Законодательство Республики Казахстан о концессиях:
состояние и перспективы

 

Тема партнерства государства и общества сегодня весьма актуальна. Взаимоотношения указанных субъектов оказывают влияние не только на развитие экономики, но и на другие сферы общественной жизни. Автор директор Института законодательства Республики Казахстан, к.ю.н., доцент С. Скрябин в своем выступлении на конференции «Государственно-частное партнерство как фактор развития экономики (Астана, 31 мая 2007 г.) эту проблему сформулировал шире - каковы роль и место государства в современном обществе? Можно полагать, что правильный ответ на этот вопрос позволит обеспечить Казахстану новое поступательное движение вперед, обеспечит вхождение в число наиболее развитых стран - считает автор.

 

Затронем три основные проблемы. Во-первых, сделаем краткую характеристику современным формам партнерства государства и бизнеса. Особое внимание будет уделено тем формам, которые фактически сложились в Казахстане, имеют определенное нормативное закрепление. При этом мы склонны определять концессию как одну из основных и наиболее перспективных форм партнерства государства и бизнеса. Во-вторых, для заявленной темы представляется важным выявление основных тенденций развития законодательства о концессии в Республике Казахстан. И, в-третьих, остановимся на некоторых проблемных вопросах действующего Закона о концессиях, выскажем предложения о его совершенствовании.

 

Современные формы партнерства государства и бизнеса

 

Для экономики переходного периода, сложившейся в настоящее время в Республике Казахстан, необходим поиск форм сотрудничества и взаимодействия государства и общества. Обобщение международного опыта в этой сфере показывает, что мировой практикой выработаны различные формы взаимодействия государства и бизнеса при реализации крупных общественно-значимых инвестиционных программ и проектов.

Действующее законодательство Казахстана предусматривает определенные способы государственного стимулирования общественных инициатив. К ним можно отнести, например, бюджетные инвестиции и кредиты, государственные гарантии, налоговые льготы и преференции, субвенции, субсидии и другие. Это достаточно традиционные способы стимулирования, широко используемые современными государствами. Но едва ли можно говорить в этом случае о партнерских отношениях между государством и обществом. Это именно элементы поддержки, стимулирования и не более, которые исходят от государства в виде односторонних и властных предписаний.

Конкретные формы партнерства государства и общества зависят от ряда факторов. Например, объема передаваемых функций частному сектору, степени распределения рисков, перспектив сохранения у государства прав на создаваемые объекты и других.

Не претендуя на исчерпывающий перечень, укажем только те формы партнерства, которые: а) фактически сложились в Республике Казахстан и б) имеют определенные нормативно-правовые предпосылки их осуществления.

Очевидный пример партнерства государства и частного сектора закреплен в законодательстве о недрах и недропользовании. Так, подп. 21 ст. 1 Закона Республики Казахстан от 27 января 1996 года № 2828 «О недрах и недропользовании» /1/ контракт на проведение операций по недропользованию определяется как договор между компетентным органом и физическим или юридическим лицом (лицами) на проведение разведки, добычи, совмещенной разведки и добычи либо строительство и (или) эксплуатацию подземных сооружений, не связанных с разведкой и (или) добычей, составленный в соответствии с законодательными актами Республики Казахстан, действовавшими на момент заключения контракта. Другими словами, контракт на проведение операций по недропользованию всегда заключается между государством и частными субъектами. Многочисленные форумы, конференции, совещания и т.п., проходящие на регулярной основе по вопросам правового регулирования недропользования с обязательным участием государства, государственных органов и частных лиц, только подтверждают факт партнерских отношений в этой сфере. К сожалению, сегодня можно констатировать, что сфера недропользования все больше регулируется публично-правовыми методами. Гражданское право в регулировании отношений по недропользованию уходит на второй план.

Другим примером партнерства является государственный социальный заказ. Закон Республики Казахстан от 12 апреля 2005 года № 36-III «О государственном социальном заказе» /2/ предусмотрел такую форму сотрудничества государства и общественных институтов (неправительственных организаций), в рамках которой реализуются программы, проекты, а также отдельные мероприятия, направленные на решение социальных задач республиканского, отраслевого и регионального уровней, обеспеченных за счет бюджетных средств. Эта деятельность осуществляется посредством заключения договора на осуществление государственного социального заказа. Отметим, что эта форма партнерства становится все более распространенной. В настоящее время Институт законодательства совместно с уполномоченными государственными органами осуществляет разработку нескольких законодательных актов, основанных на модели государственного социального заказа (законопроекты о социальных услугах и здравоохранении). Таким образом, можно говорить о перспективах расширение этой формы сотрудничества государства и общества. Хотя, следует отметить, в правовом регулировании государственного социального заказа существует множество проблем. Но это тема самостоятельного обсуждения, и поэтому в дальнейшем освещаться не будет.

Третьей, весьма бурно развивающейся, формой сотрудничества государства и общества является создание региональных социально-предпринимательских корпораций (СПК). Эта форма взаимодействия имеет недавнюю историю. Основной комплекс законодательных решений еще предстоит принять, но ряд организационных мероприятий, нормативно подкрепленных на подзаконном уровне, были реализованы в течение 2006 и начале 2007 года.

Идея создания СПК первоначально содержалась в некоторых программных документах. Так, в Послании Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева народу Казахстана «Стратегия вхождения Казахстана в число 50-ти наиболее конкурентоспособных стран мира. Казахстан на пороге нового рывка вперед в своем развитии» (Астана, 1 марта 2006 года) эта идея была впервые озвучена на общегосударственном уровне. В последующем она была нормативно реализована. Согласно Концепции создания региональных социально-предпринимательских корпораций, утвержденной постановлением Правительства Республики Казахстан от 31 мая 2006 года, СПК определяются в качестве экономически устойчивых бизнес-структур, осуществляющих свою деятельность с целью получения прибыли путем производства и продажи товаров и услуг. При этом часть полученной прибыли реинвестируется для реализации социальных, экономических или культурных целей населения того региона, в интересах которого СПК создавались.

По нашему мнению, реализация идеи СПК потребует существенной корректировки действующего законодательства. Это касается таких отраслей, как законодательство о приватизации, государственной собственности, объектов гражданских прав, особенно вещей, изъятых и ограниченных в гражданском обороте, участия государства в экономических отношениях. Пока можно констатировать наличие большого числа вопросов и проблем по правовому статусу СПК, чем ответов и вариантов их решений.

В этом плане модель концессионных соглашений при ее разработанности и адаптации к казахстанским условиям выглядит предпочтительной по целому ряду преимуществ.

В мировой практике одной из самых распространенных и эффективных форм партнерства государства и бизнеса являются именно концессионные соглашения. Они предоставляют возможность концессионерам использовать в течение определенного срока уже существующие объекты государственной собственности, а также создавать и использовать новые. Традиционно концессию рассматривают как один из способов привлечения прямых инвестиций на длительные сроки, при осуществлении которых преследуются определенные стратегические цели.

Концессионные соглашения представляют собой наиболее гибкую правовую форму взаимодействия государства и бизнеса, позволяющую привлекать частный капитал в развитие объектов инфраструктуры, сохраняя при этом данные объекты в государственной собственности.

К числу основных преимуществ концессии можно отнести следующие:

- снижение государственных расходов (как правила бюджетных) за счет привлечения частных средств и переложения части затрат на конечных пользователей;

- возможность практической и быстрой реализации общественно-значимых проектов, малопривлекательных для традиционных форм частного финансирования;

- повышение эффективности проектов за счет участия в них частного бизнеса, как правило, более эффективного на рынке, чем государственные институты;

- возможность привлечения лучших управленческих кадров, техники и технологий, а также повышение качества обслуживания конечных пользователей.

Указанные выше преимущества концессии делают эту форму сотрудничества государства и бизнеса весьма привлекательной.

 

Развитие законодательства о концессии в Республике Казахстан

 

Развитие законодательства о концессии в Республике Казахстан проходило по определенным этапам.

Первый закон о концессиях был принят на заре независимости Казахстана в 1991 году /3/. Он состоял из 22 статей и призван был урегулировать организационные, экономические и правовые условия предоставления концессий только иностранным инвесторам на территории Республики Казахстан.

Законодательную модель концессионных отношений на первом этапе можно назвать комплексной, что проявлялось сразу в нескольких моментах.

Во-первых, концессия определялась как «сдача иностранному юридическому или физическому лицу - концессионеру - в аренду имущества, земли, природных ресурсов» (ч. 2 ст. 1 Закона о концессиях 1991 года). Другими словами, концессия определялась через призму договора аренды (имущественного найма). Но одновременно в концессионных отношениях могли присутствовать элементы договоров подряда, страхования, трудового договора (см., например, ст. ст. 5, 11 и 19 Закона о концессиях 1991 года).

Во-вторых, концессионные отношения содержали в своей структуре элементы как частного (гражданского), так и нормы публичного права. Чего стоит хотя бы определение концессии о том, что «это разрешение иностранному юридическому или физическому лицу на осуществление определенного вида хозяйственной деятельности» (ч. 1 ст. 1 Закона о концессиях 1991 года). О смешанном характере концессионных отношений свидетельствует указание закона на применимое право. Согласно п. 1 ст. 2 Закона о концессиях 1991 года общие условия концессионных соглашений регулируются указанным законом, а также законодательством Республики Казахстан об иностранных инвестициях, собственности, инвестиционной деятельности, разгосударствлении и приватизации, охране окружающей природной среды и другими применимыми законодательными актами Республики Казахстан. Таким образом, можно говорить о разноплановой комплексной модели концессионных отношений, реализованной в Законе о концессиях 1991 года.

Век этого закона был недолог, и уже в апреле 1993 года он был признан утратившим силу /4/. Но данное обстоятельство не означает, что концессионные отношения исчезли (второй этап). Они остались. Но остались в ином, уже специальном законодательстве. Так, например, п. 1 ст. 42 Закона о недрах 1996 года устанавливает, что для проведения операций по недропользованию применяются следующие виды контрактов: 1) о разделе продукции; 2) о концессии; 3) о подряде и возмездном оказании услуг (сервисный контракт). В зависимости от условий конкретных операций по недропользованию и других обстоятельств допускаются комбинированные и иные виды контрактов. Укажем, что до сих пор модель концессионных отношений в Законе о недрах предполагает отличия от модели, реализованной в действующем законе (ч. 2 п. 1 ст. 2 Закона о концессиях 2006 года).

Мы полагаем, что элементы концессии содержал и Закон Республики Казахстан от 8 января 2003 года № 373-II «Об инвестициях» /5/, который в ст. 18 предусматривал возможность выделения государством натурных грантов.

Таким образом, на втором этапе развития концессионные отношения регулируются разрозненными законодательными актами, а не самостоятельным законом. Мы полагаем, что определенные предпосылки для этого заложил Гражданский кодекс Республики Казахстан (Особенная часть) от 1 июля 1999 года № 409-I /6/. Ст. 541 ГК называется «Объекты имущественного найма», и п. 4 содержит правило о том, что законодательными актами могут быть установлены особенности сдачи в имущественный наем жилых помещений, земельных участков, участков недр и других обособленных природных объектов, в том числе на основе концессионных соглашений (выделено мной. - С.С.), а также в иных случаях. Данное правило позволяет сделать два важных вывода. Во-первых, законодатель, сознательно или нет, ушел от детальной правовой регламентации концессионных отношений в ГК. И, во-вторых, помещение указанного правила о концессионных соглашениях в §1 «Общие положения» главы 29 ГК позволяет квалифицировать договор о концессии в качестве разновидности гражданско-правовых договоров имущественного найма (аренды).

В последующем (третий этап) был принят специальный закон - Закон Республики Казахстан от 7 июля 2006 года № 167-III «О концессиях» /7/.

Важно указать на некоторые события, которые предшествовали его появлению. Всего было подготовлено два варианта законопроектов: первый - инициированный Министерством экономики и бюджетного планирования Казахстана, и второй - группой ученых под руководством академика М.К. Сулейменова. Действующая редакция Закона о концессиях представляет собой определенный симбиоз законопроектов. Но моделью, взятой за основу, была все, же модель законопроекта министерства /8/.

По существу, действующий Закон о концессиях призван урегулировать соответствующие общественные отношения, определить условия и порядок заключения, исполнения и прекращения договоров концессии, а также предусмотреть гарантии и меры государственной поддержки концессионерам. Закон предусматривает возможность передачи любых объектов государственной собственности за исключением тех, перечень которых определяется Президентом Республики Казахстан /9/ (ст. 4 Закона о концессиях). Большая часть норм Закона о концессиях (ст. ст. 8-20), по существу, посвящена публично-правому регулированию концессионных отношений. Роль гражданского права в регулировании концессии традиционно скромна (об этом ниже).

Наряду с Законом о концессиях был принят Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам концессии» /10/, который предусмотрел возможность предоставления в концессию объектов транспортной инфраструктуры.

 

Некоторые проблемные вопросы Закона о концессиях и предложения о его совершенствовании

 

Вначале важно отметить, что инициированный Министерством экономики и бюджетного планирования законопроект «О концессиях» оживил дискуссии вокруг этого вопроса, поднял целый пласт смежных проблем, которые современная казахстанская наука и практика пока решить не могут.

Например, сегодня очевидно отсутствие серьезных теоретических разработок об участии государства в экономических отношениях. Более того, несмотря на закрепленный ГК тезис о том, что государство выступает в качестве равноправного участника гражданско-правовых отношений (п. 1 ст. 111 и др. ГК), его практическая реализация вызывает серьезные проблемы (например, прекращение прав на землю, передача прав недропользования другим лицам и другие). Не менее сложными являются вопросы государственной собственности, ее правового режима, перечня объектов, субъектов, осуществляющих права на нее, и другие.

Проиллюстрируем эти проблемы на примере некоторых положений Закона о концессиях.

Ст. 5 Закона о концессиях устанавливает правила, регулирующие вопросы права собственности на объекты концессии. Согласно п. 1 этой статьи улучшения, произведенные на объектах, переданных в концессию, а также объекты незавершенного строительства и права интеллектуальной собственности, возникшие при исполнении условий договора концессии, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 3 данной статьи, являются государственной собственностью. Пункт 3 говорит о том, что только продукция и иные доходы, полученные концессионером в результате использования объектов концессии, являются его собственностью. И то, если иное не предусмотрено договором концессии.

Здесь мы видим несколько концептуальных недоработок. Во-первых, права на интеллектуальную собственность не могут рассматриваться через призму права собственности. И это положение прямо установлено ст. 968 ГК. Этот подход свойственен англосаксонскому, но никак не континентальному праву, частью которого является правовая система Казахстана. Во-вторых, объект незавершенного строительства не может быть объектом права собственности государства (ст. 236 ГК), как, впрочем, и любого другого лица. В-третьих, судьба улучшений детально расписана в конструкции договора имущественного найма и зависит от целого ряда условий (ст. 555 ГК). Относительно концессии мы полагаем необходимым предусмотреть общее правило о том, что все улучшения имущества, как отделимые, так и неотделимые, должны быть переданы концеденту и, как следствие, признаваться его собственностью. Это правило можно сделать диспозитивным и иное предусмотреть в договоре.

Только один указанный выше пример наглядно свидетельствует о необходимости существенной переработки действующего Закона о концессиях. Результаты переработки могут привести либо к принятию нового закона о концессиях, либо ограничиться внесением необходимых изменений в ряд законодательных актов. Например, полномочия по передаче имущества в концессию предусмотреть в нормативных правовых актах, определяющих соответствующую компетенцию государственных органов. Договорные отношения концессии урегулировать группой норм, которые можно объединить в качестве самостоятельного параграфа главы 29 ГК об имущественном найме (аренде).

По нашему мнению, разработка новой законодательной модели концессионных отношений должна устранить ряд недостатков действующего Закона о концессиях. К их числу следует отнести следующие.

Во-первых, должна быть существенно улучшена юридическая техника, сокращены отсылочные нормы, переработан понятийный аппарат закона. Последний должен быть адаптирован к казахстанской юридической науке и практике. Мы полагаем, что большая часть основных понятий закона (ст. 1 Закона о концессиях) нуждается в изменении. Приведем примеры.

Так, концессия рассматривается как «передача по договору концессии объектов государственной собственности во временное владение и пользование в целях улучшения и эффективной эксплуатации, а также прав на создание (строительство) новых объектов за счет средств концессионера с предоставлением последнему права владения, пользования и распоряжения ими либо без такового с обязательным финансированием за счет средств концессионера и передачей государству» (подп. 4). Не менее странным является и понятие договора концессии, который определяется как «письменное соглашение между концедентом и концессионером, определяющее права, обязанности и ответственность сторон, условия реализации концессии» (подп. 7).

Оба эти понятия объединяет то, что они никак не связаны с казахстанской юридической доктриной и практикой. Но есть и различия.

Если легальное понятие договора концессии не несет в своем содержании никакого юридического смысла и в этом плане безопасно, то для понимания и объяснения легального термина «концессия» необходимо приложить много усилий.

Укажем на наиболее очевидные недостатки.

1. Концессия не может быть определена посредством передачи, т.к. последнее всегда есть действие или совокупность действий, относящихся к содержанию договора.

2. Целями концессии являются «улучшения и эффективная эксплуатация». Зададим риторический вопрос: а если эксплуатация является неэффективной, то перед нами будут не концессионные отношения, а нечто иное? Или вопрос о лице, к полномочиям которого будет отнесено определение эффективной или неэффективной эксплуатации? Мы полагаем, что указанные цели концессии являются декларативными, предоставляют большие возможности для субъективного усмотрения лиц, осуществляющих контрольные функции.

3. Выражение «с предоставлением последнему (т.е. концессионеру. - С.С.) права владения, пользования и распоряжения ими либо без такового» вообще запутывает ситуацию. В цивилистике предоставление традиционно связано с передачей (см., например, подп. 2 п. 1 ст. 410, п. 3 ст. 451, п. 4 ст. 499 и др. ГК). В этом случае речь идет об элементарной тавтологии. Но важно другое. Формула «с предоставлением… либо без такового» означает, что права могут как передаваться, так и остаться у концедента, что принципиально неверно. У концессионера всегда должно быть определенное имущественное право на предмет концессии, и его передача, определение его объема (правомочий) также относится к содержанию договора.

4. Наконец последнее. Выражение «…и передачей государству». Тут в очередной раз а) происходит тавтология (передача… передача… передачей), б) не ясно, что должно быть передано: имущество, право, что-то другое. А если еще вспомнить о норме ст. 284 ГК об исполнении взаимных обязательств, то можно заключить необходимость одномоментной передачи (исполнения) по договору о концессии. Это абсолютно неадекватно его существу - передачи имущества на достаточно длительный срок, о минимальном размере которого говорит сам закон (ст. 23 Закона о концессиях).

Во-вторых, необходима последовательная законодательная реализация договорной, т.е. гражданско-правовой, модели концессионных отношений. Прежде всего, модели равноправного положения участников договора о концессии. Сама же концессия должна определяться как разновидность имущественного найма (аренды), т.е. гражданско-правового договорного отношения со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В-третьих, необходимо определиться с перечнем объектов концессии. По нашему мнению, это должно коснуться только тех объектов, которые: а) сохраняются в собственности государства и б) имеют правовой режим объектов, исключенных или ограниченных в гражданском обороте. Например, магистральные железнодорожные пути. Это имущество может быть только в государственной собственности. При этом его строительство и эксплуатация могут и должны осуществляться концессионером.

Но здесь есть, как минимум, две проблемы, которые не имеют должного законодательного решения.

Первая - это вопрос о субъектах права государственной собственности.

Для республиканской собственности она в определенной степени решена. Согласно п. 1 резолютивной части постановления Конституционного Совета Республики Казахстан от 17 марта 1999 года № 4/2 «Об официальном толковании подпункта 4) статьи 66 Конституции Республики Казахстан» Правительство республики признано обладающим полномочиями владеть, пользоваться и распоряжаться государственной собственностью в пределах, установленных законодательными актами.

Вопрос же о том, кто осуществляет правомочия собственника относительно коммунальной собственности, остается открытым. Действующий Закон Республики Казахстан от 23 января 2001 года № 148-II «О местном государственном управлении в Республике Казахстан» /11/ не содержит должного ответа на этот вопрос.

Согласно подп. 2 п. 1 ст. 27 Закона о местном государственном управлении вопросы управления областной (города республиканского значения, столицы) коммунальной собственностью, осуществление мер по ее защите, отнесены к компетенции акимата области (города республиканского значения, столицы). В свою очередь подп. 12 п. 1 ст. 29 закона, определяя компетенцию акима области (города республиканского значения, столицы), содержит правило о том, что соответствующий аким «участвует в подписании контрактов, а также в контроле за их исполнением наравне с уполномоченным государственным органом Республики Казахстан по вопросам приватизации, аренды, продажи предприятий, месторождений и других объектов государственной собственности». Аналогичные нормы установлены для районного (города областного значения) акимата (подп. 2 п. 1 ст. 31 закона). При этом полномочия акимов района (города областного значения) и района в городе, города районного значения, поселка, аула (села), аульного (сельского) округа по управлению государственной собственностью Закон о местном государственном управлении не содержит.

Таким образом, в действующей редакции Закона о местном государственном управлении вопросы о субъектах права государственной собственности определенным образом решены только на областном и районном уровне.

Примерно аналогичная ситуация сложилась и по второй проблеме - объекты государственной собственности. Ст. 192 ГК, хотя и называется «Право государственной собственности», по существу, содержит положения об объектах соответствующего права.

Как известно, государственная собственность выступает в виде республиканской и коммунальной собственности. В свою очередь республиканская собственность состоит из государственной казны и имущества, закрепленного за государственными республиканскими юридическими лицами в соответствии с законодательными актами. Средства республиканского бюджета, золотовалютный запас и алмазный фонд, объекты государственной собственности, перечисленные в ст. 193 ГК, и иное государственное имущество, не закрепленное за государственными юридическими лицами, составляют государственную казну Республики Казахстан (п. п. 2-3 ст. 192 ГК).

Коммунальная собственность состоит из местной казны и имущества, закрепленного за коммунальными юридическими лицами в соответствии с законодательными актами. Средства местного бюджета и иное коммунальное имущество, не закрепленное за государственными юридическими лицами, составляют местную казну (п. 3 ст. 192 ГК).

12 января 2007 года Законом Республики Казахстан № 225-III /12/ в ст. 192 ГК было внесено два дополнения. Первое заключалось в появлении п. 3-1 следующего содержания: «3-1. Коммунальная собственность подразделяется по уровням местного государственного управления на областную (города республиканского значения, столицы) и районную (городов областного значения)»; второе - п. 6 дополнен частью третьей следующего содержания: «Передача имущества, находящегося в коммунальной собственности, из одного уровня местного государственного управления в другой осуществляется в порядке, определяемом законодательными актами о местном государственном управлении в Республике Казахстан».

Необходимо указать на отсутствие правил, регламентирующих порядок передачи имущества, находящегося в коммунальной собственности, из одного уровня местного государственного управления в другой. Есть только процедура, предусмотренная Правилами передачи государственного имущества из одного вида государственной собственности в другой /13/. По существу, эти правила должны быть предусмотрены Законом о местном государственном управлении. Но в действующей редакции закона их нет. Более того, мы полагаем невозможность их наличия и в будущем, т.к. данные отношения должны составить предмет самостоятельного закона - закона о государственной собственности. Его нормы должны будут регулировать соответствующие отношения по субъектам, объектам, различным аспектам осуществления прав собственника государством и его органами на местном и республиканском уровне.

В-четвертых, требует разрешения проблема соотношения законодательства о концессии и о недрах и недропользовании. Как мы уже отмечали, а) Закон о недрах начиная с 1996 года содержит разновидность контракта на недропользование в виде концессии /14/, б) действующий Закон о концессиях включает правило о нераспространении его норм на отношения, связанные с концессией в сфере недропользования. Мы не видим никаких существенных причин для подобного исключения. Контракты на недропользование являются, по существу, концессионными. Возможные отличия могут коснуться только особенностей правового режима недр как объекта права, и только. В данном случае следует использовать прием субсидиарного применения законодательства о недрах к концессионным отношениям, а не параллельного их существования.

Мы полагаем невозможность применения к концессионным отношениям и некоторых других отраслей законодательства. Например, законодательство о приватизации принципиально не может распространяться на договор концессии, т.к. ее объект всегда должен быть возвращен государству и никогда не перестанет быть его собственностью. Нам также представляется неоправданным определенное совпадение норм Закона о концессиях и законодательства о государственных закупках. Особенно правил о конкурсных процедурах. В подавляющем большинстве случаев концессия представляет собой передачу государственной собственности определенному лицу, которое в конкретной ситуации может решить поставленные задачи.

Мы полагаем, что только устранение вышеуказанных проблем будет способствовать широкому распространению концессионных отношений в Республике Казахстан, позволит заложить хороший фундамент для развития партнерских отношений между государством и бизнесом в данной сфере.

 

Литература

1. Ведомости Парламента Республики Казахстан. 1996 г. № 2, ст. 182. В редакции Закона РК от 12.01.2007 г. № 226-III.

2. Ведомости Парламента Республики Казахстан, март, апрель, 2005 г. № 6, ст. 8.

3. Закон Республики Казахстан от 23 декабря 1991 года № 1021-XII «О концессиях в Республике Казахстан». Документ цитируется по СПС «Юрист».

4. Закон Республики Казахстан от 8 апреля 1993 г. № 2090-XII «О признании утратившим силу Закона Республики Казахстан «О концессиях в Республике Казахстан».

5. Ведомости Парламента Республики Казахстан. 2003 г. №№ 1, 2, ст. 4.

6. Ведомости Парламента РК. 1999 г. №№ 16, 17, ст. 642, с последующими изменениями и дополнениями; Гражданский кодекс Республики Казахстан (Общая часть). Принят Верховным Советом Республики Казахстан 27 декабря 1994 года. Ведомости Верховного Совета Республики Казахстан, 1994 г. №№ 23, 24 (приложение), с последующими изменениями и дополнениями.

7. Ведомости Парламента Республики Казахстан, июль, 2006 г. № 14 (2471), ст. 88.

8. Положения законопроекта министерства были подвергнуты большой критике. Так, в частности, в соответствии с протоколом заседания Совета по правовой политике при Администрации Президента от 22 февраля 2006 года № 52-16.25, Министерству экономики и бюджетного планирования было поручено доработать законопроект с учетом альтернативного варианта законопроекта М.К. Сулейменова. Но должным образом это сделано не было.

9. В настоящий момент такой перечень существует. См.: Указ Президента Республики Казахстан от 5 марта 2007 года № 294 «О перечне объектов, не подлежащих передаче в концессию». САПП Республики Казахстан. 2007 г. № 7, ст. 80.

10. Ведомости Парламента Республики Казахстан, июль, 2006 г. № 14 (2471), ст. 89.

11. Ведомости Парламента Республики Казахстан. 2001 г. № 3; ст. 17. В редакции Закона РК от 22.05.2007 г. № 255-III.

12. Ведомости Парламента Республики Казахстан, январь, 2007 г. № 3 (2484), ст. 21.

13. Утверждены постановлением Правительства Республики Казахстан от 22 января 2003 года, № 81. САПП Республики Казахстан, 2003 г. № 3, ст. 38.

14. Здесь следует оговориться. Подп. 18 п. 1 Закона Республики Казахстан от 11 августа 1999 года № 467-1 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам недропользования и проведения нефтяных операций в Республике Казахстан» исключил концессию из перечня контрактов на недропользование. Концессия вернулась в Закон о недрах только в результате изменений, внесенных аналогичным Законом Республики Казахстан от 1 декабря 2004 года № 2-III.

 

 

26 мая 2008, 12:21
Источник, интернет-ресурс: Скрябин С.В.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Акции
Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код