О нормативных постановлениях Верховного Суда РК и вопросы практики

 

Геннадий Нам - адвокат

Алматинской городской коллегии адвокатов

 

Вопросу о сущности и природе нормативного постановления Верховного Суда РК (далее - НП ВС РК) в Казахстанской правовой науке посвящено значительное количество работ и исследований, в которых высказываются разные мнения, порой и противоположные /1/. Тем не менее, споры продолжаются и каждая из сторон приводит все новые и новые аргументы в свою пользу.

НП ВС РК как один из источников права указан в п. 1 ст. 4 Конституции РК, а также в ч. 1 ст. 1 УК РК, в ч. 2 ст. 1 УПК РК, в ч. 3 ст. 1 КоАП РК и в ч. 2 ст. 1 ГПК РК. Однако в ГК РК (Общая часть) нет нормы аналогично тем, что перечислены в вышеуказанных кодексах (ст. 3 ГК РК). Также нет подобной нормы и в других кодексах. На сегодняшний день в Казахстане 18 кодексов. Количество же законов, в том числе и отраслевых, в которых также нет аналогичной нормы, не перечесть. Получается, что в нормах тех кодексов и законов, где отсутствует указание на то, что НП ВС РК является обязательным и составной частью права, он не применяется.

Примечательно и то, что согласно ч. 3 ст. 1 КоАП РК НП ВС РК распространяются только на «административно-деликтные правоотношения» и они «являются составной частью законодательства об административных правонарушениях». Если же следовать от противного то следует, что административно-процессуальные правоотношения, не являются составной частью законодательства об административных правонарушениях. Ныне же действующий КоАП РК содержит в себе одновременно как нормы административно-деликтные, так и нормы административно-процессуальные.

Некоторый свет на природу происхождения этого источника Казахстанского права, проливает Закон РК «О правовых актах» от 06 апреля 2016 г., который заменил собой прежний Закон РК «О нормативных правовых актах» от 24 марта 1998 г. В п. 3 ст. 5 этого закона записано, что «в нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан содержатся разъяснения по вопросам судебной практики». Данное положение вытекает из содержания ст. 81 Конституции РК в котором записано, что Верховный Суд РК является высшим судебным органом … «и дает разъяснения по вопросам судебной практики». Для меня это будет отправной точкой в последующих рассуждениях.

В силу легального определения НП ВС РК которое дано в Законе РК «О правовых актах», оно не является правовым актом, несмотря на то что именуется нормативным. Правовой акт по определению не может быть не нормативным, поэтому и не нуждается в дополнительном слове «нормативный». Таким образом можно сделать вывод, что постановление Верховного Суда РК, как было сказано выше, не является правовым актом. Однако чтобы выделить его и отличить от других постановлений выносимых высшей судебной инстанцией страны, назвали его нормативным.

Впервые, словосочетание «нормативное постановление» появилось в 1995 г. в связи с принятием второй Конституции РК. До этого, использовались понятия «Постановление Пленума Верховного суда СССР» и «Постановление Пленума Верховного суда Казахской ССР». При этом, эти постановления не признавались источником права, хотя усилия со стороны определенных ученых обосновывавших свое предложение, предпринимались. К слову, в России оно по прежнему именуется Постановлением Пленума Верховного Суда РФ, при этом источником права так и не признан. Данный вопрос был и остается дискуссионным. По своей сущности и правовой силе оно мало чем отличается от нашего НП ВС РК. В советском праве Постановления пленума Верховного суда СССР именовались руководящим разъяснением /2/. Предпринимались попытки некоторыми правоведами считать их своеобразным судебным прецедентом, с советской спецификой.

Так вот, данный документ назван нормативным потому, что он общий и адресован не конкретному судье (суду), а всем судьям судебной системы Республики Казахстан. В силу того что он нормативный для судей и судов, последние отдают приоритет ему, а не закону или другому правовому акту в своей практической деятельности.

Тем не менее, суды не всегда придерживаются НП ВС РК либо молчаливо игнорируют его. Так, например, когда стороны процесса, особенно адвокат-защитник, обращается к суду с ходатайством о признании того или иного доказательства недопустимым и исключить его из числа доказательств, при этом ссылаясь на НП ВСР КР «О некоторых вопросах оценки доказательств по уголовным делам» от 20 апреля 2006 г. суд игнорирует заявленное ходатайство, при этом никак не мотивирует принятое решение. Этим самым вызывает у адвоката-защитника и у других лиц, обоснованное недоумение относительно нормативности этого постановления. Более десятилетняя практика применения данного НП ВС РК показывает, что суды удовлетворяют ходатайства защитника о признании тех или иных доказательств недопустимыми только тогда, когда эти доказательства не влияют на исход дела. В случае же когда доказательства определяют исход дела и они необходимы для обоснования обвинительного приговора, суд отказывает в удовлетворении ходатайства, даже если оно будет трижды законным и обоснованным. При этом суд мотивирует свое решение так называемым своим «внутренним убеждением» (ст. 25, ч. 2 ст. 125 УПК РК).

Полагаю, в связи с принятием нового Закона РК «О правовых актах», положение п. 1 ст. 4 Конституции РК о том, что действующим правом является НП ВС РК, уже не является убедительным. Ведь разъяснение действующего законодательства, в не зависимости от того, кто ее дает, каким бы авторитетным лицом или органом оно не было, остается субъективным мнением. В нашем случае коллективным мнением судей Верховного Суда РК высказанным на пленарном заседании и оформленным от имени этого коллективного органа (субъекта). Разъяснение же, по определению не может быть источником права.

К слову, ранее пленарное заседание Верховного Суда РК, был судебной инстанцией (ст. 470-1, 470-2 УПК РК в редакции 1997 г.). Сейчас пленарное заседание как судебная инстанция Верховного Суда РК, не существует (глава 52 УПК РК в редакции 2014 г.). В данном вопросе автор настоящей статьи согласен с мнением М. К. Сулейменова, что НП ВС РК не может быть выше закона /3/. От себя добавлю, что НП ВС РК производное от закона или иного правового акта (статьи или института) которому дает соответствующее разъяснение. По моему мнению, авторы исследований о природе и сущности НП ВС РК несколько завышают его роль и значение, признавая одним из источником Казахстанского права /4/. С момента введения в Основной закон страны положения о том, что НП ВС РК является составной частью действующего права, его сущность не изменилась. Как до этого оно было Постановлением Пленума Верховного Суда Казахской ССР, т.е. руководящим разъяснением, таким оно и осталось. Только изменилось название в связи уходом в прошлое государства, породившей этот феномен.

Что такое правовой акт, общие требования к его содержанию, его виды, порядок принятия и опубликования изложены в п. 19 ст. 1, 3, главы 3, 7 и 8 Закона РК «О правовых актах». Все что не перечислено в нем, правовыми актами не являются. Круг субъектов (лиц) наделенных правом принятия правовых актов, четко очерчен и определен. Верховный Суд РК не входит в число лиц, который наделен таким правом. Он принимает не нормативные правовые акты, а постановления, которые именуются нормативным. Таким образом ясно одно, принимаемые Верховным Судом РК нормативные постановления не являются правовыми актами.

В связи с изложенным, мне представляется ошибочным включение в Закон РК «О правовых актах» о том, что НП ВС РК относятся не просто к нормативным правовым актам, а являются основными нормативными правовыми актами (пп. 5) п. 2 ст. 7). Если же НП ВС РК относятся к нормативным правовым актам, то почему они находится «вне иерархии нормативных правовых актов» (п. 5 ст. 10). Очередную порцию сомнения в понимании данного вопроса было внесено Конституционным законом РК «О внесении изменений и дополнений в конституционные законы Республики Казахстан по вопросам Высшего Судебного Совета, судебной системы и статуса судей» от 4 декабря 2015 г. согласно которому п. 1 ст. 17 Конституционного закона РК «О судебной системе и статуса судей Республики Казахстан» от 25 декабря 2000 г. изложена была в новой редакции - «Верховный Суд является высшим судебным органом по гражданским, уголовным и иным делам, подсудным местным и другим судам, осуществляет функции кассационной инстанции по отношению к ним и дает разъяснение по вопросам судебной практики». Спустя год, этот же п. 1 ст. 17 Конституционного закона изложен в новой редакции путем добавления в него предложения «посредством принятия нормативных постановлений». В данном варианте он существует сейчас /5/.

Полагаю, что законодатель сам запутался в этом вопросе, а поэтому столь противоречиво и не логично решает этот вопрос. Более того, поставлен знак равенства между понятиями «нормативное постановление» и «нормативным правовым актом». Но это не соответствует ст. 1 закона в котором дается легальное определение понятиям, используемых в тексте Закона РК «О правовых актах».

Здесь уместно также сказать, что в случае введения (имплементации) в нашу правовую систему института судебного прецедента, надобность в принятии Верховным Судом РК нормативных постановлений, отпадет. Эти два института из разных систем права, являются взаимоисключающими.

В связи с тем, что международные договоры и иные обязательства Республики, ратифицированные Казахстаном являются составной «частью действующего права Республики Казахстан» /6/ то встает вопрос, а полномочен ли Верховный Суд РК давать им разъяснение. Полагаю, что ответ очевиден. Нет, не полномочен. Международные договоры, ратифицированные Республикой Казахстан имеют приоритет перед национальным законами и иными правовыми актами. Поэтому они находятся вне юрисдикционной досягаемости Верховного Суда РК.

Перед автором статьи не стоит цель изучить природу и сущность принимаемых высшим судебным органом страны постановлений. Его задача более прозаична, дать правовую оценку некоторым НП ВС РК и найти ответы на вопросы, которые возникают на практике через призму Основного закона страны и Закона РК «О правовых актах».

Как было сказано выше, со ссылками на законы, в НП ВС РК содержится только разъяснения по вопросам судебной практики. Из этого следует, что по большому счету, в НП ВС РК содержатся толкование тех или иных норм законов и правовых актов которые применяются судами Республики Казахстан и по которым у судов нет единообразия в их понимании и применении. Верховный Суд обобщив ту или иную практику, дает им соответствующее толкование и разъяснение, как суды должны их понимать и применять. Причем толкование дается не доктринальное, а исходя из количественных величин (сколько судебных актов было вынесено за определенный промежуток времени и изучено судьей (судьями), которому поручено их изучить и обобщить). Из обобщенной практики определяется, какая тенденция складывается - позитивная или негативная. Конечно, то или иное постановление принимается с учетом мнения Научно-консультативного совета при Верховном Суде РК, однако последнее слово принадлежит судьям.

Так вот, если возвратиться к нашей теме, когда тот или иной закон отменен или потерял юридическую силу в связи с принятием нового закона, то теряют юридическую силу и соответствующие НП ВС РК в которых давалось разъяснение отмененному закону.

В НП ВС РК «О судебном приговоре» от 15 августа 2002 г. содержатся разъяснения по вопросам практики правоприменения УПК РК в редакции 1997 г. Последние изменения в это нормативное постановление были внесены НП ВС РК от 25 июня 2010 г. № 17. Далее, в период с 2010 г. и по 2014 г. в этот кодекс, в частности в главу 44 (Постановление приговора) и в главу 47 (Рассмотрение дела по апелляционной жалобе, протестам) было внесено значительное количество существенных изменений и дополнений /7/, которые не отражены и не учтены в НП ВС РК «О судебном приговоре». И последнее, 4 июля 2014 г. был принят новый УПК РК, который введен в действие с 1 января 2015 г. В нем сохранена последняя редакция УПК РК в редакции 1997 г., регламентирующая постановление приговора, тем не менее в ней имеются определенные отличия.

Из этого следует, что в НП ВС РК «О судебном приговоре» не содержатся разъяснения по вопросам судебной практики правоприменения нового УПК РК. В частности вопросов касающихся вынесения судами такого судебного акта, как приговор (обвинительный или оправдательный) (глава 46 УПК РК) и в особенности вынесения приговора судом апелляционной инстанцией (глава 49 УПК РК). К тому же, в эти главы кодекса внесены изменения и дополнения Законом РК от 11 июля 2017 г., которые весьма существенны. Полагаю, что за полных два года действия нового УПК РК Верховным Судом РК не обобщалась практика применения местными и приравненными к ним судами главы 46 УПК РК (Постановление приговора) и главы 49 УПК РК (Рассмотрение дел по апелляционным жалобам), по состоянию на день написания данной работы. Оно и понятно, чтобы дать то или иное разъяснение, необходимо обобщить судебную практику как минимум за 5 лет и то при условии, если имеются споры и разночтения в понимании той или иной нормы закона или правового института.

Вывод - данное НП ВС РК несмотря на то, что оно юридически не отменено (де юре), тем не менее оно фактически не подлежит применению (де факто).

До тех пор пока оно не будет официально отменено, суды будут продолжать им руководствоваться, тем самым множить вынесение неправосудных приговоров.

Автор настоящей работы столкнулся с этим фактом недавно, участвуя в уголовном деле рассмотренным одним из районных судов столицы /8/.

В ходе главного судебного разбирательства установлено, что квалификация деяния по которому подсудимая была предана суду и по которому гособвинитель настаивал признать ее виновной как при зачитывании обвинительного акта, в начале судебного процесса, так и в выступлении в прении, вменена была не правильно. Суд находясь в совещательной комнате вынес приговор, согласно которому, сославшись на п. 26 НП ВС РК «О судебном приговоре», по собственной инициативе переквалифицировал деяние подсудимой на другую статью УК РК, которая отличается от первоначальной. В своей апелляционной жалобе указывая на необоснованность применения судом этого нормативного постановления отметил следующее.

Во-первых, нормативное постановление устарело, в силу чего применять его было нельзя.

Во-вторых, новый УПК РК вопрос о переквалификации деяния подсудимого в главном судебном разбирательстве решает иначе, чем это было в предыдущем УПК РК.

В-третьих, Верховным Судом РК еще не обобщена практика правоприменения нового УПК РК, по вынесению приговоров (обвинительного или оправдательного), а поэтому каких-либо разъяснений никому, в том числе и всем судам РК, не дано. Здесь уместно сказать, что у Верховного Суда РК нет обобщенной практики для дачи судам разъяснения по вынесению оправдательных приговоров, поскольку суды их практически не выносят. Согласно статистическим данным, в стране выносится только 1 % оправдательных приговоров. И то, половина из этих оправдательных приговоров, выносится по делам частного обвинения.

Считаю также юридически не правильным, когда Верховный Суд РК вместо того, чтобы отменить полностью устаревшие нормативные постановления, вносят в них изменения и дополнения технического характера, т.е. статью отмененного закона заменяет на другую статью нового закона. И вот почему.

Во-первых, вновь принятый закон, например УПК РК или ГПК РК, несмотря на схожесть содержания норм и статей, тем не менее содержит в себе различия. Эти различия видны при внимательном и вдумчивом их прочтении и в сопоставлении с предыдущими кодексами.

Во-вторых, поскольку в соответствии с Конституцией РК и Законом РК «О правовых актах» на Верховный Суд РК возлагается задача разъяснять практику правоприменения, то прежде чем вносить какие-либо изменения или дополнения в старое нормативное постановление, надлежит обобщить практику судов по тому или иному вопросу который возникает или возник, в связи с принятием и применением нового закона. Определив ту или иную тенденцию (правильную или не правильную), затем дать разъяснение.

В-третьих, Верховный Суд РК принимает нормативные постановления только тогда, когда возникают расхождения в понимании и содержании тех или иных норм (статей) того или иного закона субъектами права и судами РК. Когда нет каких-либо споров и разногласий (разночтений) в понимании и применении той или иной статьи правового акта, надобности в принятии нормативного постановления в котором давалось бы соответствующее разъяснение, как точка зрения (позиция) Верховного Суда, нет.

Например, Верховный Суд РК отменил свое Нормативное постановление «Об экспертизе по гражданским делам» от 22 декабря 1998 г., поскольку в 2015 г. был принят новый ГПК РК, введенный в действие с 1 января 2016 г. Поскольку новой практики правоприменения еще нет, то правильно было принято решение отменить это нормативное постановление полностью, а не вносить в него изменения путем замены статей старого ГПК РК, на статьи нового ГПК РК. Как только возникнут спорные вопросы практики применения нового Закона «О судебно-экспертной деятельности» от 10 февраля 2017 г. в гражданском судопроизводстве, Верховным Судом РК будет принято новое нормативное постановление. По моему прогнозу, спорных моментов будет очень много, т.к. в законе много противоречий, двусмысленных положений и явных пробелов.

Внося те или иные изменения или дополнения в нормативные постановления, Верховному Суду также следует внимательно отнестись к цитированию или приведению содержания той или иной нормы закона либо названия текста закона. Так, например, в п. 3 НП ВС РК «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 26 ноября 2004 г. с изменениями, внесенным НП ВС РК от 31 марта 2017 г. записано, что «производство судебной экспертизы может быть поручено лишь лицам, указанным в части первой и второй статьи 273 УПК РК и в Законе Республики Казахстан от 10 февраля 2017 года № 44-VI «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан». Однако закон, регулирующий судебно-экспертную деятельность именуется Законом Республики Казахстан «О судебно-экспертной деятельности», т.е. без указания «в Республике Казахстан» в наименовании самого закона. Конечно, ошибка не значительная и она не влияет на содержание нормативного постановления, тем не менее, это показатель того, что нельзя механически заменять одну статью закона на другую, наименование одного закона, схожего по названию, на другой закон. Предыдущий закон от 20 января 2010 г. именовался Законом РК «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан». Но он уже утратил юридическую силу.

Не могу обойти вниманием и другие НП ВС РК, принятые в последнее время и вызвавшие не однозначную реакцию среди юристов - «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за прикосновенность к преступлению и пособничество в уголовном правонарушении» от 22 декабря 2016 г. и «О судебной практике по делам о мошенничестве» от 20 июня 2017 г.

Согласно п. 5 первого НП ВС РК на адвоката, как субъекта финансового мониторинга, предусмотренного Законом РК «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 28 августа 2009 г. (далее - Закон РК «О противодействии отмыванию») возлагается обязанность «представить в уполномоченный орган по финансовому мониторингу сведения и информацию о подозрительных операциях его клиента, которые могут быть направлены на легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, или финансировании терроризма либо иную преступную деятельность».

Так вот, по моему мнению, всю эту словесно-правовую конструкцию Верховный Суд РК придумал сам, исходя из того как им понимается Закон РК «О противодействии отмыванию», через призму института уголовного права о прикосновенности к преступлению и пособничеству в уголовном правонарушении и упоминанием об адвокатской тайне, предусмотренной в Законе РК «Об адвокатской деятельности» от 5 декабря 1997 г.

Таким образом, вывод о том, что адвокаты обязаны доносить на своих «клиентов» органу, осуществляющему финансовый мониторинг, с которым у него договорные отношения и он оказывает ему правовую помощь, сделан на основе доктринальных исследований, а не по результатам обобщения практики правоприменения по данным категориям уголовных дел. Такой практики нет, поскольку статистических данных за период с 2009 г. и по 2016 г. о привлечении адвокатов к уголовной ответственности за недоносительство в отношении своих доверителей, достаточных для обобщения и дачи соответствующего разъяснения, не имеется.

Что же касается второго НП ВС РК, то Верховный Суд РК фактически выйдя за пределы своих полномочий, наделил юридические лица, в частности банки, свойствами и признаками физического лица. Так, в соответствии с этим постановлением у банка можно похитить денежные средства, а также получить заем (кредит), которые не будут возвращены, путем обмана либо злоупотребления доверием. Подобным разъяснением существенно расширилось содержание ст. 190 УК РК и ей дан такой смысл и содержание, который не следуют из него. В результате такого подхода, вышеуказанное нормативное постановление вошло в противоречие с учением о юридических лицах, как искусственному образованию (неодушевленному субъекту права). У юридического лица нет и не может быть души /9/. Поскольку у него нет души, то его нельзя ни обмануть, тем более войти к нему в доверие, употребив во зло сложившиеся между физическим лицом и юридическим лицом, в нашем случае с банком, добрыми или дружескими отношениями, которые были основаны на симпатиях либо близости интересов, совместном времяпровождении, вере в порядочность и честность друг перед другом, продолжительной дружбой или знакомством и пр.

Другим примером того, что Верховный Суд РК принимает нормативные постановления не на основании обобщения судебной практики, а в результате каких-то правовых исследований, при этом не известных научному сообществу, является НП ВС РК «О праве доступа к правосудию и полномочиях Верховного Суда Республики Казахстан по пересмотру судебных актов» от 15 января 2016 г.

Как известно, переход на трехзвенную судебную систему произошло в 2015 г. В связи с этим, Законом РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам совершенствования системы отправления правосудия» от 31 октября 2015г. в действующее УПК РК, в частности в раздел 10 кодекса, были внесены большие изменения /10/. Эти изменения вступили в юридическую силу с 1 января 2016 г. Вместо суда надзорной инстанции, который был упразднен, введен суд кассационной инстанции Верховного Суда РК. Соответственно кассационная инстанция в областных/городских судах, упразднена за ненадобностью. Таким образом, с 1 января 2016 г. и по 15 января 2016 г. прошло всего 15 суток. За этот период времени никакой правоприменительной практики в Верховном Суде РК набраться не могло. Следовательно и давать разъяснение по вопросам практики по пересмотру судебных актов в суде кассационной инстанции Верховного Суда РК не имелось.

В связи с затронутой темой, хотел бы обратить внимание на такую проблему. Частью 2 ст. 486 УПК РК Председатель Верховного Суда РК, а также Генеральный прокурор РК наделены правом вносить в кассационную инстанцию представление или протест о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта как по собственной инициативе, так и по ходатайству заинтересованного лица. Например, по ходатайству адвоката, в интересах осужденного лица, с которым у него заключен договор (соглашение). Так вот, в течении какого времени (срока) эти лица должны рассмотреть поступившее к ним ходатайство и дать ответ, что ходатайство принято и они истребовали уголовное дело из соответствующего суда либо отказали. К сожалению, этот срок в кодексе не установлен, т.е. имеется пробел. Далее, а если Председатель Верховного Суда РК либо Генеральный прокурор РК внесут в кассационную инстанцию представление или протест, могут ли они в последствии отозвать представление или протест, до начала их рассмотрения по существу, без согласия лица, по чьей инициативе было начато кассационное производство. И опять таки, ответа на этот вопрос в кодексе не находим. И таких вопросов набирается множество.

Поскольку Верховный Суд РК принял вышеназванное нормативное постановление не на основании обобщенной судебной практики, то в нем отсутствуют и разъяснения по вопросам, которые озвучены.

Полагаю, Верховному Суду РК надлежит переосмыслить и пересмотреть складывающую практику расширительного разъяснения содержания тех или иных статей законов и правовых институтов действующего права. Он должен действовать в рамках правового поля очерченных Конституцией РК и Законом РК «О правовых актах» в вопросах принятия нормативных постановлений по тем или иным спорным вопросам практики, а не давать разъяснения на основе своих собственных правовых изысканий либо взглядов на те или иные вопросы действующего законодательства. Более того, эти взгляды не всегда совпадают со взглядами большинства населения страны. А если все таки нормативные постановления Верховного Суда РК является правовыми актами, причем нормативными, то подобным образом правовые акты приниматься не могут. В противном случае нужно признать, что в Казахстане существуют две ветви власти (Парламент и Верховный Суд РК), занимающиеся правотворческой деятельностью и принимающих нормативные правовые акты. Один - в виде законов, другой - в форме нормативных постановлений. Однако задача суда отправлять правосудие /11/, а не заниматься правотворчеством.

Таким образом понять сущность и природу происхождения правовой материи НП ВС РК и его место в системе права весьма сложно, поскольку соткано из противоречий и вызывающих сомнение положений.

Что же касается НП ВС РК «О судебном приговоре», то надлежит его отменить, поскольку своим существованием он вводит в заблуждение как судей, так и других лиц занимающихся правоприменительной деятельностью в сфере уголовной юстиции.

 

Список использованных источников.

 

1. См.: Сапаргалиев Г., Сулейменова Г. О характере нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан // Правовая реформа в Казахстане. 2003. № 4; Даулбаев А.К. Официальное нормативное толкование законов в Республике Казахстан: проблемы теории и практики. Автореферат дис. … канд. … юрид. наук. Астана, 2005; Мами К., Баишев Ж. О юридической природе нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан: Монография. Астана, 2009; Сулейменов М.К. Нормативные постановления Верховного Суда Республики Казахстан в системе источников права. Юрист. 2009. № 7. С. 13-17; Скрябин С.В. Юридическая природа нормативных постановлений Верховного Суда Республики Казахстан: Продолжение дискуссий // Юрист. 2009. № 11; и др.

2. См.: Судебная практика в советской правовой системе / Под ред. С.Н. Братуся. -М.: Юрид. лит. 1978. С. 29.

3. См.: Сулейменов М.К. Может ли нормативное постановление Верховного Суда быть выше закона? - ИС «Параграф».

4. См.: Ахметова Н.С., Бейсембеков Д. Правовая основа и юридическая сила нормативных постановлений Верховного суда Республики Казахстан. Вестник КарГУ. Серия Юриспруденция. Караганда. 2009.

5. См.: Конституционный закон РК «О судебной системе и статуса судей Республики Казахстан» от 25 декабря 2000 г. - ИПС «Адiлет».

6. См.: Пункт 1 ст. 4 Конституции РК. - ИПС «Адiлет».

7. См.: Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан в редакции от 13 декабря 1997 г. - ИПС «Адiлет».

8. См.: Приговор в отношении Т. по уголовному делу № 7135-17-00-1/497 от 17 ноября 2017г. вынесенный судом № 2 Есильского района г. Астаны. Сайт Верховного Суда РК.

9. См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2-х ч. Часть 1). По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902. М: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1997. С. 118-138; Гражданское право: в 2-х т. Том 1. Учебник / Ответ. ред. проф. Е.А. Суханов. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Издательство БЕК. 1998. С. 169-278; и др.

10. См.: Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан в редакции от 4 июля 2014 г. - ИПС «Адiлет».

11. См.: Раздел VII Конституции РК; Конституционный закон РК «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан». - ИПС «Адiлет».

7 декабря 2017, 16:53
Источник, интернет-ресурс: Нам Г.М.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код