Прекращение арбитражного разбирательства

 

С.И. Климкин, к.ю.н.,

 профессор Каспийского университета (г. Алматы),

арбитр Казахстанского Международного Арбитража,

Арбитражного центра НПП РК «Атамекен»,

Международного арбитража «IUS»

 

 

Описание: C:UsersTimchenko_yaDocumentsREDACTORDocuments�41657�41657364.JPGМы продолжаем серию публикаций, посвященных практике казахстанских арбитражей, подготовленных на основе реальных споров, рассмотренных автором в качестве единоличного арбитра либо в составе арбитров (см.: Нетипичные споры в практике казахстанских арбитражных и третейских судов / Международный коммерческий арбитраж и вопросы частного права: Сборник статей / Сост. и отв. ред. И.П. Грешников. - М.: Статут, 2015. С. 114-122; Отдельные случаи в практике казахстанских арбитражей - Zakon.kz., 10 июля 2017 г.; Право на арбитражную защиту - Zakon.kz., 12 апреля 2018 г.; Вина в неисполнении (ненадлежащем исполнении) договора (серия «Отдельные случаи в практике казахстанских арбитражей») - Zakon.kz., 27 июня 2018 г.).

Согласно пункту 2 ст. 49 Закона РК от 8 апреля 2016 г. № 488-V «Об арбитраже», арбитраж выносит определение о прекращении арбитражного разбирательства в случаях, если:

1) истец отказывается от своего требования и отказ принят арбитражем, если только ответчик не заявит возражения против прекращения арбитражного разбирательства в связи с наличием у него законного интереса в разрешении спора по существу;

2) переданный на рассмотрение в арбитраж спор не относится к его компетенции;

3) имеется вступившее в законную силу, принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или арбитражное решение;

4) стороны пришли к соглашению о прекращении арбитражного разбирательства;

5) юридическое лицо, являющееся стороной арбитражного разбирательства, ликвидировано;

6) наступила смерть физического лица, являющегося стороной арбитражного разбирательства, либо оно объявлено умершим или признано безвестно отсутствующим.

 

1. В Арбитраж обратилась компания «ИВС» (Российская Федерация) с исковым заявлением к ТОО «К» (Республика Казахстан) о признании недействительными дополнительных соглашений к ряду договоров.

В свою очередь ответчик ТОО «К» в заявлении, а позже - в отзыве на исковое заявление указал, в том числе, что между ним и истцом было заключено несколько договоров, каждый из которых содержал арбитражные оговорки (с указанием на конкретный постоянно действующий Арбитраж - С.К.). Их буквальное содержание состоит в том, что в Арбитраже могут рассматриваться только споры, связанные с исполнением договоров, но не споры, связанные с признанием их недействительными. Оспариваемыми истцом дополнительными соглашениями к договорам соответствующие пункты изложены в новой редакции, согласно которой в случае, если споры и разногласия не будут урегулированы путем переговоров между сторонами, они подлежат разрешению судом по месту нахождения покупателя в соответствии с действующим законодательством Республики Казахстан. Тем самым действие ранее предусмотренных арбитражных оговорок, по мнению ответчика, было прекращено по соглашению сторон.

Изучив материалы дела, состав арбитров пришел к выводу, что арбитражные оговорки, предусмотренные договорами, не устанавливают полномочия Арбитража на рассмотрение спора о признании недействительными дополнительных соглашений к этим договорам. Дополнительные соглашения к договорам являются оспоримыми сделками, и до момента вынесения судом (арбитражем) и вступления в силу решения о признании их недействительными они являются действительными и должны исполняться сторонами. При этом дополнительные соглашения предусматривают прекращение действия арбитражных оговорок, содержавшихся в исходной редакции договоров и устанавливавших компетенцию Арбитража по рассмотрению споров, связанных с исполнением Договоров. Ими (дополнительными соглашениями) определен порядок рассмотрения любых споров в компетентном государственном суде по месту нахождения покупателя.

Более того, как следует из представленного ответчиком решения СМЭС Карагандинской области, истец оспаривал в данном судебном органе ряд других дополнительных соглашений, которые были заключены сторонами к этим же договорам.

Это обстоятельство свидетельствует о том, что истец признает компетенцию СМЭС Карагандинской области по рассмотрению споров о недействительности отдельных частей договоров.

При таких обстоятельствах обращение истца в Арбитраж с исковыми требованиями о признании недействительными дополнительных соглашений к договорам представляется непоследовательным и необоснованным.

На основании изложенного состав арбитров признал отсутствие полномочий (юрисдикции) Арбитража на рассмотрение указанного спора и прекратил производство по делу.

 

2. На основании поданного искового заявления Арбитраж возбудил производство по иску Компании «А.ltd» (Federation of Saint Kitts and Nevis) к АО «КАФ» (Казахстан) и ТОО «T» (Казахстан).

При этом ответчик АО «КАФ» в письмах неоднократно указывал, что является квазигосударственной финансовой организацией, и при отсутствии получения согласия уполномоченного государственного органа рассмотрение настоящего дела в Арбитраже является преждевременным.

В целях уточнения, в том числе, данного вопроса определением единоличного арбитра производство по делу было приостановлено.

В своем письме Министерство юстиции РК в рамках своей компетенции сообщило Арбитражу следующее.

Согласно пункту 10 ст. 8 Закона «Об арбитраже», арбитраж не вправе рассматривать споры между физическими и (или) юридическими лицами Республики Казахстан (выделено в письме - С.К.), с одной стороны, и государственными органами, государственными предприятиями, а также юридическими лицами, пятьдесят и более процентов голосующих акций (долей участия в уставном капитале) которых прямо или косвенно принадлежат государству, с другой, - при отсутствии согласия уполномоченного органа соответствующей отрасли (в отношении республиканского имущества) или местного исполнительного органа (в отношении коммунального имущества).

В этой связи полагаем, что при заключении государственными органами, субъектами квазигосударственного сектора арбитражных соглашений с нерезидентами РК, получение такого согласия не требуется.

Учитывая, в том числе, данный ответ Министерства юстиции РК (не является официальным), единоличный арбитр, при отсутствии основания для прекращения дела, возобновил арбитражное производство.

 

3. Согласно заключенному между ТОО «S.kz» (Поставщик, Казахстан) и Компанией «NIM» (Покупатель, Repubblica Italiana) контракту на поставку, споры по нему подлежат рассмотрению в арбитраже Казахстана (с указанием конкретного постоянно действующего арбитража - С.К.).

При этом установлено, что ни одна из сторон не имеет права передавать свои права по настоящему контракту третьей стороне без согласия на то сторон в письменном виде.

ТОО «S.kz» также заключило со страховой компанией (Истец) договор страхования экспортных кредитов, по которому страховым случаем коммерческого характера является неисполнение иностранным контрагентом финансовых обязательств согласно заключенному контракту. В соответствии с договором страхования, к страховщику, осуществившему страховую выплату, переходит в пределах уплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Компания «NIM», приняв от поставщика товар по контракту, свои обязательства по его оплате не выполнила, в связи с чем поставщик-страхователь обратился к страховой компании с заявлением о наступлении страхового случая и выплате страхового возмещения. Страховая компания осуществила указанную в договоре страхования страховую выплату.

После этого страховая компания заявила в Арбитраж требование к Компании «NIM» о взыскании задолженности по контракту на поставку и возмещении расходов по уплате арбитражного сбора.

В определении о прекращении дела состав арбитров указал, что поскольку в контракте на поставку стороны установили запрет на передачу третьей стороне своих прав по нему без письменного согласия другой стороны, постольку уступка поставщиком своего права требования, возникшего из контракта, любому третьему лицу, в том числе страховщику, недопустимо. В этой связи рассмотрение спора между Истцом-страховщиком и Ответчиком Компанией «NIM» не входит в компетенцию (юрисдикцию) Арбитража.

 

4. Между Банком и физическим лицом были заключены договоры банковского займа, исполнение которых обеспечивалось, в том числе, гарантиями третьего лица.

В установленные сроки заем возвращен не был, и Банк предъявил требование о возврате долга к гаранту.

В процессе обсуждения и выработки решения мнения арбитров разделились.

В результате было подготовлено два варианта решения: о взыскании долга с гаранта (подписан председателем состава арбитров с приложением его же особого мнения) и об отказе в удовлетворении требований (подписан двумя другими арбитрами без приложения особого мнения председателя состава арбитров).

Учитывая возникшую ситуацию, Совет Арбитража (его высший орган) внес изменения в регламент, согласно которым решение является вынесенным в окончательной форме, вступившим в законную силу с момента подписания его арбитрами и утверждения Арбитражем. Свидетельством утверждения решения Арбитражем является регистрация решения Арбитражем. Также Совет Арбитража получил полномочия при необходимости своим определением прекратить производство по делу либо для дальнейшего рассмотрения спора назначить новый Состав арбитража, либо поручить сторонам сформировать новый Состав арбитража.

На этом основании Совет Арбитража вынес определение, в котором констатировал невозможность принятия двух решений по одному делу, отличающихся между собой мотивировочной частью и наличием в первом проекте решения и отсутствием - во втором особого мнения. Этим определением полномочия состава арбитров были прекращены, и был сформировал новый состав арбитров.

В последующем новый состав арбитров вынес решение по делу, которое, однако, было отменено компетентными государственными судами (первой и апелляционной инстанциями).

Через полтора месяца Банк вновь подал исковое заявление в Арбитраж. По возбужденному делу был назначен единоличный арбитр.

В определении о прекращении производства по делу единоличный арбитр указал, в том числе, следующее.

Согласно пункту 6 ст. 8 Закона РК «Об арбитраже», если стороны не договорились об ином, при передаче спора в постоянно действующий арбитраж его регламент рассматривается в качестве неотъемлемой части арбитражного соглашения.

Поскольку стороны не предусмотрели иное, и отсутствуют какие-либо другие соглашения, заключенные сторонами или с их участием, касающиеся порядка рассмотрения спора, регламент Арбитража является неотъемлемой частью арбитражного соглашения.

Подавая исковое заявление в Арбитраж и соглашаясь участвовать в арбитражном процессе, Истец и Ответчики, соответственно, согласились с арбитражными процедурами и правилами, предусмотренными действующим на тот момент регламентом Арбитража.

Данное обстоятельство напрямую следует из содержания подпункта 1) ст. 5 Закона РК «Об арбитраже», в соответствии с которым одним из принципов арбитражного разбирательства является принцип автономии воли сторон, означающей, что стороны по предварительному согласованию между собой имеют право самостоятельно решать вопросы порядка и условий осуществления арбитражного разбирательства по возникшему или могущему возникнуть спору.

В этой связи изменение или прекращение действия арбитражного соглашения возможно лишь самими сторонами, причем в том же порядке, в каком оно заключалось (п. 7 ст. 8 Закона РК «Об арбитраже», п. 1 ст. 401 ГК РК, п. 1 ст. 402 ГК РК).

Согласно пункту 1 ст. 21 Закона РК «Об арбитраже», постоянно действующий арбитраж осуществляет арбитражное разбирательство в соответствии со своим регламентом и арбитражным соглашением.

Это означает, что постоянно действующий арбитраж, как и состав арбитров (единоличный арбитр), в течение арбитражного разбирательства по конкретному спору являются связанными арбитражным соглашением сторон спора.

Иными словами, положения регламента Арбитража, являющегося неотъемлемой частью арбитражного соглашения, применительно к конкретному возникшему спору могут быть изменены в течение всего арбитражного разбирательства, включая процедуру принятия по нему решения и вступления решения в силу не иначе, как по соглашению сторон спора.

Таким образом, поскольку стороны в процессе арбитражного разбирательства не договаривались об изменении арбитражного соглашения, к процедуре и иным правилам арбитражного разбирательства по делу подлежат применению положения регламента Арбитража в редакции на день подачи искового заявления.

В соответствии с частью первой п. 1 ст. 45 Закона РК «Об арбитраже», после исследования обстоятельств дела арбитраж большинством голосов арбитров, входящих в состав арбитража, принимает решение.

Согласно регламенту Арбитража, если рассмотрение дела тремя арбитрами не привело к единогласному принятию решения, оно принимается большинством голосов. Арбитр, не согласный с решением большинства членов арбитража, вправе изложить свое особое мнение, которое прилагается к решению (часть третья п. 1 ст. 45 Закона «Об арбитраже»). В соответствии с пунктом 3 ст. 45 Закона РК «Об арбитраже», арбитражное решение считается принятым в месте арбитражного разбирательства и вступает в силу в день, когда оно подписано арбитром (арбитрами).

На основании изложенного единоличный арбитр пришел к выводу, что первоначально сформированным составом арбитров было вынесено решение по делу, которое вступило в законную силу и в установленном порядке отменено не было.

В этой связи единоличный арбитр, со ссылкой на подпункт 3) п. 2 ст. 49 Закона РК «Об арбитраже», вынес определение о прекращении арбитражного разбирательства, поскольку имеется вступившее в законную силу, принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям арбитражное решение.

 

 

7 сентября 2018, 13:46
Источник, интернет-ресурс: Климкин С.И.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript