Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

Залог и конфискация: Позиция законодателя по этой проблеме нелогична

Почему интересы третьего лица (залогодержателя) учитываются в одних случаях принудительного отчуждения права собственности, но не учитываются в других, остается риторическим.

Фото : autolegal.ru14 марта 2018, 11:47

Один мой приятель столкнулся с крайне неприятной ситуацией. В свое время он одолжил приличную сумму денег коллеге под залог автомашины. Причем оформил все правильно: и договор займа был составлен, и договор залога авто, да еще и с нотариальным оформлением. Однако своих денег мой приятель так и не получил назад.

Его заемщик был позже признан виновным в каком-то преступлении и по приговору суда автомашину, которая была предметом залога, конфисковали в доход государства. И с заемщика ничего уже не возьмешь, и за счет залога погасить долг невозможно. С подобной ситуацией сталкиваются банки по кредитам, обеспеченным залогом имущества, которое позже подпадает под конфискацию.

Далеко не всегда можно поставить в вину кредитора его неосмотрительность: возможности проверить буквально всю подноготную должника/залогодателя, предусмотреть риски привлечения контрагента к уголовной ответственности порой ограничены.

Неужели действительно в описанном мною случае кредитор утрачивает право на залог?

Увы, но это так. Согласно пункту 2 статьи 324 Гражданского кодекса Республики Казахстан в случаях, когда имущество, являющееся предметом залога, изымается у залогодателя в виде санкции за совершение уголовного правонарушения, залог в отношении этого имущества прекращается.

Не поможет ни норма статьи 299 ГК о преимущественном праве залогодержателя перед другими кредиторами получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества, ни норма статьи 323 ГК о принципе следования права залога за вещью.

Во-первых, конфискация - это мера уголовно-правовой ответственности, к регулированию которой гражданско-правовые отношения неприменимы.

Во-вторых, едва ли можно считать государство, в пользу которого конфисковывается имущество, кредитором, поскольку гражданско-правовое обязательство как таковое отсутствует.

Наконец, в-третьих, есть прямое указание закона, приведенное выше.

Насколько можно считать справедливым такой подход законодателя?

Мне представляется это крайне несправедливым и даже вредным для развития имущественного оборота в стране.

Прежде всего, следует уяснить, в чем заключается суть конфискации. Конфискация - это уголовно-правовая санкция, наказание, которому государство подвергает преступника. Единственным лицом, которое призвано испытать негативные последствия его применения, должно быть лицо, совершившее уголовное правонарушение. Однако, прекращая право залога на предмет конфискации, законодатель посягает не только (и не столько) на имущественные интересы преступника - залогодателя, но и на интересы залогодержателя. Если утрата права собственности при конфискации в отношении преступника хоть как-то поддается объяснению (это же мера наказания!), то почему страдают интересы третьих лиц (кредиторов, залогодержателей) - совершенно непонятно.

Или государство, приобретая право собственности на конфискуемое имущество, желает получить его, что называется, очищенным, без всякого обременения? Но согласиться с таким обоснованием тоже нельзя. Во-первых, государство, применяя конфискацию, на самом деле не преследует цель приобретения права собственности. Цель, как указывалось выше, совсем другая - наказать. Имущество достается государству в виде бонуса. Во-вторых, подобное “очищение” противоречит норме статьи 6 Конституции, гарантирующей равную защиту государственной и частной собственности.

Ведь получается, что при смене права частной собственности на предмет залога право залога не прекращается (действует принцип следования), а при переходе в государственную собственность посредством конфискации право залога прекращается. Налицо неравенство в механизме защиты частной и государственной собственности.

Несправедливой и нелогичной выглядит позиция законодателя по данной проблеме в сравнении с последствиями других способов приобретения государством права собственности помимо воли предыдущих собственников - изъятия для государственных нужд, национализации или конфискации. В этих случаях интересы залогодержателя относительно защищены, поскольку закон распространяет право залога на предоставляемое взамен имущество (взамен изымаемого имущества дали другое равноценное имущество - залогодержатель автоматически приобретает право залога на новое имущество).

Ничего подобного, как мы знаем, в случаях конфискации закон не предусматривает. Вопрос о том, почему интересы третьего лица (залогодержателя) учитываются в одних случаях принудительного отчуждения права собственности, но не учитываются в других, остается риторическим.

Еще одно немаловажное негативное последствие - нестабильность имущественных отношений. Утрата права залога по любому основанию (в том числе вследствие конфискации имущества) создает угрозу стабильности гражданских правоотношений. Кредитор (залогодержатель) должен быть уверен в том, что он получит удовлетворение из стоимости заложенного имущества. Чем увереннее кредитор в возврате долга, тем охотнее он прокредитует должника. Только при таком условии возможна эффективная система кредитования в стране.

Однако правило о прекращении залога по причине конфискации имущества подрывает такую уверенность у участников имущественного оборота. Более того, такое положение вещей породило у кредиторов опасения в разумности применения такого способа защиты своих интересов, как обращение в правоохранительные органы (даже в случаях явного криминала в действиях должников). К примеру, банки в ряде случаях предпочитают не заявлять о привлечении к уголовной ответственности мошенников, поскольку рискуют остаться без залога, если суд применит конфискацию предмета залога (что не исключается, например, в отношении имущества, приобретенного на заемные деньги).

Таким образом, закон, прекращая право залога на конфискуемое имущество, с одной стороны, несправедлив в отношении залогодержателя и, с другой стороны, создает необоснованное преимущество (привилегию) государству, получающему в собственность имущество без какого-либо обременения правами третьих лиц. Помимо этого, он создает угрозу устойчивости имущественного оборота.

Решением указанной проблемы на законодательном уровне могло бы стать установление в подобных ситуациях правила следования права залога за вещью. Иначе говоря, право залога должно сохраняться в случае перехода предмета залога в собственность государства вследствие конфискации за совершенное уголовное или административное правонарушение.

Аналогичное правило действует в Российской Федерации, правда, только в отношении ипотеки недвижимости (статья 41 Федерального закона РФ “Об ипотеке (залоге недвижимости)”. В отношении иных видов залога действует правило о прекращении залога при конфискации, что критикуется российскими правоведами (очевидно, что один принцип разрешения вопроса должен распространяться на все виды залога). Действительно, половинчатое решение проблемы, но хотя бы так интересы залогодержателя там защищены.

У нас же покамест нет даже и этого.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии