Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Арт-рынок нуждается в законах

Ежегодный оборот антикварного рынка в Казахстане, по неофициальным данным, составляет около 50 миллионов долларов. Государство же от этого практически ничего не получает. Почему это происходит? На этот вопрос пытались ответить участники «круглого стола», организатором которого стал общественный фонд культурного наследия «Оркениет», а также представители Министерства культуры, информации и спорта, Государственного музея искусств имени Кастеева, коллекционеры, представители банков и страховых компаний.

…Как считают сотрудники фонда культурного наследия «Оркениет», в Казахстане сейчас достаточно много средств, чтобы приобретать у небогатых соседних государств очень интересные предметы искусства.

— К нам везут все — живопись, скульптуру, бронзу, серебро, золото, книжные раритеты, — говорит директор экспертно-оценочного центра фонда «Оркениет» Наталья Селюкова.

Казалось бы, Казахстан имеет возможность собрать у себя богатейшую коллекцию. Но не тут-то было. Как утверждают специалисты, определить, является ли та или иная вещь раритетом или хорошо выполненной копией, сегодня в стране практически невозможно, так как у нас отсутствует экспертно-техническая база. Даже в Государственном музее искусств имени Кастеева, который обладает всеми полномочиями для выдачи экспертного заключения, ее нет. Музей лишь выдает искусствоведческую атрибуцию — к какому времени вещь относится и кисти какого художника она может принадлежать.

— Если при экспертизе казахстанского культурного наследия у музея есть возможность обратиться к эталонным образцам в своих запасниках, то в отношении ряда полотен русского и европейского искусства точного заключения в стране на сегодняшний день никто дать не может, — продолжает Наталья Селюкова. — Поэтому мировые культурные ценности у нас в республике продаются как полотна неизвестных художников XVII—XIX веков.

Неудивительно, что такие страны, как Россия и Китай, у которых имеется сложившаяся структура арт-рынка с хорошо оснащенной технической базой, с обученными специалистами и отлаженным механизмом купли-продажи через систему аукционов, отслеживают ситуацию в Казахстане с целью нелегального вывоза шедевров, имеющих мировое значение.

— Отсутствие легальной продажи произведений искусства и невозможность их свободного перетекания из-за рубежа и обратно тормозят развитие и формирование рынка художественных ценностей в Казахстане, — считает директор фонда «Оркениет» Гульмира Тулекова. — А это, в свою очередь, способствует криминализации данного рынка. Мы же этому воспрепятствовать никак не можем, поскольку арт-рынок в нашей стране законодательно не отрегулирован. Из Казахстана сегодня можно вывезти любой раритет, для этого достаточно лишь запастись справкой, что он не представляет для государства исторической и художественной ценности. Вернее, почти все, если габариты предмета позволяют его вместить в обычный чемодан. В противном случае вещь может просто «повиснуть» в воздухе.

К примеру, на прошедшей в Алматы на днях выставке «Трофейное искусство на художественном рынке Казахстана», приуроченной к 60-летию Победы, обратил на себя внимание мебельный гарнитур, который был вывезен после войны из Кенигсберга. Это чудом сохранившийся «кусочек» довоенной Европы. А поскольку все 16 предметов гарнитура выполнены в стиле ар нуво, который просуществовал на Западе всего 20 лет, то он представляет музейный интерес не только для Казахстана, но и для всего мирового культурного пространства.

— Но дело в том, что владелец вещи не хочет расставаться с ней за ту цену, которую ему предлагают в Казахстане, так как московские коллекционеры дают гораздо больше, — говорит Наталья Селюкова. — «Ну и пусть продает в России», — скажет наверняка любой несведущий в законодательных вопросах человек. Но вся беда в том и заключается, что по закону это сделать невозможно, так как любая вещь, представляющая музейную и историческую ценность, в случае, если ее возраст на сегодняшний день насчитывает более ста лет, вывозу из страны не подлежит. Такие вещи должны быть внесены в реестр национальных культурных ценностей, охраняемых государством. Последнее означает, что раритетная вещь должна быть выкуплена у владельца государством. Если же оно не в состоянии сделать это, то, согласно статье шестой действующей Конституции, владелец имеет право распоряжаться имуществом по своему усмотрению. Но сейчас судьба раритета остается неопределенной, так как хозяин не может получить официального разрешения у государства.

Причина этому — отсутствие закона, который четко определял бы порядок вывоза из страны таких вещей. В частности, размер госпошлины на них.

В России, например, госпошлина на вывозимые из страны культурные ценности введена с первого января этого года. Ее размер составляет 10 процентов от оценочной стоимости. А поскольку в Казахстане такого закона нет и пока, кажется, не предвидится, то малогабаритные вещи, представляющие культурную ценность, пересекают нашу границу нелегально, а что касается крупных, то они, подобно вышеназванному гарнитуру, «повисают» в воздухе.

Кстати, музеи Астаны сегодня нуждаются в интересных экспонатах, а в Алматы их, как утверждает Наталья Селюкова, предостаточно. Просто нужно создать условия, чтобы владельцы были заинтересованы в продаже этих ценностей государству. Если бы этот взаимовыгодный процесс был налажен, то художественные ценности остались бы в стране. Мнение директора Восточно-Казахстанского областного этнографического музея заслуженного работника культуры Казахстана Николая Зайцева — подтверждение этому: «Мы выдаем справки для предъявления таможенной службе на вывоз экспонатов за рубеж. Так вот, попросили у нас ее как-то на вывоз бытового серебра. Потом прибегает главный хранитель фондов и кричит: «Какое бытовое серебро?! Это столовое серебро высочайшей пробы, 168 предметов, антиквариат начала прошлого века!». А хозяйка завтра уезжает, пришлось отдать ей тысячу долларов, которые мы копили на ремонт машины. Или приносят, например, икону и называют сумасшедшую цену! У нас, разумеется, таких денег нет, и мне приходится пить валидол. Вообще за пределы области нелегально вывозится громадное количество икон, старопечатных книг, ювелирных украшений и антиквариата. По нашим данным, из них можно было создать не один музей. Но что делать? К каждому кургану и иконе не поставишь охранника. Совсем недавно, например, у нас была попытка ограбления выставки икон. Воришку вытащили из окна за штаны.

…Меня часто спрашивают, зачем, дескать, музеи в наше время, когда люди живут в жестком ритме. Что я могу сказать на это… Вот недавно у нас был японец. Он сказал, что объездил весь мир, в том числе посетил Британский национальный музей (кстати, самый крупный в мире), у которого только отчисления от спонсорской помощи составляют 200 миллионов фунтов стерлингов, а бюджетные — порядка 400 миллионов. Поэтому он имеет возможность покупать на международных аукционах картины и за 50, и за 60 миллионов фунтов стерлингов. А мы пока и спонсоров не имеем. «Всем трудно, — отвечают наши деловые люди, — но почему именно я должен помогать?».

Так вот, японец с большущим интересом у нас все посмотрел, пощупал, изучил до мельчайших подробностей казахскую юрту. Когда человек относится к экспонатам с таким трепетом, а потом говорит, что он сделал для себя какие-то открытия и ему здесь было не менее интересно, чем в Британском национальном музее, значит, музеи нам нужны».


Галия ШИМЫРБАЕВА


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...