Досудебная пробация: проблемы и пути решения

 

Саламатов Е.А., национальный эксперт по пенитенциарным вопросам,

кандидат юридических наук, доцент

 

Законом Республики Казахстан «О пробации» от 30 декабря 2016 года (далее - Закон) введены четыре вида пробации: досудебная, приговорная, пенитенциарная и постпенитенциарная.

Анализ деятельности служб пробации показал, что наибольшие трудности на практике вызвала досудебная пробация. Здесь выделяется ряд проблем, первая из которых вытекает из требования статьи 12 Закона, которая определяет досудебную пробацию как «деятельность и совокупность мер по оказанию социально-правовой помощи подозреваемому, обвиняемому, направленных на коррекцию их поведения». То есть, речь идет об оказании подозреваемым и обвиняемым помощи с целью коррекции их поведения.

Хотя статья 13 Закона говорит, что досудебная пробация применяется на добровольной основе, тем не менее на практике для служб пробации установлены показатели деятельности, в соответствии с которыми их работа оценивается от количества оказанной социально-правовой помощи подозреваемым (обвиняемым).

Это привело к тому, что от сотрудников пробации требуется оказывать подозреваемым и обвиняемым социальную и иную помощь с целью коррекции их поведения. Однако, как показывает практика, большинство подозреваемых (обвиняемых) не желают отвлекаться на такую помощь, так как прежде всего их интересуют юридические аспекты, от которых зависит предстоящий приговор суда. Получение от государства социально-правовой помощи еще на стадии досудебного расследования психологически расценивается ими как признание своей вины в инкриминируемом деянии.

С другой стороны, опрос сотрудников пробации также выявил их скептицизм в оказании подозреваемым (обвиняемым) социально-правовой помощи. Это объясняется следующими причинами:

- отсутствием заинтересованности со стороны самих адресатов получаемой помощи;

- осознанием бесполезности проделанной работы в случаях прекращения уголовного дела в отношении подозреваемого, например, по причине его примирения с потерпевшим;

- недостаточными полномочиями для организации должного взаимодействия всех субъектов пробации для оказания помощи подозреваемым и обвиняемым (местные исполнительные органы, органы здравоохранения, образования, трудоустройства, социальной помощи и др.);

- необходимостью составлять индивидуальные программы оказания социально-правовой помощи правонарушителям (п.4 ст.13 Закона) на основе выявления, изучения и оценки их социальных проблем, что воспринимается сотрудниками пробации, являющимися исключительно юристами, как непрофильная деятельность;

- ограниченным сроком досудебного расследования, в течение которого невозможно качественно реализовать мероприятия индивидуальной программы оказания социально-правовой помощи;

- и другие.

Следующая часть проблем досудебной пробации связана с досудебным докладом, который должен составляться службой пробации в отношении подозреваемого, обвиняемого. Статья 14 Закона определяет, что «досудебный доклад - информация о личностных особенностях подозреваемого, обвиняемого, выполнении ими мероприятий, предусмотренных индивидуальной программой оказания социально-правовой помощи, следовании рекомендациям службы пробации и принятии ее помощи».

В соответствии со статьей 14 Закона описательная часть досудебного доклада помимо прочих элементов обязательно должна включать:

- социальную характеристику;

- результаты психосоциального тестирования личности;

- оценку рисков совершения ими уголовных правонарушений.

Очевидно, что социальная характеристика должна составляться не юристами, а социологами, которых, как отмечено выше, нет в службах пробации. Что касается психосоциального тестирования, то в приказе МВД от 4 февраля 2017 года № 90 прямо оговорено, что оно должно осуществляться «лицами, имеющими психологическое или педагогическое образование», которых тоже нет в службах пробации. Из этого следует, что для решения данных вопросов службы пробации вынуждены обращаться за внешней помощью.

В свою очередь, анализ проведения психосоциального тестирования подозреваемых (обвиняемых) показал отсутствие в республике единой практики. Каждая региональная служба пробации вынуждена решать эту проблему самостоятельно, в итоге: в одних областях тестирование проводится в медицинских организациях, в других - в центрах социальной адаптации, в-третьих - специалистами неправительственных организаций и т.д. Как следствие, разнообразный профиль этих организаций отражается на содержании тестов, методике тестирования и ее результатах.

Что же касается оценки рисков совершения подозреваемым (обвиняемым) новых уголовных правонарушений, то на данный момент какой-либо официальной, то есть утвержденной МВД, методики оценки рисков в деятельности служб пробации также не существует. В связи с чем, они вынуждены пользоваться неофициальными образцами, разработанными экспертами неправительственных организаций.

Изложенные проблемы возникли из-за не проработанности механизмов реализации отдельных положений Закона «О пробации». Кроме того, в самом Законе заложены очевидные противоречия, усложнившие толкование рассматриваемого социально-правового института. Например, статья 9 определяет, что служба пробации - это орган уголовно-исполнительной системы, осуществляющий исполнительные и распорядительные функции по обеспечению исполнения уголовных наказаний без изоляции от общества. А в статье 12, раскрывающей виды пробации, что пенитенциарная пробация - это деятельность и совокупность мер по ресоциализации лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

К сказанному можно добавить, что опрос сотрудников пробации выявил поверхностное их отношение к досудебным докладам. Многие из них с момента принятия Закона не составили ни одного досудебного доклада, в том числе по причине их не востребованности судами. Все это указывает на отсутствие должной системной подготовительной работы при внедрении досудебной пробации, которая в итоге существует формально.

Попытка разобраться в указанных проблемах через призму международного опыта показала следующее.

Прежде всего, главной функцией досудебной пробации в зарубежных странах является не оказание социальной или иной помощи правонарушителям, а подготовка досудебного доклада. В Минимальных стандартных правилах ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила), принятых Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 года № 45/110 (далее - Токийские правила) на этот счет сказано: «Если существует возможность составления докладов о социальном обследовании, судебный орган может воспользоваться докладом, подготовленным компетентным, уполномоченным должностным лицом или учреждением. Доклад должен содержать социальную информацию о правонарушителе, которая имеет отношение к характеру правонарушений, совершавшихся данным лицом, и к его нынешним правонарушениям. Он должен также содержать информацию и рекомендации, которые имеют отношение к процедуре вынесения приговора. Доклад составляется на основе фактического, объективного и беспристрастного материала, а мнения формулируются в четких выражениях».

Ни о какой социальной или иной помощи подозреваемым или обвиняемым с целью коррекции их поведения на досудебной стадии в Токийских правилах не говорится. Конечно, это не означает что такая помощь не должна или не может оказываться в принципе (подобные международные документы носят лишь рекомендательных характер). Но, этот вопрос должен решаться из практической целесообразности. Например, в отличие от правовой системы Нигерии, где обвиняемые ожидают суда по несколько лет (доходит и до 15 лет), в нашей стране досудебное расследование длится в основном 2-3 месяца, в течение которых не имеет большого смысла организовывать социальную или иную помощь подозреваемым по причинам, изложенным выше.

Нужно учесть и то, что социальную помощь службы пробации сами не оказывают, они лишь организуют ее, выступая связующим звеном между подозреваемым и местными исполнительными органами. Если подойти к этому процессу добросовестно, то изучение социальных проблем правонарушителя и процесс подключения местных исполнительных органов отнимает значительную часть времени, отведенного на досудебное расследование. В случае же вынесения судом наказания в виде лишения свободы социальная помощь от местных исполнительных органов прерывается, так как их компетенция не распространяется на пенитенциарные учреждения (финансируются из республиканского бюджета).

Таким образом, с практической точки зрения загружать на досудебной стадии службу пробации функцией оказания социально-правовой помощи подозреваемым и обвиняемым нецелесообразно. А если посмотреть на этот аспект через правовую призму, то согласно статье 77 Конституции РК виновность человека признается только вступившим в законную силу приговором суда, поэтому навязывание ему какой-либо помощи на стадии досудебного расследования с целью коррекции его поведения, мягко говоря, не гармонирует с основным законом нашей страны.

Далее. Существенные отличия казахстанской досудебной пробации от общепринятой в международной практике связаны с досудебным докладом. В Токийских правилах данные доклады именуются как «Доклады о социальном обследовании». Именно социальной характеристике преступника и социальным аспектам его преступления посвящены данные доклады (юридическая сторона раскрывается органом уголовного преследования и защитой). Поэтому в некоторых странах учреждения, занимающиеся их подготовкой называются Службой социального расследования, а сам документ социальным отчетом или социальным докладом. Учитывая природу данных документов их составлением занимаются социологи, иногда с участием психолога, педагога, медика и др.

В практике казахстанской службы пробации досудебные доклады составляются исключительно юристами, так как других специалистов в данной службе попросту нет. Говорить о качестве социальной составляющей этих докладов в нынешних условиях крайне сложно. Поэтому, правильное функционирование отечественной досудебной пробации без специалистов социологов априори не возможно.

Следующая проблема досудебной пробации обусловлена отсутствием в нашем законодательстве уголовно-процессуального статуса как сотрудника службы пробации, так и досудебного доклада. Сам смысл досудебного доклада заключается в оказании информационной помощи суду для правильного выбора уголовного наказания с учетом социальных аспектов. В этих целях досудебный доклад (социальный отчет), как правило, предварительно направляется судье, нередко сотрудник пробации лично выступает в суде со своим докладом и рекомендациями о виде наказания и мерах по управлению рисками совершения рецидива.

О том, что такой доклад должен содержать рекомендации, относящиеся к приговору суда, прямо указано в Токийских правилах. Поэтому, этот механизм, именуемый досудебной пробацией, работает только в тех правовых условиях, где он востребован судами.

В казахстанской практике в соответствии с Законом «О пробации» все обстоит иначе. Служба пробации передает доклад до начала судебного разбирательства только подозреваемому (ст.13 Закона), при этом суду не направляет, представитель пробации в суде не выступает. Это и объясняет тот факт, что с начала действия Закона ни один досудебный доклад не был представлен сотрудником пробации в казахстанском суде.

Подобный подход полностью обнуляет смысл досудебного доклада, сложившийся за более чем полтора столетия его существования в мировой практике. Для исправления данной ситуации необходимо: во-первых, сотрудника пробации включить в УПК в качестве участника уголовного процесса; во-вторых, прописать в УПК досудебный доклад, придав тем самым ему легитимность, без чего он не будет иметь значение для суда.

Еще один очень важный момент заключается в объективности и беспристрастности социального (досудебного) доклада, на что также обращено внимание в Токийских правилах. Для достижения этого результата службы досудебной пробации, как правило, не входят в систему исполнения наказаний, например, в г. Лондоне они являясь помощниками судей подчинены суду и, более того, дислоцированы в здании суда. В тех странах где досудебная пробация входит в пенитенциарную систему, ее сотрудники не выполняют функции исполнения наказаний. То есть, они равноудалены и не зависимы как от тюремных учреждений, так и служб, исполняющих альтернативные наказания. Это позволяет службе досудебной пробации быть объективной и беспристрастной при подготовке досудебного доклада и выработке рекомендаций для суда, касательно мер наказания.

Данный принцип объективности и беспристрастности нарушен в казахстанской практике. Подготовка досудебных докладов возложена на тех же сотрудников, кто непосредственно исполняет наказания, не связанные с лишением свободы. В ходе опроса данные сотрудники прямо и откровенно заявили, что если их доклад хоть как-то будет влиять на приговор суда, то они будут придерживаться репрессивного подхода и прилагать усилия к лишению свободы подсудимых, чтобы не увеличивать себе рабочую нагрузку.

Вполне логично и неутешительно.

Как решить эту проблему?

Есть два пути. Первый - это внутри службы пробации создать подразделение, занимающееся исключительно подготовкой досудебных докладов, то есть не исполняющее наказания. Ее сотрудники должны быть специалистами их числа социологов, психологов, педагогов. Однако, обеспечить абсолютную объективность и беспристрастность при таком подходе тоже будет сложно, так как все-равно данные сотрудники будут находиться внутри службы, исполняющей наказания, не связанные с лишением свободы.

Второй путь - радикальный, но, как нам представляется, более продуктивный. Это передать функцию досудебной пробации в судебную систему.

Как уже отмечено, главной функцией досудебной пробации является подготовка социального доклада для суда. Образно говоря, именно суд является потребителем ее продукции. Процесс реализации досудебного доклада и вынесения приговора совпадает во времени и находится на одной уголовно-процессуальной стадии. Поэтому, между судом и досудебной пробацией очень важно установление прямой связи, без лишних бюрократических преград. А это возможно только при нахождении суда и досудебной пробации в одном ведомстве. Чтобы не было путаницы с другими видами пробации, судебную пробацию можно назвать по опыту зарубежных стран - Службой социального доклада (или расследования).

В мире существуют и другие варианты организации работы досудебной пробации. Например, в США наряду с государственными успешно работают и частные службы пробации. Суть ее в том, что правонарушитель оплачивает из своих личных средств подготовку социального доклада в отношении себя. Деятельность коммерческих служб пробации лицензируется, в случае злоупотреблений в вопросах объективности и беспристрастности предусмотрено лишение лицензии. Данный подход конечно экономный для государства, но на данном этапе развития пробации в нашей стране является преждевременным.

В целом, Закон «О пробации» от 30 декабря 2016 года внес беспрецедентное изменение в функции тюремной системы, передвинув границы ее компетенции на досудебную стадию. Если раньше функции уголовно-исполнительной системы начинались с момента вступления приговора в силу и заканчивались в момент истечения срока наказания, то теперь ее функции начинаются в период, когда даже не известно будет ли лицо признано судом виновным.

Рассуждения, изложенные в данной статье, являются субъективными и не претендуют на истину в последней инстанции. Сам институт пробации во многих аспектах не обладает единообразием и в разных странах действуют различные конструкции. Автор статьи попытался лишь адаптировать ее под отечественную правовую систему.

 

 

 

 

11 июля 2018, 11:24
Источник, интернет-ресурс: Саламатов Е.А.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript