Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Штат Альберта делится опытом с Республикой Казахстан

Банк, фонд или резерв главного командования?
Как известно, Национальный фонд Казахстана создан по примеру Государственного нефтяного фонда Норвегии. Однако, приняв решение в 1990 году, норвежцы приступили к его выполнению только через шесть лет. В Азербайджане положение, регламентирующее деятельность фонда, разрабатывалось в течение года. У нас же все эти вопросы были решены практически мгновенно. И трудно сказать, был ли при этом в достаточной мере учтен 40-летний опыт создания подобных фондов.
Недавно в Алматы состоялся “круглый стол”, на который был приглашен д-р Алан УОРРАК, профессор Университета Альберты (штат, Канада), а также представители парламента, правительства, Национального банка РК, независимые эксперты. Презентация профессора была посвящена Сберегательному Трастовому Фонду Наследия Альберты (AHF) в сравнении с Постоянным Резервным Фондом Аляски (APF). И если уж говорить об опыте, то при всей успешности AHF, аляскинский проект оказался гораздо более эффективным.

Фонд Альберты представляет собой своеобразный банк. Часть ресурсов направляется на сбережения для будущих поколений, а часть используется для финансирования текущих правительственных программ и государственных услуг. Последнее обстоятельство и сыграло злую шутку с фондом. При падении цен на нефть экономика провинции Альберта, основанная на нефтяной промышленности, пошла на спад. А поскольку капиталовложения были сделаны в экономику штата, то они оказались убыточными. Тем не менее в настоящее время AHF аккумулировал $12 млрд. при доходности 22%.
APF по структуре схож с фондом Альберты, однако американцы существенно ограничили внутренние инвестиции, вкладывая только в высокодоходные предприятия. Ограничения коснулись и финансирования дефицита бюджета (правда, на данный случай на Аляске есть другой - Конституционный бюджетный резервный фонд). Но главное преимущество APF, по мнению Уоррака - это соучастие в управлении граждан Аляски. Решение о создании фонда было принято референдумом. Жители проголосовали за отчисление не менее 25% суммы, получаемых от эксплуатации нефтяных месторождений, бонусов и роялти, а вскоре эта ставка выросла до 50%. В результате выплачиваемые населению дивиденды представляют собой примерно половину доходов Постоянного Фонда. Большая часть другой половины вкладывается обратно в фонд под процент для защиты от инфляции.
Суммируя опыт AHF и APF, профессор Уоррак предлагает создать «Казахстанский Постоянный Резервный Фонд Наследия». По его мнению, он должен быть сформирован не указом, а отдельным законом, как это делалось в Альберте. Процесс его разработки должен быть всеобъемлющим, с участием общества. Попечительский совет при этом наделяется мандатом финансового менеджмента, подотчетности требованиям общественности, с правом пересмотра стратегии только с проведением общественных слушаний. При управлении сберегательным портфелем фонда рекомендуется применять «правило Гарварда»: на текущие нужды направляется не более 5% инвестиционного дохода. Половина дохода распределяется между гражданами Казахстана.
Мы ждем перемен!
Как известно, наш Нацфонд, состоящий из двух портфелей - стабилизационного и сберегательного - инвестирует, в основном, западные страны. В настоящее время в долларовые инструменты вложено от 60 до 70%. Естественно, что в развернувшейся дискуссии первым встал вопрос об инвестициях во внутренний рынок. А депутаты, воспользовавшись случаем, в очередной раз потребовали вкладывать непосредственно в проекты в рамках программ развития, в первую очередь инновационные. Обращались они, понятное дело, не к канадскому профессору, а к представителям казахстанских Нацбанка и Минфина.
Специалист отдела бюджетных финансов департамента свода и исследования финансовых моделей Минфина Арыстан КАБИКЕНОВ напомнил присутствующим о трудно предсказуемой долгосрочной и не только долгосрочной перспективе: «При падении цен на нефть тенге начнет девальвировать, и долларовые инструменты будут иметь больше стоимости, они не будут так зависеть от нефти».
Замдиректора департамента монетарных операций Нацбанка Юрий ГЕРАСИМЕНКО добавил, что внутренний рынок не может принять такие инвестиции, поскольку не обладает необходимой покупательной способностью. Кроме того, он привел пример Норвегии, где доход фонда в местной валюте не отражает реальной эффективности управления и не сказывается на внешней покупательной силе. Напомним, что Норвегия является главным внешним инвестором в экономику США.
Но если с этим можно согласиться, то, не унимались депутаты, как быть с финансированием проектов? И действительно, Казахстан - не штат, а Программу индустриально-инновационного развития, призванную вывести нас из сырьевой зависимости, еще никто не отменял. Арыстан Кабикенов согласен, что средства Нацфонда должны распределяться равномерно между поколениями - как нынешним, так и будущими.
Представителя Минфина прервал мажилисмен Амалбек ТШАН: «Расшифруйте, пожалуйста, слово «равномерно» - вы будете делить деньги на каждого или на новые направления? Эмираты работают на будущие поколения не путем сохранения денег. Деньги ведь могут разлететься или в чьем-то кармане окажутся. Мы еще палец о палец не ударили, даже велосипеды не производим».
Арыстан Кабикенов ответил: «Инновационный фонд, Банк развития - это все направлено на участие этих денег в развитие экономики», пояснив, что чем больше используется на это нефтяных денег, тем меньше перечисляется в фонд. То есть, как бы тратятся деньги фонда. Далее Кабикенов опять же обратился к опыту стран-рантье, которые копят деньги до такого размера инвестдоходности, когда объем фонда становится практически неисчерпаемым, и на финансирование бюджетных программ используется только доход: «У нас фонд для этого еще не такой огромный».
Когда размер нашего НФ станет «таким», уточнено не было, но, скажем, в Кувейте накопительный фонд в три раза больше ВВП (у нас этот показатель равен примерно 12%). Арыстан Кабикенов заверил лишь, что мероприятия по интеграции фонда в бюджет разрабатываются. Не удержавшись от очередной ремарки, депутат призвал работать в этом направлении активнее, «а то всегда будут подозрения».
Толстый и тонкий
Чувствуя, что о существовании канадского профессора в зале уже начинают забывать, модератор “круглого стола”, директор Центра анализа общественных проблем Меруерт МАХМУТОВА предложила перейти к теме контроля над использованием средств Национального фонда. Услышав о перемене темы, г-н Уоррак оживился, сочтя нужным добавить, что решения об использовании средств AHF на бездоходные проекты (социальная инфраструктура, здравоохранение, защита природы) принимает исключительно парламент Альберты. В остальных случаях парламенту предоставляется отчет.

Так вот, г-жа Махмутова обратила внимание на отсутствие единого законодательства по единому же управлению государственными финансами. Проблему мог решить бюджетный кодекс, однако его окончательный вариант похоронил эти надежды. Дело в том, что, по словам Махмутовой, в его первом варианте были закреплены положения, по которым парламенту давались полномочия не только рассмотрения отчетов о формировании и исполнении Национального фонда, но и осуществления над этим контроля. В утвержденной же редакции Кодекса правительство предоставляет документ лишь в порядке информирования. В итоге главные решения по-прежнему остаются завязанными на президенте.
С ней не согласен член Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета Омархан ОКСИКБАЕВ: «Комитету дан контроль по использованию государственных активов, кредитов и грантов. Нацфонд, наверное, является активом. Другой вопрос, что раньше мы не могли осуществлять контроль, но с 1 января, с введением Бюджетного кодекса, мы получим это право… Комитет является подотчетным парламенту. Другое дело, что он институционально слаб. Может, в этом виноват и парламент, который не может это отстоять».
Директор Центра возразила, что Комитет подотчетен парламенту с практической стороны, с законодательной - президенту. Оксикбаев частично согласился: такое положение закреплено в Бюджетном кодексе, однако конституционная норма гласит, что Комитет предоставляет отчет парламенту, президента же ежеквартально информирует.
Точку в разгоревшихся дебатах неожиданно поставил директор Caspy Ecology Мади КИРЕЕВ, имеющий большой опыт работы в государственных структурах: «Я поддерживаю предложение о принятии единого закона. Когда он размыт в Бюджетном кодексе, это позволяет иметь «люфт» в отчетности, использовании средств и т.д. Закон повышает ответственность».
Ответственность - значит, прозрачность. В этой связи Меруерт Махмутова продемонстрировала отчеты Национального фонда и AHF. Выглядели они подобно одному из героев рассказа Чехова «Толстый и тонкий». Какой был толстый, а какой тонкий - догадаться нетрудно. Причина отнюдь не в разных размерах фондов, просто в Альберте, в отличие от нас, для публикаций открыто и аудиторское заключение. Омархан Оксикбаев удивился: «Почему мы доверяем информацию аудиторам, но не доверяем собственному народу?»
Допроговоримся?
Поскольку Национальный фонд создан указом президента, в заключение приведем слова представителя его Администрации, главного эксперта центра системных исследований Жардена КУРМАНГАЗИЕВА: «Согласен, что многие вопросы чисто законодательно не урегулированы. Возьмем Конституцию. Так уж получилось, что у нас президентская форма правления, он подписывает законы, указы… То, что президент это все утверждает, не говорит о том, что он лично все решает, и никто не дает ему информацию… Здесь в Бюджетном кодексе все записано, и поднимать вопрос, что президент все на себе замкнул, на мой взгляд, некорректно. Все вопросы, которые необходимо проговаривать, в принципе в парламенте проговариваются. Поэтому Кодекс является своеобразным консенсусом с обществом. Поэтому здесь вопрос законодательный. Давайте тогда сначала с законодательством определимся - у нас президентская или парламентская форма правления. И тогда можно будет говорить, что парламент должен утверждать, что - президент».
Да здравствует референдум?
                                                                                                                                                  Алим Бейбарсов


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...