В контексте прав обвиняемых

 

Линара Сактаганова

 

Несмотря на укрепление законности в уголовно-правовой системе, вопросы эффективной защиты прав подозреваемого и обвиняемого все еще остаются одной из актуальных проблем уголовного процесса. Ежегодно в Казахстане нарушаются права более 200 граждан, вовлеченных в орбиту уголовного преследования.

Вопросы создания эффективного механизма защиты прав граждан, вовлеченных в орбиту уголовного преследования, стали предметом дискуссии в рамках третьего Криминологического форума на тему: «Подозреваемый и обвиняемый: реально ли защищены их права?». Форум организован Академией правоохранительных органов при Генеральной прокуратуре в партнерстве с проектом Европейского союза «Совершенствование уголовного правосудия в Казахстане».

В обсуждении вопросов повестки дня приняли участие депутаты Парламента, руководители правоохранительных органов, представители научного и адвокатского сообщества, неправительственных организаций.

По словам организаторов, в Казахстане принимаются последовательные меры по созданию эффективного механизма защиты прав и свобод человека. Вместе с тем, несмотря на действующие требования закона, основополагающие права и свободы подозреваемого и обвиняемого соблюдаются далеко не всегда. И.о. ректора Академии правоохранительных органов при Генеральной прокуратуре РК Наиль Ахметзакиров обратил внимание на тот факт, что трехлетняя практика применения новых УК, УПК показывает отдельные недоработки правовых норм, усугубляющих положение некоторых участников уголовного процесса. Наряду с этим были отмечены важные меры по модернизации уголовного процесса.

- Как известно, Главой государства подписан закон, направленный на дальнейшую модернизацию уголовного процесса в контексте усиления защиты прав человека и повышения состязательности сторон, упрощения процедуры расследования. Что дает этот закон? Во-первых, усиление защиты прав человека, - подчеркнул Н. Ахметзакиров.

И.о. ректора Академии остановился на таких ключевых новеллах закона, как повышение состязательности сторон, расширение полномочий адвокатов, расширение судебного контроля, введение института приказного производства, распределение полномочий следователя, прокурора и суда, а также цифровизация уголовного процесса. При этом он отметил, что модернизация уголовного процесса на этом этапе не завершается, новые механизмы в уголовный процесс Казахстана будут внедряться с учетом потребностей времени и практики.

Директор Межведомственного научно-исследовательского института Академии правоохранительных органов при Генеральной прокуратуре Асхат Жумагали, говоря об актуальности вопросов соблюдения прав подозреваемого и обвиняемого, напомнил об этапах реформирования национального законодательства и создании в Казахстане правовых условий по защите прав подозреваемых и обвиняемых.

В то же время, по его словам, на практике допускаются нарушения, в том числе затрагивающие фундаментальное право на личную свободу. Так, за последние десять лет выявлено свыше четырех тысяч фактов необоснованного привлечения к уголовной ответственности, задержания или арестов. Как сообщил А. Жумагали, в среднем каждый год нарушались права порядка 247 граждан.

Тем не менее показатели текущего года говорят о снижении уровня нарушений конституционных прав на 41 процент в сравнении с прошлым годом. Основная причина, по словам спикера, заключается в декриминализации лжепредпринимательства и прекращении дел с гражданско-правовыми отношениями.

Как отмечалось, наибольшее число нарушений допущено полицейскими и спецпрокурорами. За десять лет свыше восьми тысяч человек незаконно задержаны и доставлены в правоохранительные органы, свыше тысячи человек необоснованно содержались под стражей. Ситуация изменилась с обновлением уголовно-процессуального законодательства - количество указанных нарушений значительно сократилось.

- На практике пересмотрены подходы к задержанию граждан, стали шире применять меры пресечения, не связанные с содержанием под стражей, - уточнил Асхат Жумагали.

Что касается фактов пыток, он сообщил, что пыткам подвергается каждый третий задержанный или подозреваемый, каждый десятый обвиняемый, свидетель либо осужденный. При этом в стране за последние пять лет наблюдается стабильный рост сообщений о пытках.

- За 2012-2013 гг. зарегистрировано 27 фактов пыток, в 2014 г. - 46, в 2015 г. - 116, в 2016 г. - 78, а за девять месяцев 2017 г. - уже 100. До суда доходит лишь каждое четвертое дело. Привлечены к уголовной ответственности 94 должностных лица, - сообщил А. Жумагали.

Был также составлен криминологический портрет должностного лица, применяющего пытки. Как правило, это сотрудник в возрасте от 21 до 29 лет, с высшим образованием. В большинстве случаев способом совершения пыток является избиение, психологическое насилие, угрозы и удушение. Две трети пыток совершается в целях получения признательных показаний, а остальные - в качестве наказания за совершенное преступление. Среди основных проблем противодействия пыткам отмечены низкий уровень обращения лиц в правоохранительные органы, неприменение мер безопасности к заявителям, несвоевременность проведения первоначальных следственных действий и т.д.

Еще одним видом нарушения прав подозреваемого является фальсификация, существенным инструментом которой стал институт примирения для повышения ведомственных показателей.

- Мы выявили, что в отношении одних и тех же лиц многократно, систематически заводятся уголовные дела, которые прекращаются за примирением сторон. Большинство дел по кражам, - добавил А. Жумагали.

По его мнению, для реальной защиты прав граждан, в том числе в уголовном процессе, нужно изменить психологию следователей, прокуроров, активно внедрять в их деятельность новые технологии и в целом совершенствовать уголовный процесс.

Директор Высшей школы права КазГЮУ Сергей Пен, в свою очередь, выразил мнение о том, что проблемы защиты прав подозреваемых носят комплексный характер и не всегда требуют законодательного вмешательства или препарирования.

- Проблема обвинительного уклона не кроется в технической реализации каких-то норм. Любая проблема, касающаяся подозреваемого или обвиняемого, затрагивает практически все институты уголовного процесса. Его нельзя рассматривать изолированно. Придумав текст новой статьи, мы разом не решим проблему обвинительного уклона, - считает С. Пен.

Он полагает целесообразным развивать новые подходы к изменению ментальности в органах уголовного преследования.

Судья Верховного Суда Лариса Шепелева считает, что участники уголовного процесса в Казахстане обладают достаточно широкими процессуальными правами, для того чтобы отстаивать свои интересы и выработать соответствующую позицию защиты.

- Говоря о том, что права подозреваемых и обвиняемых требуют корректировки, надо, прежде всего, иметь научно обоснованный прогноз, для того чтобы увидеть, к чему это приведет в будущем, в соответствии со всеми положениями уголовного процесса. Хаотичное преобразование уголовно-процессуального законодательства приведет к нарушению его стабильности. Поэтому надо иметь стратегически скоординированное видение внесения этих поправок, чтобы уголовный процесс работал именно в целях осуществления защиты прав граждан, - считает судья Верховного Суда.

По итогам дискуссий с учетом мнений всех заинтересованных сторон участники выработали ряд правовых и практических инициатив, направленных на укрепление законности, обеспечение прав подозреваемых и обвиняемых.

 

 

4 января 2018, 11:09
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАЊ»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript