратифицировала. В соответствии с п. 1 ст. 14 настоящего пакта, каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела. Однако какой смысл в таком разбирательстве, если решение не получается исполнить. Очевидно, что и при отсутствии соответствующих соглашений между государствами решения должны исполняться. Подобное исполнение возможно со ссылкой на принцип международной вежливости. В решении суда Великобритании от 1921 г. по делу Лютера - Сегора судья отметил, «Заявить, что законодательство государства, признанного суверенным со стороны нашего государства, противоречит основным принципам справедливости и морали, - это значит серьезно нарушить международную вежливость».[1] Напомню, что Республики Казахстан проводит политику сотрудничества и добрососедских отношений с государствами (ст. 8 Конституции), тем самым установила для себя обязанность использования принципа вежливости.

К тому же, конституционное право каждого на судебную защиту своих прав и свобод следует широко толковать, с учетом того, что решение судов будут исполняться, в том числе иностранных судов. При этом, конечно, никто не против проведения выбранной законодателем процедуры признания решений иностранных судов. В действующем ГПК РК, решения иностранных судов признаются по заявлению стороны, в пользу которой вынесен судебный акт, в суд РК по месту рассмотрения спора либо по месту жительства должника или по месту нахождения органа юридического лица, если место жительства или место нахождения неизвестно, то по месту нахождения имущества должника. Заявление должно быть подано в течение трех лет с момента вступления решения суда в силу по законодательству иностранного государства.

Наши суды не вправе при рассмотрении признания или не признания иностранных решений пересматривать их по существу (ч. 8 ст. 503 ГПК РК). Они лишь рассматривают, не было ли нарушений процессуальных прав сторон по делу. Статья 504 ГПК РК, в качестве оснований для отказа в выдаче исполнительного листа ссылается на главу 20 ГПК РК («Исполнение арбитражного решения»). Согласно ч. 1 ст. 255, 20 главы ГПК РК, суд выносит определение об отказе в выдаче исполнительного листа, если:

1) сторона, против которой было принято арбитражное решение (решение государственного суда), представит в суд доказательства того, что:

арбитражное соглашение (соглашение о подсудности в нашем случае) недействительно по законам государства, которым стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по законам Республики Казахстан;

арбитражное решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения, а также вследствие неподведомственности спора арбитражу;

одна из сторон арбитражного соглашения была признана судом недееспособной либо ограниченно дееспособной;

сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам, признанным судом уважительными, не могла представить арбитражу свои объяснения;

имеется вступившее в законную силу, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или арбитражное решение либо определение суда или арбитража о прекращении производства по делу в связи с отказом истца от иска;

вынесение арбитражного решения стало возможным в результате совершения уголовного правонарушения, установленного вступившим в законную силу приговором суда;

состав арбитража или арбитражная процедура разбирательства не соответствовали требованиям закона;

решение еще не стало обязательным для сторон или было отменено, или его исполнение было приостановлено судом страны, в соответствии с законом которой оно было вынесено;

2) суд установит, что приведение в исполнение этого арбитражного решения противоречит публичному порядку Республики Казахстан или что спор, по которому вынесено арбитражное решение, не может являться предметом арбитражного разбирательства в соответствии с законом.

Интересным для нас представляется нарушение публичного порядка, сущность которого тяжело понять, в связи с чем и возникают множество вопросов. В законодательстве РК нет определения публичному порядку, нет и перечня, что подпадает под публичный порядок, которого так желают наши судьи. Поэтому при необходимости применения настоящего института следует обращаться к доктрине международного частного права и международного гражданского процесса. Нарушение публичного порядка не может толковаться, как нарушение определенной нормы законодательства, должно быть нарушение основополагающих общественных интересов, основные принципы правопорядка государства. При этом отказ в признании иностранного решения не может быть основан в связи с отличием политической или экономической системы иностранного государства. «Например, Федеральный суд Южного округа Нью-Йорка в деле Danish vs. Guardian Life Insurance Company of America отказался вынести решение в пользу наследников, являющихся польскими гражданами, с той мотивировкой, что «общие условия, существующие в коммунистической стране... фундаментально противоположны публичному порядку нашей собственной страны».[2]

 По своей природе институт публичного порядка является одним из средств реализации международного принципа невмешательства во внутренние дела государства. В том смысле, что решение иностранного государства не может и не должно задевать интересы общественности другого государства, вредить его безопасности и суверенитету.

Таким образом, каждое отдельное решение следует проверять на наличие или отсутствие нарушения публичного порядка, а привести исчерпывающее определение представляется невозможным.

После того, как суд рассмотрит решение иностранного государства и не найдет нарушения публичного порядка Республики и иных оснований для отказа в его исполнение, суд РК выносит определение о признании решения, а также выписывает соответствующий исполнительный лист. Впоследствии идет процедура исполнения решения иностранного государства, которая ничем не отличается от исполнения местных решений.

И резюмируя все вышеизложенное, считаю, что большинство решений иностранных государств должны исполняться на территории Республики, на то мною приведены различные основания и методы обоснования. Наличие международных соглашений о правовой помощи, в которых указывается возможность признания и исполнения иностранных решений является не обязательным условием. Признание решений может также строиться на принципах вежливости и/или взаимности. Надеюсь, что по рассмотренному вопросу, наши суды пойдут по правильному пути, и мы все вместе сделаем небольшой шаг вперед к достижению правового государства.

 


[1] Цит. по: Перетерский И.С., Крылов С.Б.. Международное частное право. М., 1959 г., С. 60.

[2] Л.П. Ануфриева, Международное частное право общая часть, том 1, изд. БЕК, 2002, С. 146.

16 августа 2016, 14:12
Источник, интернет-ресурс: Прочие

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код