«За каждый проступок он бил меня башмаком». Полуфиналистка AO, которую воспитал монстр

25 января 2017, 16:45

Выигравшей в 15 лет мэйджор Мирьяне Лючич потребовались годы, чтобы оправиться от стресса.

«Я не чувствую возраста и не считаю себя старой. Кажется, что мне снова 15», – эмоциональная Мирьяна часто то смеется, то плачет, когда общается с журналистами. На Australian Open-2017 34-летняя хорватка лихачит с юношеским задором. По ходу турнира она выкинула третью ракетку мира Агнешку Радваньскую, спустя 18 лет снова вышла в полуфинал мэйджора и не собирается останавливаться.

В 1997-м Лючич называли будущей королевой тенниса, новой Штеффи Граф. 15-летняя девчонка выиграла первый титул WTA через неделю после дебюта в Туре, а вскоре и первый мэйджор – Australian Open. Мирьяне было 15 лет, 10 месяцев и 21 день, когда она победила в финале парного турнира вместе с Мартиной Хингис. Еще через год Лючич дошла до финала Уимблдона в миксте, а в 1999-м сражалась с Граф за финал этого турнира в одиночке и проиграла в трех сетах.

На всех фотографиях той поры Мирьяна улыбалась, но ее соперницы отмечали, что в раздевалке она всегда выглядела грустной и подавленной. А еще за Лючич всегда тенью следовал ее отец Маринко, запрещавший дочери заводить друзей. Мирьяне было 5 лет, когда он дал ей ракетку, а еще через четыре года папа понял, что дочь очень талантлива и заставлял тренироваться до изнеможения. После одного поражения Маринко разбил дочери нос – позже он скажет, что это была лишь легкая пощечина, чтобы воспитать ее характер. «За каждый проступок он лупил меня увесистым башмаком, напоминавшим камень», – признавалась теннисистка.

Маринко держал в страхе всю многочисленную семью – жену Анжелку и четверых детей. Те терпели, пока на Уимблдоне в 1998 году после поражения Мирьяны он жестоко не побил у нее на глазах маму – деспот считал, что дочь уже привыкла к тумакам, а так ей будет больнее. В тот же день юная теннисистка обратилась за помощью к победителю Уимблдона-2001 Горану Иванишевичу, тот поселил семью Лючич у себя дома, а после помог эмигрировать в США. Мирьяна посчитала, что оставаться в Хорватии небезопасно – отец был связан с местными криминальными структурами, на чьи деньги и стартовала ее карьера. «Спасибо Иванишевичу – он спас мне жизнь», – поблагодарит через несколько лет спортсменка.

После побега во Флориду Лючич осталась без денег: Маринко присвоил все выигранные ею призовые. Чтобы принять участие в Уимблдоне в 1999 году, она одалживала у знакомых, не сыграв после лондонского турнира за два года ни одного официального матча. В США Мирьяна не нашла ни спонсоров, ни менеджера. Прежде отец составлял для нее расписание, оплачивал перелеты, а теперь Лючич осталась совершенно беспомощной в чужой стране.

Все попытки вернуться ни к чему не приводили, к тому же из-за стресса у Мирьяны сильно упало зрение, и доктора на полгода запретили ей физические нагрузки. Лючич напомнила о себе только в 2003 году, когда мелькнула в квалификации US Open, где серьезно травмировала колено. Хорватка смирилась, зашвырнула ракетки на чердак и поступила в университет на археолога.

Скорее всего, она забыла бы о теннисе навсегда, если бы не повстречала в 2006 году будущего мужа. Ресторатор Даниэле Барони вдохновил Лючич на еще один камбэк. «Было невероятно трудно. Я не выступала четыре или пять лет и начала с нуля: играла турниры, где не было даже судей. Помню матч, в котором я вела 3:1 в третьем сете, а моя соперница сказала, что счет 1:1», – сокрушалась хорватка.

Через матчи на забытых богом «фьючерсах» и «челленджерах» спустя четыре года Мирьяна наконец пробилась наверх: преодолев в 2010 году квалификацию на Уимблдоне, спустя 11 лет она вернулась на Центральный корт, где проиграла Азаренко. А еще через четыре года обыграла в финале Квебека Винус Уильямс и взяла третий в карьере турнир WTA. Еще никто в Туре не выигрывал трофей после столь продолжительной паузы – 16 лет. До этого рекорд принадлежал японке Кимико Дате-Крумм, у которой перерыв на победы составил 12 лет.

В 2014 году Мирьяна побила на US Open вторую сеяную Симону Халеп и разрыдалась после матча: «Пока ты не выходишь на стабильно высокий уровень результатов, никто не знает, как много ты работаешь. Я вкалывала все эти годы, но мне постоянно мешали травмы. Теперь для меня каждая выигранная игра – это почти как завоеванный трофей». В 2017 году в Мельбурне хорватка, у которой, кажется, тейпами расклеено все тело, снова в огне, и теперь этому никто уже не удивляется.

Много лет назад Лючич ненавидела теннис, чувствуя себя марионеткой в руках отца-монстра. Она могла покориться и выиграть несколько мэйджоров, но это вряд ли сделало бы ее счастливой. Сегодня Мирьяне не нужно никому и ничего доказывать. Потому что самую важную победу, которая для нее ценнее любого турнира «Большого шлема», она уже одержала – у Лючич получилось примирить боль детства с любовью к игре.

Источник eurosport.ru

Акции
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код