К вопросу о повышении квалификации адвокатов

 

Сулейменова Г.Ж., адвокат АГКА,

член Научно-консультативного совета

при Верховном Суде Республики Казахстан,

профессор

 

Концепцией проекта Закона РК «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» и проектом Закона РК «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» (далее - Проект) одним из направлений повышения качества адвокатской деятельности предусмотрены обязательные ежегодные курсы повышения квалификации адвокатов. При этом, если Проектом предусмотрено создание при палате юридических консультантов учебного центра профессиональной подготовки, повышения квалификации юридических консультантов. (п. 2 ст. 97 Проекта), то в отношении адвокатуры создание аналогичного центра не предусмотрено.

К ведению адвокатуры касательно вопросов повышения квалификации ее членов Проектом отнесено только лишь:

- организация Президиумом коллегии работы по повышению их профессиональной квалификации (п./п. 8 п. 2 ст. 8 Проекта);

- обеспечение председателем президиума коллегии адвокатов реализации программ повышения квалификации адвокатов. (п./п. 8 п. 2 ст. 57 Проекта);

- размещение Республиканской коллегией адвокатов на своем интернет-ресурсе стандартов повышения квалификации (п./ п. 6 п. 9 ст. 67 Проекта);

- разработка и утверждение конференцией Республиканской коллегии адвокатов порядка повышения квалификации адвокатов по согласованию с уполномоченным органом (п./ п. 12 п. 2 ст. 69 Проекта).

Эти новации обусловлены, по мнению разработчиков Проекта, снижением качества оказания юридической помощи, а также неуменьшением количества жалоб в отношении адвокатов. Министр юстиции М. Бекетаев полагает, что коллегии адвокатов не должны заниматься повышением квалификации адвокатов и тратить на это средства; функции по повышению квалификации должны перейти к университетам, у которых появится возможность привлекать в качестве лекторов, например, депутатов, которые непосредственно разрабатывают и принимают законы; адвокаты должны набрать в год определенное количество часов, в противном случае - приостановление лицензии; адвокат обязан оплатить обучение; университеты получат возможность нового дохода[1].

Полагаю, что предлагаемые новации о повышении квалификации адвокатов и их обоснование не выдерживают критики, на что указано в ряде публикаций[2].

Во-первых, безусловно, профессиональный уровень определенной части адвокатов оставляет желать лучшего. Но непрофессионализм — это порок, присущий не только для некоторой части адвокатского сообщества, но и в не меньшей степени - определенной части судей, прокуроров, следователей, дознавателей. Поэтому, укоряя адвокатов в непрофессонализме, представители властных структур упускают из виду профессиональную некомпетентность, низкий уровень правосознания, правовой нигилизм, переходящие в грубые нарушения требований закона вплоть до совершения преступлений представителями правоохранительной и судебной системы, о чем указывается в многочисленных публикациях в средствах массовой информации - о неправомерные действиях и бездействии сотрудников правоохранительных органов, судей, нарушающих права граждан.

Анализ статистических данных также наглядно иллюстрирует, что количество жалоб в отношении сотрудников правоохранительных органов и судей в десятки раз превышает количество обращений в отношении адвокатов. Например, от общего количества обращений, поступивших в 2016 г. Уполномоченному по правам человека, составили: 30% - на неправомерные действия, бездействие сотрудников правоохранительных органов; 28% - о несогласии с решениями судов и жалоб на действия и бездействие судебных органов; 16,1% - о неудовлетворенности граждан оказанием государственных услуг населению, что свидетельствует о ненадлежащем администрировании со стороны государственных; 9,4% - на неправомерные действия сотрудников пенитенциарной системы; 9,1% - о применении пыток и жестокого обращения со стороны сотрудников правоохранительных органов; 3, 4% - о неисполнении судебных решений; 1,4% - о предоставлении квалифицированной юридической помощи при рассмотрении уголовных дел в отношении заявителей либо жалобы на действия адвокатов, представляющих их интересы[3].

Во-вторых, предложение о передаче функции по повышению квалификации адвокатов вузам авторами Концепции Проекта обосновано лишь ссылкой на опыт Франции, Великобритании и США (примечательно, что примеры приводятся с купюрами, замалчивая при этом очень важные и принципиальные положения из опыта этих же стран).

Однако нельзя забывать, что любые заимствования из опыта других стран требуют учета социальных, ментальных, исторических, экономических, культурных и прочих особенностей республики. Между уровнем оказания юридической помощи и юридических услуг в развитых правовых системах (например, в тех же странах, на которые ссылаются авторы Концепции Проекта), как говаривал небезызвестный персонаж А. С. Грибоедова «дистанция огромного размера». Именно по этой причине наукой отвергаются случайные заимствования отечественным законодательством норм и институтов зарубежного права, поскольку ломается система отрасли, институты и нормы теряют органические связи, резко снижается эффективность правового регулирования. Опыт проводимых в республике правовых реформ убеждает, что не допустимо копирование зарубежных правовых институтов, какими бы привлекательными на первый взгляд они не являлись, их механическое перенесение в казахстанскую правовую среду без учета определенных объективных факторов. Эти причины являются своего рода барьерами, не дающими возможность их преодолеть и создать структуры по образцу зарубежных государств в силу специфических, социально-экономических возможностей республики, национальных особенностей, человеческих ресурсов - уровня правосознания и правовой культуры, менталитета и т.д. Анализ функционирования ряда введенных демократических процессуальных институтов, скопированных с зарубежных образцов (например, судебное санкционирование ареста, суд с участием присяжных заседателей, допрос свидетелей под псевдонимом, процессуальное соглашение о сотрудничестве, о признании вины, негласные следственные действия и др.) показывает, что они реализуются отнюдь не так, как прописаны в законе, и не принесли ожидаемого эффекта. А такие принципы, провозглашенные Основным законом республики и УПК, как презумпция невиновности, неприкосновенность личности, охрана прав и свобод, состязательность и другие принципы, на практике реализуются с трудом, либо нарушаются, либо вовсе не реализуются, либо извращаются и подменяются технологиями, не основанными на законе. Их причина кроется в устоявшихся негативных стереотипах в деятельности органов уголовного преследования, а также в низкой правовой культуре, недостаточном профессионализме определенной части правоприменителей, их коррумпированности. И все это - на фоне преобладания репрессивных начал как в деятельности органов уголовного преследования, так и судов, о чем свидетельствуют данные статистики и правоприменительной практики, а также научные и иные данные как отечественных, так и зарубежных исследований.

В-третьих, ориентируясь на зарубежный опыт, авторы Проекта не учли казахстанские реалии в организации и проведении курсов повышения квалификации в отношении других профессиональных групп. Сравнение с требованиями, предъявляемыми к прохождению таких курсов государственными служащими, в том числе сотрудниками правоохранительными органов, а также судьями, показывает, что в отношении адвокатов предлагаются значительно жесткие и ничем необоснованные требования.

Так, согласно Правил профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов Республики Казахстан, принятого в декабре 2015 г.[4], сотрудники правоохранительных органов проходят повышение квалификации не реже одного раза в ТРИ года (п.19); к проведению занятий привлекаются не только ведущие ученые-юристы, научно-педагогические работники высших учебных заведений, но и представители руководящего состава правоохранительных и иных государственных органов, ветераны правоохранительных органов, а также ведущие зарубежные эксперты (п.15). Повышение квалификации отнесено к ведению Академии правоохранительных органов.

Административные государственные служащие проходят повышение квалификации также не реже одного раза в ТРИ года. Переподготовка и повышение квалификации государственных служащих осуществляется в организациях образования при Президенте РК и их филиалах, а также в региональных центрах по переподготовке и повышению квалификации. (ст. 34 ЗРК «О государственной службе Республики Казахстан»).

Конституционный закон «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» (далее - КзоС) вообще не предусматривает периодичность прохождения повышения квалификации судей, а только лишь - оценку профессиональной деятельности судьи Судебным жюри один раз в ПЯТЬ лет. При этом освобождаются от периодической оценки профессиональной деятельности судьи, имеющие двадцать и более лет судейского стажа. (ст.ст. 28, 30-1 КЗоС). Повышение квалификации судебного корпуса отнесено к ведению Академии правосудия при Верховном Суде РК (ст. 38-2 КзоС).

Таким образом, все вышеуказанные представители профессий проходят повышение квалификации не реже одного раза в три года, оценку профессиональной деятельности один раз в пять лет в обучающих учреждениях, созданных в системе этих же органов, причем, на бесплатной основе - за счет государственного бюджета. При этом, ни один из нормативных правовых актов, регламентирующих вопросы повышения квалификации сотрудников вышеуказанных органов, не предусматривает возможности приостановления полномочий в случае не сдачи экзамена по результатам обучения на курсах повышения квалификация, а также иные ограничения, которые предлагаются Проектом в отношении адвокатов.

В-четвертых, предложение о передаче курсов повышения профессиональной квалификации вузам не обоснованно и нецелесообразно, а также имеет большую коррупционную составляющую[5].

В юридических вузах нет специализированных не то что факультетов, но даже кафедр и преподавателей, которые бы специализировались на ведении академических занятий, связанных с послевузовским повышением квалификации юристов, в том числе и адвокатов. Предложение о проведении занятий депутатами вообще лишено какого-либо обучающего смысла - адвоката надо обучать как применять закон, стратегии и тактике адвокатской защиты и представительства, ведению переговоров и т.п., а не тому как законы принимаются. Что касается депутатов, то Конституционный совет неоднократно в своих посланиях о конституционной законности указывал на недостатки законотворческого процесса, неоправданно частое внесение изменений и дополнений в действующие законы и иные нормативные правовые акты, о необходимости повышения качества концепций проектов законов и прогностической оценки последствия их принятия и т.д.[6] Поэтому было бы целесообразно в целях повышения качества законопроектных работ депутатам заняться повышением своих знаний в области законодательной техники.

Если повышение квалификации видится только в том, чтобы обучать адвокатов знаниям закона, возможности вузам иметь дополнительный доход это будет способствовать начетничеству[7] и благодатной почвой для коррупционных проявлении, но не повышению профессионального уровня адвокатов, и у нас вместо адвокатов останутся одни стряпчие[8].

Нельзя забывать и о том, что специфика адвокатской деятельности такова, что адвокат в отличии от других правоприменителей, ежемесячно получающих зарплату из государственного бюджета, должен самостоятельно постоянно и систематически заниматься повышением своего профессионального уровня. В противном случае он может оказаться невостребованным, и вынужден будет покинуть профессию.

Полагаю, что курсы повышения квалификации адвокаты должны проходить не реже одного раза в три года в учебных центрах, создаваемых при коллегиях адвокатов. Адвокатское сообщество имеет достаточный профессиональный потенциал из числа своих членов, имеющих многолетний не только адвокатский, но и научно-педагогический опыт, способных проводить курсы по повышению квалификации своих коллег.

 

 


[1] Адвокатскую деятельность ожидают реформы // kapital.kz/gosudarstvo/60157/advokatskuyu-deyatelnost-ozhidayut-reformy.html

[3] Отчет о деятельности Уполномоченного по правам человека в Республике Казахстан за 2016 год. Астана, 2017. С. 8-23.

[4] См.: Совместный приказ Генерального Прокурора РК от 24 декабря 2015 г. № 152 и Министра финансов Республики Казахстан от 25 декабря 2015 г. № 684 и Министра по делам государственной службы Республики Казахстан от 28 декабря 2015 г. № 3 и Министра внутренних дел Республики Казахстан от 25 декабря 2015 года № 1062 «Об утверждении Содержания и Правил профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов Республики Казахстан».

[6] См.: например; Послания Конституционного Совета Республики Казахстан «О состоянии конституционной законности в Республике Казахстан»: № 09-3/1 от 19 июня 2014 г.; № 09-3/1 от 12 июня 2013 г.; № 09-3/1 от 12 июня 2012 г.

[7] Там же.

[8] Мухамеджанов Э.Б., Тихонов Е. Указ раб.; В Москве всего 50 настоящих адвокатов (интервью с Барщевским М.Ю.) // http://advokat-ko.ru/2017/02/50-advokatov/#respond.

 

12 октября 2017, 09:55
Источник, интернет-ресурс: Сулейменова Г.Ж.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код