Норма pro bono и решение Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) в деле Ван дер Мусселе

(Case Van Der Mussele v. Belgium, Application no. 8919/80 далее Решение)

 

Автор: А. Б. Веретельникова, адвокат АГКА

Магистр Кингс Колледжа Лондонского Университета (Kings College London, merit award), специалист в области международного права, в прошлом советник в Международном Уголовном Трибунале по бывшей Югославии, Гаага

 

Включение нормы «pro bono» в законопроект «О юридической помощи» явилась причиной жарких дискуссий и даже ссылок на дело Ван дер Мусселе против Бельгии, рассмотренное в Европейском суде по правам человека (далее - ЕСПЧ). Сторонники законопроекта, неполно и односторонне описывая выводы Европейского суда, резюмируют, что данная норма не нарушает законодательство о запрете принудительного труда. Предлагаю рассмотреть выводы Европейского суда по делу Ван дер Мусселе подробно, со ссылкой на параграфы самого Решения.

Дело Ван дер Мусселе было начато по жалобе стажера-адвоката (уже ставшего адвокатом на момент рассмотрения), который настаивал, что неоплачиваемая работа в период стажировки может приравниваться к принудительному труду, запрещенному Конвенцией по правам человека (далее Конвенция). ЕСПЧ пришел к следующему заключению: во-первых подверг критике сам факт неоплачиваемой работы (данная норма бельгийского законодательства впоследствии была изменена), во-вторых счел, что такая работа может быть приравнена к принудительному труду, поскольку наличествует угроза санкции при отказе стажера от ведения дела. В-третьих, Суд счел, что в рамках стажировки, такой бесплатный труд пропорционален (имеется в виду тест «пропорциональности», применяемый в делах по правам человека), поскольку в течение периода стажировки, будущий адвокат получает неоспоримые бонусы в виде опыта и возможности вступления в профессию. Но рассмотрим дело поподробнее.

Начну с того, что по законодательству Бельгии на период рассмотрения дела стажер адвоката был обязан проходить стажировку в течение трех лет (см. параграф (далее «пара») 15 Решения ЕСПЧ). Такой стажер, как и в Республике Казахстан, имел право - под руководством действующего адвоката - вести дела и даже выступать в суде, в то же время не имея полной процессуальной самостоятельности, то есть не будучи адвокатом до окончания прохождения стажировки ( со ссылкой на ст. 434 и ч 2 ст. 435 и 436 Судебного Кодекса/Code judiciare Бельгии (далее Кодекс), действовавшего в момент рассмотрения дела ЕСПЧ.

Согласно пара. 18 Решения ЕСПЧ, Ван дер Мусселе вел дело по назначению, где адвокат назначается государством для представления интересов лица, нуждающегося в бесплатной юридической помощи. По сложившейся практике на тот период времени, на «бесплатные» дела назначались преимущественно стажеры адвоката, которые должны были регулярно докладывать о своих действиях в соответствующую коллегию (Согласно ст. 455 действующего Кодекса). Согласно пара. 20 Решения ЕСПЧ, работа назначенных на такие дела стажеров, за редкими исключениями, не оплачивалась государством. Данная практика подверглась серьезной критике со стороны ЕСПЧ. Впоследствии статья 455 Кодекса была изменена, чтобы гарантировать оплату работы стажеров по делам по назначению из государственного бюджета (см. пара. 21 Решения ЕСПЧ).

Если за время стажировки (в основном к третьему году) стажер не проработал достаточное количество необходимых дел по назначению, соответствующая коллегия могла отказать в принятии его в ряды адвокатов. То есть ведение дел по назначению являлось, среди прочих обязательств стажеров, одним из важнейших этапов в прохождении стажировки.

На первый вопрос о том, можно ли отнести ведение бесплатных дел к принудительному труду, ЕСПЧ ответил - да, такое возможно. Несмотря на то, что отсутствовал фактор физического или морального принуждения, существовала угроза наказания за отказ от ведения дела. В своих рассуждениях ЕСПЧ, опираясь на определение Конвенции №29 Международной Организации Труда, рассудил, что угроза существовала, так как при отказе от выполнения работы, г-н Ван дер Мусселе столкнулся бы с законодательно прописанными санкциями, вплоть до исключения из рядов стажеров (пара 34 - 35 Решения ЕСПЧ, со ссылкой на пара. 19 Решения ЕСПЧ). Будучи исключённым из стажеров, Ван дер Мусселе потерял бы возможность вступить в ряды адвокатов. Суд посчитал такие последствия достаточными, для признания существования элемента «угрозы».

Учитывая, с другой стороны, что стажер самостоятельно и по собственному волеизъявлению, подписал договор с коллегией, знал о финансовых трудностях, предстоящих в период трехлетней стажировки, и так же знал о предстоящих преимуществах, например возможности набираться опыта, иметь право аудиенции в судах, за период стажировки наработать репутацию и соответственно будущую клиентуру. То есть, подписывая договор, он имел право выбора и этим воспользовался (пара. 36 Решения ЕСПЧ).

ЕСПЧ далее установил, что существования договора недостаточно, чтобы автоматически исключить признаки запрещенного принудительного труда. Обязательства по договору, при отсутствии оплаты, должны быть пропорциональны получаемым выгодам. Суд проанализировал факты дела и (большинством) решил, что тяжести стажировки были пропорциональны вышеуказанным выгодам от вступления в профессию и, таким образом, работа стажера по бесплатному делу являлась законной.

Данное дело никак не оправдывает желание заставить уже практикующего адвоката, уже вступившего в профессию и выполнившего, кроме прочих обязательств, год платной для него стажировки, продолжать в обязательном порядке работать бесплатно. Суд подверг критике сам факт бесплатного труда по назначению и данная норма бельгийского законодательства была впоследствии изменена. Во-вторых, по фактам дела, суд счел данную схему законной для стажеров, которым необходимо обучаться для входа в профессию.

Суд так же учел, что жалоба была подана только по одному делу, то есть стажер на это дело затратил (согласно пара. 39 Решения ЕСПЧ) около 17 часов рабочего времени. Если бы жалоба рассматривалась по большему количеству неоплаченных часов, или неоплаченных дел, это безусловно повлияло бы на вывод суда о пропорциональности наложенных обязательств. Такое же влияние могло оказать и отсутствие нематериальных выгод от обязательной работы по бесплатным делам. То есть при других обстоятельствах Суд мог счесть наложение такой обязанности непропорциональным, и, соответственно, противоречащим Конвенции о правах человека.

Следует отметить, что в Европейских юрисдикциях и США существует законодательное различие между услугами «pro bono» и оплачиваемой государством юридической помощью, то есть малообеспеченные слои населения поддерживаются государством, которое оплачивает работу адвокатов по назначению. Многие адвокаты так же, добровольно и без принуждения, оказывают юридическую помощь «pro bono», то есть консультируют бесплатно. В США, Европе и Великобритании бесплатная юридическая помощь «pro bono» так же оказывается стажерами, или студентами, под руководством специально организованных клиник в школах права или конторах, где проходит стажировка. Будущие адвокаты, таким образом, набираются опыта в профессии.

Обязанность государства реализовать конституционное право на обеспечение бесплатной юридической помощью не должно осуществляться путем нарушения другого конституционного права и идти вразрез с обязательством Республики Казахстан, согласно Международному пакту о гражданских и политических правах, на полный и абсолютный запрет принудительного труда. Более того, обязанность государств обеспечить право лиц, нуждающихся в бесплатной юридической помощи, не должна складывается на плечи одних только адвокатов.

 

7 февраля 2018, 10:11
Источник, интернет-ресурс: Веретельникова А.Б.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript