КоАП РК: проблемы правоприменения

 

Б. Секербеков,

председатель Катон-Карагайского районного

суда Восточно-Казахстанской области

 

Серьезную опасность современному обществу представляет не только развивающаяся преступность, но и административные правонарушения как преддверие этой преступности. Административная ответственность является необходимым регулятором правопослушного поведения и содействует воспитанию чувства нравственного и правового долга перед обществом и государством.

Анализ имеющейся правоприменительной практики в административно-юрисдикционной деятельности показывает кроме положительных моментов наличие определенных недостатков в действующем Кодексе об административных правонарушениях РК.

Остановимся на некоторых проблемных вопросах КоАП и попытаемся предложить возможные пути их разрешения.

Согласно ст. 41 КоАП одним из видов административного взыскания является административный штраф, который подлежит уплате лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее тридцати суток со дня вступления постановления в законную силу. В противном случае в соответствии со ст.ст. 894-895 КоАП штраф удерживается в принудительном порядке.

Известно, что одной из главных проблем в административном производстве является реальное исполнение административных штрафов. Но нередко бывает так, что у должника не имеется ни дохода, ни имущества, ни каких-либо специальных прав.

Если в уголовном судопроизводстве, а именно ст. 41 Уголовного кодекса РК регламентировано, что в случае уклонения от уплаты назначенного штрафа он заменяется на иной вид наказания, в т.ч. на лишение свободы, то в административном производстве Такая возможность законодателем не предусмотрена.

Учитывая, что суммы неуплаченных административных штрафов исчисляются миллиардами тенге, то их непоступление в бюджет, особенно в период мирового кризиса, оказывает существенное влияние на экономическую (финансовую) безопасность страны.

Вместе с тем своевременность исполнения судебных решений определяют не только эффективность правосудия, авторитет судебной власти, но и престиж самого государства.

Исходя из принципа неотвратимости наказания и формирования уважительного отношения к праву, одним из выходов из сложившейся ситуации предлагаем включение в ст. 44 КоАП норм, а именно ч.ч. 5 и 6, позволяющих суду производить замену неуплаченного в установленный срок административного штрафа, когда все возможные меры по его взысканию были исчерпаны, иным видом взыскания.

Санкция ч. 4 ст. 608 КоАП, т.е. действия, предусмотренные ч.ч. 1, 2 и 3 настоящей статьи, совершенные повторно в течение года после истечения срока административного взыскания, предусматривает административный арест на пятнадцать суток и лишение права управления транспортным средством на срок шесть лет.

Довольно часто в судебной практике встречаются случаи, когда водитель, задержанный за управление транспортным средством в состоянии опьянения, является инвалидом, человеком преклонного возраста или имеет на иждивении малолетних детей.

К вышеуказанной категории правонарушителей не может быть применен административный арест (ч. 2 ст. 50 КоАП), тогда как ч. 8 ст. 608 КоАП предусматривает ответственность за действия, предусмотренные только ч.ч. 6 и 7 настоящей статьи, совершенные лицами, к которым административный арест не применяется.

В связи с указанным пробелом в Кодексе суды вынуждены ограничиваться только взысканием в виде лишения специального права без применения санкции в виде административного ареста к лицам данной категории, привлекаемым по ч. 4 ст. 608 КоАП.

Таким образом, назрела необходимость внесения изменения в ч. 8 ст. 608 КоАП.

Санкции ряда статей КоАП, в частности ч. 2 ст. 73, предусматривают более строгую ответственность за нецензурную брань, унижение, повреждение предметов домашнего обихода и другие действия, выражающие неуважение к гражданам, состоящим с правонарушителем в семейно-бытовых отношениях, нарушающие их спокойствие, совершенные в пределах индивидуального жилого дома, не содержащее признаков уголовно-наказуемого деяния, если эти действия совершены повторно в течение года после наложения административного взыскания. При этом ст. 885 КоАП предусмотрено, что обращение постановления о наложении административного взыскания к исполнению возлагается на судью, орган, вынесшие постановление.

В силу ст. 884 КоАП постановление о наложении административного взыскания подлежит исполнению с момента вступления его в законную силу. Постановление о наложении административного взыскания в виде лишения специального права и административного ареста подлежит исполнению с момента его вынесения. Таким образом, можно полагать, что имеются две стадии административного производства - это наложение административного взыскания и его исполнение, после вступления постановления в законную силу. Считаем, что в настоящее время по данному вопросу складывается неоднозначная судебная практика.

К примеру, совершено семейно-бытовое правонарушение и правонарушителю наложено взыскание в виде предупреждения или ареста, исполненного немедленно. По отбытии административного ареста, но до вступления постановления в законную силу гражданин вновь совершает семейно-бытовое правонарушение. По какой части должны квалифицироваться его повторные действия, по ч. 1 ст. 73 либо ч. 2 ст. 73 КоАП?

Считаем, что по данным вопросам необходимо выработать общую судебную практику с целью исключения в будущем спорных моментов.

Далее, в ст. 53 КоАП предусмотрены конкретные случаи, когда водитель транспортного средства направляется на проверку знаний ПДД, однако указание на ст. 608 КоАП в ней отсутствует.

Причем данная норма не корреспондируется с требованиями ч. 2 ст. 75 Закона «О дорожном движении», где предусмотрено восстановление водительских прав по основанию, предусмотренному пп. 4) п. 1 настоящей статьи, после повторного медицинского осмотра, сдачи экзамена и истечения срока лишения права управления транспортным средством.

Получается, что если водитель был ранее лишен специального права без учета повода и основания, то автоматически подлежит повторному экзамену, тогда как Кодекс по иерархии нормативно-правовых актов находится выше любого закона. В связи с чем, считаем необходимым включение в ст. 53 КоАП указание на ст. 608 КоАП.

Согласно ст. 751 КоАП отказ от защитника оформляется в письменной форме, что, в свою очередь, относится к конституционным правам гражданина.

На практике уполномоченные органы по-разному трактуют приведенную норму, и поэтому считаем необходимым в соответствующем Нормативном постановлении Верховного Суда РК разъяснить, в какой форме необходимо оформлять отказ от защитника, в виде определения или постановления, по аналогии со ст. 738 КоАП «Язык судопроизводства».

Ч. 4 ст. 613 КоАП предусмотрено взыскание за отказ от медицинского освидетельствования на состояние опьянения водителем транспортного средства, тогда как в отношении обычного гражданина, не являющегося участником дорожного движения, такая ответственность законодателем не предусмотрена. Возникает вопрос, как поступать, если имеется необходимость в медицинском освидетельствовании физического лица на состояние опьянения, например, в рамках производства по ст.ст. 131, 440 КоАП, при отказе гражданина от его прохождения? Причем медицинское освидетельствование является мерой обеспечения производства по делу (ст. 785 КоАП).

В связи с чем предлагаем дополнить ст. 613 КоАП ч. 14, которую изложить в следующей редакции: «Невыполнение законного требования сотрудника органов внутренних дел (полиции) о прохождении в соответствии с установленным порядком освидетельствования на состояние алкогольного, наркотического и (или) токсикоманического. опьянения - влечет предупреждение либо штраф в размере до пяти МРП либо административный арест на срок, до пяти суток».

В действующем Кодексе не предусмотрено задержание и доставление транспортного средства на специализированную стоянку, если его водитель находится в состоянии алкогольного опьянения. То есть ст. 797 КоАП предусмотрены случаи и конкретные статьи, по которым возможно задержание, доставление и запрет эксплуатации транспортных средств, судов, в том числе маломерных судов, путем доставки их для временного хранения на специальные площадки, стоянки или площадки, прилегающие к стационарному посту транспортного контроля, в том числе с использованием другого транспортного средства (эвакуатора), до устранения причин задержания, однако указание на ст. 608 КоАП в ней отсутствует.

В связи с чем уполномоченные органы в данных случаях по отношению к водителям, находящимся в состоянии опьянения, вынуждены применять общие правила, изложенные в ст. 785 КоАП, что является не совсем верным.

В судебной практике суды часто сталкиваются с ситуациями, когда правонарушитель, не дожидаясь поступления дела в судебные органы, обжалует в отдельном порядке протокол об административном правонарушении, на что уходит масса времени и что влечет определенные расходы бюджетных средств, и по сути представляется не совсем конструктивным, поскольку протокол является одним из доказательств по делу, которое оценивается судом с точки зрения его относимости к делу, допустимости и достоверности.

Действительно, в соответствии с ч. 1 ст. 744 КоАП лицо, в отношении которого ведется производство по делу, вправе, помимо прочего, обжаловать протокол об административном правонарушении.

Вместе с тем ч.ч. 1, 2 ст. 765 КоАП предусмотрено, что доказательствами по делу об административном правонарушении являются законно полученные фактические данные, на основе которых в установленном Кодексом порядке судья или орган (должностное лицо), в производстве которого находится дело об административном правонарушении, устанавливает наличие или отсутствие деяния, содержащего все признаки состава административного правонарушения, совершение или несовершение этого деяния лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, виновность либо невиновность данного лица, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

При этом фактические данные устанавливаются также и протоколами об административном правонарушении, т.е. протокол в любом случае будет подлежать оценке при судебном рассмотрении дела. В связи с чем с целью оптимизации и повышения эффективности административного производства, предлагаем исключить из ч. 1 ст. 744 КоАП право лиц на обжалование протокола об административном правонарушении.

Полагаем, что данные инициативы помогут устранению существующих пробелов в правоприменительной практике и повышению эффективности административного законодательства.

23 августа 2016, 09:43
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАҢ» , Секербеков Б.Т.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код