Посягательство на личные неимущественные
права потерпевшего

 

 

Посягательство на личные неимущественные права потерпевшего (Н.И. Мамонтов, судья Верховного Суда Казахстана в почетной отставке, член Высшего Судебного Совета Казахстана; В.Н. Мамонтов, секретарь судебного заседания Алматинского районного суда города Астаны)Н.И. Мамонтов

Судья Верховного Суда Казахстана

в почетной отставке, член Высшего

Судебного Совета Казахстана

 

Посягательство на личные неимущественные права потерпевшего (Н.И. Мамонтов, судья Верховного Суда Казахстана в почетной отставке, член Высшего Судебного Совета Казахстана; В.Н. Мамонтов, секретарь судебного заседания Алматинского районного суда города Астаны) В.Н. Мамонтов

секретарь судебного заседания

Алматинского районного суда

города Астаны

 

Конституцией Казахстана провозглашено, что высшей ценностью государства является человек, его жизнь, права и свободы[1].

Человек как субъект права вступает в различные правомерные или неправомерные виды правоотношений, объектом которых могут являться как принадлежащее ему имущество, так и личные неимущественные права.

Правомерное, основанное на нормах права, правоотношение выражается в сделках, юридических фактах и охраняется или защищается нормами различных отраслей права.

Неправомерное правоотношение выражается в форме противоправного деяния, уголовного, административного или гражданского деликта, которым совершается посягательство на имущественные, личные неимущественные права, связанные с имущественными, и на личные неимущественные права человека. Человек, на принадлежащие которому объекты имущественных или личных неимущественных прав осуществлено противоправное посягательство, признается потерпевшим.

Содержащее в праве определение понятия потерпевшего не совсем корректно.

Потерпевшим в уголовном процессе признается лицо, в отношении которого есть основание полагать, что ему непосредственно уголовным правонарушением причинен моральный, физический или имущественный вред[2].

В административно-деликтном праве под потерпевшим признается физическое или юридическое лицо, которому административным правонарушением причинен физический, имущественный или моральный вред[3].

В указанных дефинициях не учитывается, что перечисленные виды вреда могут быть причинены только физическому лицу.

Потерпевшим может быть и юридическое лицо, которому уголовным или административным правонарушением может причиняться имущественный либо причинение репутационный вред.

Однако моральный вред и репутационный вред являются самостоятельными правовыми категориями, не совпадающими по объекту посягательства, по способу охраны или защиты, по правовым последствиям.

В гражданском праве под потерпевшим следует понимать физическое или юридическое лицо, которому причиняется имущественный ущерб ненадлежащим исполнением договорных обязательств, который возмещается в полном объеме предоставлением другой вещи с такими же индивидуально-определенными признаками либо в денежном выражении.

Юридическое лицо является правовой фикцией, не обладает сознанием, в силу чего не может испытывать ни физических, ни нравственных страданий. Юридическое лицо может испытывать только репутационный вред в связи с использованием нарушителем наименования юридического лица, выпуском контрафактной продукции, нарушением имущественных прав на объекты интеллектуальной собственности, распространением не соответствующих действительности сведений о деловых качествах сотрудников или качестве выпускаемых товаров.

В результате посягательства на репутационный вред юридическое лицо вправе требовать возмещения убытков или неполученного дохода[4].

К личным неимущественным благам и правам относятся: жизнь, здоровье, достоинство личности, честь, доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право на имя, право на авторство, право на неприкосновенность произведения и другие нематериальные блага и права[6].

Данная норма не совсем корректна: среди перечисленных личных неимущественных благ отсутствует свобода, а среди личных неимущественных прав - достоинство. Поскольку личные неимущественные блага и права принадлежат только физическим лицам, в норме необоснованно сделана ссылка на деловую репутацию.

Редакция пунктов 1, 2 и 6 статьи 143 ГК в части того, что может быть опорочена деловая репутация гражданина, нуждается в уточнении. Из этих норм (названия и текста) подлежит исключению соответственно слова «и деловой репутации», «или деловую репутацию», «требовать возмещения убытков и». Абзац второй п. 6 ст. 143 ГК следует исключить как содержащий взаимоисключающие положения.

Предлагается пункт 7 статьи 143 ГК изложить в следующей редакции:

«7. Если установить лицо, распространившее не соответствующие действительности сведения, порочащие честь, достоинство гражданина или деловую репутацию юридического лица, невозможно, потерпевший вправе обратиться в суд с заявлением об опровержении указанных сведений».

Термин «деловая репутация» применяется в отношении коммерческих и некоммерческих юридических лиц, а также индивидуальных предпринимателей с образованием юридического лица, когда в отношении этих лиц или их работников распространяются не соответствующие действительности сведения о деловых качествах или качестве выпускаемых товаров, выполняемых работ или оказываемых услугах. Между такими сведениями и уменьшением оборота, снижением количества реализуемых товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг имеется непосредственная причинная связь, а размер умаления деловой репутации будет выражаться в размере возникшего ущерба или снижении дохода по сравнению с соответствующим прошедшим периодом.

Указанные признаки деловой репутации не применяются к умалению личных неимущественных благ и прав физического лица

Применяемые законодателем термины «благо» и «личное неимущественное право» относятся к разным нематериальным объектам.

Термин «благо» означает то, что дает человеку благополучие, достаток, добро, удовлетворяет его потребности[6]. от рождения. К таким благам относится жизнь, свобода абсолютные естественные и социальные ценности, присущие человеку от рождения и неразрывно с ним связанные до прекращения жизни.

Термин «личное неимущественное право» означает нематериальные социальные блага, которыми человек наделяется в силу закона и которыми пользуется до прекращения правоспособности.

Личные неимущественные блага и права неразрывно связаны с личностью конкретного человека, принадлежат только ему, хотя носят универсальный характер. Эти блага и праве являются субъективными правами человека в правоотношениях, в которых они находятся под охраной правоохранительных органов и защитой судебной власти.

Такие объекты как жизнь, свобода, телесная неприкосновенность[7] признаются абсолютными, принадлежат исключительно каждому конкретному физическому лицу от рождения.

Под здоровьем понимается телесная и психическая неприкосновенность функционирования центральной нервной системы и иных органов человека в период его жизни[8].

Неразрывность личных неимущественных благ и прав с личностью их обладателя обусловлена тем, что эти права являются неотчуждаемыми, в гражданском обороте не участвуют, в порядке наследования не переходят к другим лицам[9].

Кроме указанных в п. 3 ст. 115 ГК личных неимущественных благ и прав такие права предусмотрены и в некоторых других отраслях права.

Семейным законодательством регулируются такие личные неимущественные права супругов и ребенка как свобода выбора рода деятельности, профессии и вероисповедания; право выбора фамилии супруга и ее сохранение после расторжения брака; право выбора ребенком фамилии одного из супругов, если общая фамилия супругами не избрана; общение с ребенком в случае раздельного проживания его родителей; общение ребенка с родителями и другими родственниками; право высказывания своего мнения; право ребенка на имя, отчество и фамилию; право на изменение фамилии, национальности по национальности одного из родителей[10].

Применительно к личным неимущественным правам в сфере трудовых правоотношений следует учитывать, что к таким правам относится право на свободу труда, свободный выбор рода деятельности и профессии. Каждый имеет право свободно выбирать труд или свободно соглашаться на труд без какой бы то ни было дискриминации и принуждения к нему, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности[11].

Законом специально указано, что не являются дискриминацией различия, исключения, предпочтения и ограничения, которые в соответствии с законами Республики Казахстан устанавливаются для соответствующих видов трудовой деятельности либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите.

Специфика Трудового кодекса выражается в том, что его нормы регулируют условия заключения трудового договора, время работы и отдыха, соблюдения трудовой и производственной дисциплины, расследования несчастных случаев на производстве, оплату труда, основания расторжения трудового договора по инициативе работника или работодателя, правовые последствия незаконного увольнения работника.

Трудовой кодекс предусматривает компенсационные выплаты в связи с потерей работником работы в размере средней заработной платы за один или два месяца, но которые не относятся к компенсации морального вреда в силу того, что не являются личными неимущественными правами работника. В трудовом, коллективном договорах или акте работодателя может предусматриваться более высокий размер компенсационной выплаты в связи с потерей работы[12].

При восстановлении на прежней работе незаконно уволенного работника ему выплачивается средняя заработная плата за все время вынужденного прогула (отстранения от работы) или разница в заработной плате за время выполнения нижеоплачиваемой работы при незаконном переводе на другую работу, но не более чем за шесть месяцев[13].

Актуальными являются разъяснения Верховного Суда Казахстана о том, что незаконное увольнение, несвоевременная выплата заработной платы является нарушением конституционного права работника на вознаграждение за труд, которое влечет нарушение неимущественных прав граждан, подлежащих защите при предъявлении иска о взыскании заработной платы[14].

Ссылку на п. 2 ст. 24 Конституции Казахстана применительно к личным неимущественным правам человека вряд ли следует считать обоснованной. Конституционные права человека и гражданина, указанные в разделе Конституции Казахстана «Человек и гражданин» по своему содержанию фиксируют имущественные, личные неимущественные права. Право на вознаграждение за труд в трудовых правоотношениях относится к имущественным правам работника, а нарушение имущественных прав человека не свидетельствует о нарушение принадлежащих этому человеку личных неимущественных прав[15].

Не случайно в судебных актах судами не указывается норма материально закона, которым регулируется личное неимущественное право, и само нарушенное личное неимущественное право.

Например, решением суда № 2 Ауэзовского района города Алматы от 14 сентября 2015 года иск А. к высшему учебному заведению о восстановлении на прежней работе в качестве преподавателя, взыскании компенсации морального вреда в денежном выражении оставлен без удовлетворения.

Постановления апелляционной судебной коллегии по гражданским и административным делам Алматинского городского суда от 27 октября 2015 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан от 1 июня 2016 года судебные акты местных судов отменены. Суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что в результате перезаключения срочного трудового договора он в соответствии со ст. 29 Трудового кодекса Казахстана считается заключенным на неопределенный срок, а истец не мог быть уволен по истечении срока срочного трудового договора.

Истец восстановлен на прежней работе, в его пользу взыскана компенсация морального вреда в денежном выражении в конкретной сумме.

В обоснование решения о взыскании компенсации морального вреда в денежном выражении суд кассационной инстанции указал, что «после незаконного увольнения с работы А. лишился покоя и нормального отдыха, которые взывали определённые страдания и переживания»[16].

Возмещения вреда, причиненного смертью работника или повреждением его здоровья, а также вреда, причиненного работнику умалением его чести или достоинства, регулируется нормами ГК.

При причинении смерти работнику при исполнении трудовых обязанностей работодатель обязан возместить имущественный ущерб иждивенцам погибшего и расходы на его погребение[17].

Посягательство на такие личные неимущественные права как здоровье, честь, достоинство является основанием для взыскания компенсации морального вреда. При этом в случае повреждения здоровья при исполнении трудовых обязанностей работодатель обязан возместить расходы на лечение потерпевшего и утраченный заработок[18].

Физическому лицу принадлежит личное неимущественное право на благоприятную для жизни и здоровья окружающую среду[19].

В юридической литературе выделены такие признаки личных неимущественных прав как:

1) абсолютность, то есть обязанность всех других субьектов права воздерживаться от нарушения принадлежащих физическому лицу личных неимущественных прав;

2) неотчуждаемость, то есть невозможность перехода личных неимущественных прав от их обладателя к другим субъектам права в порядке наследования или по другим основаниям;

3) отсутствие имущественного содержания, то есть такие права носят исключительно личностный характер и не подлежат оценке, лишены стоимости, но обладают социальной ценностью;

4) неразрывная связь с личностью физического лица, то есть личные неимущественные права принадлежат персонально физическому лицу с его рождения и до смерти;

5) самостоятельный вид субъективных прав, принадлежащих только физическому лицу[20].

Каждый из указанных признаков находит свое закрепление в законе, а их совокупность позволяет установить, относится ли человек к категории потерпевшего и обладает ли правом на подачу иска о взыскании компенсации морального вреда.

Важно помнить, что обязанность выплатить компенсацию возникает не из самого факта нарушения личных неимущественных прав, а из тех физических или нравственных страданий (отрицательных психо-эмоциональных переживаний), которые испытал (испытывает) потерпевший в результате совершенного непосредственно против него противоправного деяния.

Ни физические, ни нравственные страдания не испытывает потерпевший. Жизнь которого прекращена совершенным непосредственно против него уголовным правонарушением. Такой потерпевший утрачивает правоспособность, а такое личное неимущественное благо как жизнь неотчуждаемо, не передается иным лицам, том числе и в порядке наследования[21].

Отрицательная психо-эмоциональная реакция может возникать у человека от полученной информации о правонарушении, совершенном в отношении другого субъекта права. Но такая реакция носит характер сопереживания (сообщение о гибели людей в результате террористического акта, совершения насилия над ребенком, причинение смерти другому лицу совершенным против него уголовным правонарушением и т.д.).

Эти сопереживания не получают правовой защиты только потому, что в отношении лица не совершалось правонарушение, а сопереживание не относится к числу объектов, которые охраняются или защищаются законом от нарушения. Сопереживание не влечет возникновение правоотношения.

Известие о смерти родственника может причинять родственнику отрицательные психо-эмоциональные переживания, но такие переживания не вытекают из непосредственного нарушения личных неимущественных прав, принадлежащих сопереживающему родственнику. В отношении такого родственника никаких правонарушений не было совершено.

Принципиально важной является позиция законодателя о том, что причинение смерти потерпевшему создает для виновного лица обязанность возместить имущественный ущерб иждивенцам в виде утраченного содержания, которое иждивенцы получали от потерпевшего при его жизни[22].

Особенность статуса потерпевшего состоит в том, что физическое лицо, непосредственно в отношении которого совершено правонарушение, приобретает процессуальный статус потерпевшего на основании соответствующего постановления следователя [23].

Потерпевшим не может признаваться физическое лицо, в отношении которого непосредственно не совершено правонарушение и которому этим правонарушением непосредственно не причинены те виды ущерба и вреда, которые указаны в законе.

Лицо, которое участвует в процессе и представляет интересы потерпевшего, признается процессуальным представителем потерпевшего.

Законодатель установил, что по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть потерпевшего, процессуальные права потерпевшего осуществляют близкие родственники, супруг (супруга) умершего.

То есть эти родственники не являются потерпевшими, но в силу закона они осуществляют процессуальные права потерпевшего[24].

В уголовном процессе процессуальный представитель потерпевшего вправе совершать все процессуальные действия, которые мог бы совершать сам потерпевший, за исключением предъявления иска о взыскании компенсации личного неимущественного вреда в денежном выражении в свою пользу[25].

Уголовным правонарушением совершается посягательство на личное неимущественное благо в виде жизни, принадлежавшее потерпевшему, но не на личные неимущественные права его процессуального представителя. Процессуальный представитель потерпевшего участвует в уголовном процессе только потому, что признан таковым постановлением следователя или суда. Процессуальный представитель потерпевшего не вправе совершать в своих интересах любые действия, в том числе подавать иск о взыскании компенсации личного неимущественного (морального) вреда в денежном выражении в свою пользу.

Например, приговором Глубоковского районного суда Восточно-Казахстанской области от 16 февраля 2015 года Гаганин А.И. осужден к длительному сроку лишения свободы, с него в пользу представителя потерпевшего взыскана компенсация морального вреда в существенном размере.

Судом Гаганин А.И. признан виновным в умышленном причинении потерпевшему Беда А.В. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Постановлением апелляционной судебной коллегии по уголовным делам Восточно-Казахстанского областного суда от 26 марта 2015 года приговор суда первой инстанции оставлен без изменения.

Постановлением кассационной судебной коллегии по уголовным делам Восточно-Казахстанского областного суда от 5 мая 2015 года приговор суда первой инстанции и постановление суда апелляционной изменены в части квалификации деяния Гагарина А.И. и снижения ему срока наказания.

Постановлением суда надзорной инстанции от 16 апреля 2016 года постановление суда кассационной инстанции отменено, оставлено в силе решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции.

Представляется, что судебные акты в части взыскания компенсации морального вреда с осужденного в пользу представителя потерпевшего не учитывают, что в отношении представителя потерпевшего не было совершено никакого противоправного деяния, которым бы принадлежащие ему личные неимущественные права были нарушены, что принадлежащие потерпевшему личное неимущественное благо в виде жизни прекращено, в связи с прекращением правоспособности потерпевшего принадлежащее ему и неразрывно связанное с его личностью личное неимущественное благо в виде жизни не перешло в порядке правопреемства к представителю потерпевшего, а представитель потерпевшего в уголовном процессе не вправе совершать процессуальные действия в своих интересах.

Представители потерпевшего, находившиеся на его иждивении нетрудоспособные лица, правом на взыскание компенсации личного неимущественного вреда не обладают, поскольку принадлежащие им личные неимущественные права не были нарушены. Нарушение имущественных прав исключает возможность взыскания компенсации личного неимущественного вреда в денежном выражении[26].

Законодатель не охраняет и не защищает психологическое благополучие физического лица, в отношении которого непосредственно не было совершено правонарушение, посягающее на принадлежащие этому лицу личные неимущественные права.

Под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, испытываемые гражданином в результате противоправного нарушения, умаления или лишения принадлежащих ему личных неимущественных благ и прав.

Под умалением личных неимущественных прав можно понимать такой результат противоправного деяния, посредством которого уменьшается значение какого-либо личного неимущественного права, например, достоинства личности.

Под нарушением личных неимущественных прав можно понимать такой результат противоправного деяния, посредством которого ограничивается во времени пользование личным неимущественным правом, например, незаконное лишение свободы. При устранении противоправного деяния объем личных неимущественных прав восстанавливается.

Под лишением личного неимущественного лага понимается такое противоправное деяние, в результате которого прекращается само благо и правоспособность его обладателя.

К личным неимущественным правам относятся честь или достоинство, которые могут быть умалены в результате распространения о потерпевшем не соответствующих действительности сведений.

Честь или достоинство могут защищаться в уголовном судопроизводстве путем частного обвинения в совершении виновного лица оскорбления или клеветы, путем предъявления во внесудебном или судебном порядке опровержения распространенных не соответствующих действительности сведений, а также путем взыскания потерпевшим с виновного лица компенсации морального вреда[27].

Если охрана чести или достоинства в уголовном судопроизводстве требует доказанности прямого умысла в противоправных действиях виновного лица, то защита чести или достоинства в гражданском судопроизводстве не требует доказывать вину причинителя вреда в распространении не соответствующих действительности сведений, порочащих честь или достоинство потерпевшего.

Под честью понимается общественная оценка лица, мера его духовных и социальных качеств, то, что вызывает и поддерживает общее уважение, достоинство[28].

Под достоинством понимается внутренняя самооценка лицом собственных качеств, способностей, мировоззрения, своего общественного значения, совокупность свойств, характеризующих высокие моральные качества, а также сознание ценности этих свойств и уважение к себе[29].

Поскольку личные неимущественные блага и права являются неотчуждаемыми, не переходят к другим лицам по любым основаниям и не включаются в наследство, то при прекращении правоспособности физического лица прекращается защита такого личного неимущественного права как честь. Такой вывод основан на том, что обладатель такого права не может сделать вывод о том, нарушена ли в обществе уважение к нему в результате распространения о нем не соответствующих действительности сведений и подать в суд иск.

Но в отношении защиты такого личного неимущественного права как достоинство срок исковой давности не применяется, а подать иск могут любые заинтересованные лица[30].

Высказанные в статье суждения о защите личных неимущественных благ и прав свидетельствуют о необходимости более детальных исследований данного института, совершенствовании закона и практики его применения судами с тем, чтобы была обеспечена законность в деликтных правоотношениях.

 

 


[1] п. 1 ст. 1 Конституции Казахстана (принята на республиканском референдуме 30 августа 1995 года, введена в действие с 8 сентября 1995 года, в редакции от 10 марта 2017 года)

[2] ч. 1 ст. 71 Уголовно-процессуального кодекса Казахстана от 4 июля 2014 года, введен в действие с 1 января 2015 года, в редакции от 11 июля 2017 года

[3] ч. 1 ст. 745 Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях от 5 июля 2014 года, введен в действие с 1 января 2015 года, в редакции от 11 июля 2017 года

[4] п. 4 ст. 9 Гражданского кодекса Республики Казахстан от 27 декабря 1994 года (Общая часть), введен в действие с 1 марта 1995 года, в редакции от 1 июля 2017 года

[5] п. 3 ст. 115 ГК Казахстана

[6] Словарь русского языка /С.И. Ожегов; под ред. проф. Л.И. Скворцова. -24-е изд. испр. - М.: ООО «Издательский дом «ОНИКС 21 век»: ООО «Издательство «Мир и Образование», 2005. С. 49; Гражданское право: учебн. в 3т. Т 1 /под ред А.П. Сергеева. - М.: ТК Велби, 2009. С. 411

[7] ст.ст. 15, 16, 29 Конституции Казахстана; ст. 6, 9, Международного пакта о гражданских и политических свободах от 16 декабря 1966 года, вступил в силу 23 марта 1986 года, ратифицирован Казахстаном 28 ноября 2005 года и вступил в силу для Казахстана 24 апреля 2006 года;

[8] пп. 35) ст. 1 Кодекса Казахстана «О здоровье народа и системе здравоохранения» от 18 сентября 2009 года, в редакции от 27 февраля 2017 года

[9] ст. 116 ГК (Общая часть); ст.ст. 951, 1040 Гражданского кодекса Казахстана (Особенная часть) от 1 июля 199 года, в редакции от 14 июля 2017 года

[10] ст.ст. 30, 31, 60-63 Кодекса Казахстана «О браке (супружестве) и семьи» от 26 декабря 2011 года, в редакции от 18 апреля 2018 года; ст.ст. 8-12 Закона Казахстана «О правах ребенка» от 8 августа 2003 года, в редакции от 9 апреля 2016 года

[11] п. 1 ст. 24 Конституции Казахстана; ст.ст. 5 и 6 Трудового кодекса Казахстана от 23 ноября 2015 года, в редакции от 13 июня 2017 года

[12] ст. 131 Трудового кодекса Казахстана

[13] п. 1 ст. 161 Трудового кодекса Казахстана

[14] п. 14 нормативного постановления Верховного Суда Казахстана «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» от 27 ноября 2015 года № 7, в редакции от 31 марта 2017 года

[15] п. 4 ст. 951 ГК Казахстана

[16] Постановление судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан от 1 июня 2016 года № 3гп-386-16/ Источник: ИС Параграф WWW http:///online.zakon.kz

[17] ст.ст. 940, 92, 946 ГК Казахстана

[18] ст.ст. 937, 938, 951, 952 ГК Казахстана

[19] пп. 370 ст. 1, пп. 1 п. 1 ст. 13 Экологического кодекса Казахстана от 9 января 2007 года, в редакции от 5 мая 2017 года

[20] Гражданское право: В 4 т. Том 2: Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права: учеб. Для студентов вузов /Отв. ред. Е.А. Суханов. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 409-410; Гражданское право. Том 1. Общая часть. Учебник для вузов (академический курс). /Отв. ред. М.К. Сулейменов. - Алматы, 2013. С. 622; Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 104; Объекты гражданских прав: Монография /Отв. ред. М.К. Сулейменов. - Алматы: НИИ частного права КазГЮУ, 2008. С. 399

[21] п. 2 ст. 13, п. 3 ст. 115, п. 4 ст. 116, п. 2 ст. 1040 ГК Казахстана

[22] п. 1 ст. 940 ГК Казахстана

[23] ст. 71 УПК; ст. 745 Кодекса об административных правонарушениях Казахстана

[24] ч. 11 ст. 71 УПК Казахстана

[25] п. 6 ст. 71, ст. 76 УПК; п. 3 ст. 163; ч. 1 ст. 60 ГПК Казахстана

[26] ст.ст. 940, 946, п. 4 ст. 951 ГК Казахстана

[27] ст.ст. 130. 131 УК Казахстана, ст.ст. 9, 143, 951, 952 ГК Казахстана

[28] Словарь русского языка /С.И. Ожегов. С. 863; п. 1 нормативного постановления Верховного Суда Казахстана «О применении в судебной практике законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации физических и юридических лиц» от 18 декабря 1992 года № 6, в редакции от 31 марта 2017 года

[29] Словарь русского языка /С.И. Ожегов. С. 173; п. 1 нормативного постановления Верховного Суда Казахстана «О применении в судебной практике законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации физических и юридических лиц» от 18 декабря 1992 года № 6, в редакции от 31 марта 2017 года

[30] Ст. 187 ГК Казахстана; ст.ст. 54, 55 ГПК Казахстана

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

7 августа 2017, 19:02
Источник, интернет-ресурс: Мамонтов Н.И., Мамонтов В.Н.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код