Право на арбитражную защиту

 

Климкин С.И., к.ю.н., профессор Каспийского университета,

арбитр Казахстанского международного арбитража,

Международного арбитража «IUS»,

Арбитражного центра НПП РК «Атамекен»

 

Просматривая № 3 (72) за 2016 г. журнала «Право и государство», заинтересовался статьей Акимбековой М.А. и Мороз С.П. «Вопросы признания и исполнения решений иностранных арбитражных и государственных судов по инвестиционным спорам в Республике Казахстан», в которой обнаружил суждение, показавшееся мне крайне примечательным.

Авторы пишут: «Главными преимуществами этих судов (арбитражей - примечание наше - С.К.) является доверие к ним населения и бизнеса в связи с тем, что каждая сторона вправе предложить в состав суда своего представителя из числа действующих судей данного суда, который может обстоятельно изложить составу суда все аргументы и позицию представляемой стороны» (с. 52 указ. журнала).

При этом в конце абзаца без каких-либо «кавычек» делается ссылка на статью М.С. Нарикбаева «Послание Президента Республики Казахстан 2012 года - программа дальнейшей модернизации государства» (Право и государство, № 1 (54), 2012 г.).

В этой связи остается неясным, кто является действительным автором приведенного суждения: М.А. Акимбекова и С.П. Мороз или покойный руководитель известного казахстанского ВУЗа?

Что же касается существа данного тезиса, то ошибочность понимания значения и процедуры избрания состава арбитров сторонами договора (контракта) очевидна.

Так, подпунктами 3), 5) статьи 5 Закона РК «Об арбитраже» установлено, в том числе, что арбитражное разбирательство осуществляется с соблюдением принципов независимости, означающей, что арбитры и арбитражи при разрешении переданных им споров независимы, принимают решения в условиях, исключающих какое-либо воздействие на них, и справедливости, означающей, что арбитры и арбитражи при разрешении переданных им споров и стороны арбитражного разбирательства должны действовать добросовестно, соблюдая установленные требования, нравственные принципы общества и правила деловой этики.

Частью первой п. 1 ст. 13 Закона РК «Об арбитраже» предусматривается, что арбитром избирается (назначается) физическое лицо, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела, являющееся независимым от сторон.

В соответствии с подпунктом 2) п. 2 ст. 17 этого Закона, одним из оснований для отвода арбитра может быть то, что он или тесно связанное с ним лицо является руководителем юридического лица, его филиала или представительства, являющегося стороной спора, или иным образом представляет сторону или иное лицо, которое может ожидать значительной выгоды или ущерба в зависимости от результата рассмотрения спора.

Таким образом, арбитр, рассматривающий дело, не имеет права быть любым образом заинтересованным в его исходе под страхом отвода, лучше - самоотвода. Неаффилиированность и компетентность - неполный перечень предъявляемых к арбитру требований.

Вероятно, и этим обстоятельством объясняется стремление добросовестных (порядочных) участников гражданских правоотношений включать в договоры арбитражную оговорку с указанием конкретного арбитража с тем, чтобы в случае спора рассчитывать на вынесение законного и справедливого (эти две категории дополняют друг друга) решения.

Тем не менее, даже при вынесении, казалось бы, законного и справедливого арбитражного решения существует опасность его отмены государственными судами.

Перечень оснований для отмены арбитражного решения предусмотрен статьей 52 Закона РК «Об арбитраже».

В рамках настоящей статьи представляет интерес подпункт 2) п. 2 указанной статьи, согласно которому арбитражное решение отменяется судом в случае определения, что спор, по которому вынесено арбитражное решение, не может являться предметом арбитражного разбирательства по законодательству Республики Казахстан.

В соответствии с пунктами 8-10 ст. 8 Закона РК «Об арбитраже», арбитражу не подведомственны и он не вправе рассматривать споры, по которым затрагиваются интересы несовершеннолетних лиц, лиц, признанных недееспособными или ограниченно дееспособными, о реабилитации и банкротстве, споры между субъектами естественных монополий и их потребителями, между государственными органами, субъектами квазигосударственного сектора, споры, возникающие из личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, споры между физическими и (или) юридическими лицами Республики Казахстан - с одной стороны и государственными органами, государственными предприятиями, а также юридическими лицами, пятьдесят и более процентов голосующих акций (долей участия в уставном капитале) которых прямо или косвенно принадлежат государству, - с другой, при отсутствии согласия уполномоченного органа соответствующей отрасли (в отношении республиканского имущества) или местного исполнительного органа (в отношении коммунального имущества).

Однако судебной практике известны случаи, когда суды расширяли указанный перечень изъятий из подведомственности споров арбитражам. Так, судья апелляционной судебной коллегии по гражданским делам Алматинского городского суда (не станем называть его имени), отменяя решение Международного суда «IUS» об обращении взыскания на заложенное имущество, указывает в своем Определении № 7599-17-00-2а/9721 от 18 января 2018 г., в том числе, следующее (редакция сохранена, поэтому текст помещен нами в «кавычки»):

«Согласно пункта 3 статьи 26 Конституции - никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда.

Согласно пункта 1 Постановления Конституционного Совета Республики Казахстан «Об официальном толковании пункта 3 статьи 26 Конституции Республики Казахстан» от 16 июня 2000 года - при уяснении и применении пункта 3 статьи 26 Конституции Республики Казахстан необходимо исходить из того, что лишение кого-либо имущества иначе как по решению суда может иметь место только в предусмотренных законом случаях.

Анализируя положения Конституции с учётом данными им толкованиям Конституционным Советом Республики Казахстан, суд полагает, что обращение взыскание на заложенное по договору займа недвижимое имущество должно осуществляться в соответствии с установленными законом нормами, регулирующими данный вид правоотношений.

<…> Согласно пункта 1 статьи 21 Закона «Об ипотеке недвижимого имущества» - реализация ипотеки в судебном порядке производится в соответствии с решением суда по иску залогодержателя.

Суд апелляции полагает, что указание в законе на возможность обращения взыскания на заложенное имущество в судебном порядке означает реализацию данного имущества только по решению суда. К судебной системе Республики Казахстан согласно статьям 75 и 76 Конституции не относятся арбитражные суды, и они не вправе выносить решения от имени Республики Казахстан, тем самым законом установлено ограничения правомочия арбитражей на разрешение вопроса по обращению взыскания на заложенное по договору займа недвижимое имущество.

<…> Таким образом, определение районного суда подлежит отмене, так как вопрос обращения взыскания на заложенное недвижимое имущество не может являться предметом арбитражного разбирательства по законодательству Республики Казахстан».

Как видим, судья, мотивируя свое Определение, руководствовался принципом «если не разрешено, то запрещено». Однако такой подход идет в разрез с принципом, заложенным в статье 8 Закона РК «Об арбитраже», в которой указаны категории не подведомственных арбитражу споров.

Статьей 9 ГК РК установлено, что защита гражданских прав осуществляется судом, арбитражем. При этом в ГК РК (Общая часть), помимо названной статьи, мы обнаружили лишь одно упоминание об арбитраже - в пункте 5 статьи 156 «Биржевые сделки», а в ГК РК (Особенная часть) арбитраж вообще не упоминается.

Думается, что с целью разъяснения вопроса о соотношении терминов «суд» и «арбитраж» в проекте нормативного постановления Верховного Суда РК «О внесении изменений и дополнений в нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 10 июля 2008 года № 2 «О некоторых вопросах применения законодательства о товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» содержится следующее положение: «В соответствии с частью первой статьи 27 ГПК корпоративные споры отнесены к подсудности специализированных межрайонных экономических судов и подлежат рассмотрению в порядке искового производства. При наличии арбитражного соглашения корпоративный спор может быть передан на рассмотрение арбитража в соответствии со статьей 8 Закона Республики Казахстан от 8 апреля 2016 года № 488-V «Об арбитраже».

И это при том, что, опять же, в Законе РК «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» слова «суд», «судебный» в различных падежах применяются не менее 29 раз, а «арбитраж» или иные, производные от него, слова - ни разу.

Данное обстоятельство имеет лишь одно объяснение: термин «суд» используется как родовое понятие, «арбитраж» - как видовое. И всегда, когда речь в том или ином нормативном правовом акте идет о суде, имеется в виду и арбитраж, за изъятиями, предусмотренными ст. 8 Закона РК «Об арбитраже».

 

 

 

 

 

12 апреля 2018, 17:23
Источник, интернет-ресурс: Климкин С.И.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript