Добросовестные бизнесмены Казахстана страдают из-за двусмысленного законодательства по лжепредпринимательству, считает член президиума Союза адвокатов А. Розенцвайг

Добросовестные бизнесмены Казахстана страдают из-за двусмысленного законодательства по лжепредпринимательству и несправедливых судебных решений по налоговым спорам, считает член президиума Союза адвокатов Казахстана Александр Розенцвайг

- Добросовестные бизнесмены, проводившие сделки с организациями, которые в последствии были признаны лжепредпринимателями, сталкиваются с серьезными проблемами со стороны налоговых органов.

- Сегодня эта проблема затрагивает десятки, если не сотни бизнес-структур. Такие легальные и, подчеркну, исполненные сделки с фирмами, руководители которых осуждены за лжепредпринимательство, расцениваются налоговыми органами как фиктивные со всеми вытекающими из этого последствиями. Понесенные затраты вычету не подлежат. НДС исключается из зачета. Доначисляются якобы не уплаченные в бюджет налоги и начисляется огромная пеня. Плюс - привлечение к административной ответственности с изряднейшими штрафами.

- А откуда добросовестные предприниматели могут знать, что имели дело с лжепредприятиями?

- Ниоткуда. Просто добросовестному предпринимателю предлагается каким-то неведомым способом узнать, что он имеет дело с лжепредприятием. А если он не раскрыл его и совершил с ним сделку, то это его коммерческий риск.

- Но Налоговый комитет по г. Алма-Ате сообщил, что вывесил на своем сайте список лжепредприятий и предлагает всем бизнесменам ознакомиться с ним.....

- Таким образом, НК «предупредил» об ответственности всех предпринимателей. Но этот список не имеет никакой ценности, так как эти предприятия уже не функционируют. А сколько еще подобных лжепредприятий, с которыми добросовестные предприниматели имеют дело и не знают об этом?

Согласно нормативному постановлению Верховного суда РК от 12 января 2009 года «О некоторых вопросах применения законодательства о лжепредпринимательстве», если существует приговор суда, по которому конкретное лицо осуждено за вышеупомянутое преступление, и этот эпизод по делу нашел отражение в приговоре, то любые доказательства добросовестного предпринимателя, что он действительно совершил сделку и понес расходы, опорочены изначально и во внимание не принимаются. Неуплаченные лжепредпринимателем налоги взыскиваются не с правонарушителя, а с добросовестного налогоплательщика. А ему уже милостиво позволяют взыскать через суд свои потери с осужденного лжепредпринимателя. Оригинальная позиция...

- А вообще, что такое лжепредпринимательство?

- Начнем с того, что дефиниция «предпринимательство» раскрыта в Гражданском кодексе РК. А понятие «лжепредпринимательство» - в Уголовном кодексе, в статье 192, которая гласит, что «лжепредпринимательство, т.е. создание коммерческой организации, без намерения осуществлять предпринимательскую, банковскую деятельность, имеющая целью получение кредита, освобождение от налогов, извлечение (подчеркиваю) иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности». Такое получается «уголовное гражданское право».

Пройдемся по элементам диспозиции статьи:

«Создание коммерческой организации». С точки зрения логики термин «создание» не тождественен «регистрации», поскольку он ему не равнозначен. Понятие «создание» предприятия шире, чем просто предоставление документов в уполномоченный регистрирующий орган. В данном случае речь идет, очевидно, только об учреждении юридического лица и только в предусмотренных формах для коммерческих организаций, каковыми являются акционерные общества и хозяйственные товарищества. А если создается некоммерческое юридическое лицо, допустим, благотворительный фонд? Разве через него нельзя проводить «левые» операции? Но такая ситуация под названную статью не подпадает.

Вариант: зарегистрированная фирма может быть приобретена лицами с преступными намерениями. Если предприятие создано и зарегистрировано надлежащим образом, а потом приобретено жуликами, то эта деятельность также не охватывается статьей о лжепредпринимательстве.

А формулировка «отсутствие намерений осуществлять предпринимательскую деятельность» дефектна по сути. Потому что очень трудно, практически невозможно доказать, что кто-либо при создании юридического лица заведомо не имел цели заниматься предпринимательской деятельностью. Это только ты сам должен сознаться в этом. Как добываются такие признания, мы хорошо знаем.

- А регистрирующий орган как может узнать об этих противоправных намерениях?

- Он этого не знает и не может знать. Тем более, что любой отказ от регистрации влечет за собой ответственность.

Теперь рассмотрим понятие «получение кредита, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности»

Во всех случаях, исключая последний, где говорится о запрещенной деятельности, перечислены законные цели, которые вообще вряд ли могут быть рассмотрены как противоправные, потому что получение кредитов - это обычная гражданско-правовая сделка, которая сама по себе не может быть преступной. Вот если бы речь шла о заведомом невозвращении полученных средств, тогда - другое дело. Но такой оговорки в статье нет, и в этом её очередной дефект. Ответственность же за незаконное и нецелевое получение кредита предусмотрена другой статьёй УК.

«Освобождение от налогов» - тоже негодный термин для уголовно-правовой ответственности. Потому что желание любого бизнесмена законно получить такое «освобождение» представляется правомерным и нормальным. Существует не одна легальная схема, оптимизирущая налогообложение. Есть налоговые консультанты, которые помогают минимизировать налоговые выплаты на законном основании. Поэтому относить освобождение от налогов к уголовно-правовой категории абсоютно неправильно. Речь может идти об уклонении от уплаты налогов. Но опять же за это уголовная ответственность в УК уже предусмотрена.

 «Цель извлечения иной имущественной выгоды» - это вообще не уголовно-правовая категория.

Такая дефиниция открывает возможность при желании подгонять под это понятие любую финансово-хозяйственную деятельность любого предприятия.

Что касается понятия «прикрытие незаконной деятельности», то сам термин непонятен ни с точки зрения уяснения содержания, ни с точки зрения доказывания. Он не является уголовно-правовым и в других статьях не применяется. Нужно ли напоминать, что УК должен оперировать четкой терминологией, которая не оставляет возможности двусмысленного толкования (читай - произвола).

- Выходит, из-за размытости формулировок в статье 192 УК РК лжепредпринимателями могут быть признаны сотни добросовестных налогоплательщиков, и таким образом может возникнуть цепная реакция, которая повлечет за собой остановку работы предприятий и приведет многих из них к банкротству? Не слишком ли дорогая цена в момент экономического кризиса?

- Понятно, что государство должно бороться с негативными моментами в экономике. Для этого и существуют налоговая служба, финансовая полиция. Это же их прямая обязанность - контролировать, отслеживать... Есть целый ряд косвенных способов контроля за деятельностью юридических лиц, камеральный контроль. Но всем этим обязаны заниматься уполномоченные госорганы. А по сути ответственность по выявлению лжепредпринимателей возлагается на добросовестных налогоплательщиков, которые, по несчастью, работали с ними.

Кроме того, в суд за защитой своих прав обращаются, как правило, именно добросовестные предприниматели, уверенные в своей правоте с точки зрения закона. Другие успешно и с меньшими затратами урегулируют возникшие проблемы путем коррупции. А здесь из-за размытости и неточности формулировок и понятий в законе создано огромное коррупционное поле.

Суд же у нас, увы, далеко не всегда скорый, правый и профессиональный. Поэтому обратившихся к нему добросовестных предпринимателей ждет разочарование. Закон игнорируется, решения выносятся откровенно протекционистские, в пользу налоговых органов. Все это осуществляется под лозунгом защиты государственных интересов. Но ведь они никак не могут идти вразрез с интересами граждан.

Один пример. АО «Издательский дом «Кезен» несколько лет тому назад поставил проездные билеты и бланки строгой отчетности АО «Пассажирские перевозки». В структуре сделки оказалась одна лжепредпринимательская фирма, одна - просто подозрительная для налоговиков. «Кезену» начислены налоги и пеня на сумму свыше 170 миллионов тенге. Плюс угрожает административный штраф в размере около 33 миллионов. Суд, куда АО обратилось за защитой своих прав, решил, что никто никому ничего не поставлял, проигнорировав при этом бесспорные доказательства исполнения сделки. Если апелляционная инстанция не примет по делу законное постановление, «Кезен» - банкрот. Похожих дел по стране десятки.

Хотелось бы всё-таки, чтобы государство, которое содержится за счет налогоплательщиков, вело себя по отношению к ним порядочно. Хотя это уже, к сожалению, давно забытое понятие.


4 мая 2009, 14:28
Источник, интернет-ресурс: Сайт газеты «Новая газета»

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код