Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

«Боевики» железных дорог. Они выполняют всю черную работу за проводников и получают гроши

23 июня 2005, 11:55

- Ольга Петрова

Поезд сообщением Актюбинск — Астана набирал ход. В вагоне царила знакомая любому путешественнику блаженная суета.
Где-то на исходе второго часа пути проводница разбудила «боевика». Парень сполз с полки и отправился по хозяйству: кипятить чай, таскать тюки, по ходу выполняя всю грязную работу в вагоне.
Происхождение слова «боевик» на жаргоне казахстанских железнодорожников кроется отнюдь не в том страшно кровавом значении, которое вкладывают в это понятие защитники государственной безопасности. Железнодорожный боевик — тот, кто ведет бой с углем (плохого качества, невероятно тяжелого, для женщин-проводниц — надорваться и не встать), грязью, тяжестями — всем, чем так славится нелегкий труд проводника.
Сколько стоит труд боевика, удалось выяснить, как говорится, не отходя от кассы. Итак, расценки зависят от протяженности дороги и финансовой состоятельности хозяина вагона.
Примерно в полторы тысячи тенге обходятся услуги «боевика» на небольшом расстоянии между Актюбинском и Астаной. Подороже будет, если отправиться с боевым помощником в южную столицу на 36 часов следования. Поэтому расплатиться можно не только наличностью, но и предоставив «боевику» возможность провезти свой груз в вагоне.
Распространен и такой вид наемного труда, когда на место «боевика» подвязываются торговцы всевозможным барахлом. Садятся они, скажем, в районе Туркестана — срединная станция между Актюбинском и Алма-Атой. Полы в вагоне помоют и подметут, если, конечно, у проводника возникнет такая нужда. А случится это, если на горизонте замаячит ревизор или какая-то крупная комиссия. Иных позывов к гигиене я уж давно не наблюдала.
Чтобы стать «боевиком», желательно иметь вид жалкий (от бедности) и жадный (до денег). А также состоять в родственных связях с проводником или бригадиром поезда. Зарекомендовать себя можно и дружественным отношением с сильными вагона или поезда сего.
Наемный нелегальный труд на бывшем Западно-Казахстанском отделении железной дороги (по которой, собственно, я чаще всего и путешествую), по оценкам специалистов, активно практикуется последние пять лет.
На станции Актобе — в так называемом парке отстоя пассажирских вагонов и резерва проводников — любой желающий может наблюдать, а то и приобщиться к работе станционных «боевиков», или «мойщиков», как они сами себя величают. Мойка обычно происходит в первой половине дня. В парке отстоя «отмываются» алма-атинские, астанайские, атырауские и московские поезда. Вагоны надраивают внутри и снаружи.
— Четвертый год хожу сюда, как на работу, — рассказывает 36-летний Булат, бывший учитель и отец троих детей, — работа не хуже, чем у других. Только зимой, с декабря по март, из-за морозов остаемся без заработка. Нас здесь пашет человек пятнадцать, средний возраст мужиков — от 35 до 50 лет. За вагон, если крышу не мыть, платят по 600 тенге. Столько же и моя жена получает за то, что моет вагон внутри.
По словам Булата, за смену ему удается отмыть пару вагонов. Моющие средства с щетками и тряпками — забота «боевика». Проводник платит лишь за работу. Бывают и стычки. Между «боевиками» — за место работы, с проводниками — из-за оплаты. Самый распространенный предлог для ссоры — плохо смыл копоть.
Поговорить с заказчиками удалось не сразу. После вопроса о наемниках большинство проводников шарахалось в сторону. Разгорячилась только проводница Светлана.
— Да вы посмотрите на меня! — вспылила женщина. — Ночь не спала! В тамбуре вместе с проводником и «боевиком» просидела — в нашем купе комиссия спала. Я еле на ногах стою, четыре дня в дороге — какой из меня теперь «мойщик»?!
Эмоциональный порыв прекратил охранник, который и препроводил меня к начальству — в региональный филиал товарищества «Жолсерик-Актобе».
— Несолидно задавать нам такие вопросы, — отреагировал на просьбу объяснить, что за люди намывают вагоны в отстойнике, местный начальник Василий Подлесовский. Без разрешения руководства он и слова больше не сказал.
Свой оригинальный взгляд на проблему изложил Бахытжан Ашубаев, директор регионального филиала по пассажирским перевозкам «Западный».
— Сегодня моего состава в парке отстоя нет, — твердо заверил начальник. — Наши составы ходят за границу, в Россию (поезд сообщением Актюбинск — Москва). Мы — лицо Казахстана. Поэтому с безбилетниками у нас строго. На то есть должностная инструкционная карточка. С января ни одного случая нарушения инструкции не зафиксировано. А чтобы нанимать на работу «боевиков» — да у моих проводников даже мыслей таких нет! Если увижу — этот человек простится с работой.
После столь многообещающего заявления стоило бы прояснить ситуацию.
В результате развала прежней системы управления существовавшие еще при Союзе три отделения дороги — Алма-Атинское, Целинное и Западно-Казахстанское — раздробились на десятки организаций. АО «Пассажирские перевозки» обзавелись двумя «сыночками»: «Жолсериком» и «Западным». Первый ответственен за внутриреспубликанские перевозки, второй — за зарубежные. «Общий у этих организаций только «красный уголок» в старом здании на улице Деповской», — пошутил один из железнодорожников.
— Если люди моют вагоны в резерве, значит, делают это по собственному желанию, — заявил директор ТОО «Жолсерик-Актобе» Акболат Жагыпаров. — Когда проводник привлекает кого-то к работе, это его личное дело. В санитарном отношении это правильные люди. Между прочим, в Узбекистане вагоны моют всей семьей. Весь мир идет к цивилизованным условиям труда. А то, что у нас проводники привлекают кого-то к труду, означает, что они просто добросовестные.
Заместитель начальника Западного регионального управления санэпиднадзора на железнодорожном транспорте Жусупгали Домбаев пространно объяснил, почему «боевики» не становятся объектом внимания санитарных врачей.
— Как вы их назвали? «Боевики»! Дайте-ка запишу. Вообще-то у проводника должен быть один помощник, но если появился третий человек, мы его обязательно спросим: «Откуда взялся?». Дело в том, что мы проверяем вагоны выборочно, наверное, поэтому я никогда и не сталкивался с этими «боевиками». Но если встречу, накажу бригадира поезда за то, что допустил к работе человека без санитарной книжки.
— Я не могу утверждать, что здесь, на вокзале, нет такого явления, как «боевики». Но мы их не контролируем, — опустив глаза, говорит Назарбай Баймуратов, глава санитарно-карантинного пункта, расположенного на вокзале, — фактов нет. Хотя если они есть, то это недопустимо.
Не вычисляют «бойцов» и транспортные полицейские. Как пояснили в пресс-службе Западного УВДТ, документы, удостоверяющие личность, у «боевиков» всегда в наличии. Сомнительных личностей среди них не встречается. А проверка билетов — нынче не прерогатива полицейских. Есть на то свои, железнодорожные службы.
Единственный факт, официально подтверждающий существование «боевиков» на Западной железной дороге, зафиксировали в этом году в Транспортной прокуратуре. Как пояснил прокурор Гани Тынымус, дело было так:
— Увидели мы девочку, которая мыла полы в вагоне. Для проводницы она слишком молодая. Заставили написать объяснительную — почему, мол, трудится здесь. А она возьми да и сбеги. Очень труднодоказуемое это дело — ловить «боевиков». Они вроде есть, но, когда приходишь с проверкой, их уже нет. Исчезают. Поймать невозможно.
Опросив практически всех, кто по долгу службы имеет отношение к незаконному трудовому бизнесу на железной дороге, я вынуждена была признать: официальные речи больше напоминали политэкономию социализма. Рациональные рассуждения можно услышать лишь от тех лиц, кто согласился беседовать на условиях анонимности.
— В таком массовом количестве, как сегодня, «боевики» появились у нас в конце 90-х годов, — рассказывает собеседник, — когда началась всеобщая оптимизация казахстанской железной дороги: дарили и передавали ведомственные школы, детсады, санатории. Одновременно началось сокращение штатных сотрудников, в том числе «мойщиков». Проводники были не в силах управляться с увеличивающейся нагрузкой, поэтому и стали нанимать людей. Затем АО «Пассажирские перевозки» провело сокращение штатов проводников. В летнее время на два вагона осталось по три проводника вместо четырех. Жизнь заставляет людей искать пути решения. «Боевики» — самый оптимальный вариант. Никакой ответственности за этих людей КТЖ не несет, не платит зарплату, не закрывает пенсионные счета. Надо признать, что армия «боевиков» только увеличивается: это и грузчики на вокзалах, и «мойщики» в парке отстоя, и помощники проводников в пути следования составов. Руководство компаний, занимающееся на местах пассажирскими перевозками, этих вопросов не решает. Поверьте, проводники — лишь самое последнее звено в этой цепи.
Наверное, это лишь одно из мнений по существующей проблеме. Возможно, есть и другая версия возникновения «боевиков». Но в любом случае говорить сегодня стоит скорее о том, когда закончится эпоха «боевиков».Точно могу сказать — лишь после того, как железнодорожное руководство признает факт их существования.


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...