Почему наука топчется на месте?

 

Бахтияр Тохтахунов

 

Скандал, связанный с «непрозрачным» распределением научных грантов, не утихает и по сей день. Отметим, что аналогичная ситуация возникала еще в 2014 году, и причиной тому служила, по словам ученых, та же проблема «неправомерного» финансирования. В связи с этим вопросов к отечественной науке стало больше, а удовлетворительных ответов пока нет.

Согласно Закону «О науке» финансирование научной и научно-технической деятельности в Казахстане осуществляется в базовом, грантовом и программно-целевом виде. Госполитику в области науки определяют Правительство РК, Высшая научно-техническая комиссия (ВНТК), Национальные научные советы (ННС) и уполномоченные органы.

Распределением научных грантов в рамках программно-целевого финансирования занимаются непосредственно ННС, состав которых определяется Правительством. Именно ННС решают финансировать ту или иную заявку. При этом важно отметить, что ННС не являются структурными или подчиненными органами МОН РК, потому что их деятельность независима и автономна.

Мы решили узнать, почему подобные скандалы становятся формальностью, а отечественная наука топчется на месте. Насколько прозрачны процедуры распределения научных грантов и как оцениваются проекты ученых по приоритетным направлениям?

Айымгуль КЕРИМРАЙ,

научный сотрудник National Laboratory Astana, Nazarbayev University:

- К сожалению, вопросы, поднятые нами в письме к Президенту РК, все еще не решены. Главный вопрос, который мы подняли, - это несоответствие состава Национального научного совета требованиям законодательства, и этот вопрос до сих пор замалчивается Министерством образования и науки РК. Мы просим пересмотреть состав ННС и привести его в соответствие с Положением о национальных научных советах (Постановление Правительства Республики Казахстан от 16 мая 2011 года № 519), где четко отмечено, что казахстанские ученые, избираемые в составы советов, должны иметь индекс Хирша не менее 2 за последние пять лет, и в составы советов не входят руководители аккредитованных субъектов научной и/или научно-технической деятельности и их заместители, а также более одного работника из одной организации. В этой связи мы просим отменить решения ННС и создать независимую комиссию из неаффилированных к ННС лиц. На наше обращение к Президенту пока официального ответа не получили.

Предвзятость в ННС изначально не была исключена, так как в составы ННС вошли аффилированные лица и люди, не отвечающие требованиям Положения о ННС. Если ННС уверенно заявляют, что процедура оценки тех или иных проектов проходит строгую аудио- и видеофиксацию, скажу сразу, что полных версий аудио- и видеозаписей они нам, ученым и широкой общественности, не предоставляли. Видео- и аудиофиксация - это только техническое обеспечение самих заседаний. Кроме того, члены ННС не должны были рассматривать свои проекты. П. 42 Положения о ННС четко это оговаривает. Но председатель ННС по направлению «Информационные, телекоммуникационные и космические технологии, научные исследования в области естественных наук» признался, что голосовал за свой проект. С этого момента уже решения ННС нужно было отменять. Согласно Положению о ННС его члены должны были информировать советы об известном им конфликте интересов при рассмотрении конкретных вопросов и несут ответственность за объективность и обоснованность принимаемых советами решений по каждому установленному критерию оценки.

Согласно ст. 19 Закона «О науке» одной из основных задач ННС является оценка научной новизны, научно-технического уровня, перспективности, степени разработанности предлагаемых научных, научно-технических проектов и программ, экономической обоснованности запрашиваемого объема финансирования. Однако в ННС нет четких критериев отбора и балльной системы оценки проектов, соответственно процедура отбора проектов является непрозрачной. Причину отказа или одобрения каждого проекта ННС не представляют. Баллы международной экспертизы члены ННС игнорируют.

Если сравнивать работу ННС с международной экспертизой, то это небо и земля. Международная экспертиза намного качественней, так как эксперты-рецензенты - это ученые, которые подбираются по теме рассматриваемого проекта и имеют индекс Хирша не менее 5. Каждый проект оценивают три эксперта из данной сферы, по которым выставляется средний балл. Эксперты рассматривают проект в течение месяца и выдают заключения по нескольким критериям. Если сравнивать с экспертизой ННС, то многие члены ННС не являются специалистами по теме каждого проекта.

Председатель ННС «Информационные, телекоммуникационные и космические технологии, научные исследования в области естественных наук» сообщил, что его проекты лучшие и получили финансирование, так как разработки его института представлены на выставках KADEX, KAISAR, однако это совсем не показатель хорошего проекта. Таким образом, отсутствие какого-то заранее утвержденного Правительством списка актуальных тем, четких критериев дает большой простор для «маневров» членам ННС в свою пользу. Как показала статистика одобренных проектов, существенная доля финансирования ушла именно в институты членов ННС, несмотря на относительно низкие баллы проектов по международной экспертизе.

Помимо этого, поступала информация от некоторых подписавшихся, что их приглашают на беседу и просят отозвать подписи. Некоторые, как мы поняли, так и поступили. Поэтому из обращения были исключены подписи четырех человек. В настоящий момент осталось подписавшихся 173 человека. Некоторые открыто выступают в социальных сетях, что есть давление на кого-то из подписавшихся.

Бахытжан САТЕРШИНОВ,

д.ф.н., зав. отделом Института философии, политологий и религиоведения КН МОН РК:

- Как вы знаете, в ННС существует семь приоритетов. Это совет рационального использования природных ресурсов, в том числе водных ресурсов; геология, переработка, новые материалы и технологии, безопасные изделия и конструкции, совет энергетики и машиностроения, совет информационных, телекоммуникационных и космических технологий, научных исследований в области естественных наук, совет по науке о жизни и здоровье, совет по научным основам «Мәңгілік Ел» (образование XXI века, фундаментальные и прикладные исследования в области гуманитарных наук), совет устойчивого развития агропромышленного комплекса и безопасности сельскохозяйственной продукции и совет по национальной безопасности и обороне (без грифа секретности).

Мы относимся к ННС по научным основам «Мәңгілік Ел», где председателем совета является Геннадий Гамарник, а я являюсь заместителем. У нас в составе 25 человек. На период конкурса самое большое поступление заявок было в нашем приоритете. Было принято постановление рассмотреть все эти заявки с 16 баллов, это порядка 1400 заявок на выделенную сумму около 0,5 млрд тенге. И все равно было существенное сокращение финансирования от изначально заявленной суммы, это порядка 10-20 процентов. Этого хватило на 235 проектов. До проведения общего собрания всем членам рассылается список объектов государственной научно-технической экспертизы (ГНТЭ) и ее официальные заключения. Повестка дня предстоящего заседания ННС также заранее анонсируется среди всех участников. Решения о финансировании или отклонении научных проектов принимаются на заседаниях ННС, которые проводятся путем созыва всех членов либо посредством организации интернет-конференции в режиме реального времени. Для принятия решений обязательно наличие кворума - не менее двух третей от числа членов совета, это порядка 17-19 человек, примерно. Им раздаются все 1400 проектов. Эксперты проекты внимательно рассматривают, изучают, обосновывают значимость и только потом рекомендуют их либо не рекомендуют. То есть после этих процедур уже определяется, допускать тот или иной проект к финансированию, либо не допускать. Таким образом, мнения экспертов внимательно выслушиваются. Вся эта процедура проходит строгую видео- и аудиофиксацию, там присутствует полная прозрачность, потому что это прописано в нормативных правовых актах. Все эти протоколы голосования хранятся в Национальном центре государственной научно-технической экспертизы.

Если у кого-то имеется свой собственный проект, он автоматически удаляется от обсуждения. Возникновение какой-либо предвзятости или лоббирования собственных проектов полностью исключено. В завершение оценочных процедур все утвержденные приоритетные проекты проходят полное обсуждение на тайном голосовании. Потом решения ННС об одобрении или неодобрении научной заявки в виде выписки передаются в Комитет науки МОН РК.

Что касается споров о том, что тендеры выигрывают проекты, которые набирают наименьшие баллы, скажу сразу, что это не так. Естественно, мы пропускаем только те проекты, которые отличаются своей новизной и оригинальностью, даже если эксперты ставят низкие баллы. Там все это учитывается. Вы ведь сами знаете, что ученые - это такой народ, где каждый считает свой проект самым лучшим и архиважным. Аналогичные жалобы были и три года назад. Не знаю, как в других приоритетах, но в нашем все прозрачно и объективно.

Сагади БУЛЕКБАЕВ,

д.ф.н., профессор КазУМОиМЯ им. Абылай хана:

- Я скажу в целом о науке. Состояние науки определяется ее востребованностью со стороны общества. Если экономика и производство нуждаются в ней, то, как правило, наука развивается правильно. Но если нет реальной потребности в научных идеях и конкуренции, то положение науки будет таким же, как в нашем современном обществе. Из мировой практики известно, что если на науку выделяется около одного процента от ВВП страны, это показатель того, что она находится на уровне деградации. Как правило, средней нормой или достаточно удовлетворительным считается два процента от ВВП. Во многих развитых странах на науку выделяется гораздо больше финансирования, где-то порядка 2,5 - 3,5 процента. Бывают страны, где на науку выделяется еще больше. Отмечу, в этих странах не менее половины суммы поступает со стороны бизнеса, который выделяет серьезные средства на науку и научные разработки из-за высокой конкуренции в экономике и производстве. В этом отношении в Казахстане, конечно, имеются проблемы. По официальным данным, у нас в стране на науку выделяется, если не ошибаюсь, порядка 0,22 процента от ВВП. Отсюда и соответствующий уровень отечественной науки. Ко всему этому в РК в качестве образца для развития науки берут американскую модель развития. Как известно, в США образование, наука и производство взаимосвязаны в процессе. Потому что там научно-исследовательские институты находятся при университетах и все их проекты напрямую связаны с экономикой самой Америки. Но в этой стране идет жесткая конкуренция как внутри страны, так и за рубежом. Из-за этого у них высокие потребности в научных разработках, инновациях и технологиях. Их студентам в отличие от наших преподают люди, которые делают реальную науку. Когда американские или европейские студенты заканчивают обучение, их знания находятся на уровне современных технологий. То есть они могут работать в любой системе производства. Для аналогии приведу пример: когда экс-председатель Нацбанка РК Г. Марченко брал себе на работу способных ребят после окончания вуза, он заставлял их заново проходить некоторые курсы, потому что знания этих выпускников не соответствовали требованиям современной банковской системы.

Если говорить о состоянии и уровне отечественной науки в общем контексте, то это состояние вполне и закономерно обусловлено тем, что наша экономика имеет своеобразный структурный перекос, в ней доминирует сырьевой сектор, который фактически не заинтересован в развитии науки. Здесь имеется в виду то, что уровень науки и образования определяется в конечном счете потребностью в них экономикой и производством. Также, на мой взгляд, развитие нашей науки во многом зависит не от МОН РК и других ведомств, потому что есть более глубинные и фундаментальные основания, которые определяют логику развития данных процессов. Сегодня мир стал взаимосвязанным в связи с глобализацией, и в этой системе правила игры диктуют те корпорации, которые контролируют мировые финансовые средства. В контексте этих процессов может быть понятен реальный смысл Болонской системы образования, внедренный в Казахстане. Но это уже другой вопрос.

С нашими вопросами мы также обратились и в АО «Национальный центр государственной научно-технической экспертизы» г. Алматы с официальным запросом. И вот что они ответили:

«Касательно процедуры проведения оценки проектов. В соответствии с правилами Процедура рассмотрения научных заявок состояла из двух этапов: оценки международными и казахстанскими экспертами и принятия окончательного решения Национальными научными советами (ННС).

Международная и казахстанская экспертиза оценивала общий подход заявителей к реализации проекта, при этом это лишь составная часть общей комплексной оценки конкурсной заявки. ННС при рассмотрении каждой заявки на грантовое финансирование, а также при рассмотрении целевых научных, научно-технических программ выносят решения о финансировании либо отказе в финансировании в соответствии с приоритетами государственной политики, целесообразности проектов, возможности их прикладного применения и ряду других факторов.

В соответствии с Законом РК «О науке» (п. 6 ст. 3) состав ННС определяется Правительством РК, в него включены представители отраслевых министерств и ведомств в соответствии с их предложениями. Впервые 51 процент от общего состава ННС составили представители бизнес-сообщества, Национальных компаний и управляющих холдингов, которые были включены в том числе по предложению НПП «Атамекен».

Советы являются коллегиальным органом (ст. 19 Закона РК «О науке»), их деятельность независима и автономна. Важно отметить, что ННС не является структурным или подчиненным органом Министерства образования и науки РК.

Следует подчеркнуть, что в целях обеспечения прозрачности и транспарентности принимаемых решений все заседания национальных научных советов проходили с видеофиксацией и впервые обзоры заседаний Советов были размещены на информационных ресурсах и доступны на сайте Национального центра государственной научно-технической экспертизы по адресу http://www.ncste.kz. Не менее важным явилось внедрение процедуры «тайного» голосования, позволившей исключить давление внутри ННС и влияние на итоговый голос члена совета.

Касательно распределения грантов. АО «Национальный центр государственной научно-технической экспертизы» не уполномочен заниматься распределением грантов, это не является компетенцией общества.

Общество осуществляет работу по организации государственной научно-технической экспертизы, является рабочим органом Национальных научных советов и не имеет отношения непосредственно к распределению грантового финансирования».

11 марта 2018, 11:20
Источник, интернет-ресурс: Медиа-корпорации «ЗАЊ» , Тохтахунов Б.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript