Гражданское право и судебная практика Казахстана: взаимодействие и взаимовлияние (Инесса Куанова, судья Северо-Казахстанского областного суда в отставке, к.ю.н.) (©Paragraph 2018 / 5.0.2.48)

Гражданское право и судебная практика Казахстана:

взаимодействие и взаимовлияние

 

Инесса Куанова, судья Северо-Казахстанского

областного суда в отставке, к.ю.н.

 

Судебная практика как совокупность решений судов по тем или иным делам формируется при применении норм права. При этом судебная практика также оказывает влияние на совершенствование действующего законодательства и развитие правопонимания в обществе.

Актуальные проблемы взаимодействия и взаимовлияния гражданского права и судебной практики можно продемонстрировать на примерах судебной практики защиты личных неимущественных благ и прав путем возмещения морального вреда.

 

1. Во-первых, интересным представляется проследить развитие законодательства и судебной практики о возмещении морального вреда.

Возмещение морального вреда было предусмотрено статьей 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и Республик от 31.05.1991 года, согласно которой моральный вред (физические или нравственные страдания), причиненный гражданину неправомерными действиями, возмещается причинителем при наличии его вины, в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемом судом, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Такая формулировка предоставляла широкий простор судьям взыскивать компенсацию морального вреда в пользу истцов, которые по любому поводу ссылались на свои страдания. Факт страданий являлся едва ли не единственным достаточным основанием для возмещения морального вреда

Затем в статье 951 Гражданского кодекса Республики Казахстан (1999 год) понятие морального вреда было сформулировано уже более четко, с выделением ряда условий, необходимых для наступления ответственности - нарушение, умаление или лишение личных неимущественных благ и прав физических и юридических лиц, в том числе нравственные или физические страдания (унижение, раздражение, подавленность, гнев, стыд, отчаяние, физическая боль, ущербность, дискомфортное состояние и т.п.), испытываемые (претерпеваемые, переживаемые) потерпевшим в результате совершенного против него правонарушения. При определении морального вреда учитывается ряд обстоятельств, в том числе тяжесть последствий правонарушения, например убийство близких родственников (пункт 1 статьи 952 ГК).

Такая формулировка закона позволила получать компенсацию морального вреда близким родственникам убитого. Иск о возмещении морального вреда мог быть рассмотрен как в рамках уголовного дела, так и в гражданском судопроизводстве после вступления в законную силу приговора суда.

Юридические лица предъявляли иски о возмещении морального вреда наряду с требованиями о защите репутации, либо нарушения договорных отношений, пока в 2011 году юридические лица не были исключены из числа субъектов, имеющих право на возмещение морального вреда. Однако на возмещение морального вреда продолжают претендовать индивидуальные предприниматели.

В гражданском процессе стали предъявлять иски о возмещении морального вреда родственники лиц, которые были не убиты, а погибли при различных обстоятельствах: в дорожно-транспортном происшествии, при исполнении трудовых обязанностей и др. Иски обосновывались тем, что хотя не было убийства, но смерть близкого родственника наступила в результате неправомерных действий ответчика - нарушения правил дорожного движения, техники безопасности труда и т.д.

Длительное время судебная практика по данной категории исков была нестабильной. Суды удовлетворяли иски, исходя из сложившейся судебной практики, пункта 2 статьи 952 ГК, пункта 3 нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 21 июня 2001 года № 3 «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда», согласно которому нравственные страдания как эмоционально-волевые переживания человека, под которыми понимаются испытываемые им чувства унижения, раздражения, подавленности, гнева, стыда, отчаяния, ущербности, состояния дискомфортности и т.д., могут быть вызваны противоправным посягательством на жизнь и здоровье не только потерпевшего, но и его близких родственников (родителей, супруга, ребенка, брата, сестры). Данное Верховным Судом толкование морального вреда почти дословно перешло в пункт 3 нового нормативного постановления от 27 ноября 2015 года № 7 «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» (далее - нормативное постановление от 27.11.2015 г.)

При этом в судебной практике была стёрта грань между посягательством на жизнь и здоровье как составом уголовного правонарушения от иных противоправных действий, повлекших смерть человека.

 

Очередной вехой в применении норм о моральном вреде стал Закон Республики Казахстан от 27.02.2017 г., изменивший пункт 2 статьи 952 ГК, согласно которому при определении размера морального вреда учитываются как субъективная оценка потерпевшим либо в случае его смерти в результате совершенного против него правонарушения близкими родственниками, супругом (супругой) тяжести причиненного нравственного ущерба, так и объективные данные, свидетельствующие о степени нравственных и физических страданий потерпевшего либо в случае его смерти близких родственников, супруга (супруги): жизненная важность блага, бывшего объектом посягательства (жизнь, здоровье, честь, достоинство, свобода, неприкосновенность жилища и т. д.); тяжесть последствий правонарушения (убийство близких родственников…).

Можно сделать вывод, что законодатель откликнулся на запросы судебной практики и расширил круг субъектов, имеющих право на возмещение морального вреда, - теперь это близкие родственники не только убитого, но и лица, которому причинена смерть. Таким образом, сложившаяся в течение 18 лет судебная практика привела к изменению гражданского законодательства о возмещении морального вреда.

Вместе с тем, вряд ли можно считать такое влияние судебной практики на закон однозначно положительным. Возмещение морального вреда близким родственникам лица, которому причинена смерть, нуждается в теоретическом обосновании, так как в числе условий возмещения вреда обязательным является причинение вреда имущественным или неимущественным благам или правам (статья 917 ГК). Статья 951 ГК конкретизирует, что для возмещения морального вреда необходимо нарушение, умаление или лишение личных неимущественных благ и прав физических лиц.

Следовательно, удовлетворяя иск о возмещении морального вреда, суд должен установить, какое именно конкретное личное неимущественное благо и право физических лиц было нарушено или умалено. Однако в судебных актах такое право или благо не указывается ввиду отсутствия прямого указания в законе на соответствующий объект гражданских прав.

При возмещении морального вреда близким родственникам лица, которому причинена смерть, проблематичным представляется установить еще одно условие применения нормы закона - вред должен быть причинен в результате правонарушения, совершенного против потерпевшего. В случае причинения смерти правонарушение совершается именно против умершего лица, но никак не против его близких родственников.

Поэтому суды при вынесении решения о возмещении морального вреда близким родственникам убитого или погибшего обходят стороной мотивировку данного обстоятельства, ограничиваясь просто указанием на само правонарушение.

 

2. Актуальным и неоднозначным является вопрос об основаниях возмещения морального вреда.

Начнем с анализа текущей ситуации судебной практики возмещения морального вреда.

Изучение ряда судебных актов показывает, что для судов характерно следующая структура и содержание решения о возмещении морального вреда:

- изложение ситуации, перечисляются фактические обстоятельства дела (совершение ДТП, распространение порочащих сведений и т.п.);

- указывается факт, что истец пережил нравственные страдания в том виде, как это перечислено в п. 1 ст. 951 ГК: унижение, раздражение, подавленность, гнев, стыд, отчаяние, физическая боль, ущербность, дискомфортное состояние и т.п.;

- далее традиционно идет частичное цитирование ст. 951, 952 ГК - двух статей, регулирующих возмещение морального вреда;

- после этого перечисляются конкретные обстоятельства деликта по делу, влияющие на размер компенсации морального вреда с использованием шаблонных формулировок «учитывая, что …» или «принимая во внимание…, после чего идут обстоятельства, указанные в п. 2 ст. 952 ГК - тяжесть причиненного нравственного ущерба, жизненная важность блага, бывшего объектом посягательства, тяжесть последствий правонарушения и т.д.;

- далее следует вывод о размере компенсации.

В мотивировке суда акцент в основном делается на нравственных и физических страданиях истца, при этом без внимания зачастую остаются иные условия, необходимые для возмещения морального вреда.

При этом часто упускается из вида необходимость исследования в судебном разбирательстве и обоснования в решении суда всех условий возмещения вреда, установленных в общих и специальных нормах.

Так, согласно пункту 1 статьи 917 ГК, устанавливающей общие условия возмещения вреда, предусмотрено, что:

- вред (имущественный и (или) неимущественный),

- причиненный

- неправомерными действиями (бездействием)

- имущественным или неимущественным благам и правам граждан и юридических лиц,

подлежит возмещению лицом, причинившим вред, в полном объеме.

Специальная норма о возмещении морального вреда также устанавливает определенные условия - согласно пункту 1 статьи 951 ГК:

моральный вред - это

- нарушение, умаление или лишение

- личных неимущественных благ и прав физических лиц, в том числе нравственные или физические страдания...,

- испытываемые (претерпеваемые, переживаемые) потерпевшим

- в результате совершенного против него правонарушения.

Для взыскания компенсации морального вреда необходимо установить наличие всех условий возмещения вреда, предусмотренных указанными статьями.

Рассмотрим более подробно условия, проверка которых может вызвать вопросы в судебной практике.

 

3. Одним из обязательных условий возмещения вреда вообще, в том числе морального вреда, является наличие личных неимущественных благ и прав физического лица, иначе говоря, объекта судебной защиты. Согласно пункту 24 нормативного постановления от 27.11.2015 г. решение о возмещении морального вреда должно содержать указание на те личные неимущественные блага и права потерпевшего, которые были нарушены.

Открытый перечень таких объектов закреплен в пункте 3 статьи 115 ГК: к личным неимущественным благам и правам относятся: жизнь, здоровье, достоинство личности, честь, доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право на имя, право на авторство, право на неприкосновенность произведения и другие нематериальные блага и права.

Прямо указанные в законе блага и права, в частности, здоровье, достоинство, честь, деловая репутация и др., как правило, достаточно понятны для правоприменителя и указываются в решениях суда как объект нарушения.

Ценным для формирования судебной практики является содержащееся в пункте 3 нормативного постановления от 27.11.2015 г. разъяснение о том, какие объекты гражданских прав относятся к благам (жизнь, здоровье, честь, достоинство, свободу, неприкосновенность личности), а какие правам гражданина, предоставленным законом (право на неприкосновенность жилища или собственности; на личную и семейную тайну, тайну телефонных, телеграфных сообщений и переписку и т.д.)

В контексте института прав человека разграничивают права и свободы. Конституция Республики Казахстан закрепляет, что права и свободы человека принадлежат каждому от рождения, признаются абсолютными и неотчуждаемыми, определяют содержание и применение законов и иных нормативных правовых актов (пункт 2 статьи 13).

Свободы человека - это сферы, области деятельности человека, в которые государство не должно вмешиваться. Оно только очерчивает с помощью правовых норм границы, правовое поле, в котором человек действует по своему выбору, по своему усмотрению. При этом государство не только само должно воздержаться от вмешательства в свободы конкретного человека, но и должно обеспечить защиту границ этих свобод от вторжения, вмешательства других лиц. Свободы, иногда называемые негативными правами, это налагаемые на власть запреты вмешиваться в те или иные области нашей жизни. Например, свобода слова или свобода совести - это запрет вмешательства государственной власти в эти сферы. Права человека - установленные и гарантируемые государством возможности, правомочия, потенции действий человека в описанной, указанной законом сфере. В отличие от понятия «свободы человека», в «правах человека» фиксируется конкретная сфера, направление деятельности индивида. Государство обязуется обеспечить и защитить правомерные действия человека в указанной законом сфере, области[1].

При этом в конституционных положениях указанные права и блага закреплены либо через соответствующее право (право каждого на признание его правосубъектности; право на судебную защиту своих прав и свобод; право на получение квалифицированной юридической помощи; право на жизнь; право на личную свободу; право на тайну личных вкладов и сбережений, переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и др.), либо прямо указаны как самостоятельный объект гарантии и защиты (достоинство; свобода слова и творчества; брак и семья, материнство, отцовство и детство и др.).

Проблемными для юридической науки и судебной практики остаются те объекты судебной защиты, которые указаны законом как «другие нематериальные блага и права». Непросто выявить и определить, какое именно конкретное благо или право истца является объектом судебной защиты. Следует также обосновать наличие такого права или блага как объекта гражданских прав с позиции закона.

 

4. В числе лиц, имеющих право на получение компенсации морального вреда, в пункте 2 статьи 952 ГК указаны близкие родственники потерпевшего в случае его смерти.

В пункте 15 указанного нормативного постановления от 27.11.2015 г. данное положение закона растолковано следующим образом: необходимость защиты брачно-семейных отношений следует из статьи Конституции и статьи 2 Кодекса о браке и семье, в силу которых семья находится под защитой государства.

Следует ли из этого, что брачно-семейные отношения отнесены к нематериальным благам, которые подлежат правовой защите?

В юридической литературе высказано мнение, что в случае причинения смерти причиняется вред неимущественному благу члену семьи, которое можно назвать семейными связями. Нет оснований сомневаться в том, что такое благо, как семейные связи, относится к категории неотчуждаемых и непередаваемых иным способом неимущественных благ, принадлежащих каждому человеку от рождения или в силу закона. Смерть человека нарушает целостность семьи и семейные связи. Одновременно с причинением вреда семейным связям человека нарушается еще ряд его личных неимущественных прав, состав которых зависит от специфики семейных связей члена семьи с умершим[2].

Закон определяет семью как круг лиц, связанных имущественными и личными неимущественными правами и обязанностями, вытекающими из брака (супружества), родства, свойства, усыновления (удочерения) или иной формы принятия детей на воспитание и призванными способствовать укреплению и развитию семейных отношений (подпункт 29) пункта 1 статьи 1 Кодекса Республики Казахстан о браке (супружестве) и семье.

Из данного определения следует, что закон:

- использует понятие «семейные отношения»;

- указывает основания возникновения семейных отношений - брак (супружество), родство, свойство, усыновление (удочерение) или иная форма принятия детей на воспитание;

- определяет содержание данных семейных отношений - связь членов семьи посредством имущественных и личных неимущественных прав и обязанностей.

Нормы КоБС прямо указывают на такие личные неимущественные права членов семьи, как:

- личные права супругов - выбор супругом фамилии (ст. 31 КоБС);

- права ребенка - жить и воспитываться в семье, знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства (статья 60), на общение с родителями и родственниками (статья 61), выражать свое мнение (статья 62), на имя, отчество и фамилию (статья 63);

- права родителей - по воспитанию ребенка (статья 70), на общение с ребенком (статья 73).

Иные личные неимущественные права членов семьи в законе прямо не указаны.

Вполне обоснованным можно считать, что семейные отношения шире совокупности указанных личных прав супругов, детей и родителей, а также закрепленных в законе имущественных прав и обязанностей. Закон не закрепляет отдельно право близких родственников, перечисленных в подпункте 13) пункта 1 статьи 1 КоБС на общение друг с другом, как это сделано в отношении ребенка и родителей. Такая объемность понятия семейных отношений объяснима тем, что конституционная норма о нахождении брака (супружества) и семьи под защитой государства является основой как для регулятивных, так и охранительных правовых норм в брачно-семейном, гражданском и иных отраслях права, которые могут постепенно изменяться по мере того развития общественных отношений и их правового регулирования.

Если исходить из заложенных в международных актах норм о том, что семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства, семье должны предоставляться по возможности самая широкая охрана и помощь, то следует признать, что также естественным, абсолютным, принадлежащим каждому с рождения благом является возможность нахождения и проживания в семье, общение с членами семьи. Тогда далее можно сделать вывод о том, что вследствие смерти в результате противоправных действий третьих лиц члены семьи лишаются данного блага.

Вместе с тем, такой подход не снимает возможности возникновения новых вопросов как в науке, так и законодательной и судебной практике, связанных с пониманием прав и личных неимущественных благ члена семьи. Например, если в результате противоправных действий третьих лиц причинен вред здоровью супругу, лишающий его возможности вести полноценную супружескую жизнь или зачать ребенка, то вправе ли будет супруга поставить вопрос о возмещении морального вреда в связи с тем, что принадлежащее ей благо умалено, снизилось качество данного блага? Эти вопросы рано или поздно встанут в судебной практике, в которой появляются и усложняются новые виды исковых требований по мере роста правосознания и правовой культуры в обществе. Поэтому, если правоприменительная практика вводит в гражданский оборот семейные отношения как нематериальное благо, то юридической науке и законодателю следует определиться с содержанием и пределами данного блага.

 

5. При правоприменении судья проводит субсумацию - соотносит установленные по делу обстоятельства с условиями применяемой нормы. Одним из таких обязательных условий применения статьи 951 ГК о возмещении морального вреда является условие о том, что моральный вред должен быть причинен потерпевшему в результате совершенного против него правонарушения.

Данное условие также разъяснено как обязательное в пункте 9 нормативного постановления от 27.11.2015 г. - «Обязательство по компенсации морального вреда в соответствии с пунктом 1 статьи 917 и пунктом 2 статьи 951 ГК возникает при наличии следующих оснований: совершения непосредственно против физического лица правонарушения (деликта), посягающего на охраняемые законом личные неимущественные права и блага этого лица».

Как установить наличие данного условия при взыскании компенсации близким родственникам умершего?

Данное положение закона и неоднозначность его толкования породили в свое время нестабильную неединообразную судебную практику.

Так, при рассмотрении дела о возмещении морального вреда, причиненного истцам в результате смерти их отца Е., погибшего на производстве, Верховный Суд Республики Казахстан, отменяя судебные акты местных судов об удовлетворении иска и вынося новое решение об отказе в иске, указал: «В соответствии с пунктом 1 статьи 951 ГК моральный вред - это нарушение, умаление или лишение личных неимущественных благ и прав физических лиц, испытываемые потерпевшим в результате совершенного против него правонарушения. Из смысла данной нормы следует, что правом требования компенсации морального вреда обладают физические лица, лично потерпевшие от совершенного против них правонарушения… В данном случае от несчастного случая на производстве погиб Е., он лишен жизни - лично принадлежащего ему от рождения блага. При указанных обстоятельствах коллегия считает, что требования истцов - дочерей погибшего Е. о компенсации морального вреда являются необоснованными, не основанными на норме материального права»[3].

Проверка указанного условия - совершение правонарушения непосредственно против потерпевшего - до сих пор является одним из самых щекотливых моментов в конструкции пункта 1 статьи 951 ГК при рассмотрении исков близких родственников о возмещении морального вреда.

Например, когда предприятие не обеспечивает надлежащее состояние безопасности труда, вследствие чего погибает работник, то направленность данного правонарушения против жизни погибшего работника, сомнений не вызывает. Однако то, что данное правонарушение одновременно непосредственно направлено против членов его семьи, близких родственников, точнее против принадлежащего им нематериального блага - семейные отношения - такое еще требуется осмыслить и обосновать. Поэтому, возникает вопрос - не слишком ли преждевременно, без надлежащей проработки данного вопроса, судебная практика и законодатель расширили понятие нематериальных благ и ввели в круг лиц, имеющих право на возмещение морального вреда, близких родственников лица, которому причинена смерть?

В этой связи заслуживают внимания и изучения суждения о правовом регулировании процессуального положения в уголовном процессе близких родственников, супруга (супруги) умершего, которые являются не потерпевшими непосредственно от уголовного правонарушения, а лишь осуществляют права потерпевшего согласно части 11 статьи 71 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан[4].

Из указанных положений следует, что законодатель закладывает неоднозначный подход к понятию лица, потерпевшего от правонарушения, в нормы гражданского и уголовно-процессуального права: статьей 952 ГК к потерпевшим отнесены также и близкие родственники лица, которому причинена смерть, в то время как УПК таковых лиц считает не потерпевшими, а лишь приравненными к ним.

Возможно, что разъяснение о непосредственном совершении правонарушения против истцов в таком случае является излишним, либо следует уточнить редакцию пункта 1 статьи 951 ГК.

 

6. Моральный вред также определяется законодателем через нарушение, умаление или лишение личных неимущественных благ и прав физических лиц.

В юридической литературе предложено разграничивать указанные понятия:

- под умалением личных неимущественных прав понимать результат такого противоправного деяния (деликта), посредством которого уменьшается значение какого-либо личного неимущественного права;

- под нарушением личных неимущественных прав можно понимать результат такого деликта, посредством которого ограничивается во времени пользование личным неимущественным правом, но которое не может быть прекращено вообще. Нарушение таких личных неимущественных прав означает, что их обладатель временно ограничен в субъективном праве на пользование этими правами по своему усмотрению, но при пресечении правонарушения объем этих прав восстанавливается;

- под лишением личного неимущественного блага понимается такое противоправное деяние, которым прекращается объект и физическое существование обладателя личного неимущественного блага[5].

Разграничение и толкование конкретного вида противоправного деяния важно для установления в решении суда конкретного вида противоправного деяния причинителя вреда.

Например, по делам о защите чести, достоинства, деловой репутации следует установить, что противоправными действиями ответчика были умалены указанные блага. Нарушены могут быть телесная неприкосновенность физического лица, тайна частной жизни, различные виды свободы - личная свобода, свобода передвижения, свобода на получение и распространение информации. Лишение блага происходит в случае причинения смерти[6].

 

Исходя из предложенного содержания противоправных действий, а также отличий свобод от прав, следует сделать вывод о том, что предусмотренные законом свободы могут быть только нарушены, но не умалены. Даже ограничение свободы являются нарушением свободы, поскольку после прекращения противоправных действий свобода полностью восстанавливается.

Данный вывод имеет практическое значение для определения объектов судебной защиты при рассмотрении некоторых категорий дел.

Например, на семинаре судей, организованном Верховным Судом Республики Казахстан и Германским обществом по международному сотрудничеству (GIZ) в июне 2018 года, было предложено определить объект судебной защиты и обоснованность иска о возмещении морального вреда при покушении на изнасилование, что вызвало дискуссию. Были высказаны мнения о том, что при покушении на изнасиловании были нарушены:

- здоровье потерпевшей, которой были причинены легкие телесные повреждения;

- честь, достоинство и деловая репутация потерпевшей, так как факт покушения получил широкое распространение в месте её жительства и стал причиной отказа в повышении по службе;

- половая неприкосновенность или половая свобода, которые являются объектом преступного посягательства.

Из указанных объектов бесспорным является только здоровье. Поскольку здоровье прямо указано в перечне личных неимущественных благ, причинение вреда здоровью особых вопросов не вызывает, за исключением случаев, когда основанием для требования о возмещении морального вреда служит ухудшение состояния здоровья. В судебной практике встречались случаи, когда повторные иски о возмещении морального вреда предъявлялись в связи с тем, что истцу после первоначального возмещения морального вреда устанавливали вместо второй первую группу инвалидности, о чем на момент рассмотрения первого иска не было известно.

В отношении остальных указанных объектов судебной защиты можно высказать следующие суждения.

Гражданско-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации установлена статьей 143 ГК, которая предусматривает как объективную сторону гражданского правонарушения - распространение сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, и не соответствующих действительности, так и способы защиты умаленных благ - опровержение указанных сведений, а также возмещение убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Уголовно-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации установлена статьями 130, 131 УК, в которых объектами уголовных правонарушений - клеветы и оскорбления - являются указанные блага. Следует проверять, являются ли указанные блага основными или факультативными объектами состава иных уголовных правонарушений. Пока в юридической литературе при уголовно-правовой характеристике изнасилования честь, достоинство и деловая репутация не указываются в качестве объекта состава уголовного правонарушения. Очевидно, что пока законодатель не придает правового значения нравственным страданиям потерпевшего по поводу возможного умаления чести, достоинства и деловой репутации вследствие совершенного правонарушения. Иначе, можно сказать, что указанные нравственные страдания потерпевшего носят бытовой, неправовой характер. Аналогичные страдания могут испытывать потерпевшие и от других уголовных правонарушений. Например, потерпевший при мошенничестве также испытывает дискомфорт, ущербность от того, что был обманут, повел себя как простак, что также может снизить его самооценку и т.п. Однако пока в юридической науке не ставится вопрос о том, могут ли являться при этом честь, достоинство и деловая репутация объектами уголовного правонарушения.

В связи с этим представляется, что честь, достоинство и деловая репутация не являются в рассматриваемом случае (кейсе) объектами судебной защиты, а доводы об умалении указанных благ не могут служить основанием для удовлетворения иска о возмещении морального вреда.

 

Что касается половой неприкосновенности и/или половой свободы, то здесь интерес представляют следующие суждения.

Во-первых, в юридической науке разграничивают объект изнасилования в зависимости от потерпевшей: в случае изнасилования совершеннолетней женщины нарушается ее половая свобода, т.е. право самой, без какого-либо принуждения решать вопрос о выборе полового партнера. Если потерпевшая является несовершеннолетней или она находилась в беспомощном состоянии, то преступлением причиняется вред половой неприкосновенности[7]. В юридической литературе утверждается, что М. Д. Шаргородский и П. И. Осипов, говоря об охране законом половой свободы женщин, а не половой неприкосновенности, не без юмора писали, что половая неприкосновенность женщин охранялась у весталок[8].

Во-вторых, изнасилование сформулировано как формальный состав и считается оконченным с момента начала полового сношения, независимо от его последствий. Покушением на изнасилование являются действия, непосредственно направленные на совершение насильственного полового сношения, если по не зависящим от воли виновного обстоятельствам половой акт начат не был. Поскольку половая свобода является одним из видов принадлежащих человеку свобод и ее можно только нарушить, то логичнее считать её нарушенной с указанного момента начала полового сношения. Покушение на изнасилование свидетельствует лишь о попытке нарушить указанную свободу, но не о её нарушении.

Следовательно, в указанном кейсе о покушении на изнасилование напрашивается вывод о том, что доводы о причинении морального вреда нарушением такого объекта личных неимущественных прав и благ как половая свобода, должны быть отклонены судом как необоснованные.

Таким образом, краткий анализ судебных дел о защите личных неимущественных прав и благ, в том числе путем возмещения морального вреда, показывает необходимость дальнейшего развития юридической науки и судебной практике, в том числе на стыке различных отраслей права, а также переосмысления тех вопросов, которые постоянно возникают в правоприменительной деятельности.

 

 


[1] Жовтис Е.А. Модуль курса «Права человека» //http://kze.docdat.com/docs/64/index-460627.html

[2] Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда. М.: Р.Валент, 2007. - С.130

[3] Постановление Верховного Суда Республики Казахстан № 3гп-353-13 от 11.06.2013 г.

[4] Мамонтов Н.И., Мамонтов В.Н. Компенсация морального вреда родственникам погибшего. Пособие. На правах рукописи. Астана, 2017. С. 11-12 // http://www.zakon.kz/4871292-kompensacija-moralnogo-vreda.html

[5] Мамонтов Н.И., Мамонтов В.Н. Указ. соч. С. 8

[6] Мамонтов Н.И., Мамонтов В.Н. Указ. соч. С. 8

[7] Курс уголовного права (Борзенков Г.Н., 2002) // http://be5.biz/pravo/u028/3-6.html

[8] Уголовно-правовая характеристика изнасилования // http://bukvi.ru/pravo/ugolovnoe/ugolovno-pravovaya-xarakteristika-iznasilovaniya.html

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

26 декабря 2018, 12:12
Источник, интернет-ресурс: Куанова И.З.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript