Выступление адвоката Западно-Казахстанской областной коллегии адвокатов Б.Ажыгалиевой на Международной конференции
«Адвокатура 2017: повышение статуса адвоката»
(г. Астана, 13 июля 2017 года)

 

 

«Проблемы обеспечения адвокатской тайны и другие угрозы гарантиям прав адвоката»

 

Наряду с гарантиями адвокатской деятельности действующим законодательством предусмотрена адвокатская тайна, которая является составляющим звеном работы адвоката, без которого оказываемая им юридическая помощь теряет свой смысл. Тайна сведений-это своего рода необходимые гарантии доверителю.

Мы знаем, что в соответствии с ч.1 ст. 18 Закона РК «Об адвокатской деятельности» адвокатскую тайну составляют факт обращения к адвокату, сведения о содержании устных и письменных переговоров с лицом, обратившимся за помощью, и другими лицами, о характере и результатах, предпринимаемых в интересах лица, обратившегося за помощью, действий, а также иная информация, касающаяся оказания юридической помощи.

Защита невозможна без взаимного доверия между адвокатом и подзащитным. По этой причине на адвоката распространяется принцип свидетельского иммунитета. По идее, он должен покрывать всю информацию, которую может получить адвокат, исполняя свой профессиональный долг. Однако, если адвокат вдруг становится специальным субъектом такого состава, как пособничество, укрывательство и границы его иммунитета размываются, это ставит под угрозу само, гарантированное Конституцией, право на защиту посредством адвоката, ибо, с одной стороны, создает угрозу для адвоката, а с другой — подрывает доверие к нему.

В конце прошлого и начале текущего года жаркие споры в адвокатском сообществе вызвало принятое Верховным судом РК 22.12.2016 года нормативное постановление «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за прикосновенность к преступлению и пособничество в уголовном правонарушении» разработанное в целях противодействия экстремизму и терроризму.

Пятым пунктом постановления определено следующее: «При укрытии лица, совершившего преступление, средств и орудий преступления, следов преступления и иных доказательств адвокат несет ответственность за заранее не обещанное или заранее обещанное укрывательство на общих основаниях. В тех случаях, когда адвокат, узнав о готовящемся со стороны своего подзащитного нового уголовного правонарушения, дает ему советы или оказывает иную правовую помощь в задуманном, то он (адвокат) подлежит ответственности в качестве соучастника (пособника) деяния, совершенного его подзащитным». Как высказывались многие мои коллеги, это постановление может привести к нарушению адвокатской тайны.

Мы знаем, как у нас добываются доказательства по уголовным делам и не исключаем, что данное НП открывает широкие возможности для устранения от участия по делу неугодного адвоката. Есть вероятность того, что нашим подзащитным в обмен на смягчение уголовной ответственности могут предложить дать показания о том, что он предварительно, до совершения преступления советовался с адвокатом. Либо по делу о преступлении, совершенном в соучастии, один из подозреваемых, сотрудничающий со следствием, может утверждать, что адвокат другого участника процесса своими устными советами, способствовал совершению другого преступления. Достоверность таких сведений проверить фактически невозможно. Но с этого момента с адвокатом могут проводиться допросы и тому подобное и после этого он уже не может быть защитником по этому делу, а его подзащитный, сам того не желая, вынужден искать себе другого адвоката. В результате возможности отстранения адвоката по надуманным основаниям, гражданин фактически лишается возможности взаимодействия с выбранным им самим адвокатом, которому он доверяет. В этой связи, только гарантии адвокатской деятельности могут исключить подобного рода манипуляции. Однако, с принятием нормативного постановления, такие гарантии поставлены под угрозу.

Кроме этого, в соответствии с нормами Конституции РК, с конституционного закона РК «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан», Закона Республики Казахстан «О правовых актах» нормативные постановления Верховным Судом Республики Казахстан выносятся в целях разъяснения по вопросам судебной практики после предварительного его изучения и обобщения. Из этого следует, что в основном обобщаются дела, по которым имеется большая правоприменительная практика. Однако, в данном случае об уголовных делах, по которым адвокаты укрывали бы преступников или иным образом пособничали в совершении правонарушений, мы не слышали. Какая необходимость была выносить по этому поводу отдельное НП, дублируя в нём нормы, уже имеющиеся в законах и в нарушение норм этих же законов расширять возможности для привлечения адвокатов к уголовной ответственности, тогда как в судебной практике имеются немало иных категории дел, которые требуют их обобщения, анализа и выработки единой практики.

Мы считаем, что это очередная попытка Верховного Суда РК устрашения адвокатов на их активность в социальных сетях, на озвучивание ими проблем по чрезмерно карательной практике судов; поддерживании ими обвинительного уклона при рассмотрении дел; отсутствии оправдательных приговоров по делам публичного обвинения, открытости по делам, имеющим общественный резонанс; незаконному досмотру адвокатов и другим более насущным проблемам.

Нарушения адвокатской тайны помимо положений НП ВС РК имеет место и в действиях органов уголовного преследования и прокуратуры. Так, в ходе судебного процесса по одному из уголовных дел, рассмотренных специализированным межрайонным судом по уголовным делам ЗКО процессуальный прокурор К. Кайыргалиев в качестве реплики к выступлениям адвокатов и подсудимых сообщил суду, что сотрудниками ДКНБ по ЗКО (органом расследования) записан разговор между адвокатом Шамгуновым Ж.Т. и супругой его подзащитного Жантасовой А. в ходе которого он разъяснял ей право отказа от дачи показаний. Данный разговор он был готов предъявить суду в качестве доказательства.

Мы, все остальные 8 адвокатов, участвовавшие по данному делу, были, мягко говоря «в шоке» от этого заявления прокурора, поскольку мы предполагали, что наряду с разговорами адвоката Шамгунова Ж. прослушивались телефонные разговоры и остальных адвокатов, т.е. наши. Мы не понимаем на каком основании проводились эти незаконные действия и почему всё это осуществляется с одобрения прокуратуры ЗКО. Моё обращение по данному факту в ГП РК направлено в ту же прокуратуру ЗКО. Как следует из их ответа, данный разговор получен в ходе проведения санкционированного специального мероприятия в отношении супруги подзащитного Жантасовой А.

Действия по прослушиванию телефонных переговоров адвокатов, участвующих по делу, под предлогом прослушивания разговоров второй стороны мы расцениваем не только как незаконные действия, но и как нечистоплотный метод добывания доказательств. И более разочаровывает то, что эти действия происходят с одобрения сотрудников прокуратуры, призванной осуществлять высший надзор за соблюдением законности.

Сноска. Статья 17 с изменениями, внесенными законами РК от 03.06.2003 № 425; от 11.12.2009 230-IV (вводятся в действие с 01.01.2010); от 28.12.2011 523-IV (вводится в действие по истечении десяти календарных дней после его первого официального опубликования); Конституционным Законом РК от 03.07.2013 121-V (вводится в действие по истечении десяти календарных дней после его первого официального опубликования).

Ещё одним примером нарушения адвокатской тайны является установление камер видеонаблюдения во всех комнатах для свиданий в следственных изоляторах. Несмотря на подписанный меморандум между РКА и КУИС РК эти камеры продолжают функционировать. Как разъяснили мне в нашем СИ 4 г. Уральска для встречи с подзащитным в комнате без камер адвокат должен написать отдельное заявление на имя начальника изолятора. Естественно, что рассмотрение данного заявления займёт определённое время продолжительностью несколько дней.

Беседа адвоката с подзащитным в первые часы задержания в стенах органа уголовного преследования производится в присутствии конвоя, который отказывается оставлять задержанного наедине с адвокатом, что также нарушает адвокатскую тайну.

В заключение хочу отметить, что работа судьи, прокурора, следователей и адвоката должна строиться на доверии и взаимоуважении друг к другу. Каждый из них выполняет свою функцию и хотелось бы, чтобы они выполняли работу, не создавая препонов друг другу и не, ущемляя права, предусмотренные законом.

 

13 июля 2017, 17:09
Источник, интернет-ресурс: Республиканской коллегии адвокатов

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код