Арбитры в Казахстане:
Законодательные требования и реалии

 

Сулейменов М.К.,

Председатель Казахстанского

Международного Арбитража,

Директор НИИ частного права,

Каспийского университета, академик

НАН РК, д.ю.н., профессор

 

Дуйсенова А.Е.,

Исполнительный директор

Казахстанского международного

арбитража, в.н.с. НИИ частного права,

ассоциированный профессор ВШП «Адилет» Каспийского университета,

к.ю.н.

 

 

Законодательные требования к арбитрам

Не секрет, что качество арбитражного разбирательства в первую очередь зависит от квалификации арбитров, избранных сторонами или назначенных арбитражным институтом.

Легальные требования к арбитрам предусмотрены ст. 13 Закона Республики Казахстан от 8 апреля 2016 года «Об арбитраже» (далее - Закон об арбитраже).

Так, согласно п. 1 этой статьи арбитром избирается (назначается) физическое лицо, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела, являющееся независимым от сторон и давшее согласие на исполнение обязанностей арбитра, достигшее возраста тридцати лет, имеющее высшее образование и стаж работы по специальности не менее пяти лет.

До 2016 года требования в Казахстане к арбитрам в части возрастного ценза были менее суровыми, арбитрами могли быть лица, достигшие 25 лет. Кроме того, ранее действовавшие Законы о третейских судах и о международном коммерческом арбитраже не содержали требований относительно стажа работы по специальности.

Арбитр, разрешающий спор единолично, должен иметь высшее юридическое образование. В случае коллегиального разрешения спора высшее юридическое образование должен иметь председатель состава арбитража.

Здесь следует отметить, что разработчик Закона об арбитраже (Министерство юстиции Республики Казахстан) в первоначальных вариантах законопроекта предлагал распространить требование об обязательном наличии высшего юридического образования на всех арбитров, а не только на председателя состава и единоличного арбитра.

Однако Казахстанский Международный Арбитраж (далее - КМА) и НИИ частного права Каспийского университета при экспертизе законопроекта выступили резко против, поскольку такое требование идет в разрез с сутью арбитража как альтернативного способа разрешения споров, а также противоречит международной практике. Боковые арбитры могут быть и не юристами. Стороны, исходя из обстоятельств конкретного спора, могут избрать в качестве арбитров специалистов в иных сферах.

Например, в КМА был рассмотрен спор составом арбитров, в котором сторона в качестве бокового арбитра избрала специалиста, имеющего высшее техническое образование в сфере IT, поскольку гражданско-правовой спор возник из договора по оказанию услуг на разработку программного обеспечения для страховой компании. Конечно, можно было бы привлечь эксперта. Но, согласитесь, процессуальный статус эксперта и арбитра - совершенно различны. И международная практика свидетельствует о том, что возможность избрания в качестве арбитра узкого специалиста в иных сферах деятельности, явившихся предметом спора, это одно из важных преимуществ арбитража перед государственным судом. Недаром во всем мире получили широкое распространение спортивные, биржевые, строительные, медицинские и иные специализированные арбитражи.

По соглашению сторон арбитром могут быть избраны гражданин Республики Казахстан, иностранец либо лицо без гражданства.

Дополнительные требования к кандидатам в арбитры могут быть согласованы сторонами непосредственно или определены регламентом постоянно действующего арбитража.

В соответствии с п. 3 ст. 13 Закона об арбитраже арбитром не может быть лицо:

1) избранное или назначенное судьей в порядке, установленном законом Республики Казахстан;

2) признанное судом в порядке, установленном законом Республики Казахстан, недееспособным или ограниченно дееспособным;

3) имеющее неснятую или непогашенную судимость, либо лицо, которому предъявлено обвинение в совершении уголовного правонарушения;

4) являющейся государственным служащим, депутатом Парламента Республики Казахстан, депутатом маслихата, осуществляющим свою деятельность на постоянной или освобожденной основе, оплачиваемую за счет средств государственного бюджета, и военнослужащим.

 

Следует иметь в виду, что в ст. 13 Закона об арбитраже подразумевается два аспекта понятия «требования к арбитрам»:

1. Как общие требования к желающим стать арбитром (например, необходимые для включения в список арбитров постоянно действующих арбитражей, таких как КМА);

2. Как требования к арбитрам, избираемым (назначаемым) для рассмотрения конкретного дела в постоянно действующем арбитраже (например, КМА), или арбитраже ad hoc.

 

1. Таким образом, если говорить об общих требованиях к желающим стать арбитрами, то арбитром может быть физическое лицо:

1) гражданин РК, иностранец или лицо без гражданства;

2) достигшее возраста тридцати лет;

3) имеющее высшее образование (единоличный арбитр или председатель состава арбитража - высшее юридическое) То есть арбитром может стать любое физическое лицо, имеющее высшее неюридическое образование, но при рассмотрении конкретного дела оно не может быть единоличным арбитром или председателем состава арбитража;

4) имеющее стаж работы по специальности не менее пяти лет. Для арбитров, имеющих высшее юридическое образование, это стаж работы по юридической специальности, для не имеющих такового - стаж работы в сфере той специальности, по которой они получили высшее образование;

5) не являющееся судьей, недееспособным или ограниченно дееспособным, не имеющее судимость или обвинение в уголовном правонарушении, не являющееся государственным служащим и военнослужащим;

6) обладающее необходимыми специальными знаниями в области разрешения споров.

 

2. Требования к арбитрам, избираемым (назначаемым) для рассмотрения конкретного дела:

1) прямо или косвенно не заинтересован в исходе дела;

2) является беспристрастным и независимым от сторон;

3) не является представителем сторон;

4) дал согласие на исполнение обязанностей арбитра.

5) выполнил все дополнительные требования, установленные сторонами арбитража.

Однако в понятие «как стать арбитром» входят оба аспекта понятия «требования к арбитрам», ибо лицо, желающее стать арбитром, должно соответствовать обоим аспектам требований. Арбитр, который включен в реестр арбитров постоянно действующего арбитража, несомненно, должен соответствовать первому аспекту требований. Однако он должен быть готовым соответствовать и второму аспекту, когда его изберут арбитром для рассмотрения конкретного дела.

Функции арбитров для рассмотрения конкретного дела могут выполнять и лица, не включенные в список арбитров постоянно действующего арбитража (см., например, п. 7 ст. 3 Арбитражного регламента КМА). В этом случае сторона, выбирающая арбитра, не включенного в список арбитров, все равно должна выполнить все условия первого аспекта требований. В то же время данный арбитр, будучи выбранным для рассмотрения конкретного дела, должен будет соблюдать и условия второго аспекта требований.

 

Требования к арбитрам в Арбитражных регламентах

В Арбитражных регламентах ведущих арбитражных институтов требования к арбитрам очень минимальны.

Например, согласно п. 1 ст. 11 Регламента Международной торговой палаты (ICC), вступившего в силу 1 января 2012 года, арбитр должен быть беспристрастным и независимым от сторон арбитража, оставаться беспристрастным и независимым в течение арбитражного производства. Других требований нет.

Согласно Регламенту Арбитражного института Торговой палаты, г. Стокгольма (далее - ТПС), вступившего в силу с 1 января 2010 года, основное требование к арбитрам состоит в их независимости и беспристрастности, гарантии которых установлены в ст. 14 Регламента ТПС. Так, в соответствии с п. 2 ст. 14 Регламента лицо, которому предложено принять назначение в качестве арбитра, обязано до назначения заявить о любых обстоятельствах, которые могут вызвать обоснованные сомнения в отношении его независимости и беспристрастности (см. также подраздел 3.2 выше). Если такие обстоятельства становятся известны арбитру в ходе разбирательства, то арбитр должен незамедлительно письменно проинформировать об этом стороны и других арбитров (п. 3 ст. 14 регламента ТПС). Обстоятельства, которые могут вызвать обоснованные сомнения в независимости и беспристрастности арбитра, могут быть основанием для его отвода (п. 1 ст. 15 Регламента).

Пункт 5 ст. 13 Регламента ТПС устанавливает также требование к гражданству арбитра: в споре между сторонами из различных государств единоличный арбитр или председатель состава арбитража должен быть гражданином третьей страны, если стороны не договорились об ином или Правление не пришло к иному мнению.

Регламент ТПС прямо не устанавливает требований в отношении образования, профессионального опыта арбитров или владения языком разбирательства, однако стороны могут сами установить требования к квалификации арбитра, например, в арбитражном соглашении.

При этом сторонам, чтобы оптимизировать процесс формирования состава арбитража, рекомендуется избегать слишком строгих требований к арбитрам, таких как владение редкими языками, и субъективных формулировок, как, например, «опытный юрист». Такая формулировка в силу своей субъективности может стать причиной лишних споров между сторонами при формировании состава арбитража. Если уже назначенный арбитр не обладает квалификацией, согласованной сторонами, то сторона может подать заявление об отводе такого арбитра (п. 1 ст. 15 Регламента ТПС)[1].

Согласно ст. 5.2 Регламента Лондонского международного третейского суда (далее - ЛMTC, LCIA), вступившего в силу 1 января 1998 г., все арбитры должны быть при назначении (и оставаться в ходе всего разбирательства) беспристрастными и независимыми по отношению к сторонам. Арбитрам запрещается выступать в арбитражном разбирательстве в качестве адвокатов сторон. Арбитр (ни до, ни после его назначения) не вправе давать консультации сторонам по существу дела или в отношении его исхода.

До назначения арбитра Судом ЛМТС в соответствии со ст. 5.3 Регламента ЛМТС он должен представить Регистратору письменный перечень должностей, которые он занимает и занимал в прошлом, и подписать заявление об отсутствии известных ему обстоятельств (кроме раскрытых им в этом заявлении), которые могли бы вызвать какие-либо обоснованные сомнения в его непредвзятости или независимости. Каждый арбитр с момента подписания такого заявления обязан и в дальнейшем незамедлительно раскрывать такие обстоятельства Суду ЛМТС, другим членам арбитражного суда, а также всем сторонам в случае возникновения подобных обстоятельств после подписания заявления и до завершения арбитражного разбирательства.

Статьей 6.1 Регламента ЛМТС предусмотрено, что, если стороны имеют разное гражданство (подданство), гражданство (подданство) единоличного арбитра или председателя арбитражного суда не может совпадать с гражданством (подданством) любой из сторон. Исключение составляет случай, когда все стороны с иным, чем у потенциального арбитра, гражданством (подданством) договариваются в письменной форме о том, что гражданство (подданство) соответствующего кандидата может совпадать с гражданством (подданством) одной из сторон (под понятием гражданства (подданства) сторон подразумевается также гражданство (подданство) держателей контрольного пакета акций или долей в капитале предприятия). В ст. 6.3 Регламента ЛМТС утверждается, что лицо, являющееся гражданином (подданным) двух и более государств, считается гражданином (подданным) каждого из таких государств; граждане Европейского союза рассматриваются как граждане его различных стран-участниц, а не в качестве лиц, имеющих одно и то же гражданство[2].

Статья 11 Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ, одобренного Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) 9 июля 2010 г., закрепляет обязанность арбитров сообщать о любых обстоятельствах, которые могут вызвать оправданные сомнения в отношении их беспристрастности или независимости. Наличие таких обстоятельств в отношении арбитра, в соответствии со ст. 12 Регламента, является основанием для заявления ему отвода.

Обязанность арбитра раскрывать обстоятельства, которые могут явиться основанием для отвода, существует в момент обращения к потенциальному арбитру в связи с возможным назначением, а также после его назначения в отношении обстоятельств, не раскрытых до или появившихся после его назначения, т.е. такая обязанность не прекращается вплоть до завершения арбитражного процесса.

При последнем пересмотре регламента было разработано и включено в Регламент в качестве приложения типовое заявление о независимости, которое может быть использовано арбитрами для раскрытия каких-либо обстоятельств в порядке ст. 11 Регламента или подтверждения отсутствия таких обстоятельств.

Использование заявления о независимости было заимствовано из практики институциональных арбитражей, например, Международного арбитражного суда при Международной торговой палате (Париж), Лондонского международного третейского суда[3].

В соответствии с Арбитражным регламентом Международного центра по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС, ICSID)[4], если сторонами не согласовано иное, большинство арбитров должны быть гражданами иных государств, нежели государство, являющееся стороной в споре, и государство, физическое или юридическое лицо которого является стороной в споре (ст. 39 Вашингтонской конвенции).

Если стороны решили сформировать состав арбитража без обращения к Председателю Административного совета, арбитры могут назначаться из числа лиц, не включенных в список арбитров МЦУИС.

Арбитры должны обладать высокими моральными качествами и признанной компетентностью в области права, торговли, промышленности или финансов, с тем чтобы от них можно было ожидать принятия независимых решений (статьи 40 (2) и 14 (1) Вашингтонской конвенции). Назначенные арбитры должны принять назначение и подписать заявление о принятии назначения и независимости (статьи 5 и 6 Арбитражного регламента). МЦУИС начал более тщательно проверять кандидатов в арбитры на предмет их занятности, что представляет собой одну из мер МЦУИС по ускорению арбитражного разбирательства[5].

В последнее время ЮНСИТРАЛ уделяет все больше внимания порядку рассмотрения инвестиционных споров, пытаясь унифицировать понятия и определения, содержащиеся в международных документах и национальном законодательстве. Это касается и требований к арбитрам.

В качестве примера можно привести документ ЮНСИТРАЛ Рабочая группа III (Реформирование системы урегулирования споров между инвесторами и государствами). Тридцать пятая сессия. Нью-Йорк, 23-27 апреля 2018 г. - озаглавлен: «Возможная работа по реформированию системы урегулирования споров между инвесторами и государствами (УСИГ). Материалы, представленные международными межправительственными организациями, и дополнительная информация: назначение арбитров»[6].

В этом документе также содержатся унифицированные положения о требованиях арбитров в инвестиционных арбитражах. В частности, в п. 28 Документа говорится, что в дополнение к требованиям, установленным Конвенцией МЦУИС, существуют практические соображения, которые стороны часто учитывают при выборе арбитра. Они включают:

а) знание соответствующего закона (законов) - это может включать публичное международное право и международное инвестиционное право;

b) отсутствие коллизии интересов;

c) обладание опытом в качестве арбитра - этот фактор является особенно значимым для председательствующего арбитра, который должен управлять процедурами, сопряженными со сложными фактическими и правовыми вопросами и выносить процессуальные решения.

d) знание языков - хотя толкование существует всегда, стороны могут рассмотреть потенциал арбитра с точки зрения владения различными языками для уменьшения издержек;

e) своевременность и доступность арбитра - стороны могут учитывать эти факторы при определении арбитров для назначения, и МЦУИС принимает их во внимание при производстве назначения посредством запроса соответствующей информации у кандидатов;

f) сплоченность арбитражного суда - арбитры должны действовать коллегиально, совместно с другими членами суда в ходе разбирательства;

g) другие области специальных знаний - предметные специальные знания, касающиеся существа спора, также могут быть весьма ценными.

 

Беспристрастность и независимость

 

Одними из основных требований для участия арбитра в арбитражном разбирательстве являются беспристрастность и независимость. Эти критерии закреплены во всех без исключения законодательных актах всех юрисдикций и в регламентах всех арбитражных институтов.

В Законе об арбитраже принцип независимости арбитров закреплен дважды. Первый раз в подпункте 3 ст. 5:

«арбитражное разбирательство осуществляется с соблюдением принципов:

3) независимости, обозначающей, что арбитры и арбитражи при разрешении переданных им споров независимы, принимают решения в условиях исключающих какое-либо воздействие на них».

И второй раз в ст. 7 «Недопустимость вмешательства в деятельность арбитража»: «Арбитры и арбитражи при разрешении переданных им споров независимы принимают решения в условиях, исключающих какое-либо вмешательство в их деятельность государственных органов и иных организаций, за исключением случаев, установленных настоящим Законом».

Международными организациями разрабатываются Правила этики и Рекомендации для определения беспристрастности и независимости арбитров. Так, широкой известностью пользуются такие документы, как «Правила этики для международных арбитров» (1987 г.), «Руководящие принципы Международной ассоциации юристов относительно конфликта интересов в международном арбитражном суде» (2004 г.; далее - Руководящие принципы), принятые Международной ассоциацией адвокатов. Эти акты на основе классификации различного рода связей между арбитрами и сторонами дифференцируют отдельные случаи, которые могут (или не могут) быть интерпретированы как основания для отвода арбитров.

Особый интерес представляют Руководящие принципы, которые были разработаны рабочей группой Международной ассоциации юристов по вопросам конфликта интересов в международном арбитраже (IBA Working Group on Conflicts of Interest in International Arbitration) и утверждены 22 мая 2004 г.

Структура Руководящих принципов включает две части: (i) Общие стандарты относительно беспристрастности, независимости и раскрытия информации и (ii) Практическое применение Общих стандартов.

Принципы беспристрастности, независимости и раскрытия информации раскрываются в общих стандартах. Практическое применение Общих стандартов приводится во второй части, которая содержит типичные примеры конфликта интересов, почерпнутые из судебной практики. Все примеры разделены на три перечня - Красный, Оранжевый и Зеленый. В основе разделения - степень конфликта интересов.

Интерпретация независимости и беспристрастности в указанных актах тесным образом увязывается с понятием «раскрытие информации», и применение этих понятий ставится в зависимость от оценки связи с раскрытием информации.

Если классифицировать критерии о независимости и беспристрастности арбитров, указываемые в рекомендательных актах, то можно выделить следующие их категории:

1) Беспристрастность и независимость арбитра, рассматриваемые как объективный критерий с точки зрения любого разумного третьего лица. Эта категория случаев основывается на известном правовом принципе «Никто не может быть судьей в своем деле». Существующий в данном случае конфликт интересов рассматривается столь серьезным, что не требует раскрытия арбитром информации и самодостаточен для признания пристрастности и зависимости арбитра.

2) Категория случаев, когда связь между арбитрами и сторонами представляется весьма серьезной, но при этом в случае, если стороны не заявили о своем несогласии с арбитром, его участие в рассмотрении спора не рассматривается как проявление зависимости и беспристрастности. Однако в этом случае требуется информирование участников о фактах, которые могут быть расценены как свидетельствующие о зависимости и пристрастности. И если не происходит раскрытие такой информации, то следует своего рода санкция. В этом случае вводится презумпция, что арбитр пристрастен или заинтересован в деле. Возможности опровержения такой презумпции считаются исчерпанными.

3) Третья категория - это случаи, когда факты могут быть оценены как свидетельствующие о зависимости и пристрастности арбитра, но после раскрытия информации о которых не требуется специального подтверждения стороной ее согласия на участие арбитра в разбирательстве.

4) Перечень случаев, когда отсутствуют реальные или видимые факты, отражающие конфликт интересов. В этом случае раскрытия информации не требуется. Подобного рода перечень требуется, в том числе для того, чтобы оградить арбитров от необоснованных вторжений в их жизнь[7].

В России также существуют «Правила о беспристрастности и независимости третейских судей», утвержденные приказом Президента Торгово-промышленной палаты РФ от 27 августа 2010 г. № 30. Эти Правила в основном повторяют Руководящие принципы.

Арбитражной палате Республики Казахстан, которой сейчас явно нечем заняться, следовало бы разработать и утвердить подобные Правила для арбитров Казахстана.

Унификации понятий и представлений, связанных с этикой арбитра, большое внимание уделяет Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ).

Можно назвать, например, Записку Секретариата ЮНСИТРАЛ, рассмотренную на сорок девятой сессии ЮНСИТРАЛ, Нью-Йорк, 27 июня -15 июля 2016 г., под названием: «Урегулирование коммерческих споров: возможная будущая работа по этическим нормам в международном арбитраже»[8].

В этом документе выделен раздел: Беспристрастность и независимость, в котором отмечается, что главными элементами честности и неподкупности и этического поведения арбитров являются беспристрастность и независимость. Предполагается, что арбитры должны избегать прямых и косвенных конфликтов интересов. Такие конфликты обычно относятся к одной из двух категорий: отсутствие беспристрастности или отсутствие независимости. Отличие беспристрастности от независимости, как правило, обусловлено не внешними, а внутренними соображениями. Беспристрастность означает отсутствие предвзятости в отношении какой-либо из сторон или предрасположенности к ней. Например, отсутствие беспристрастности будет иметь место в том случае, если арбитр, как представляется, заранее определился с решением некоторых вопросов. Независимость обычно имеет отношение к деловым, финансовым или личным отношениям арбитра с какой-либо стороной арбитражного процесса, и ее отсутствие, как правило, является следствием проблемных отношений между арбитром и стороной или ее адвокатом. Этические нормы обычно предполагают, что этические обязанности сохраняют свою силу в течение всего производства.

Обязательства, касающиеся беспристрастности и независимости, обычно сопровождаются требованием о том, что арбитр должен раскрыть прошлые или нынешние обстоятельства, которые могут вызвать оправданные сомнения в его беспристрастности или независимости. В этой связи арбитр должен заявить о том, что раскрытые обстоятельства не влияют, по его мнению, на его независимость и беспристрастность.

В документе отмечается также, что в национальном законодательстве и арбитражном регламенте могут содержаться требования о добросовестности и тщательности, а также положения о квалификации и конфиденциальности, которые по своей сути обычно предусматривают, что арбитр: i) выполняет свои обязанности добросовестно и тщательно, старательно и оперативно в течение всего хода разбирательства; и ii) сохраняет конфиденциальность не подлежащей публичной огласке информации и не использует любую информацию для получения личной выгоды и ущемления интересов других.

Вопросы, возникающие в связи с независимостью, могут различаться в зависимости от статуса арбитра. Например, вопросы, с которыми сталкиваются профессора и непрактикующие юристы, обычно отличаются от вопросов, с которыми сталкиваются юристы, практикующие в юридических фирмах. Тип юридической фирмы, с которой связан арбитр, который может варьироваться от небольшой специализированной фирмы до большой транснациональной фирмы или фирмы в сети или ассоциации, обычно также будет иметь определенное значение. Более, того, роль арбитра внутри фирмы также может иметь влияние на его или ее конфликтную ситуацию.

Несмотря на то, что виды ситуаций, в которых возникают вопросы независимости, являются чрезвычайно разнообразными, они могут быть ориентировочно разделены на следующие категории: отношения арбитра с одной или более сторонами; отношения арбитра с лицом, связанным со стороной; отношения арбитра с юридическим советником или лицом, связанным с юридическим советником; отношения арбитра с государством; роль арбитра в смежном деле[9].

 

Арбитры КМА

 

Казахстанский Международный Арбитраж является независимым постоянно действующим арбитражным институтом, созданным в 2005 году, и осуществляющим свою деятельность в соответствии с Законом об арбитраже, иными законодательными актами Республики Казахстан и применимыми международными договорами.

Согласно п. 6 ст. 3 Регламента КМА утверждает список Арбитров сроком на пять лет, в котором указываются имя, фамилия и отчество (при его наличии) Арбитра, его образование, специальность или специализация, ученая степень и звание (при наличии) опыт работы с указанием места работы, должности и периода работы, знание иностранных языков, его постоянное место жительства (город, страна), а также количество рассмотренных дел.

Если по истечении указанного срока не был утвержден новый список Арбитров, ранее утвержденный список Арбитров продолжает действовать до утверждения нового списка Арбитров.

Список Арбитров размещается на вебсайте КМА, а также предоставляется по запросу любому заинтересованному лицу Секретариатом КМА.

Арбитрами КМА являются 172 высококвалифицированных специалиста. 80 Арбитров являются гражданами Казахстана и 92 - иностранными экспертами из Австралии, Австрии, Азербайджана, Бельгии, Беларуси, Великобритании, Германии, Грузии, Италии, Индии, Китая, Южной Кореи, Литвы, Молдовы, Нидерландов, ОАЭ, Польши, России, Украины, Узбекистана, Сингапура, Словении, США, Франции, Финляндии, Чехии, Швеции, Японии.

При этом 128 арбитров являются мужчинами (граждан РК - 51, иностранных граждан - 77) и 44 - женщинами (гражданки РК - 29, иностранные гражданки - 15).

Из 172 Арбитров имеют ученые степени 62 Арбитра, являются практикующими юристами (в основном главами и /или партнерами, а также старшими юристами крупных юридических фирм) - 110 человек.

В КМА по соглашению сторон могут передаваться споры, возникшие из гражданско-правовых отношений между физическими (в том числе индивидуальными предпринимателями) и (или) юридическими лицами, независимо от их места жительства или местонахождения внутри Республики Казахстан или за ее пределами.

Наиболее распространенными являются арбитражные разбирательства споров из следующих гражданско-правовых договоров: купли-продажи (включая договоры поставки), подряда, учредительных договоров (о создании юридических лиц по законодательству РК), возмездного оказания услуг, аренды, займа, залога, перевозки, транспортной экспедиции, страхования и др.

Подавляющее большинство истцов и ответчиков в КМА являются юридическими лицами - 97%, и только 3% сторон - это физические лица (индивидуальные предприниматели)

На долю так называемых внутренних споров (между казахстанскими юридическими лицами) приходится порядка 29% дел, рассмотренных КМА за период с 2014 по 2017 гг. (Алматы, Астана, Аксу, Актау Актобе, Атырау, Караганда, Костанай, Павлодар, Семей, Степногорск, Тараз, Усть-Каменогорск, Шымкент, Экибастуз).

Подавляющее большинство составляют международные споры (с участием иностранных юридических лиц) - 71%. Национальность спорящих сторон: Австралия, Алжир, Беларусь, Британские Виргинские Острова, Великобритания, Германия, Гонконг, Италия, Китай, Южная Корея, Кыргызстан, Литва, Лихтенштейн, Нидерланды, ОАЭ, Панама, Польша, Россия, Содружество Багамских Островов, США, Таджикистан, Турция, Узбекистан, Украина, Финляндия, Швейцария, Эстония и др.

В среднем за период с 2014 по 2017 гг. в КМА поступало порядка 50-60 исковых материалов в год, из которых порядка 10-12 исковых заявлений возвращалось на основании подпункта 2) п.1 ст. 27 Закона об арбитраже (подача иска в арбитраж, не предусмотренный в арбитражном соглашении), порядка 3-5 дел оставалось без движения в соответствии с п. 2 ст. 22 Регламента КМА (в связи с неуплатой регистрационного и арбитражного сборов).

Цена исков, рассмотренных КМА за период с 2014 по 2017 гг., составила от 10 тыс. (минимальная цена одного иска) до 7 млн. долларов США (максимальная цена одного иска).

Срок рассмотрения дел составляет от двух месяцев с момента формирования состава арбитража до 10-12 месяцев по наиболее сложным делам.

Большинство споров рассмотрено Составами из трех арбитров - 72%, и только 28% дел - единоличным арбитром, несмотря на предусмотренное п. 1 ст. 4 Положения об арбитражных расходах и сборах (Приложение к Регламенту КМА) уменьшение арбитражного сбора на 20% при рассмотрении дела единоличным арбитром.

При коллегиальном рассмотрении споров по одному из арбитров выбирает каждая сторона, два таким образом избранных арбитра самостоятельно избирают Председателя состава арбитража.

Председатель КМА осуществляет назначение арбитров в редких и только в прямо предусмотренных Регламентом КМА случаях (например, когда стороны не смогли договориться о кандидатуре единоличного арбитра, когда сторона прямо высказывает просьбу о назначении арбитра председателем КМА, либо в случае, когда сторона уклоняется от арбитражного разбирательства).

Какими критериями руководствуется Председатель КМА при назначении арбитра:

- в первую очередь, согласно Регламенту, в таких случаях Арбитр должен состоять в списке арбитров КМА. В иных случаях стороны вправе избрать в качестве арбитра лицо, не состоящее в списке арбитров КМА;

- во-вторых, он должен быть независимым от сторон и беспристрастным, о чем он подписывает заявление о принятии функций арбитра по конкретному дела и о независимости от сторон;

- в-третьих, арбитр должен специализироваться на предмете спора;

- в-четвертых, желательно, чтобы арбитру было психологически комфортно работать в данном составе арбитража;

- в-пятых, в зависимости от степени сложности дела, важную роль может играть наличие опыта ведения арбитражных разбирательств. Бывают случаи, когда юрист, имеющий блестящий опыт представления интересов стороны в арбитражных разбирательствах, будучи избранным в качестве арбитра, не может отказаться от роли представителя. Поэтому важное правило закреплено в п. 1 ст. 3 Регламента КМА - арбитры не являются представителями сторон. Определенные сложности могут возникать и у арбитров, являющихся преподавателями, которые в силу специфики профессии, нередко, склонны к обучению представителей обеих сторон, разъяснению им допущенных ошибок. Поэтому Секретариат КМА старается консультировать арбитров не только по применению Регламента КМА, но и своевременно напоминать арбитрам (как правило, имеющим небольшой опыт ведения арбитражных разбирательств) о том, что они не являются представителями сторон.

 

Требования, предъявляемые в КМА к подбору арбитров

1) предпочтение отдается арбитрам, имеющим ученые степени докторов и кандидатов наук, в основном по специальности «Гражданское право» (62 арбитра). Степени магистра или доктора PhD учитываются только в том случае, если они были получены за границей. Доктора наук в области публичного права (особенно уголовного), как правило, не принимаются. При этом мы исходим из того, что теоретические познания в области гражданского права, несомненно, помогут арбитру найти правильное решение конкретного спора;

2) предпочтение отдается также юристам, работающим в юридических фирмах и крупных компаниях самого разного профиля (110 арбитров).

Почти все руководители крупных иностранных и национальных юридических фирм, и юридических департаментов крупных компаний являются арбитрами КМА. Стаж работы по специальности остальных арбитров составляет никак не менее десяти лет (в основном это партнеры или старшие юристы). Собственно, это и есть костяк арбитров КМА;

3) действующих и бывших работников правоохранительных органов арбитрами не берем в принципе.

Судьи в отставке у нас есть несколько человек, то есть прямого запрета нет. Однако судей мы стараемся не брать арбитрами. Был случай, когда к Председателю КМА обратилось сразу трое судей гражданской коллегии Верховного Суда в отставке с просьбой включить их в список арбитров, но Председатель КМА вежливо им отказал. Судьи - хорошие профессионалы и, несомненно, могут решать гражданско-правовые споры. Но они очень долго осуществляли властные функции и привыкли к этому.

Между тем арбитр - это не судья, облеченный государством властью. Это арбитр, выбранный сторонами процесса. И для них он должен выступать как помощник в решении спора и как беспристрастный защитник их интересов. Главные качества арбитражного разбирательства - это доброжелательность, открытость, объективность и беспристрастность. Арбитры в КМА стремятся выслушать все аргументы сторон, рассмотреть все доказательства, чтобы у сторон не было мнения, что их не до конца выслушали.

Председатель КМА участвовал в качестве эксперта по казахстанскому праву в арбитражных разбирательствах почти всех ведущих западных юрисдикций. По его мнению, арбитражное разбирательство в КМА является менее формализованным и менее забюрократизированным. И более быстрым, и менее затратным. Может быть, это показатель незрелости и недостаточной организации рассмотрения дел, но у нас не было случаев, чтобы из-за опоздания на один день целый пласт доказательств оставался бы неизученным и нерассмотренным.

Мы считаем, что государственные судьи все эти тонкости рассмотрения дела не привыкли учитывать в своей профессиональной деятельности.

Адвокатов в списке арбитров КМА тоже очень немного. Но не потому, что мы отказываемся от адвокатов. Просто до недавнего времени возможность выступления в качестве арбитра для адвоката была очень сомнительной. Дело в том, что, с одной стороны, Законы о третейских судах и о международном коммерческом арбитраже не содержали прямого запрета на избрание адвокатов в качестве третейских судей (арбитров). Но, с другой стороны, Закон Республики Казахстан от 05 декабря 1997 года «Об адвокатской деятельности» не содержал прямого разрешения для адвокатов выступать в качестве третейского судьи или арбитра при рассмотрении спора в третейском суде или международном коммерческом арбитраже.

Такая законодательная неурегулированность возможности адвокатов выступать в качестве третейских судей и арбитров несла в себе риск обжалования компетентным судом решений, вынесенных составом арбитров (третейских судей) с участием адвокатов. В настоящее время данная проблема решена, поскольку п. 5 ст. 15 Закона об адвокатской деятельности был дополнен прямым указанием на возможность для адвокатов быть избранным или назначенным арбитром соответствующего арбитража для разрешения спора.

 

Казахстанские реалии

 

Но то, о чем сказано выше, - это требования к арбитрам, предъявляемые в КМА. Однако нельзя сказать, что это требования, общие для всех арбитражей Казахстана. Напротив, это скорее исключение из правил, чем общее правило. В целом по Казахстану картина складывается очень печальная.

Закон об арбитраже, в отличие от аналогичного российского Закона, не содержит никаких требований относительно численного и качественного состава арбитров, включенных в списки арбитров постоянно действующих арбитражей.

С одной стороны, можно критиковать российского законодателя за излишне жесткие требования к списку арбитров (обязательное наличие кандидатов и докторов юридических наук, возможность одного лица быть арбитром не более чем в трех постоянно действующих арбитражах). Но, с другой стороны, такая лояльность казахстанского закона оборачивается тем, что появились недобросовестные и карманные арбитражи, в лучшем случае представляющие собой так называемый «юридический фаст-фуд», суррогат вместо арбитража, а в худшем - выносящие незаконные арбитражные решения.

Например, список арбитров одного из постоянно действующих арбитражей состоит из трех арбитров. Есть арбитражи, у которых арбитров и того меньше - всего два! При этом в Регламентах этих арбитражей содержится норма о том, что все споры разрешаются только единоличным арбитром и только из рекомендованного арбитражем списка.

А есть и такие, которые создают арбитраж без утверждения списка арбитров. При чем дела у них уже есть, а арбитров нет. Один из таких арбитражей недавно просил КМА временно «предоставить» своих арбитров для разрешения дел, уже поступивших в этот арбитраж.

В последнее время в Казахстане сложился такой тренд, когда бывшие сотрудники правоохранительных органов, прокуратуры и судьи государственных судов (в том числе ушедшие по отрицательным мотивам из судебной системы) создают свои арбитражи. И если судьи имеют опыт в разрешении гражданско-правовых споров, то бывшие сотрудники правоохранительных органов имеют весьма слабое представление о специфике гражданского права в целом. В арбитражных решениях таких арбитров, как правило, прослеживается сильный уголовный подход.

Статистика рассмотренных такими арбитражами дел впечатляет - до 5 000 дел в год (примерно по 20 дел за один рабочий день, при этом список арбитров, как правило, состоит из 3, максимум 10 арбитров). О каком качестве разрешения споров может идти речь?

Такие арбитражи умудряются заключать со своими арбитрами трудовые договоры как с работниками и выплачивают им ежемесячно заработную плату.

В Регламенте другого арбитража (функционирующего в одной из областей Казахстана) предусмотрено:

«Реестр арбитров утверждается Учредителем Арбитража сроком на 5 (пять) лет из числа физических лиц, достигших возраста двадцати пяти лет, имеющих высшее образование и обладающее знаниями в области разрешения споров, отнесенных к компетенции Арбитража и вносящих ежегодный членский взнос».

О какой независимости арбитра может идти речь?

Обстоятельства одного печально известного арбитражного дела, имевшего место в казахстанской практике в 2016-2017 гг.[10], наводят на размышления о том, а являются ли действительно арбитры независимыми при разрешении споров?

Принцип независимости арбитров закреплен в Законе об арбитраже (подпункт 3 ст. 5, ст. 7).

Совершенно очевидно, что арбитры согласно этим нормам должны быть независимыми не только от сторон, избравших их, от государственных органов и иных организаций, но и от самого постоянного действующего арбитража.

Однако отдельные постоянно действующие арбитражи включают в свои Регламенты нормы следующего содержания:

«В исключительных случаях председатель Арбитража по собственной инициативе может принять постановление о признании решения Арбитража не имеющим юридической силы и не подлежащим исполнению».

Такая норма противоречит сразу нескольким положениям Закона об арбитраже:

1) пункту 3 ст. 45, поскольку арбитражное решение считается принятым в месте арбитражного разбирательства и вступает в силу в день, когда оно подписано арбитром (арбитрами);

2) подпункту 3) ст. 5, ст. 7, поскольку никто, в том числе и руководство постоянно действующего арбитража, не вправе вмешиваться в деятельность арбитра в силу принципа независимости;

3) ст. ст. 54, 55, 57, поскольку отказать в принудительном исполнении решения может только суд.

Практика наделения руководителей постоянно действующего арбитража полномочиями по отмене арбитражных решений является глубоко порочной.

К сожалению, нередко и спорящие стороны не соблюдают данный принцип. Например, в этом году одна из спорящих сторон по одному делу, рассматриваемому составом арбитров, подала на имя председателя КМА жалобу на одного из арбитров. Не заявила отвод, как это предусматривает Закон об арбитраже и Регламент КМА, а именно жалобу. Согласно Регламенту КМА заявление об отводе в таком случае подлежит рассмотрению составом арбитража, а не председателем КМА. Ссылаясь на принцип независимости арбитров, в рассмотрении жалобы председатель КМА отказал.

Принцип недопустимости вмешательства в деятельность арбитража имеет и другую сторону. Данный принцип необходимо понимать более широко, охватывая запрет на вмешательство государственных органов и иных организаций не только в непосредственную деятельность арбитражей и арбитров по разрешению споров, но и в любую иную деятельность арбитражей, связанную с разрешением споров.

Так, несколько лет назад КМА выступил ответчиком в государственном суде по иску исключенного нами арбитра. Суть исковых требований арбитра заключалась в необходимости принудительного восстановления решением государственного суда исключенного арбитра в списке арбитров КМА. Суд первой инстанции удовлетворил требование истца. Удовлетворение судом такого требования означает нарушение принципа недопустимости вмешательства в деятельность арбитража со стороны государственных органов и иных учреждений. КМА подал апелляцию, которую суд частично удовлетворил - решение суда первой инстанции было отменено, дело направлено на новое рассмотрение. Суд первой инстанции, повторно рассмотрев дело, отказал в удовлетворении иска. Но этим дело не закончилось. Были еще кассация и надзорное рассмотрение. В итоге, спустя два с половиной года, конец данному спору был положен Верховным Судом Республики Казахстан, который признал законными действия КМА по исключению нерадивого арбитра из списка арбитров КМА, который к тому же имеет рекомендательный характер. Юридически сложностей в этом деле не было вообще никаких, поскольку исключение из списка арбитров явилось решением общего собрания ТОО «КМА». Этот арбитр участником товарищества не являлся, а, значит, он не имел права на обжалование принятого решения.

 

Реестр арбитров

 

В соответствии со ст. 15 Закона об арбитраже предусматривается ведение реестра арбитров - базы данных, содержащей сведения об арбитрах, осуществляющих свою деятельность на территории Республики Казахстан.

Реестр арбитров должен содержать фамилию, имя отчество (если оно указано в документе, удостоверяющем личность) арбитра, опыт работы с указанием места работы, должности, периода работы, ученую степень и ученое звание (при наличии), количество рассмотренных дел.

Правила ведения и использования реестра арбитров утверждаются Арбитражной палатой Казахстана, и она же в соответствии с п. 4) ст. 15 Закона об арбитраже уполномочена на ведение реестра арбитров постоянно действующих арбитражей, а также арбитров, являющихся членами Арбитражной палаты[11].

Чем вызвана необходимость в данной статье, если постоянно действующие арбитражи и так обязаны вести реестр своих арбитров согласно п. 1 ст. 16 Закона об арбитраже? К чему такой бюрократизм в отношении Арбитражной палаты? Список арбитров всегда носит лишь рекомендательный характер. Арбитром может быть и лицо, которое не включено ни в один из списков постоянно действующих арбитражных институтов. Достаточно того, чтобы лицо, избранное сторонами арбитром, отвечало императивным требованиям к арбитрам, предусмотренным Законом. И все! Никакого включения в список арбитров при этом не нужно.

Что значит «арбитр, осуществляющий свою деятельность на территории РК»? Арбитр - это не нотариус или адвокат. И никакую деятельность, в том числе и «арбитражную» он на территории РК не ведет. Лицо становится арбитром, только тогда, когда его изберут или назначат таковым, и только на время арбитражного разбирательства.

При арбитраже ad hoc положения ст. 15 Закона об арбитраже вообще нелепы. Никто, кроме самих сторон, не знает и не должен знать о том, что какое-то физическое лицо выступило в данном споре арбитром.

Почти за два года своего существования АПК не только не утвердила правила ведения и использования реестра арбитров, но и не сформировала реестр арбитров. Вместо реестра арбитров на сайте АПК вывешен реестр постоянно действующих арбитражей, являющихся членами АПК[12]. Кроме того, за все это время ни один арбитр не изъявил желания добровольно вступить в АПК и согласно Уставу АПК заплатить вступительные и членские взносы в размере 50 000 тг.[13]

Сказанное только подтверждает нелепость предусмотренных п. 1 ст. 15 Закона об арбитраже требований относительно ведения реестра арбитров.

 

Ответственность арбитра

 

В настоящее время в Парламенте находится на рассмотрении проект Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам усиления защиты права собственности и арбитража» (далее - Законопроект)[14].

НИИ частного права и КМА имеют самое непосредственное отношение к нему. По просьбе Арбитражной Палаты Казахстана весной 2017 года нами были подготовлены предложения по внесению изменений и дополнений в Закон об арбитраже и Гражданский процессуальный кодекс[15]. Большая часть разработанных нами предложений после обсуждения на заседаниях Общего собрания членов АПК была одобрена и включена в законопроект, разработчиком которого является Министерство юстиции РК.

По предложению Генеральной прокуратуры РК в Законопроект были включены нормы об ответственности арбитров и постоянно действующих арбитражей следующего содержания:

«Статья 58. Ответственность

2. Вред, причиненный вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения постоянно действующим арбитражем функций по администрированию арбитража или связанных с осуществлением им обязанностей, предусмотренных регламентом, возмещается на общих основаниях, предусмотренных гражданским законодательством. Постоянно действующий арбитраж не несет гражданско-правовую ответственность перед сторонами арбитражного разбирательства за убытки, причиненные действиями ими бездействием состава арбитража.

3. Вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) состава арбитража при осуществлении арбитражного разбирательства, кроме случаев, предусмотренных частью первой пункта 2 настоящей статьи, возмещается на общих основаниях, предусмотренных гражданским законодательством. Регламентом постоянно действующего арбитража может быть предусмотрена возможность снижения гонорара арбитра в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих функций».

Предложение о дополнении статьи 58 Закона об арбитраже новыми пунктами 2 и 3 вызвало массу замечаний со стороны постоянно действующих арбитражей, поскольку оно необоснованно, а ссылка авторов поправок в обоснование необходимости их принятия на наличие аналогичных норм в законодательстве Российской Федерации вводит в заблуждение депутатов.

Принятие предложенных поправок может повлечь за собой крайне негативные последствия для развития арбитража в Казахстане, поскольку арбитры будут в массовом порядке отказываться от выполнения функций по рассмотрению споров в арбитраже под страхом необоснованного привлечения их к ответственности.

При подготовке и обсуждении на общем собрании членов Арбитражной Палаты Казахстана законопроекта вопросы о внесении изменений и дополнений в ст. 58 Закона об арбитраже также поднимались.

Однако инициатором данных изменений - председателем одного из постоянно действующих арбитражей - вопрос ставился об ограничении ответственности арбитражных институтов и арбитров. Но эти предложения не были поддержаны членами АПК, поэтому они не были включены в текст законопроекта.

Ссылка в обосновании Генеральной прокуратуры РК на наличие аналогичных норм в законодательстве Российской Федерации вводит в заблуждение, поскольку не соответствует действительности.

Федеральный закон от 29 декабря 2015 года №382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» содержит по этому вопросу две статьи следующего содержания:

«Статья 50. Ответственность некоммерческой организации, при которой создано действующее арбитражное учреждение.

В случае, если правилами постоянно действующего арбитражного учреждения не устанавливается ответственность некоммерческой организации, при которой оно создано, перед сторонами арбитражного соглашения в большем размере, чем предусмотрено настоящим Федеральным законом, некоммерческая организация, при которой создано постоянно действующее арбитражное учреждение, несет гражданско-правовую ответственность перед сторонами арбитража только в виде возмещения убытков, причиненных им вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения постоянно действующим арбитражным учреждением своих функций по администрированию арбитража или связанных с осуществлением им своих обязанностей, предусмотренных правилами постоянно действующего арбитражного учреждения, при наличии умысла или грубой неосторожности. Некоммерческая организация, при которой создано постоянно действующее арбитражное учреждение, не несет гражданско-правовой ответственности перед сторонами арбитража за убытки, причиненные действиями (бездействием) арбитра.

Статья 51. Ответственность арбитра

Арбитр не несет гражданско-правовой ответственности перед сторонами арбитража, а также перед постоянно действующим арбитражным учреждением в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением функций арбитра и в связи с арбитражем, за исключением ответственности в рамках гражданского иска по уголовному делу, который может быть предъявлен к арбитру в соответствии в уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации в целях возмещения ущерба, причиненного преступлением, в совершении которого арбитр будет признан виновным в установленном законом порядке. При этом правилами постоянно действующего арбитражного учреждения может быть предусмотрена возможность снижения гонорара арбитра в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих функций».

Как видно из содержания данных норм, речь в них идет совершенно о другом, а именно - об установлении исключений из общих оснований ответственности по гражданскому законодательству Предложенные же Генеральной прокуратурой поправки, наоборот, направлены на установление ответственности.

Более того, в настоящее время в Российской Федерации в связи с проведенной излишне жесткой реформой в правовом регулировании деятельности арбитражей и третейских судов, последствия которой крайне негативным образом отразились на развитии арбитража в России (после реформы функционируют всего 3-4 арбитража на всю Россию), активно инициируется пересмотр положений федерального законодательства об арбитраже и третейских судах в сторону его смягчения.

В итоге после многочисленных встреч и обсуждений указанные поправки удалось исключить из Законопроекта.

 


[1] См.: Комментарии к арбитражным регламентам ведущих арбитражных институтов / Под ред. Рихарда Хлупа. СПб.: АНО «Редакция журнала «Третейский суд»; М.: Инфотропик Медиа, 2012. С. 74-75.

[2] См.: Там же. С. 99-100.

[3] См.: Там же. С. 258-259.

[4] МЦУИС создан в соответствии с Вашингтонской конвенцией об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств 1965 г. (Конвенция МЦУИС).

[5] См.: Там же. С. 367-368.

[7] Подробнее см.: Международный коммерческий арбитраж: Учебник /Под ред. В.А. Мусина, О.Ю. Скворцова. СПб.: АНО «Редакция журнала «Третейский суд»; М.: Инфотропик Медиа, 2012. С. 163-164 (автор главы- О.Ю. Скворцов); См.: также: Курочкин С.А. Третейское разбирательство и международный коммерческий арбитраж. М.: Статут, 2017. С.104-119.

[8] Записка опубликована http://undocs.org/ru/A/CN9/880. См. также: Комиссия ЮНСИТРАЛ. Пятидесятая серия. Вена, 3-21 июля 2017г. Записка Секретариата: «Возможная будущая работа в области урегулирования споров: этические нормы в контексте международного арбитража. http://undocs.org/ru/A/CN.9/916. http://undocs.org/ru/A/CN9/880

[9] См.: Вайтселл (Генеральный секретарь Международного арбитражного суда МТП в 2000-2007гг.). Независимость в арбитраже МТП: практика Суда МТП, касающаяся назначения, утверждения, отвода и замены арбитров.ICC International Court of Arbitration Bulletin. 2007. Special Supplement - Independence of Arbitrators. Publication №690 E. www.iccbooks.com; www.iccdri.com; Ю. Ловенецкая, «Вестник международного коммерческого арбитража», перевод на русский язык, 2010.

[10] Подробнее см.: Нестерова Е.В. О реализации принципа независимости арбитражного разбирательства (на примере одного спора) //http:online.zakon.kz/Document/?doc_id=32763720

[11] Арбитражная Палата Казахстана (далее - АПК) была создана в ноябре 2016 года в соответствии с требованиями Закона об арбитраже. АПК - некоммерческая организация, представляющая собой объединение постоянно действующих арбитражей, арбитров, создаваемое в целях обеспечения благоприятных условий для реализации, стимулирования и поддержки деятельности арбитражей в Республике Казахстан в порядке, установленном законодательными актами Республики Казахстан. Во всем мире арбитражные палаты представляют собой добровольные некоммерческие саморегулируемые объединения. И до введения в действие Закона об арбитраже при желании постоянно действующие арбитражи вполне могли образовать соответствующую арбитражную ассоциацию на основе норм ст. 110 Гражданского кодекса РК. Для этого не нужно было предусматривать в Законе об арбитраже никаких норм об Арбитражной палате. Членами Арбитражной Палаты Казахстана в настоящее время являются 22 арбитража (г. Алматы - 9, г. Астана - 8, г. Караганда - 2, г. Шымкент - 1, г. Павлодар - 1, г. Уральск - 1).

[12] Сведения о постоянно действующих арбитражах, являющихся членами Арбитражной Палаты Казахстана, приведены на официальном сайте АПК//https://palata.org/

[13] См. п. 5.1. Устава Арбитражной Палаты Казахстана // https://palata.org/wp-content/uploads/2017/05/Ustav.pdf

[15] Предложения НИИ частного права Каспийского университета и Казахстанского Международного Арбитража по внесению изменений и дополнений в Закон Республики Казахстан «Об арбитраже» и Гражданский процессуальный кодекс РК//http://online.zakon.kz/Djcument/?doc_id=33142960

 

10 сентября 2018, 14:34
Источник, интернет-ресурс: Сулейменов М.К. , Дуйсенова А.Е.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript