Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Александр СОБЯНИН: «Казахстан не сможет без российского партнерства реализовать «норвежский» технологический сценарий»

Александр БЕЛЬСКИЙ, 10.03.2006

Александр СОБЯНИН: «Казахстан не сможет без российского партнерства реализовать “норвежский” технологический сценарий»

«Российский вектор» все более явственно просматривается во внешней политике Казахстана. Недавнее Послание Нурсултана Назарбаева народу тому явное свидетельство: наш северный сосед назван главным стратегическим партнером Казахстана. К чему это может привести в ближайшем будущем и как следует толковать сам термин «стратегическое партнерство», мы попросили рассказать Александра СОБЯНИНА, руководителя российского представительства Евразийского центра политических исследований (Астана - Алматы - Москва - Санкт-Петербург).

Какое впечатление произвело недавнее Послание президента Казахстана народу на ту часть российской элиты, которая интересуется Казахстаном?
- К большому сожалению, если выступление президента Казахстана 18 января перед депутатами Мажилиса «Стратегия вхождения Казахстана в число 50-ти наиболее конкурентоспособных стран мира» активно комментировалось и обсуждалось в Москве, то его Послание народу Казахстана практически не было заметно на фоне новостного вала по казни Алтынбека Сарсенбаева и лихорадочных попыток понять, что такое могло случиться вдруг в Казахстане в последние три недели. Последнее послание не было замечено ни в СМИ, ни в московской политтусовке, и, что еще хуже, в тех центрах, которые работают по Казахстану и интеграционным проектам.

Не уходить во все и сразу

Тем не менее, в Послании президента Казахстана народу впервые четко обозначены приоритеты страны во внешнеполитической сфере. Россия, к примеру, названа главным стратегическим партнером. Означает ли это, что все противоречия казахстанско-российских отношений на сегодняшний день преодолены и стоит вопрос только об их количественном улучшении?
- Вопрос, конечно, некорректный. Наподобие: а правда ли, что если Япония сделает то-то и то-то, то все нюансы отношений с США исчезнут в одно мгновение? Не исчезнут.

Казахстан - суверенное государство, и у него всегда будут свои собственные представления о внешнеэкономических и внешнеполитических приоритетах, свое собственное стратегическое целеполагание. Другое дело, что такие моменты могут иметь адресата не в Казахстане и не в России. Но это из области пиара и информационных войн. В том же послании при желании легко просматривается сохранение трехвекторной ориентации Республики Казахстан на внешней арене.

А как Вы думаете, придаст ли послание ускорение экономической интеграции в рамках ЕврАзЭС и будет ли оно способствовать военно-политической, политической и культурной интеграции?
- Вот как раз такое восприятие меня лично убеждает в том, что до тех пор, пока мы в российско-казахстанские отношения насильно утрамбовываем все мыслимые и немыслимые направления потенциального сотрудничества в одну кучу, никаких изменений не будет.

Отношения развиваются неплохо, но стихийно, сами по себе, - больше под давлением внешних сил либо узких интересов конкретного частного или государственного акционерного интереса крупных компаний. Казахстан занимает место лишь после Беларуси в объеме внешнеторгового оборота России. Об этом многие забывают. Но Казахстан - единственная страна в СНГ, у которой есть четкие стратегические цели, внятная программа (раньше «Казахстан-2030», потом «Стратегия-2010», сейчас - «Казахстан в числе 50 лидеров мира»). Надо найти соприкосновение в российской стратегии, представленной в предложении Владимира Путина мировому сообществу «Три мировые проблемы. Энергетика, эпидемии, образование» и стратегии, представленной Нурсултаном Назарбаевым и Даниалом Ахметовым.

Надо стараться в реальной политике не уходить «во всё и вся сразу одновременно». Тем более что точки соприкосновения - это целые отрасли промышленности, которые Казахстан без России не поднимет, а Россия без Казахстана потеряет. Пока в ЕврАзЭС потенциал развития вязнет в непрозрачной атмосфере личных интересов ряда российских руководителей и их казахстанских партнеров, говорить об общегосударственных целях трудно. Но к России и Казахстану это отношения не имеет, есть много других институтов реализации наших общих интересов.

Тогда что вообще, с российской точки зрения, означает термин «стратегическое партнерство»?
- Если речь идет о том формате, который присутствует в послании Нурсултана Назарбаева, то это очень дипломатическое содержание. И в такое содержание попадают не только Россия, США и Китай, но и многие другие страны. Но, возможно, вы имели в виду, что вкладывает президент Владимир Путин в понятие стратегического партнерства. И тут можно видеть очень общий подход и у Путина, и у Назарбаева к пониманию места России и Казахстана в мире. Именно в мире, а не просто в регионе Средней и Центральной Азии.

Время идет, и какими бы сильными ни были режимы Путина и Назарбаева, если они перестанут отвечать на вызовы времени, то просто долго не удержатся. В этом смысле стратегическое партнерство как для Путина, так и для Назарбаева - это достаточно конкретное понятие. Какие-то страны и лидеры в это понимание не попадают, несмотря на хорошие предлагаемые деньги. Какие-то попадают, несмотря на вопиющую бедность и государственную слабость.

Пока же, к сожалению, слишком много проектов, обсуждаемых в администрациях президентов РФ и РК, чтобы можно было всерьез обсуждать единственно возможную, на мой взгляд, модель стратегического партнерства: «Россия как крупнейшая страна и Казахстан как самая динамичная страна СНГ - лидеры политической и экономической интеграции». Обратите внимание, пожалуйста, Александр, на слово «политической» интеграции. К сожалению, до сих пор не прошло время «финансовых менеджеров» 1990-х годов, которые считали, что можно ограничиться лишь экономической составляющей. Не получится.

Надо быть реалистами

Но разве ориентир на стратегическое партнерство не означает в первую очередь то, что Россия и Казахстан будут действовать совместно в освоении Каспия и его природных богатств?
- А мы в ЕЦПИ только что закончили исследование по перспективам развития нефтехимического, сервисного и геологоразведывательного секторов сырьевого рынка народного хозяйства Республики Казахстан. И из его результатов просто безусловно следует вывод, что пока идут попытки удержаться только лишь на казахстанском потенциале и западных или восточноазиатских (и индийских) деньгах, без привлечения российских стратегических партнеров, реализация проекта нефтехимического кластера и кластера нефтегазового машиностроения в Западном Казахстане не выглядит реалистичной.

При нынешних подходах мы опять увидим выполнение задач иностранных компаний, будь то западные или российские, и коррупционные разоблачения. Каспий можно разрабатывать по-разному, но суверенные интересы Казахстана, как это ни парадоксально, легче защитить от иностранных компаний, если работать вместе с Россией. Причем я не имею в виду «Роснефть» на Курмангазы или ЛУКОЙЛ на пограничном шельфе. Речь идет о собственно казахстанских предприятиях, находящихся под контролем госкомпаний или частного казахстанского капитала.

Можно ли в таком случае считать, что стратегическое партнерство является защитой от кого-то или направлено против кого-то?
- Если мы сближаемся, то это, безусловно, будет ущемлять чьи-то интересы. Думать, что ни одна третья сторона при этом не пострадает, - безответственно. Другое дело, что должны соблюдаться этические нормы государственных отношений с иностранными инвесторами. Тем более что в Казахстане даже была предпринята попытка институционализировать такую этику, я имею в виду «Меморандум о взаимопонимании в отношении реализации Инициативы прозрачности деятельности добывающих отраслей в Республике Казахстан», подписанный в октябре прошлого года. Перспективы пока слабые, причины слабости в узости интересов некоторых казахстанских групп влияния, но сама заявка очень интересна.

Ничего такого похожего пока в России не предпринималось, даже наоборот, перевод наиболее интересных месторождений полезных ископаемых в разряд стратегических приведет к безусловному усилению российских госкомпаний, зачастую за счет интересов иностранных компаний в России. Хотя мы в ЕЦПИ считаем, что, по крайней мере в России, восстановление полного госконтроля над стратегической нефтегазовой отраслью идет на пользу общему экономическому развитию РФ.

Может ли стратегическое партнерство завершиться созданием союзного государства, идея которого некоторое время назад муссировалась в СМИ, как в российских, так и в казахстанских? И если да, то чем оно может быть - союзом, конфедерацией или даже дойти до создания единого государства?
- Это крайне опасная и вредная идея. Не имея ни экономических, ни политических предпосылок, не имея готовности общественного мнения, даже не имея все равно нужной поддержки элитных групп, говорить о таких утопических прожектах - лить воду на мельницу деструктивных сил и оранжевых революционеров. К этому не готовы ни Россия, ни Казахстан. К этому не готовы ни Путин, ни Назарбаев. Попытки сейчас поднять этот вопрос только приведут к разрыву между нашими двумя странами.

А какова, на Ваш взгляд, сегодня политика России в целом и Путина в частности по отношению как ко всему Центрально-Азиатскому региону, так и конкретно к Казахстану?
- Надо бы разделить эти понятия. Казахстан и Россия очень по-разному, хотя весьма комплиментарно, воспринимают задачи в Средней и Центральной Азии. Наши интересы полностью совпадают только в странах Южной Азии. А вот к Казахстану отношение особое. Не случайно не какие-нибудь эксперты и политологи, но министры и замминистры РФ хвалят успехи Казахстана в экономических реформах. В переводе с бюрократического новояза это означает, что такая установка хвалить казахов идет от Администрации президента РФ. А казахстанские компании, вместо того чтобы воспользоваться открывающимися возможностями и закрепляться в промышленности России, часто уходят в более выгодный, с их точки зрения, строительный и девелоперский бизнес. Но иметь офис в Москве или Санкт-Петербурге - деньги, конечно, хорошие, только к сотрудничеству России и Казахстана прямого отношения эти деньги иметь не будут.

Если бы речь шла об одной ФПГ, контролируемой бывшим министром РК, то можно было бы ее назвать. Но это тенденция, увы. Также поступают еще как минимум три казахстанские группы. Казахстан, как более динамичная и меньшая по ВВП страна, должен быть инициатором проектов совместных действий, но не наоборот. Если Казахстан будет бесконечно дожидаться российской инициативы, то совсем не очевидно, что, дождавшись, казахстанская элита будет очень довольна. Надо быть реалистами.

Понт дороже доллара?

В Послании, как и в любом другом программном документе, можно поставить задачи самые масштабные, но если их некому будет претворять в жизнь, то они останутся только на бумаге. Последние же перестановки в правительстве Казахстана показывают, что колода управленцев несколько поистрепалась. Одни и те же имена, одни и те же люди - меняются только кресла под ними. Как Вы оцениваете управленческий потенциал Казахстана?
- Аналитики ЕЦПИ - что важно, и казахстанские, и российские - видят одну и ту же более важную проблему. Возможности Нурсултана Назарбаева по реализации давно назревшей кадровой революции сильно ограничены интересами самых близких к казахстанскому президенту групп влияния. При этом большинство из них вполне лояльно, просто они сложились в 1990-е годы, при совсем другой стране и при совсем других задачах казахстанского государства. А решать задачу кадровой революции придется. Добавлю, придется и в России тоже, только несколько позже.

Как нам стало известно, Вы хорошо знали бывшего посла Казахстана в России Алтынбека Сарсенбаева. Это так? Где Вы с ним сталкивались?
- Александр, озадачили. Не мир тесен - круг узок... Или у «Республики» в Москве свои источники информации?

Алтынбек Сарсенбаев пользовался в Москве, в федеральных структурах, очень большим авторитетом. Очень важно, что когда мы работали в ряде проектов с его людьми, то видели не самое частое в казахах свойство - он с большой симпатией и уважением отзывался о других казахстанских политиках, многие из которых были его прямыми конкурентами по линии работы с российскими группами, а некоторые - прямыми политическими конкурентами. Вы же знаете бытующую в Москве поговорку «казахский понт дороже доллара»? Так вот, Алтынбек Сарсенбаевич мог и достоинство посла держать вполне убедительно, но мог и становиться чернорабочим толкачем интересов казахстанского бизнеса. Политиком он был настоящим.

Могу сказать, что если демонстративная казнь Сарсенбаева, водителя Журавлева и телохранителя Байбосына будет использована для зачистки тех нескольких персон в высшем руководстве Казахстана, кто пользуется большим доверием в Москве, то быстро заменить их будет некем. Такая ситуация может быть выгодна лишь той казахстанской группе, или группам, которые заинтересованы в «киргизском сценарии» насильственной смены власти в Казахстане, кто получил авансовые гарантии в Вашингтоне.

Мы, если помните, в ноябре 2005 года, перед выборами в Казахстане, говорили о том, что оранжевая революция в Казахстане возможна и вероятна, если не произойдет смены политики внутри страны. Именно внутри страны в первую очередь. И это связано не с оппозицией, а с нежеланием элиты менять страну.

Считаете ли Вы убийство Алтынбека Сарсенбаева политическим актом?
- У меня лично нет каких-то иных источников информации, кроме СМИ и интернет-форумов. В Москве же на сегодняшний день рассматривается лишь две версии: деньги и политическая кампания по раскачке Казахстана для свержения в дальнейшем, после эскалации политических убийств, президента Назарбаева. Даже если это деньги, политические последствия страшные. Выше я сказал, что тема убийства бывшего посла Казахстана в РФ полностью выбила стратегические предложения президента Нурсултана Назарбаева, и пока нет никого, кто бы на 100% верил в то, что слабовольный и дисциплинированный Ержан Утембаев мог быть заказчиком преступления.

В Москве практически все центральные СМИ заговорили о возобновлении политической войны ближайших родственников президента Казахстана... Лучше бы не находить заказчика, чем показывать на Утембаева. Вспомните, Александр, что самые громкие политические убийства губернаторов, вице-губернаторов и депутатов Государственной Думы РФ в большинстве своем так и не были раскрыты. Тут ведь не «мальчика для битья» надо демонстрировать, а либо найти реального заказчика и его покарать, либо хотя бы удержать ситуацию под контролем. Это не пиар, это реальная угроза общественной стабильности.

Отмашка для рывка

Можете ли Вы сказать несколько слов о той ситуации, которая сложилась в Казахстане после этого убийства?
- Отказываюсь ставить такую точку в Ваших вопросах, Александр. Уж простите, не хочу лить воду на мельницу наших же прогнозов о скатывании Казахстана в «киргизский сценарий».

Могу сказать, что очень внятное и дееспособное руководство «Казатомпрома», НК «Казахстан инжиниринг», холдинга «Самрук», нефтехимического СП «Казмунайгаз» и группы «САТ», другие казахстанские госкомпании ставят перед собой очень амбициозные задачи. Я убежден, что эти задачи будут реализованы в любом случае.

Но если они будут реализовываться при участии российских ФГУПов и госкомпаний, нескольких российских частных компаний, то это никак не помешает контролю казахстанского государства за реализуемыми проектами.

Если же они будут реализовываться исключительно по западному сценарию, то будет то же, что сейчас в нефтедобыче, - казахстанские госкомпании не держат даже блокирующего пакета в общей добыче нефти в Казахстане. В Казахстан уже пришли китайцы, индийцы, идут японцы, ряд мусульманских инвесторов. А проекты с Россией реализуются пока только по российской инициативе («Роснефть», ЛУКОЙЛ, «Газпром», РАО ЕЭС). Это плохо. Казахстанский Атомград, нефтехимический кластер, Силиконовая долина «Семь рек» (Жетысу), машиностроительные кластеры - все это легче выполнить вместе с россиянами.

У казахстанской элиты сейчас большие проблемы, искушение «остановить время», но, между тем, это время большого шанса. Шанса, что Казахстан станет Норвегией на Каспии, а не каспийским нефтяным султанатом. Дай бог мудрости не вползти в аналог клановой войны 2000-2001 гг., в «киргизский сценарий». Искренне желаю Казахстану успеха именно в «норвежском сценарии».

Судьба так распорядилась, что степной Казахстан, с крохотным населением и гигантскими полезными ископаемыми, попал в эпицентр возможностей для глобальных игроков. Казахстану нельзя развиваться шаг за шагом, нельзя смотреть на соседей - большую Россию и маленький Азербайджан, пробовать на вкус нефть и нюхать газ, надо идти на опережение, надо равняться на Норвегию и Канаду. Нужен рывок, и молодое поколение казахстанских управленцев, на мой взгляд, давно ждет отмашки для такого рывка.


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...