Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

«ЖАКО, КИКО, САКО - ZVERI»

В школе № 17, чей северозападный фасад украшен этой, издалека видной надписью, про мальчиков, всенародно претендующих на статус диких животных, ученик 9го «е» Суйындык зверски зарезал на переменке паренька из параллельного класса «а» Бахтияра. Удар кухонным ножом пробил грудину жертвы с правой стороны, повредил правое легкое и зацепил край сердца. Бахтияр скончался на операционном столе, на прощанье обведя последним, полным тоски, взглядом взрослых людей, собравшихся к его одру, но так и не сумевших вырвать мальчонку из цепких лап смерти. Чуть меньше месяца недожил он до своего пятнадцатилетия. Его же убийце и вовсе едва исполнилось четырнадцать лет и три месяца.

ТЕМНАЯ ЛОШАДКА С НОЖОМ ЗА ПАЗУХОЙ

Как и почему это случилось, сегодня объяснить толком не может никто. Закончился первый урок. Началась перемена. Классы менялись аудиториями, перемещаясь с этажа на этаж. На лестничной площадке между первым и вторым этажом и случилась эта роковая встреча двоих девятиклассников, завершившаяся гибелью одного из них.

Сегодня задним числом учителя и одноклассники главных персонажей кровавой трагедии, разыгравшейся ранним утром третьего сентября на школьных подмостках, вспоминают, что накануне, вчерашним вечером, между Бахтияром и Суйындыком, вроде бы, произошел конфликт в компьютерном клубе. Кто-то кому-то не уступил дорогу, кто-то кого-то толкнул, кто-то сказал какие-то неприемлемые для щепетильной пацанячьей чести слова… Там, в клубе, мальчишек, выражаясь языком боксеров, развели по углам. И никому даже в голову не пришло, что эта пустячная ссора позднее может закончиться таким страшным и диким финалом.

Можно ли сказать, что один из мальчишек, вступивших в смертельный поединок на школьной лестнице, - олицетворение чистоты и невинности, а другой - этакое исчадие ада?

На этот мой вопрос Ляззат Сахташева, нынешний и. о. директора семнадцатой школы, а еще неделю назад ее завуч, пожимает плечами.

Да нет, ничего подобного. Пацаны как пацаны. В меру - хулиганы, в меру - драчуны. Покойный Бахтияр, правда, учился получше, активнее участвовал в школьной жизни: играл на домбре и очень задушевно пел национальные песни. И семья у него - из благополучных. Отец работает диспетчером на предприятии «Каражанбасмунай», учится заочно в местном университете имени академика Есенова. Мать трудится там же, техничкой.

В «Каражанбасмунае» вообще работает почти весь клан Кенесариевых. Дядья убитого мальчика, их жены. Но сам Бахтияр носил фамилию Доскалиев в честь своего восьмидесятилетнего деда Доскали, который вместе с бабушкой Анзер воспитывал его с младых ногтей. Неслучайно все свои каникулы и школьные выходные по случаю праздников мальчик проводил у стариков, в ауле Киякты, помогая им управляться с семейным табуном. Живы, хотя и находятся в не менее преклонных годах, чем Доскали и Анзер, дедушка и бабушка Бахтияра со стороны матери, также обожавшие внучка.

Что до Суйындыка Байгожаева, то у него кроме матери да братаблизнеца, считай, никого больше из понастоящему близких людей и нету. Безотцовщина. Но мальчишка при этом, по словам учителей, не был особенно проблемным.

— Мы всех наших детей с криминальными наклонностями хорошо знаем, со всеми их распальцовками и блатными эскападами, - говорит Ляззат Сахташева, - и, как можем, контролируем их. Но Суйындык никогда ни в чем таком не был замешан, даже не состоял на внутришкольном учете. Он для нас оказался темной лошадкой.

Ей вторит и учительница химии, назначенная после трагедии завучем по учебной работе, Лариса Гордиенко. Учился, конечно, Суйындык неважно, но ни он, ни его братблизнец никогда особенных хлопот своим поведением учителям не доставляли.

ПЛАЧЬ, СЕРДЦЕ, ПЛАЧЬ

Нурбай Кенесариев, отец погибшего подростка, держится изо всех сил. Как и подобает мужчине. Сухие, хоть и воспаленные глаза, прямые плечи… И лишь искусанные в кровь губы молчаливо свидетельствуют о том, ценой каких усилий удается ему сохранять это внешнее спокойствие.

Мама Амангуль же едва не сошла с ума от горя. В день похорон, когда несколько сот школьников, пришедших проводить в последний путь Бахтияра, рассаживались в два «Икаруса», она внезапно с диким криком бросилась к мальчишкам. Показалось ей, что вдруг каким-то чудом ее отрада и счастье, ее сынок ожил и ослепительно улыбается ей из толпы друзей и подруг.

— Я и сейчас не верю, что его больше нет, - с трудом подбирает она слова, - кажется, что он гуляет гдето, просто немножко задержался, и вот сейчас распахнется дверь, и он войдет, сияя своей улыбкой.

Он был такой добрый, такой ласковый, такой красивый мальчик. Всех собак и кошек в округе кормил. А лошади в табуне его деда начинали ржать, когда он еще только подъезжал к аулу. Чувствовали его издалека. А как он любил своих сестричек, старшую Инкар и совсем еще маленькую, трехгодовалую Чинар. Как заботился о них, как помогал им во всем.

Нет, она не знает, что случилось, почему мальчишка из соседнего дома убил ее счастье и радость, ее Бахтияра.

И только дядя со стороны отца, Жилкибай, с каменным от горя лицом, сказал: говорят, он за своего товарища вступился. Которого избивали эти близнецы. Он был такой: справедливый и храбрый. И все в школе его очень любили. Я сам слышал, как на похоронах ребята говорили меж собой: все равно этим двоим не жить. Мы их приговорили.

А между тем в угловой квартире соседнего, 45ого дома, свое горе, почти такое же неизбывное и беспросветное, как в семье погибшего Бахтияра. Мать Суйындыка Байгожаева, арестованного полицией по подозрению в убийстве, льет слезы на плече у второго сына и ищет, лихорадочно ищет каких-нибудь объяснений страшной трагедии, обрушившейся на нее и семью Кенесариевых. Иначе ведь можно потерять рассудок.

— Мой сын, - говорит она, - никогда не был жестоким. Я не понимаю, как это могло произойти, что с ним случилось. За день до этого его кто-то избил здесь неподалеку, на территории детского сада. Я спрашивала у него, кто это сделал, но он мне ничего не сказал. Только сказал, что те, кто его избили, и в школе к нему пристают. Чего, мол, он от них убегает? Не мужчина, что ли? А какой он мужчина? Он же еще маленький. Ему только-только пятнадцатый год пошел. А тот, Бахтияр, и старше его на восемь месяцев, и выше намного, и физически сильнее.

Вот сегодня идем с повинной к родителям убитого мальчика: такой у нас обычай - искупать пролитую кровь.

Я - ВАШЕ ЗЕРКАЛО

Здание 17ой школы сплошь изрисовано доморощенными мастерами граффити. Кроме уже упоминавшейся надписи про «зверей», довлеющей над всеми остальными, да может быть, еще одной «тринадцатый централ», характеризующей, видимо, криминальный статус этого жилого массива, сложившийся в умах его юных обитателей, все остальные автографы - вполне пристойны. И запросто могли бы быть оставлены школярами из моего времени. Ну, там «Вася плюс Коля =Дружба», а «Таня плюс Петя = любовь» и прочая милая щенячья графология. За которую, правда, нас и наших родителей жучили в свое время так, что мало не покажется.

Так или иначе, дети, которые нынче ходят в школу, мало чем отличаются от нас. Нас - прошлых и нас - нынешних. В том смысле, что они - это наше зеркало. Если еще точнее, вся их нынешняя детская жизнь - внешнее отражение тех внутренних процессов, которые происходят в наших взрослых душах.

Жуткое, я вам скажу, это отражение.

После того, как Бахтияр получил страшный удар ножом в грудь, он кинулся бежать вниз по лестнице и дальше к выходной парадной двери. Я посчитал шагами: он пробежал метров семьдесят, не меньше.

И лишь здесь, в вестибюле у самого выхода, его остановила преподаватель физкультуры Валентина Сахапова, возвращавшаяся с урока во дворе. Эта героическая, не побоюсь такого высокого определения, женщина оказалась во всей школе единственным человеком, не растерявшимся во время этой трагедии и сделавшим все, чтобы спасти погибающую юную жизнь.

Впрочем, предоставим слово ей самой.

— Захожу я со двора, вижу: бежит мальчик, весь в крови. И ноги у него уже заплетаются. А за ним мчится другой и пытается его остановить. Я кинулась к ним, схватила Бахтияра, резко усадила его на пол, заставила прижать ноги к животу и груди. Кровь сразу утихла и почти перестала течь. Я кричу: вызывайте «Скорую», а сама думаю, чем бы ему рану заткнуть. В нашем медпункте ведь ни жгутов, ни индивидуальных пакетов, ни носилок, никогда ничего нету. Хотела свою футболку снять, да подумала: как завтра в школу приду, все ведь смеяться будут. Знала бы, что речь идет о жизни и смерти, сняла бы, не задумываясь.

Оглянулась вокруг. И страшно стало. Рядом куча мальчишек и девчонок столпилась. Стоят, смотрят. А в глазах, знаете, ни страха, ни жалости. Одно любопытство. Я кричу: дайте, мол, футболку кто-нибудь, рану заткнуть. И на кого ни гляну, все назад отступают. Так никто и не дал.

СУДЬБА - ИНДЕЙКА, ЖИЗНЬ - КОПЕЙКА?

— Господи, а «Скорая»то, «Скорая». По моим часам, ее вызвали гдето в 9.46 - в 9.47. А прибыла она в 10.10. Причем поначалу заехала в соседнюю, 21 школу. И к нам подъехала, не спеша, как будто на пикник. Ни сирены, ни медиков, бегущих с носилками, ни специального реамобиля. Мы, конечно, их дожидаться не стали. Отправили мальчика на директорской машине. Представляете, сколько он еще крови по дороге потерял?

И так и умер на операционном столе от шока и потери крови. Что бы сегодня ни говорили медики, я уверена, если бы «Скорая» прибыла вовремя, да по пути врачи оказали пареньку первую помощь, да в больнице его бы уже ждала готовая операционная и бригада хирургов, мальчишку можно было бы спасти.

А полиция вообще появилась на месте преступления минут через сорок, если не через час. И то после того, как я позвонила уже в приемную областного УВД, потребовала начальника и стала орать на них, чтобы немедленно прислали следственную бригаду. А учителя все это время охраняли задержанных ими братьев Байгожаевых да отбивали попытки старшеклассников стащить и выбросить вещественное доказательство - кухонный нож, которым зарезали несчастного мальчишку.

Вот сегодня все обвиняют учителей в случившейся трагедии. Как водится, директора тут же сняли, завучей, классных руководителей освободили от их обязанностей. А что же делать с родителями? Их тоже «снимать» и «отстранять»? Ведь, как ни крути, а в школе дети проводят менее трети суток, все остальное время - они дома. Или на улице.

В нашей школе тысяча двести с лишним учеников. Но когда мы проводим общешкольное родительское собрание, на него приходит не более пяти-шести десятков мам и пап. А на классные встречи - пять-шесть. Причем все это в большинстве своем родители благополучных детей. Которые потому и благополучны, что в семье есть, видимо, настоящие, теплые и доверительные, контакты между взрослыми и детьми.

А когда было собрание после этой ужасной трагедии, зал был полон. Пусть простят меня родители, но готова поспорить, что в этот раз их привела в школу не столько забота о безопасности их детей, сколько простое обывательское любопытство. И уверена, что на последующие собрания опять будут приходить те же самые 5060 человек.

И потом, что это за система безопасности, когда на две школы, в которых обучается около двух тысяч детей, бюджет предусматривает одного врача и одного участкового инспектора милиции. Когда практически никто из учителей не владеет приемами оказания экстренной медицинской помощи, а школьные медпункты не оснащены самыми элементарными средствами и оборудованием для этих целей.

Я считаю, необходимо безотлагательно учредить обязательные межшкольные курсы для обучения всех учителей современным методам оказания первой медицинской помощи.

«МОДЖАХЕДЫ», «УЗКИЙ МУСУЛЬМАНСКИЙ КРУГ» И ДРУГИЕ

Сегодня по городу ползут упорные слухи, что убийство, случившееся в 17ой школе, не просто результат обычной пацанячьей драки. Что тут замешаны междоусобные разборки подростковых криминальных группировок, тайно руководимых взрослыми уголовными авторитетами. Будто столкнувшиеся в смертельной схватке на школьной переменке мальчишки принадлежали к разным «бандам», и поэтому все закончилось таким страшным финалом.

Вряд ли это так. Особенно если учесть, что обычно все эти группировки, наиболее известны из которых «Моджахеды», «Узкий мусульманский круг» и «Адайские куланы», объединяют выходцев из одного жилого массива или, по меньшей мере, из одной школы. Неслучайно педагоги семнадцатой рассказывали, как им нетнет да приходится провожать до дому своих учеников, которых поджидают для организации с ними расправы чужие, не из этой школы ребята.

Да и кроме того полиции города в последние годы удалось покончить с массовыми междоусобными побоищами хулиганствующих подростковых групп, что прежде регулярно случались на окраине города в заброшенных промышленных карьерах. Силовики утверждают даже, что часть из таких криминальных группировок им удалось разобщить. Но большее пока не под силу.

Вот комментарий по этому поводу начальника Городского управления внутренних дел, полковника Аманжола Кабылова:

— Трагедия, случившаяся в 17 школе, ужасна. И хотя она, на наш взгляд, не имеет никакого отношения к взаимоотношениям подростковых группировок, но чегото подобного следовало ожидать. Сейчас все винят полицию. Мол, если бы школьный участковый был в этот день на месте, то убийства бы не произошло. У нас в тринадцатом микрорайоне, достаточно криминализованном, кстати, один человек на две школы. Причем у него даже кабинета нет, где он мог бы вести профилактическую работу, держать соответствующую картотеку. Ну, был бы он в одном конце здания, пацана убили бы в другом.

Я думаю: не надо сейчас, как это у нас обычно принято, искать виноватых. Потому что виновны в итоге все: в первую очередь, родители, потом учителя и полиция, вообще все взрослые горожане, сами подростки. Надо срочно принимать меры, чтобы такого больше не повторилось.

Еще полгода назад я предлагал на сессии городского маслихата во всех школах города ввести за счет бюджета службу секьюрити. Как это уже давно сделано в России. Чтобы был прямо специальный заместитель директора школы по внутренней безопасности. Причем обязательно мужчина. Да по одному охраннику на каждом этаже: с дубинкой, как положено, и металлоискателем. И чтобы ростом был не метр с кепкой, а под два метра и внушал уважение. Пацаны, увы, по психологии своей, пока не возмужают, склонны прогибаться не перед умом и талантом, а перед грубой физической силой.

Тогда меня не поддержали. Надеюсь, теперь хоть какой-то сдвиг будет.

«УБЕЙ ЕЕ, УБЕЙ!»

Ну, да, теперь, как водится, примем пожарные меры и станем спасать то, что еще у нас осталось. Тех мальчиков и девочек, которых еще не убили сверстники и которые сами пока не зарезали кого-нибудь.

Посадить по одному мордовороту с дубинкой на каждом школьном этаже, как в соседней России, наверное, можно. Чай, не нищая у нас страна. Да только там-то это придумано в качестве средства борьбы с террористами, могущими нагрянуть извне. Но кто спасет наших мальчишек и девчонок от них самих? Вернее, от жуткого отражения наших взглядов, привычек, традиций в их неустоявшейся, ломкой психике.

Ибо, когда мы говорим своему чаду: не играй с этими детьми, они грязные и нищие, мы бросаем в его душу семена вражды и имущественной розни. Когда мы вдеваем своим малышам золотые сережки в уши и вешаем на шеи мобилы по сумасшедшим ценам, мы порождаем в них чванство и высокомерие по отношению к другой детворе, чьи папы и мамы не в состоянии купить им такие же цацки. А в тех и других - зависть и злобу, которые рано или поздно принесут свои страшные плоды.

Когда мы до смерти стравливаем на улице бойцовых собак, специально купленных для этой цели, мы прививаем детям, которые это видят, безжалостность и наклонность к садизму.

И, наконец, когда мы учим своих маленьких девочек, будущих невест, жен и матерей, давать по полной программе сдачи тем, кто их обижает, мы насаждаем в их нежных и неопытных душах торжествующую апологетику насилия. Которое, как нам-то уж известно, рождает только само себя.

И во всем этом нам очень способствуют, надо признать, кровавые голливудские боевики и компьютерные игры и еще более кошмарные российские сериалы типа «Бригада» и «Брат1,2».

На днях один приятель показал мне жуткий видеосюжет, переписанный им на свою мобилу с сотки одного из малолеток, живущих в 13 «централе». Этакий уличный бой без правил между двумя девочками лет 13-14. Они бились, как заправские гладиаторы. А когда одна завалила, наконец, другую и стала добивать ее руками и ногами, аудитория, состоящая из такой же салажни обоего пола, в восторге завизжала: «Кончай ее! Убей ее! Убей!»

Впрочем, я отнюдь не против введения в школах службы охраны, а также применения против наших детей иных экстренных мер чрезвычайного воздействия. Раз уж воспитывать в них Любовь, Добро и Милосердие нам оказалось не по плечу.

А.Тонкопрядченко

Переходный возраст - очень трудный период в жизни каждого школьника. Взрослые люди почемуто считают, что все проблемы, которые встречаются на пути подростка, вовсе не проблемы, а так, ерунда. Хотя на самом деле большинство действительно серьезных вопросов приходится решать именно в переходном возрасте. Задумывались ли когданибудь взрослые люди: легко ли быть подростком? Они бы, наверное, ответили, что в этом нет ничего особенного, ведь все когдато были подростками и школьниками. Но взрослые не задумываются о том, что они были подростками в советское время, когда была та самая единая школьная форма и по телевизору наверняка не показывали кровавые боевики с элементами насилия.

В школе №12 8 сентября в 18.00 прошло собрание, на котором присутствовали родители учеников, депутаты и сотрудники милиции. Поводом для собрания стало убийство школьника таким же подростком в школе №17. Почемуто все присутствующие хором обвиняли в этом трагическом происшествии родителей, которые, по их мнению, пытаясь заработать побольше денег в семейный бюджет, уделяли мало внимания своему ребенку.

Что плохого в том, что родители пытаются заработать побольше денег в семью? Это нелепица номер один.

Если честно, я до сих пор не могу понять мыслей выступающих взрослых людей, которые, уходя от реальной проблемы преступления и наказания, закончили собрание обсуждением сбора денег на ремонт школы. Неужели убийство ребенка не важнее ремонта? Зачем уходить от проблемы преступления, если собрание изначально преследовало цель обсуждения именно этой темы. Как на самом деле родители могут проконтролировать своего ребенка вне дома, если они даже не могут заставить его надеть нововведенную форму? Этот вопрос стал чуть ли не первоочередным. А ктонибудь подумал о том, легко ли подростку каждый день ходить в школу, где есть банда так называемого рэкета, которая имеет на подростка зуб. Мальчишка идет в школу и уже знает, что деньги, которые ему дали родители, достанутся какимто отморозкам. Это не только страшно, но и унизительно. Педагоги ратуют за посещение школы и корят родителей, если подростки пропускают занятия. Но почему они не задумываются о том, что далеко не всем хочется школу посещать. И дело не в том, что учиться неохота. Мальчишкам из порядочных семей неохота быть избитыми, ограбленными и униженными. Девчонки не хотят идти в школу, потому что какойто отморозок положил на них взгляд и ждет… Появится девочка в школе, и этот подонок начинает грязно приставать и унижать девочку, да еще и пугать: «Если не пойдешь со мной, будет плохо…» Если девочка выбрала парня не из авторитетов школы (авторитеты здесь в криминальном понимании), она может быть избита, унижена, а ее парня обязательно поймают и отлупят. А могут и убить, как в случае в 17й школе. После этого просто дико слушать заявления дирекции школы, школьного участкового инспектора и депутатов о том, что во всем виноваты родители, телевидение и газеты. В чем виноваты родители того мальчика, которого убили в 17й школе? Наверное, в том, что его не научили быть отморозком и негодяем.

А представитель полиции, выступавший на собрании, думал, о чем говорил, обвиняя всех родителей поголовно? За простое столкновение в коридоре чьегото сына лишили жизни. В любой школьной банде (а я как вчерашняя ученица заявляю вам, учителя, что банды есть в каждой школе. Только вы этого видеть не хотите) есть всего один заводила, который собрал в свое подчинение мерзких трусов, а они в свою очередь просто боятся получить пинок в тощий зад от своего лидера. Вымогая деньги у своих одноклассников, забирая сотовые телефоны у школьников, которые никого не трогают, отнимая пирожки у младших, они самоутверждаются. А дирекция школ и инспектора по делам несовершеннолетних при этом лелеют мечту, что у них все в порядке. Нет, уважаемые взрослые. Школы уже давно живут по понятиям. По зоновским понятиям. Проблемы вымогательства и драк в школе, к сожалению, не обошли стороной и учениц. Если раньше было неприемлемо, чтобы девчонки дрались, то сейчас, когда дерутся юные представительницы прекрасного пола, все окружающие поддерживают и болеют за одну из них. Хотите - верьте, хотите - нет, но девчонки в драке часто бывают гораздо опаснее и сильнее парней. Вопрос вот в чем: куда же в это время смотрят участковые милиционеры, которые обязаны следить за порядком не только в школе, но и в ее пределах? Если участковые инспектора захотят, они с легкостью найдут видеоклип, который подростки сбрасывают друг другу на мобильные телефоны. На клипе зверская драка двух девочек. А вы говорите, что во всем виноваты газеты и телевидение…

Конечно, вопросы, которые возникают у подростков, участковый решить не может. Но проблему убийства должен был предотвратить. Иначе зачем он выбрал работу, с которой справиться не может. Если ученики в школе ходят с ножами, то на кой черт нужен в школе инспектор? Если он не может вычислить двух трех негодяев, которые портят в школе все и создают криминогенную обстановку. Зачем вообще в школе директор, инспектор и завуч по внеклассной работе?

Все родители стараются дать своему ребенку только самое лучшее, проводя на работе сутки. Я могу привести пример, когда детипогодки (причем оба мальчики), учась в одном классе и воспитываясь в одной семье, очень сильно отличаются друг от друга. Причем внешне они сильно похожи, но по характеру сходства вообще нет. Один примерный ученик, заботливый сын и любимец учителей. Второй же не только в глаза ни разу не видел учебников, но и в школу наведывается очень редко. Причем каждый раз, как только он появляется в школе, не обходилось без происшествий. Как же объяснить такой феномен и кого обвинить в этой ситуации? Неужто только родителей? Таких примеров много, почти в каждой семье, где двое или трое детей.

Все выступающие на собрании не обошли стороной вопрос о полуголых ученицах, которые отказываются прятать свои пупки и ноги. Какой девочке захочется выглядеть хуже других, когда все подружки рассказывают о новинках моды, по телевизору показывают красивых стройных и длинноногих в миниюбках. И хочется быть такой же красивой, как девушка с обложки модного журнала. Если даже мама, которая когдато сама носила форму, сейчас голосует против нее непонятно почему. А что же все помалкивают о том, что мальчики делают мелирование прически. Про их форму одежды все забыли. Или школьные бандиты одеваются лучше? Многим может показаться это ерундой, но именно по одежке встречают новых учеников в школе. Отношение ровесников и положение в классе будет зависеть от наряда подростка. Очень трудно переходить в другую школу и волноваться по поводу того, как тебя примут и не устроят ли чего новые одноклассники. А вы думаете легко идти по переполненному учениками коридору, стараясь никого не задеть, чтобы случайно не стать объектом чьейлибо агрессии. Как это, отдавать купленный на последние деньги пирожок здоровому старшекласснику, когда самому после пятого урока уже кушать хочется? Хорошо, если этот хулиган остановится на пирожке, а не потребует еще и сотовый телефон, за который родители дома разберутся. Такое случается довольно часто со многими учениками школ. А можно ли вообще решить проблемы вымогательства в школе?

Подросток испытывает множество страхов перед приходом в школу. И, к сожалению, не только за невыполненные уроки. Эта очень важная проблема, которую ни родители, ни учителя решать даже не пытаются. Часто перед каждым подростком стоит выбор: быть ли ему прилежным учеником, который всегда будет мишенью у школьных бандитов, которые порой совершают совсем не детские преступления? Или быть ему таким вот бандитом?

Собрание в 12й школе изначально преследовало очень важную проблему, с которой родители и учителя справиться не в состоянии. В итоге тщательно отрежиссированное мероприятие практически с первых минут отошло от серьезной темы, переключаясь на введение школьной формы и на сбор денег на ремонт школы. А про проблему того подростка, который из ученика школы №17 превратился в убийцу, все забыли. Про убитого ни за что ни про что мальчика я вообще молчу. Главное в воспитании, оказывается, сдать вовремя деньги на ремонт и обязательно отправить подростка в школу в соответствующей форме. Связь между убийством и голыми ногами учениц для депутатов и дирекции школы прослеживается явно. Связь между не сданными на ремонт школы деньгами вообще очевидна. Ну что же, тогда погибший в 17й школе мальчик далеко не последний. И девочек насиловать будут постоянно. И у полиции при этом всегда найдется работа.

Подростком быть очень трудно. Большая проблема защищать себя и постоянно доказывать комуто, что ты чегото стоишь. Эту проблему могут спокойно обходить стороной взрослые. А как быть подросткам? Жить в страхе за завтрашний день постоянно нельзя, поэтому необходимо чтото решать. Взрослым нельзя допускать, чтобы подростки чувствовали себя одинокими и ненужными этому миру. А такое случается часто. Все трудности и проблемы переходного возраста способен понять и ощутить только подросток. Что подтолкнуло 15летнего парня убить своего ровесника, никому не известно. Но вряд ли его этому учили родители. Так что тут не правы ни участковый инспектор, ни депутат, ни директор школы. Так уж получилось, что подростки впитали в себя законы зоны, научились жить по понятиям. А никто этого даже не заметил. Прошло пионерскотимуровское детство еще во времена моего папы. Ему этих времен жалко, а мне страшно. Вот как нелегко быть подростком.

Станислава Куцай


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...