Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Действительно ли нужно законодательное усиление банковского надзора в Казахстане?

На данный момент НБ РК обладает всем необходимым арсеналом мер властного характера для эффективного осуществления контроля и надзора.

Фото : 26 февраля 2018, 16:25

Национальный банк РК заявляет о необходимости наделения его дополнительными полномочиями в сфере банковского надзора. В этих целях им разработан законопроект, который сейчас активно обсуждается банковским сообществом. Предполагается, в частности, наделить Нацбанк правом дачи мотивированного суждения (то есть оценочного субъективного мнения в ходе банковского контроля, выходящее за формализованные рамки закона), расширить инструментарий надзорного воздействия.

Обоснование такое: действующее законодательство не позволяет Национальному банку эффективно осуществлять контроль и надзор за банками, у него отсутствуют рычаги и механизмы, которые позволили бы предотвратить последствия плохого менеджмента и злоупотреблений банкирами.

На самом ли деле наш регулятор страдает недостатком властных полномочий? Действительно ли он обделен инструментарием для эффективного банковского надзора?

1. Анализ норм действующего законодательства позволяет усомниться в предлагаемом обосновании.

Вот лишь некоторые полномочия, которыми центральный банк страны обладает сейчас:

1. Нацбанк получает на постоянной (по некоторым видам отчетности - на ежедневной) основе десятки отчетов о текущей деятельности банков, которые позволяют оценить финансовое состояние того или иного банка.

2. Нацбанк не ограничен в полномочиях истребовать от банков любую информацию, сведения и документацию в рамках осуществляемого им контроля и надзора. Даже сведения, составляющие банковскую тайну.

3. Нацбанк дает согласие на крупное участие в банках, назначение руководящих работников. Если Нацбанк усмотрит в действиях руководящего работника банка нарушения, то согласие может быть отозвано. А это влечет за собой прекращение полномочий такого работника. Иначе говоря, Нацбанк обладает полным контролем над составом крупных акционеров и руководителей банков.

4. При ухудшении банком финансовых показателей, нарушении пруденциальных нормативов, нарушениях им законодательства Нацбанк вправе применить к банкам меры раннего реагирования, ограниченные меры воздействия либо санкции.

Имеющийся при этом диапазон воздействия на банки чрезвычайно широк: от истребования клятвенного обещания банка о недопущении нарушения до лишения лицензии. Предположим, Нацбанку полагает, что тот или иной банк увлекся рискованными операциями. В таком случае Нацбанк вправе вынести предписание о запрете осуществления такой операции. Есть угроза невозврата депозитов вкладчикам? Нацбанк по закону вправе ограничить принятие банком депозитов. Недостаточно собственного капитала банка? Нацбанк имеет полное право потребовать от банка и его акционеров его увеличения. Банк несет большие расходы из-за раздувшегося штата сотрудников? Регулятор вправе потребовать сокращения штатной численности банка!

Представители Национального банка даже вправе присутствовать на заседаниях коллегиальных органов Банка - полномочие вообще неслыханное и не имеющее аналогов среди других областей регулирования предпринимательства.

Ни в одной отрасли государственного управления уполномоченный государственный орган не обладает столь широкими полномочиями контроля и надзора, какими обладает Национальный Банк Казахстана в сфере управления банковским сектором.

2. Одним из ключевых предложений Нацбанка является инициатива о наделении регулятора правом дачи так называемых мотивированных суждений. Мною уже высказывалось мнение о преждевременности ее принятия. Вкратце напомню суть.

Мотивированное суждение - это субъективное мнение регулятора по определенному кругу вопросов деятельности банка второго уровня. Это мнение совсем не обязательно может быть связано критериями, установленными законом; регулятор дает оценку по собственному усмотрению.

Например, законом очерчен круг лиц, связанных с банком особыми отношениями. Конкретное лицо может формально не подпадать под эти признаки, однако Нацбанк вправе, тем не менее, посчитать лицо фактически связанным с банком; мотивированного суждения для этого окажется достаточно.

Директива Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2013/36/ЕС «О доступе к деятельности кредитных организаций и пруденциальном надзоре за кредитными организациями и инвестиционными фирмами», допуская наделение регулятора правом дачи мотивированного (профессионального) суждения, одновременно указывает, что объем их применения должен зависеть от возможностей регулятора осуществлять свои полномочия “ответственно, честно и постоянно”, а предоставляемые регулятору возможности должны уравновешиваться гарантиями прозрачности и разумности используемых регулятором процедур.

Это очень важная оговорка: регулятор вправе в строго определенных случаях применять мотивированное суждение, но с предоставлением соответствующих гарантий участникам рынка.

На мой взгляд, внедрение подобного инструмента надзора возможно при наличии следующих условий:

1) высокая степень доверия участников банковского рынка к центральному банку;

2) высокий уровень профессионализма его сотрудников;

3) прозрачность процедуры принятия мотивированного суждения;

4) наличие правового механизма его оспаривания;

5) юридическая ответственность регулятора за дачу ошибочного или неверного мотивированного суждения.

3. Еще один аспект, вызывающий настороженность. Очевидно, что усиление банковского контроля и надзора должно сопровождаться повышением уровня ответственности регулятора и его должностных лиц за реализацию своих полномочий. К примеру, нельзя исключить ошибочность мотивированного суждения, поскольку оно имеет субъективный оценочный характер. Но если мотивированное суждение ошибочно, тогда кто, как и в каком объеме должен нести ответственность? Предусматривают ли инициативы регулятора соответствующие меры ответственности?

К сожалению, нет. Законопроект предусматривает возмещение вреда лишь по некоторой категории решений Нацбанка, если таковые будут признаны незаконными (лишение лицензии, установление режима консервации и др.). Мотивированного суждения (равно как мер надзорного реагирования и некоторых других действий регулятора) среди них нет. Это создает неопределенность в вопросе ответственности регулятора и его работников за вынесение незаконного или ошибочного мотивированного суждения.

Кстати, участники банковского рынка ограничены в возможностях не только привлечения к ответственности регулятора за неверные мотивированные суждения, но и даже в возможностях обжаловать их в суд, в то время как в Российской Федерации (чей опыт тоже приводят авторы законопроекта) решения Комитета банковского надзора, связанные с мотивированными суждениями, могут быть обжалованы в арбитражный суд (ст. 64.1 Федерального закона “О Центральном Банке Российской Федерации”). Более того, арбитражный суд вправе приостановить действие обжалуемого решения до рассмотрения заявления по существу (ст. 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), в то время как казахстанский законопроект такую возможность исключает.

Сказанное указывает на недостаточную сбалансированность между предлагаемым усилением контрольно-надзорных функций и соответствующим уровнем ответственности регулятора в ходе их осуществления, а также уровнем правовой защиты интересов участников рынка.

Между тем, возможность применения наказания за ошибочные решения могло бы быть одним из элементов взвешенности при принятии мотивированного суждения, способов достичь требуемого баланса.

4. Инициативы о наделении финансового регулятора дополнительными полномочиями усиливают имеющийся явный перекос в сторону контрольно-надзорного (нерыночного) регулирования сектором. О действии принципа сдержек и противовесов в банковской сфере позабыто уже давно: центральный банк страны вправе устанавливать правила для участников банковского рынка, осуществлять контроль за их соблюдением и сам же вправе наказывать участников рынка за их несоблюдение. Добавьте еще боязнь банков обжаловать решения регулятора, дабы не портить отношения с ним - и вы получите картину тотального и всеобъемлющего в своей сфере властвования регулятора.

Опасность усиления полномочий финансового регулятора таится в потенциальной возможности манипулирования ими в угоду или во вред определенным группам. Концентрация столь неограниченных полномочий вкупе с отсутствием системы сдержек и противовесов, недостатком правовых механизмов защиты интересов участников рынка, ограничением ответственности регулятора и его должностных лиц за неверные и ошибочные решения или бездействие - всё это чревато подрывом доверия к системе управления банковской системой в целом.

Представляется, что на данный момент Нацбанк обладает всем необходимым арсеналом мер властного характера для эффективного осуществления контроля и надзора. Вопрос состоит лишь в наличии или отсутствии у регулятора политической воли его применения в целях эффективного, беспристрастного и законного регулирования банковской деятельности.

Даулет Абжанов, к.ю.н.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии