Применение исковой давности

по законодательству Республики Казахстан: что важно знать юристу

 

Бахыт Тукулов,

Партнер, Судебная практика,

Юридическая фирма «GRATA»

 

Правила об исковой давности, содержащиеся в Гражданском кодексе («ГК») Республики Казахстан («РК»), могут, на первый взгляд, показаться достаточно простыми и понятными. Между тем их применение в практике порождает много вопросов, споров и противоречий. В настоящей статье автор попытался проанализировать некоторые наиболее часто встречающиеся вопросы практики применения исковой давности, а также выразить мнение в отношении того, как в некоторых случаях правила об исковой давности следует применять и толковать. Приведенный ниже анализ мог бы послужить основой для принятия Верховным Судом РК нормативного постановления по вопросам применения исковой давности, поскольку необходимость в упорядочении правил по данному вопросу давно назрела.

 

1. Начало течения исковой давности

 

1.1. Общее правило - день, когда узнал или должен был узнать о нарушении права (п. 1 ст. 180 ГК)

 

В соответствии с п. 1 ст. 180 ГК:

«Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законодательными актами».

Приведенное выше правило говорит само за себя, исковая давность начинает течь в момент, когда: (1) нарушено право и (2) лицо, право которого нарушено, об этом узнало или должно было узнать.[1] В практике возникает много трудностей с определением момента, когда такой срок начинает течь применительно к конкретному физическому или юридическому лицу.

 

(А) Возникновение основания для иска

 

По мнению автора, момент нарушения права следует отчитывать с того времени, когда у заинтересованного лица возникли правовые основания для предъявления иска.

Так, в соответствии с пп. 4 ч. 2 ст. 148 Гражданского процессуального кодекса РК («ГПК»), в иске должны быть указаны «суть нарушения или угрозы нарушения прав и свобод гражданина или законных интересов истца и требования истца».

То есть истец в иске должен указать какое его право нарушено. Если право истца не нарушено, отсутствует основание иска, соответственно и отсутствует возможность предъявить иск. Таким образом, срок исковой давности - это срок, в течение которого истец имел возможность предъявить иск и знал или должен был знать о такой возможности.

Этот вывод следует из п. 1 ст. 177 ГК, в соответствии с которым: «исковая давность - это период времени, в течение которого может быть удовлетворено исковое требование, возникшее из нарушений права лица или охраняемого законом интереса».

 

(B) Осведомленность о нарушении права

 

Среди казахстанских ученых высказывалось мнение о том, что слова «узнал или должен был узнать» о нарушении права следует понимать, как «разумное предположение, что право нарушено». То есть не обязательно, чтобы заинтересованная сторона точно знала о нарушении его права, достаточно «обоснованного подозрения».[2]

Следует отметить, что Высокий суд правосудия Англии недавно разбирал гражданское дело по законодательству РК, в котором видный казахстанский ученый и практикующий юрист высказывали свои мнения по данному вопросу. В этом гражданском деле звучали мнения о том, что осведомленность о нарушении права это больше, чем подозрение, но меньше, чем абсолютная уверенность в этом. Если у истца имеются подозрения о нарушении его права, оно должно предпринять разумные усилия к выяснению того, нарушено ли его право.[3]

 

Осведомленность юридического лица

 

Насколько мы понимаем, существует два подхода к определению момента, когда юридическое лицо узнало или должно было узнать о нарушении права: (1) момент, когда об этом узнал или должен был узнать уполномоченный орган юридического лица[4] либо (2) момент, когда об этом узнал или должен был узнать работник юридического лица.[5]

Первый подход с одной стороны осложняет и возможно необоснованно затягивает течение срока исковой давности, поскольку может провоцировать недобросовестное поведение юридического лица. Тем не менее, по нашему мнению, первый подход является верным (с поправкой на обстоятельства конкретного дела).

Между тем, по нашему мнению, второй подход является достаточно однобоким. Очевидно, что юридическое лицо отвечает за действия своих работников в соответствии со ст. ст. 362, 921 ГК, т.е. если работник, узнавший о нарушении, не сообщит об этом уполномоченным органам юридического лица, это проблема юридического лица.

Тем не менее с этим выводом трудно согласиться, поскольку секретарь в приемной, который узнал о том, что предыдущее руководство компании купило личный автомобиль на средства компании, может и не посчитать это нарушением устава и не сообщить об этом новому руководству. При этом, при втором подходе срок исковой давности начал бы течь с момента, когда об этих обстоятельствах стало известно секретарю.

 

(C) Осведомленность о том, кто ответчик

 

Неосведомленность истца о том, кто является ответчиком препятствует предъявлению иска в процессуальном смысле. В связи с чем, по мнению автора, в период, когда истец лишен возможности предъявить иск вследствие неосведомленности о том, кто является ответчиком, срок исковой давности не должен течь. Однако, как указано выше, это не означает, что такой истец не должен предпринимать мер к установлению личности возможного ответчика.

К примеру, в РФ данной вопрос урегулирован прямо. В соответствии с п. 1 ст. 200 ГК РФ: «если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права».

 

(D) Осведомленность о размере убытков

 

Неосведомленность истца о размере убытков не препятствует течению сроков исковой давности.[6] С этим мнением нельзя не согласиться. Размер убытков можно определить в ходе судебного заседания, посредством, например, привлечения специалиста или эксперта.

 

1.2. Обязательства с определенным сроком исполнения (п. 2 ст. 180 ГК)

 

В соответствии с п. 2 ст. 180 ГК: «по обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения».

Если договором или законом предусмотрен срок для исполнения обязательства, неисполнение обязательства после истечения срока дает кредитору право предъявить в суд иск вследствие неисполнения обязательства (например, о расторжении договора, взыскании убытков и т.д.).

 

(А) Периодические платежи

 

В соответствии с п. 4 Нормативного постановления Верховного Суда РК от 23.12.2005 г. №9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства, связанного с взысканием задолженности за тепловую и электрическую энергию»:

«По обязательствам, возникающим из договора энергоснабжения, установлен общий срок исковой давности. Граждане по договору энергоснабжения обязаны производить оплату потребленной энергии ежемесячно, поэтому течение срока исковой давности по обязательствам абонента начинается с момента окончания срока исполнения обязательства по оплате принятой энергии».

Иными словами, срок исковой давности в отношении каждого ежемесячного платежа начинает течь каждый день соответствующего месяца, и он истекает ровно через три года. К примеру, срок исковой давности за платеж, который должен наступить 05.05.2018 г., начинает течь на следующий день - 06.05.2018 г. и истекает 05.05.2021 г., и за каждый последующий месяц срок исковой давности будет начинать течь и истекать аналогичным образом.

 

(В) Исполнение по частям, неустойка

 

Аналогичные правила применяются к обязательствам, которые подлежат исполнению по частям, а также к уплате неустойки. К примеру, в обобщении судебной практики Нижегородского областного суда РФ по вопросам, связанным с применением норм закона, регулирующих исковую давность от 31.10.2016 г. указано:

«В обязательствах по уплате периодических платежей исковая давность начинает течь по каждому платежу в отдельности. То же самое относится и к обязательствам, предусматривающим исполнение по частям.

По обязательствам, право требования по которым возникает не единовременно, а последовательно по дням или периодам (например, пени или проценты за пользование чужими денежными средствами), срок исковой давности исчисляется отдельно по каждому из них (с момента возникновения соответствующего права требования)».[7]

 

(С) Убытки

 

По мнению автора, аналогичные правила к исчислению сроков исковой давности должны применяться к требованиям о взыскании убытков, если сторона понесла различные убытки в различные периоды времени.

В нашей практике был случай, когда на протяжении длительного времени истец понес различные категории убытков: например, убытки вследствие задержки строительства со стороны подрядчика, убытки вследствие расторжения договора подряда и замены подрядчика (расходы на проведение повторного тендера и т.д.), убытки вследствие привлечения экспертов для оценки стоимости недостатков работы предыдущего подрядчика, убытки вследствие устранения дефектов в работе предыдущего подрядчика и т.д.

В подобной ситуации у каждой категории убытков будет свой срок исковой давности, который начинает течь с момента, когда у истца возникло правовое основание для предъявления иска о взыскании соответствующей категории убытков. При этом не следует этот момент путать с моментом, когда заказчик фактически понес убытки, т.к. в п. 4 ст. 9 ГК речь идет не только о расходах (убытках), которые произведены, но также о расходах, которые должны быть произведены лицом, право которого нарушено.

 

1.3. Обязательства без определенного срока исполнения (п. 3 ст. 180 ГК)

 

В соответствии с п. 3 ст. 180 ГК:

«По обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента предъявления требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока (пункт 2 статьи 277 настоящего Кодекса)».

Много споров и ошибок возникает из данной нормы. Так, в нашей практике был случай, когда сторона занимала следующую позицию: п. 3 ст. 180 ГК устанавливает исключение из общего правила, установленного п. 1 ст. 180 ГК (о том, что срок исковой давности начинает течь с момента нарушения права). Поэтому момент нарушения права для целей п. 3 значения не имеет. Далее поскольку договор не предусматривает срок исполнения обязательства (например, срок оплаты за выполненные работы), подрядчик вправе предъявить иск к заказчику о взыскании задолженности и через пять лет или большее время после возникновения обязательства по оплате (нарушения права), поскольку истец ранее не направлял должнику требование об оплате этой суммы.

С этим нельзя согласиться, поскольку, толкуя п. 3 ст. 180 ГК подобным образом, можно бесконечно долго искусственно продлевать момент начала течения срока исковой давности, определив по собственному усмотрению момент направления должнику требования об исполнении обязательства.

Полагаем, что подобные злоупотребления невозможно исключить посредством применения принципа добросовестности в соответствии с п. 4 ст. 8 ГК, поскольку он не позволяет более конкретно определить момент течения срока исковой давности в подобной ситуации.[8]

 

(А) Обязательства до востребования

 

В п. 3 ст. 180 ГК указано, что по обязательствам, срок исполнения которых определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь после такого требования или льготного срока.

К примеру, если заем выдан без указания срока, но он подлежит возврату по первому требованию, срок исковой давности начинает течь после первого требования, несмотря на то, что такое требование может быть заявлено и через 10 лет. Предполагается, что после предъявления требования, если должник не возвратит долг, у кредитора возникает правовое основание для предъявления иска о взыскании задолженности.

До того, как такое требование о возврате долга заявлено кредитором, у кредитора отсутствует правовое основание для предъявления иска, поскольку обязательство по возврату долга еще не подлежит исполнению. Соответственно до момента такого требования право истца не нарушено.

 

(В) Обязательства, срок исполнения которых не определен

 

Аналогичное правило применяется для обязательств без указания срока исполнения, при условии, что нарушение права не наступило раньше, чем требование об исполнении обязательства.

Союз «либо» в п. 3 ст. 180 ГК логически приравнивает момент начала течения срока исковой давности по обязательствам до востребования с моментом начала течения срока исковой давности по обязательствам без указания срока. Таким образом, если договор займа не содержит указания на срок возврата, срок исковой давности начинает течь с момента такого требования, аналогично приведенному выше примеру с займом до востребования - при условии, что нарушение права не произошло ранее.

 

Если у истца возникли правовые основания для предъявления иска в более раннюю дату (если нарушение наступило раньше, чем направлено требование), срок исковой давности следует считать с момента нарушения права, т.е. правило - узнал или должен был узнать о нарушении права, заложенное в п. 1 ст. 180 ГК, применимо при толковании п. 3 ст. 180 ГК.

По мнению автора, подобное мнение подтверждается позицией Научно-консультативного совета при бывшем Высшем арбитражном суде РФ:

«... вероятно, между положениями статьи 195 (аналог п. 1 ст. 177 ГК РК - прим. авт.) и абзаца второго пункта 2 статьи 200 ГК РФ (аналог п. 3 ст. 180 ГК РК - прим. авт.) имеется противоречие. Его можно усматривать в том, что начальный момент срока, указанный в статье 200 ГК РФ, не отвечает общему критерию, введенному статьей 196 ГК РФ. Срок исковой давности - срок защиты нарушенного права. Однако в абзаце втором пункта 2 статьи 200 ГК РФ не говорится о нарушении права: для начала течения срока достаточно, чтобы у кредитора возникло право требовать исполнения обязательства.[9]

Избежать противоречия можно, истолковав положение абзаца 2 пункта 2 статьи 200 ГК РФ в соответствии с понятием исковой давности, данным в статье 195 ГК РФ.[10] Поскольку до нарушения права срок исковой давности не может исчисляться, то применительно к обязательствам, определенным моментом востребования, нарушение может быть допущено должником не ранее, чем кредитор обратится к должнику с предложением исполнить обязательство».[11]

Таким образом, правило о том, что в обязательствах без указания срока исполнения срок исковой давности начинает течь с момента требования, следует толковать в контексте п. 1 ст. 177 ГК РК - момент требования и нарушения права должны совпадать.

Приведем другой пример: ваше имущество повредило третье лицо. С третьим лицом у вас нет договорных отношений. Поэтому есть основания полагать, что обязательство третьего лица возместить вред является обязательством без указания срока. В связи с чем, срок исковой давности для требования о взыскании ущерба начинает течь с момент требования о возмещении ущерба.

Между тем, по мнению автора, подобный подход является ошибочным. Это связано с тем, что в соответствии с п. 4 ст. 9 ГК:

«Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательными актами или договором не предусмотрено иное.

Под убытками подразумеваются расходы, которые произведены или должны быть произведены лицом, право которого нарушено, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)».

Получается, что в приведенном примере ваши права были нарушены в момент причинения ущерба, а не в момент направления требования о возмещении ущерба, поскольку правовое основание для предъявления иска возникло в момент причинения ущерба. И срок исковой давности начинает течь в этот момент. В данном примере направление требования о возмещении ущерба для целей начала течения срока исковой давности значения не имеет.

В связи с чем, автор не может согласиться с мнением о том, что п. 3 ст. 180 ГК является исключением из общего правила, задолженного в п. 1 ст. 180 ГК, и что момент нарушения права (момент причинения убытков) не имеет значения для целей п. 3 ст. 180 ГК.[12] Таким образом, по мнению автора, применительно ко всей ст. 180 ГК момент начала течения срока исковой давности определяется моментом нарушения права.

 

(C) Расторжение договора

 

Недавно было высказано мнение о том, что, если договором установлен срок для исполнения обязательства, неисполнение обязательства в этот срок влечет начало течения исковой давности, а расторжение договора в свою очередь влечет прекращение обязательств. Поэтому срок исковой давности, который начал течь в соответствии с п. 2 ст. 180 ГК (для обязательств с определенным сроком исполнения) после расторжения договора будет подпадать под п. 3 ст. 180 ГК (как для обязательств без срока исполнения). Получается, что исковая давность, которая началась вследствие нарушения договора, после его расторжения как бы «обнуляется» и не начинает течь, пока не заявлено требование о его исполнении.[13]

Мы не можем согласиться с подобным толкованием, поскольку полагаем, что в подобной ситуации расторжение договора не имеет правового значения для течения исковой давности. Если сторона нарушила договор, срок исковой давности начинает течь с момента нарушения, вне зависимости от последующего расторжения договора.

 

2. Прерывание, восстановление сроков исковой давности

 

2.1. Нельзя прервать то, что истекло

 

У нас на практике был случай, когда после истечения срока исковой давности должник подписал акт сверки взаиморасчетов (не зная, что срок исковой давности истек). То есть должник после истечения срока давности признал наличие задолженности. Увидев акт сверки, первоначально суд сразу же занял позицию, что должник задолженность признает, и оснований для применения исковой давности нет, поскольку посчитал, что подписание акта сверки в этой ситуации означает прерывание сроков давности. Между тем подобное мнение является ошибочным, поскольку нельзя прервать то, что истекло. То, что истекло, можно только восстановить.

В соответствии с п. 1 ст. 183 ГК:

«Течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, заключением сторонами договора о медиации, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга или иной обязанности».

Если срок исковой давности истек на момент подписания акта сверки или совершения должником иных действий о признании долга, срок исковой давности уже «не течет», т.к. он истек. В этом случае не применяется правило о прерывании сроков давности. В случае истечения срока давности применяются правила о восстановлении истекшего срока исковой давности (п. 1 ст. 185 ГК).

Подобное толкование подтверждается некоторыми примерами из практики судов. Например, из постановления Коллегии по хозяйственным делам Верховного суда РК от 29.05.2001 года №1н-126-01 следует:

«Судом не приняты во внимание доводы ответчика об истечении срока исковой давности по тем основаниям, что согласно ст. 183 ГК течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга или иной обязанности. Истцом представлен акт № 4 от 8 декабря 1999 года по кредиторской задолженности на сумму 6 586 847 тенге 62 тиына, подписанный первыми руководителями сторон.

При этом не учтено, что согласно закону может быть прерван только тот срок, который не истек, прерывает срок исковой давности действие, совершенное в пределах срока исковой давности.

Суду следовало с учетом заявления ответчика выяснить вопрос об истечении срока исковой давности по исковым требованиям на момент составления акта от 8 декабря 1999 года».

Как следует из Постановления Коллегии по гражданским делам Верховного суда РК от 03.07.2003 г. №3а-158-03:

«Следует отметить, что истекший срок исковой давности не может быть прерван согласно ст.183 ГК, он может быть только восстановлен в предусмотренных законом случаях».

 

2.2. Восстановление сроков исковой давности возможно для физических лиц

 

В соответствии с п. 1 ст. 185 ГК:

«В исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности».

Существует мнение, что восстановление срока исковой давности возможно только в отношении требований физичесих лиц, т.е. восстановление сроков исковой давности по требованиям юридичесих лиц не допускается. Хотя существуют также мнения и об обратном.[14]

 


[1] Подобный момент начала течения срока исковой давности называют субъективным. В теории права много обсуждается вопрос о том, насколько справедливо связывать начало течения срока исковой давности субъективным моментом - моментом, когда стороне стало известно о нарушении права, поскольку это затрудняет определение момента начала течения срока исковой давности. Например, в Российской Федерации («РФ») были приняты изменения в Гражданский кодекс, которые устанавливают, что в некоторых случаях максимальный срок исковой давности не может превышать 10 лет с момента возникновения обязательства. У этого подхода в РК есть видные сторонники. См., например, Исковая давность в законодательстве постсоветских стран: мифы и реальность, Сулейменов М.К.

[2] См. Исковая давность в законодательстве постсоветских стран: мифы и реальность, Сулейменов М.К. (в статье также делается ссылка на мнение Диденко А.Г. о том, что достаточно «разумного предположения» о том, что право нарушено).

[3] Дело по иску Kazakhstan Kagazy PLC и других против г-на Баглан А.Ж. и других (доступно по ссылке http://www.bailii.org/ew/cases/EWHC/Comm/2017/3374.html)

[4] Обобщение судебной практики Нижегородского областного суда РФ, http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/36406035/

[5] См. Исковая давность в законодательстве постсоветских стран: мифы и реальность, Сулейменов М.К.

[6] Там же.

[7] Обобщение судебной практики Нижегородского областного суда РФ, http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/36406035/

[8] См. Исковая давность в законодательстве постсоветских стран: мифы и реальность, Сулейменов М.К.

[9] Следует сразу отметить, что редакция п. 2 ст. 200 ГК РФ не идентична п. 3 ст. 180 ГК РК, но, тем не менее на выводы автора это не влияет, поскольку противоречие между п. 1 ст. 177 ГК РК и п. 3 ст. 180 ГК РК остается.

[10] В соответствии со ст. 195 ГК РФ: «исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено».

[11] Протокол заседания Гражданско-правовой секции Научно-консультативного совета при Высшем арбитражном суде РФ от 15.10.2008 г. №8.

[12] См. Исковая давность в законодательстве постсоветских стран: мифы и реальность, Сулейменов М.К.

[13] См. там же.

[14] Дело по иску Kazakhstan Kagazy PLC и других против г-на Баглан А.Ж. и других (доступно по ссылке http://www.bailii.org/ew/cases/EWHC/Comm/2017/3374.html)

4 июня 2018, 11:32
Источник, интернет-ресурс: Юридическая фирма «GRATA», Тукулов Б.А.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript