Новости
В других СМИ
Загрузка...
Читайте также
Новости партнеров

С какого момента денежное обязательство считается исполненным?

Сложнее в ситуациях, когда речь идет о безналичных переводах, да еще и с привлечением банка-посредника.

Фото : krisha.kz28 мая 2018, 12:16

Когда одна сторона обязана оплатить другой стороне деньги за товар (работы, услуги), важно понимать, в какой момент это денежное обязательство считается исполненным.

1. Если речь идет о расчетах наличными деньгами, то тут относительно все просто - денежное обязательство считается исполненным в момент получения бенефициаром (то есть продавцом, подрядчиком, исполнителем), наличных денег.

Если же расчеты между сторонами осуществляются посредством вручения чека или векселя, то денежное обязательство считается исполненным не с момента их вручения бенефициару, а с момента получения денег бенефициаром по чеку, векселю.

2. Сложнее в ситуациях, когда речь идет о безналичных переводах, да еще и с привлечением банка-посредника. Например, покупатель рассчитывается за товар посредством предъявления в свой банк платежного поручения. Предположим, что в расчетах еще участвует третий банк – посредник. Внизу расположена схема движения денег:

Итак, в какой момент денежное обязательство покупателя можно считать исполненным:

● когда он предъявил платежное поручение в свой банк и деньги списаны с его счета (этап 1)?
● когда деньги поступили в банк – посредник (этап 2)?
● когда банк – посредник перевел деньги в банк бенефициара (этап 3)?
● или когда деньги зачислены на банковский счет бенефициара (продавца) (этап 4)?

Согласно статье 55 Закона Республики Казахстан «О платежах и платежных системах» платеж (то есть исполнение денежного обязательства) считается завершенным с момента поступления денег на счет бенефициара и совершения соответствующей бухгалтерской записи по его счету (проще говоря, речь идет о зачислении (поступлении) денег на счет бенефициара). В нашей схеме это этап 4 .

Это очень важное правило, которое позволяет разрешить разные спорные ситуации при расчетах.

Допустим, деньги поступили в банк – посредник, у которого вдруг приостановили лицензию на совершение переводных операций. Деньги, как говорится, «зависли». Поскольку платеж так и остался незавершенным, денежное обязательство покупателя считается неисполненным, и продавец вправе требовать от покупателя его исполнения. Покупатель (отправитель денег) не вправе ссылаться на то обстоятельство, что с его счета деньги ушли; ему придется повторно платить из других источников, требуя при этом от своего банка возврата ранее перечисленных сумм (в свою очередь, у банка отправителя денег возникает право требования возврата ранее переведенных денег от банка – посредника).

3. Стоит заметить, что вышеуказанное правило является императивным, то есть стороны не вправе установить иной момент, когда денежное обязательство по гражданско-правовому договору считается исполненным. Кстати, в этом отличие от ранее действовавшего Закона РК «О платежах и переводах денег» 1998 года, пункт 3 статьи 24 которого позволял сторонам договора устанавливать иной момент завершения платежа (то есть исполнения денежного обязательства). Так, можно было установить в договоре поставки, что обязательства покупателя (отправителя денег) по оплате считаются исполненными после списания денег с его банковского счета (но не в момент их зачисления на счет поставщика - бенефициара). Однако, повторимся, правило о моменте завершения платежа в настоящее время является императивным (то есть не подлежащим изменению сторонами).

Трудно объяснить, чем вызвано ограничение возможностей сторон устанавливать своим соглашением иной момент исполнения денежного обязательства, чем установлен статьей 55 Закона “О платежах и платежных системах”. Возможно, законодатель тем самым подчеркивает общий подход определения места исполнения денежного обязательства, заложенный в статье 281 ГК РК, каковым признается место нахождения кредитора (бенефициара). Однако, как нам представляется, исключение диспозитивности в таком вопросе представляется неоправданным и противоречащим общему принципу свободы договора.

4. Еще немаловажное обстоятельство, которое следует учитывать в вопросе исполнения денежного обязательства. Предположим, деньги по переводу поступили в банк бенефициара (этап 3 в вышеприведенной схеме), но по каким-либо причинам не были зачислены на банковский счет бенефициара. Если следовать правилу статьи 55 Закона “О платежах и платежных системах”, то получается, что денежное обязательство отправителя денег перед бенефициаром еще не исполнено (моментом его исполнения по закону является, как мы помним, зачисление денег на счет бенефициара). Возникает важный вопрос: должен ли нести отправитель денег ответственность перед бенефициаром за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства по гражданско-правовому договору (например, в виде установленной за просрочку исполнения денежного обязательства неустойки или возмещения убытков)? Неужели отправитель будет нести ответственность, поскольку денежное обязательство по гражданско-правовому договору еще не исполнено?

Нетрудно заметить, что справедливым было бы освобождение отправителя денег от ответственности в подобных ситуациях. Дело в том, что деньги в нашем случае “зависли” в банке, выбранном бенефициаром, но не отправителем денег. Тем самым, риски, связанные с выбором контрагента в лице своего обслуживающего банка, а равно упущениями последнего, должен нести не отправитель денег, а бенефициар.

Именно такого подхода придерживается законодатель. Согласно пункту 2 статьи 58 Закона “О платежах и платежных системах” “отправитель денег не несет ответственность по платежу по гражданско-правовой сделке перед бенефициаром, если перевод денег не исполнен по вине банка бенефициара”.

5. Может показаться несколько странным, что, с одной стороны, денежное обязательство отправителя денег в подобном примере считается неисполненным (то есть имеет место формальное нарушение своего обязательства перед бенефициаром), но, с другой стороны, отправитель денег освобождается от ответственности за это.

Это не худший, но и не лучший вариант разрешения описанной ситуации. Не худший, поскольку отправитель денег резонно освобождается от ответственности за то, что деньги не дошли по вине банка бенефициара. Не лучший, поскольку, строго говоря, отправитель денег все равно считается просрочившим, а его денежное обязательство перед бенефициаром - так и неисполненным.

Представляется, что наиболее справедливым и разумным было бы указание в законе на то, что денежное обязательство считается исполненным не с момента зачисления денег на счет бенефициара (как это сейчас вытекает из нормы статьи 55 Закона “О платежах и платежных системах”), а с момента поступления денег в банк бенефициара. Почему?

Во-первых, как указано выше, банк бенефициара выбран не отправителем денег, а бенефициаром, который и должен нести риски за выбор своего обслуживающего банка. Во-вторых, в случае, если деньги не дошли до бенефициара, “зависнув” в его банке, возможности отправителя денег повлиять на этот банк явно ограничены, так как они между собой договорными отношениями не связаны. На основании чего он будет предъявлять требование (и о чем) к банку бенефициара? Но вот бенефициар вправе потребовать исполнения от своего банка обязательств по зачислению поступивших в свой адрес денег. В-третьих, при таком варианте, вполне логичным становится освобождение отправителя денег от ответственности за непоступление денег на счет бенефициара по вине банка бенефициара.

Помимо сказанного, предлагаемый нами подход разрешения вопроса о моменте исполнения денежного обязательства не должен, на наш взгляд, исключать возможность установления в гражданско-правовом договоре иного правила. Иначе говоря, не видим препятствий для придания законодателем такой норме диспозитивного характера.


Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

сообщить об ошибке
Сообщить об ошибке
Текст с ошибкой:
Комментарий:
Сейчас читают
Читайте также
Загрузка...
Интересное
Архив новостей
ПнВтСрЧтПтСбВс
последние комментарии
Последние комментарии