Учесть степень опасности

 

А. Аширбеков,

судья СМУС г. Астаны

 

В соответствии со ст. 93 Уголовного кодекса суд может назначить ряд принудительных мер медицинского характера. Вместе с тем в правоприменительной практике имеет место ряд проблемных вопросов.

К принудительным мерам медицинского характера относятся: амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра; принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа; принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа; принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

При этом в соответствии со ст. 95 УК следует, что принудительное лечение в психиатрическом стационаре может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных ст. 91 УК, если характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в психиатрическом стационаре. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию и характеру совершенного общественно опасного деяния нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию и характеру совершенного общественно опасного деяния требует постоянного наблюдения. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию и характеру совершенного общественно опасного деяния представляет особую опасность для себя или других лиц и требует постоянного и интенсивного наблюдения.

В правоприменительной практике суда имеют место случаи, когда мнение суда не совпадает с выводами экспертов в части избрания того или иного вида (стационара) принудительной моры медицинского характера. Например, когда по делам об убийствах одному лицу рекомендуют принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа, а другому - в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

В других случаях, когда по делам, не связанным с насильственными преступлениями, то есть не представляющим повышенной степени общественной опасности, например, по делам о преступлениях против собственности, одному рекомендуют амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра, а другому - принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа.

Указанное связано с тем, что при исследовании материалов дела в отдельных случаях совокупность обстоятельств дела свидетельствует о том, что совершенное деяние представляет повышенную степень общественной опасности, и с учетом этого вывода и обстоятельств дела суд может прийти к выводу, что психически больное лицо представляет повышенную степень общественной опасности для себя и других лиц, и ему необходимо назначать более строгое принудительное лечение, нежели было рекомендовано экспертами или же, наоборот, когда суд приходит к выводу, что деяние не представляет повышенной степени общественной опасности и лицу следует назначить менее строгое лечение.

Согласно ст. 92 УК целями применения принудительных мер медицинского характера являются излечение лиц, указанных в ч. 1 ст. 91 УК, или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных Особенной частью Кодекса.

Из п. 20 нормативного постановления Верховного Суда РК от 9 июля 1999 года «О судебной практике по применению принудительных мер медицинского характера» следует, что решение вопроса о невменяемости лица, применении принудительной меры медицинского характера, определения вида принудительной меры относится к компетенции суда. Поэтому заключение экспертов-психиатров подлежит тщательной оценке в совокупности со всеми материалами дела.

При этом в п. 23 нормативного постановления предусмотрено, что при избрании вида принудительной меры медицинского характера судам следует исходить из целей применения принудительных мер медицинского характера, указанных в ст. 92 УК, учитывать общественную опасность совершенного деяния, степень и глубину психического расстройства, наличие и степень опасности этого лица для окружающих или для самого себя или возможность причинения им иного существенного вреда, а также нуждаемость лица влечении. Преимущественным основанием для определения вида принудительной меры медицинского характера является степень опасности психически больного лица для себя и других лиц и возможность причинения им более существенного вреда.

Из этого следует, что данные положения нормативного постановления позволяют суду самостоятельно определять вид принудительной меры медицинского характера, но то, в силу каких обстоятельств дела суд должен приходить к выводу о степени опасности психически больного лица для себя и других лиц и возможность совершения им другого более существенного вреда, не отражено.

Изучение уголовных дел свидетельствует о том, что судебные эксперты при даче рекомендаций в части избрания вида принудительной меры медицинского характера основываются преимущественно на степени опасности психически больного лица для себя и других лиц исключительно из медицинских соображений, тонкости которых не всегда понятны суду.

Если суд рассматривает дело в общем порядке, то есть в отношении вменяемых лиц, то при назначении наказания учитывает степень общественной опасности преступного деяния и степень общественной опасности личности виновного.

К первой группе обстоятельств относятся цель, мотив, степень реализации преступного умысла, размер причиненного вреда, тяжесть наступивших последствий и другие обстоятельства, непосредственно связанные с преступным деянием. Вторая группа обстоятельств, уменьшающих степень общественной опасности личности виновного, преимущественно состоит из обстоятельств, характеризующих личность виновного как во время, так и после совершения преступления.

Исходя из этого, представляется целесообразным помимо степени опасности психически больного лица для себя и других лиц, учитывать степень общественной опасности совершенного деяния и в совокупности с данными о степени опасности психически больного лица, избирать тот или иной вид принудительной меры медицинского характера.

Данный вывод суда основан на том, что эти обстоятельства между собой взаимосвязаны, поскольку общественная опасность личности психически больного лица не должна рассматриваться отдельно от преступления.

В соответствии с п. 20 нормативного постановления суды должны тщательно проверять доказательства, устанавливающие или опровергающие совершение лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, а также другие существенные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. С этой целью в судебное заседание должны быть вызваны и допрошены потерпевшие, свидетели, оглашены и исследованы письменные и вещественные доказательства.

Указанное требование нормативного постановления при рассмотрении уголовных дел с обвинительным актом о применении принудительных дел медицинского характера, когда лицо в момент совершения деяния находилось в невменяемом состоянии, полностью соблюдается и трудностей не вызывает.

В соответствии с п. 16 нормативного постановления, если в ходе предварительного следствия установлено, что после совершения преступления у лица наступило психическое расстройство, делающее невозможным продолжение уголовного преследования, орган, ведущий уголовный процесс, своим постановлением должен приостановить производство по делу. Когда наряду с этим к заболевшему лицу необходимо применение принудительной меры медицинского характера, следователь обязан вынести об этом постановление и направить прокурору для проверки и направления в суд.

Из этого следует, что следователь не должен выносить постановления о квалификации деяния подозреваемого и до направления дела прокурору прерывать сроки досудебного расследования и в последующем при отпадении обстоятельств, послуживших основанием для их прерывания, возобновлять производство по делу для последующего привлечения к уголовной ответственности.

Возникает вопрос: должен ли суд при рассмотрении уголовного дела исследовать все представленные стороной обвинения доказательства, то есть все обстоятельства дела, а также дать правовую оценку или же исследовать только лишь выводы экспертов и ограничиться избранием того или иного вида принудительной меры медицинского характера, не исследуя доказательств?

В нормативном постановлении эти вопросы не отражены. Какая необходимость исследовать все обстоятельства дела, когда вопрос об уголовной ответственности не стоит и после выздоровления лицу, по логике, должно быть предъявлено обвинение и все имеющиеся доказательства будут повторно исследованы?

Представляется целесообразным исследовать лишь выводы экспертов и ограничиться избранием того или иного вида принудительной меры медицинского характера, не исследуя доказательств, и указанное предусмотреть в нормативном постановлении в виде отдельного положения.

 

 

23 сентября 2016, 09:51
Источник, интернет-ресурс: Сайт газеты «Юридическая газета»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код