Конституционные реформы как необходимость отражения перемен в сознании общества

 

Сабиров Камал Канаткалиевич

научный сотрудник

отдела гражданского,

гражданско-процессуального

законодательства и

исполнительного производства

Института законодательства

Республики Казахстан,

магистр юридических наук

 

После того как Президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев объявил о начале всенародного обсуждения проекта новой конституционной реформы с 26 января по 26 февраля 2017 года, в обществе началась широкая дискуссия по предложенным поправкам. Однако ключевым моментом указанной реформы является то, как она соотносится с готовностью людей к принятию перемен.

Во время конституционной реформы 2007 года, Президент указывал, что указанная реформа осуществляет «стратегическое продвижение к демократии». А целью изменений той реформы было усиление роли Парламента и гражданского общества [1].

Поэтому можно констатировать, что нынешняя реформа является продолжением поэтапного продвижения к парламентской форме правления. А это значит, что общество «созрело» для преобразований.

В настоящее время конституционные реформы проводятся и в зарубежных странах. К примеру, в Турции на конец марта 2017 года запланировано голосование на референдуме по проекту новой конституции, которая будет предусматривать расширение полномочий президента и фактически перехода от парламентской системы правления к президентской.

Другим примером конституционной реформы можно считать реформу 2015 года в Армении, в ходе которой произошел переход от президентской формы правления к парламентско-президентской.

Две вышеуказанные реформы являются примером резкого изменения политического режима. И напротив, конституционная реформа, проводимая в настоящее время в Республике Казахстан, продолжает поэтапный переход заложенный реформой 2007 года.

Конечно, на постсоветском пространстве были примеры перехода от президентской к смешанной форме правления. К примеру, такая реформа была совершена в Грузии в 2004 году и в Кыргызстане в 2010. Однако данные реформы стали следствием цветных революций и являются примером, когда «созревшее» для перемен общество сталкивается с консервативно настроенными политическими режимами, не желавшими перемен.

Конституционная реформа 2010 года в Кыргызстане обусловила передачу части полномочий президента правительству [2]. Спустя шесть лет в Кыргызстане прошел новый референдум. Так, в декабре 2016 года граждане Кыргызстана проголосовали за поправки в Конституцию, существенно урезавшие президентские полномочия и расширившие полномочия премьер-министра и парламента. Данные изменения должны вступить в силу в декабре 2017 года и их можно сравнить с теми изменениями, которые планируются осуществить в рамках конституционной реформы в Республике Казахстан.

Общество в Кыргызстане логически прошло путь от цветной революции к смешанной системе правления, и наконец, «созрело» для существенных демократических изменений.

Известные теоретики политической науки отмечали, что в демократическом обществе жизнеспособность политических институтов строится на согласовании интересов социальных групп на основе признания их прав и оказания воздействия на людей [3]. В этой связи политическая система в демократическом государстве, всегда является отражением общества.

Аналогичное можно сказать и в отношении правовой системы, которая выражает нужды и потребности самих граждан. Пункт 1 статьи 3 Конституции Республики Казахстан провозглашает, что единственным источником государственной власти является народ. И именно от потребностей народа исходят те настроения, которые в конечном итоге влияют на любые законодательные реформы.

В этой связи многие критики поднимают вопросы, связанные с необходимостью внесения изменений и дополнений в конституцию. Можно ли вносить изменения в основной закон страны, или он должен быть статичен? Отметим, что данный вопрос имеет скорее дискуссионный, нежели правовой характер.

Конечно, с одной стороны частые изменения могут свидетельствовать о незрелости политических и/или правовых институтов. С другой стороны, напротив, о поэтапном развитии общества, усилении государственной структуры и развитии правового сознания. Эти две противоположенные позиции имеют право на существование.

В качестве примера противники изменений приводят Конституцию Соединенных Штатов Америки, которая практически не изменялась с 1787 года и состоит из преамбулы, семи статей и двадцати семи поправок.

Однако еще автор этой Конституции Т.Джефферсон отмечал, что демократия требует предоставить возможность изменять конституцию каждому новому поколению. И мотивировал он это тем, что раз текст Конституции составлялся без участия следующего поколения, которое не давало на него согласия, то авторы конституции не вправе навязывать ее будущим поколениям [4].

С другой стороны стабильность любой конституции указывает на устойчивость самого государства, и с этой позиции частые изменения основного закона являются свидетельством незрелости страны. Хотя этот аргумент весьма спорен, так как неизменность конституции будет являться своего рода препятствием для конституционного развития и будет преградой на пути любых реформ.

В конечном итоге, идеи и принципы, заложенные в конституции, на долгосрочную перспективу определяют основные направления и механизмы развития национально правовой системы [5]. Поэтому, когда в обществе назревает необходимость смены политического направления и вектора развития, неизбежным становится и изменение основного закона страны.

В конечном счете, следует отличать фактическую и юридическую конституции. Фактическая конституция не всегда соответствует юридической и заключается в стабильности конституционного строя [6]. Поэтому частые изменения в юридической конституции, не всегда служат индикатором дестабилизации в конституционно-правовой политике государства.

Стабильность конституции, безусловно, является ее важнейшей чертой, но она оправдана только в условиях неизменяющихся общественных отношений. Как совершено справедливо отмечает А. Манасян: с точки зрения конституции «стабильность», «изменяемость» или «развитие» не являются взаимоисключающими понятиями. В основе сути стабильности лежит не способность изолировать систему от иных систем и защищать ее от происходящих изменений, а умение создавать возможности для упорядоченного восприятия последних [7].

Правовая система государства должна реагировать на происходящие в стране и в обществе события и адаптироваться к условиям последних, что, конечно, предполагает изменения.

Совершено другой вопрос заключается в том, как определить необходимость изменений. В какой момент общество становится готовым к переменам и требует отражения этого в основном законе государства.

Однозначного ответа на данный вопрос нет, однако замена основного закона страны обычно сопровождается кардинальными переменами в политической системе, переходе от одного типа государственного устройства к другому, или смене политического режима на кардинально противоположенный.

Сама по себе смена конституции является судьбоносным решением для всего народа, так как основной закон определит будущее страны на долгие годы вперед. Что касается поправок, то это явление вовсе не является редкостью. В конечном счете, любой механизм требует шлифовки, прежде чем он будет доведен до совершенства.

К примеру, действующая конституция Бразилии является седьмой по счету, и была принята в 1988 году. Она ознаменовала собой переход от военной диктатуры к демократическому режиму. Согласно ст. 60 в конституцию могут быть внесены поправки, и в настоящее время в конституцию Бразилии было внесено 67 поправок.

Конституционные реформы, не предполагающие замены самой конституции, не являются признаком кризиса политической системы, но закономерной необходимостью отражения потребностей граждан государства.

С другой стороны любые поправки должны отвечать требованиям времени и не быть политически мотивированными. Политически мотивированные поправки не имеют под собой исторического фундамента, подготовительной работы и, как правило, не вписываются в правовую политику государства. Впрочем, гражданское общество негативно встречает подобные изменения.

Примером того, как настроения граждан влияют на политическую и правовую систему государства, является опыт Украины. Эта постсоветская страна за последние 17 лет пережила кардинальные и драматические перемены, которые порой потрясали все политическое пространство.

Конституция Украины была принята в 1996 году, и уже спустя четыре года бывший президент Л. Кучма инициировал в нее поправки, которые существенно укрепляли его полномочия. Несмотря на положительные результаты всенародного голосования, проект поправок был отклонен Верховной Радой, а по стране прокатилась волна протестов.

В 2004 году Л. Кучма инициировал новые поправки в Конституцию, которые напротив, ослабляли президентские полномочия [8].

Следующие изменения были внесены уже президентом В. Януковичем, который в 2010 году попытался отменить конституционную реформу 2004 года и укрепить полномочия президента [9]. Проведение данной реформы вызвало недовольство в политической среде Украины и было негативно встречено большинством населения.

Как справедливо отмечает профессор Бабенко В.Н. конституционные реформы 2004 и 2010 годов в Украине использовались для укрепления позиций находившейся у власти политической элиты [10]. Возможно, именно это и спровоцировало недовольство народных масс в 2014 году и последующее бегство бывшего президента В. Януковича из Украины. К слову в 2014 году прошла еще одна реформа, обусловившая возврат к конституции 2004 года.

Если в этом контексте проанализировать конституционные реформы 1998 и 2007 годов, проводившиеся в Республике Казахстан после принятия Конституции 1995 года, то можно отметить что все они носили системный характер и не противоречили друг другу, но напротив дополняли друг друга.

Особенно значимой была конституционная реформа 2007 года, ею предусматривался переход к пропорциональной избирательной системе, укрепление статуса парламента, утверждение премьер-министра парламентским большинством, Ассамблея народа Казахстана была наделена конституционным статусом и получила право делегировать своих представителей в Парламент [11].

В 2011 году также были внесены изменения, впрочем, учитывая, что конституция была дополнена лишь одним подпунктом 3-1 в статью 41 следующего содержания: «3-1. Внеочередные президентские выборы назначаются решением Президента республики и проводятся в порядке и сроки, установленные конституционным законом», вряд ли будет обоснованным говорить о примере «конституционного реформирования» [12].

В любом случае предложенные в настоящее время поправки в Конституцию Республики Казахстан требуют обсуждения, с учетом разных взглядов и мнений. Живой отклик, на предложенный проект изменений, как со стороны граждан, так и научного сообщества является большим плюсом и показателем приверженности нашего государства демократии.

 

Список использованных источников:

 

1. Обращение Президента Н.А.Назарбаева к народу Казахстана (Астана, 15 августа 2007 года) // ИС «Параграф» http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30118821#pos=0;0 (дата обращения: 07.02.2017).

2. Шабырова В.Ж. Трансформация политической системы в свете конституционной реформы Кыргызстана / Вестник КазНПУ. - №1 (23). 2011.

3. Макферсон К.Б. Жизнь и времена либеральной демократии // Пер. с англ. Кырлежева А. М.: Издательский дом Гос. ун-та - Высшей школы экономики, 2011. - 174 с.

4. Князев С.Д. Стабильность Конституции и ее значение для современного российского конституционализма // Конституционное и муниципальное право. - М.: Юрист, 2015, № 1. - С. 4-12

5. Таукибаева Ш.Ж. К вопросу о систематизации конституционного законодательства Республики Казахстан // Вестник Института законодательства Республики Казахстан. - №2(26). - 2012. - с.37-40

6. Комкова Г.Н. Стабильность конституции - правовая основа стабильности российского государства // Вестник Саратовской государственной юридической академии, - №1(96). - 2014. - С.65-69

7. Манасян, А.А. Актуальные вопросы обеспечения стабильности и развития конституции в современных государствах [Текст] / А. А. Манасян. //Конституционное и муниципальное право. -2015. - № 11. - С. 14 - 20

8. Кучма Л. После майдана: записки президента. 2005-2006. - Киев; М., 2007. - С. 348.

9. Лазарева М.Н. Стабильность и динамизм конституции Украины // Современные исследования социальных проблем. - № 4 (36). 2014.

10. Бабенко В.Н. конституционные реформы на Украине // http://pandia.ru/text/78/171/38192.php (дата обращения: 07.02.2017).

11. Сапаргалиев Г. Конституционное право Республики Казахстан. — Алматы: Жеті жарғы, 1998. — 59—64 с.

12. Малиновский В. Конституционная модернизация Казахстана [Текст] / Малиновский В // Мысль. - 2012. - №8.- С. 47-53.

17 февраля 2017, 16:12
Источник, интернет-ресурс: Сабиров К.К.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код