Законодательная техника и ее влияние на практику (Геннадий Нам – адвокат Алматинской городской коллегии адвокатов) (©Paragraph 2018 / 5.0.2.3)

Законодательная техника и ее влияние на практику

 

Геннадий Нам - адвокат

Алматинской городской коллегии адвокатов

 

Выбор законодательной техники при изложении текстов законов или их норм, должны подчиняться определенным правилам, в том числе правилам языка на котором готовятся данные документы. Любые ошибки или пренебрежение соответствующих правил, влекут за собой негативные последствия. В частности, воспринимаются и истолковываются разными субъектами права, к которым адресованы эти нормы, по своему. Нормативный акт, либо ее часть содержащая порок, также снижает его эффективность, а иногда приводит к результату, который не предполагался. К сожалению, выявляются и проявляются эти ошибки, когда закон или нормативно правовой акт уже принят, т.е. в процессе правоприменения.

Покажу это на конкретных примерах, которые близки автору этих строк и связаны с его правовым статусом и деятельностью.

Недавно, Парламентом страны был принят новый Закон РК «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» от 05 июля 2018 г. (далее - Закон об адвокатской деятельности) /1/. Поскольку данный закон принят и вступил в юридическую силу, то надлежит привести деятельность ныне существующих коллегий адвокатов, их внутренние правила и положения (локальные нормы) в соответствие с требованием вышеназванного закона. В частности, разработать и принять уставы коллегии адвокатов в новой редакции, включив в их содержание положения Закона об адвокатской деятельности. И тут возникает необходимость осмысления и правильного понимания содержания текстов статьи этого закона и дословного перенесения текстов закона, в свои уставы.

В ст. 53 Закона об адвокатской деятельности записано, что «Органами коллегии адвокатов являются:

1) высший орган - общее собрание (конференция) членов».

В предложении «общее собрание (конференция) членов», слово «конференция» выделена двойной круглой скобкой. В соответствии с правилами русского языка, двойная круглая скобка «это знак препинания который ставится впереди и позади различных поясняющих слов» /2/.

Также он имеет и другое значение. В частности, используется вместо союза, т.е. части речи, который связывает слова между собой или разъединяет их. В нашем случае, двойная круглая скобка в которую заключено слово «конференция», заменяет собой разделительные союзы «или», «либо». Таким образом, использование данного правила русского языка в конструировании ст. 53 Закона об адвокатской деятельности, т.е. использование круглых скобок, вместо союзов «или», «либо» по смысловому содержанию означает, что «общее собрание» и «конференция», понятия равнозначные. Они построены на противопоставлении одного другому. Поскольку это так, то слово «членов», помещенное в конец предложения, означающее членов коллегии адвокатов, логически согласуется со словом «общее собрание». Однако, конференция не состоит из членов коллегий адвокатов, а состоит из делегатов, которых избирают сами адвокаты на собраниях юридических консультаций, адвокатских контор или осуществляющих адвокатскую деятельность индивидуально, по определенной квоте (норме представительства). Как правило, квоту представительства определяет исполнительный орган, в частности президиум коллегии адвокатов. Поэтому, при вдумчивом, тонком прочтении и углубление в содержание понятия «конференция» и связанное с ним слово «членов» с использованием правил грамматики русского языка, выявляется не совпадение с содержанием понятия «общее собрание членов». Полагаю, что к конференции применимо слово «делегаты», тогда как к общему собранию соответствует слово «члены».

Поскольку текст Закона об адвокатской деятельности изложен на русском языке, то необходимо соблюдать правила этого языка при изложении норм (правил поведения). В частности, правила применения синонимов-антонимов и тождества.

Слово «общее собрание», не является синонимом «конференция». Синонимами называются слова различные по звучанию и написанию, но совпадающие по своему смысловому значению. Вместе с тем, понятие «общее собрание» не тождественно понятию «конференция». Тождество - это точно соответствующий кому-либо или чему либо; такой же, как кто-либо или что либо; одинаковый; взаимозаменяемый /3/.

Общее собрание предполагает участие всех членов коллегии, по списочному составу, на дату его проведения. Предположим, что в той или иной коллегии адвокатов 1 000 человек. Из этого следует, что общее собрание - это когда в нем участвуют все 1 000 адвокатов (членов коллегии) либо подавляющее большинство. Конференция - это тоже собрание, но не общее. Оно не может быть общим, поскольку состоит из делегатов, выбранных из всего списочного состава членов коллегии, по соответствующей норме представительства. Например, один делегат от трех или четырех либо более адвокатов. Таким образом, адвокат избранный и делегированный на конференцию действует и голосует не от своего имени, а от имени представляемых им лиц. Это представительный орган. Поэтому членов конференции состоящих из делегатов, всегда меньше чем количество адвокатов, которые бы участвовали на общем собрании. Так, при соотношении один к четырем, при численности адвокатов в 1 000 человек, делегатов конференции будет 250 человек. Это ¼ от общего количества всех адвокатов. При этом, из числа избранных делегатов, на конференции могут отсутствовать лица, причины которых могут быть уважительными, так и неуважительными. Однако, кворум для проведения конференции и признания ее правомочной, который устанавливается заранее, должен быть соблюден. Иначе, конференция будет не правомочной.

Таким образом данный пример показывает, что юридические понятия «общее собрание» и «конференция», не являются равными, т.е. тождественными (взаимозаменяемыми) ни юридически, ни фактически.

Более того, у юридического лица в организационно правовой форме как коллегия адвокатов, которая по правовому статусу близка и соответствует общественному объединению и некоммерческой организации, с учетом специфики деятельности и для чего она создана, не может быть два высших органа - общее собрание и конференция /4/.

Какое же значение все это имеет для практики.

В настоящее время при разработке всеми областными и городскими коллегиями адвокатов новых уставов, встает вопрос, какой орган является высшим органом коллегии - общее собрание или конференция, либо как записано в Законе об адвокатской деятельности, что высшим органом является «общее собрание (конференция) членов»? К слову, юридически и фактически правильно принимать не новые уставы, а вносить изменения и дополнения в предыдущие уставы, поскольку коллегии адвокатов созданы уже много десятилетий назад и их уставы утверждены на учредительных собраниях. Вместе с тем новый Закон об адвокатской деятельности вносит только изменения и уточнения в деятельность адвокатов, самой коллегии адвокатов, прав и обязанностей адвокатов и пр., при этом не требует полного изменения уставов коллегии адвокатов, посредством принятия новых их редакции. Полагаю, что поскольку закон один, а коллегии адвокатов и сами адвокаты находятся в одинаковом положении и действуют в едином правовом пространстве, правильней было бы разработать типовой проект устава, к которому присоединились бы все коллегии адвокатов страны. По примеру, как это предусмотрено в Законе РК «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» от 22 апреля 1998 г. и в Законе РК «О государственной регистрации юридических лиц и учетной регистрации филиалов и представительств» от 17 апреля 1995 г. /5/.

Однако, вернемся к прежнему вопросу. Как было сказано выше, перенимать содержание статьи Закона об адвокатской деятельности, в точности как там изложено, будет неверно. Игнорировать ее также нельзя, поскольку в противном случае устав будет противоречить закону.

Признание того, что конференция является высшим органом коллегии адвокатов, ставит под угрозу легитимность выбранных им органов - президиума, ревизионной комиссии, аттестационной комиссии, да и самого устава.

Устав - это основополагающий документ, который регулирует всю деятельность территориальной коллегии адвокатов, ее органов и приниматься должен один раз. В последующем, в него должны вноситься только изменения и дополнения. С тем, чтобы придать ему легитимность и чтобы никто не смог его оспорить, надлежит принимать его на общем собрании. Конференция же не может обладать такими же полномочиями, что и общее собрание. Как было сказано выше, в коллегии не может быть два высших органа. Конференция, по своему правовому положению и статусу, всегда орган вторичный. Поэтому, юридически не верно применять к понятию «конференция» словосочетание «высший орган».

Как правило, конференция проводится в промежутке между общими собраниями, для решения каких-то срочных или требующих экстренного решения вопросов. Как было сказано выше, на конференцию избираются делегаты из состава членов коллегии адвокатов по определенной норме и делегирования им определенных полномочий (наказа). Конференция не может обладать теми же полномочиями, что и общее собрание. В любом случае полномочия конференции не могут быть равными полномочиям общего собрания, т.к. они усечены (ограничены). Поэтому надлежит разделить полномочия и компетенцию общего собрания от полномочий и компетенции конференции. С учетом сказанного полагаю, что не совсем корректно сформулировано положение п. 1 ст. 54 Закона об адвокатской деятельности о том, что «общее собрание (конференция) членов коллегии адвокатов вправе решать любые вопросы деятельности коллегии адвокатов». Так, если конференция примет какое-либо решение, которое не устраивает большинство членов коллегии адвокатов, то ее решение может быть отменено либо пересмотрено общим собранием. А решение общего собрания либо его части, может быть оспорено в суде по правилам ГПК РК, любым членом коллегии адвокатов не зависимо от того, принимал ли он участие в нем или нет /6/.

Необходимо отметить, что негативным последствием при проведении конференции и принятия решения данным органом является то, что решение конференции может быть оспорено в суде любым адвокатом, который не участвовал в работе конференции и соответственно не принимал участия в голосовании по принятию конференцией решения. Например, посчитает, что данным решением ущемляются его права либо возлагаются на него обязанности, с которыми он не согласен. Может быть и такое, что делегат конференции которого выбрали и которому дали соответствующий наказ (напутствие), проголосовал за другое решение, которое изначально было оговорено избирателями-адвокатами, как не приемлемое для них.

В связи с изложенным хотел бы отметить, что в ст. 61 Закона об адвокатской деятельности не предусмотрено право членов коллегии адвокатов на обращение в суд на решение органов коллегии, что является недоработкой законодателя.

Далее, поскольку общее собрание проводится не реже одного раза в год, то конференция может созываться и проводиться чаще. Например, раз в квартал или один раз в полугодие. Это следует из логического и смыслового толкования и содержания текста Закона об адвокатской деятельности и терминологии примененной в нем.

Не согласуется положение Закона об адвокатской деятельности и с тем, что общее собрание (конференция) проводится не реже одного раза в год, а органы коллегии адвокатов избираются на четыре года. Например, президиум (п. 1 ст. 55 Закона об адвокатской деятельности). По смыслу и логике следует, что в коллегии адвокатов общие собрания бывают отчетно-выборные, когда избираются органы коллегии и обычные общие собрания. Отчетно-выборные общие собрания должны проводиться один раз в четыре года, тогда как обычные общие собрания должны проводиться не менее чем, один раз в год (п. 4 ст. 54 Закона об адвокатской деятельности). При этом, под годом понимается астрономический год (календарный) который начинается с 01 января соответствующего года и кончается 31 декабря того же года, а не фактический (отчетный) год, исчисляемый с даты и месяца проведения последнего общего собрания или конференции и до аналогичной даты и месяца следующего года.

Вывод. Не должно быть в коллегии адвокатов два высших органа - общее собрание и конференция. Положение Закона об адвокатской деятельности о том, что высшим органом коллегии адвокатов является общее собрание или конференция, является ошибочным. Надлежит внести изменение в текст статей этого закона, посредством исключения из словосочетания «общее собрание (конференция)» слово «конференция». Конференции же, являющейся другим органом коллегии адвокатов, надлежит посвятить иные статьи закона.

 

Список использованных источников.

1. См.: Закон Республики Казахстан «Об адвокатской деятельности и юридической помощи». ИПС «Параграф».

2. См.: Толковый словарь русского языка. Под ред. проф. Д. Н. Ушакова. В 4 т. М.: 1935.

3. См.: Виноградов В. В. Русский язык (грамматическое учение о слове). М.: Высшая школа, 1947. С. 668; Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. 3-е изд. М.: Эдиториал УРСС. 2001. С. 150.

4. См.: Закон РК «Об общественных объединениях» от 31 мая 1996 г. ИПС «Параграф»; Закон РК «О некоммерческих организациях» от 16 января 2001 г. ИПС «Параграф»; ст. 106 Гражданского кодекса РК (Общая часть). ИПС «Параграф».

5. См.: Закон РК «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью». ИПС «Параграф»; Закон РК «О государственной регистрации юридических лиц и учетной регистрации филиалов и представительств». ИПС «Параграф»; Приказ Министра юстиции Республики Казахстан от 24 февраля 2015 г. № 106 «Об утверждении типовых уставов юридических лиц, относящихся к субъектам малого, среднего и крупного предпринимательства». ИПС «Параграф».

6. См.: Главу 29 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан. ИПС «Параграф».

 

01 ноября 2018г.

 

 

1 ноября 2018, 13:15
Источник, интернет-ресурс: Нам Г.М.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript