Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Пестрый отдых. В этих местах находится центр реабилитации космонавтов

11 июля 2005, 11:01



В этих местах находится центр реабилитации космонавтов


Менделееву такое не снилось
На базу у побережья озера Алаколь мы приехали около десяти вечера.
Когда-то Алакольский район считался закрытой территорией. Пограничная зона, военная тайна и прочие секреты удивительной социалистической системы. Погранцы никуда не делись, и сейчас, и завтра они будут караулить мигрирующих из Алматинской в Южно-Казахстанскую область и обратно. Единственно: для граждан Казахстана эту процедуру предельно упростили, нам достаточно лишь удостоверить себя бумагой. Как и раньше, осталось для иноземных жителей: им необходимо заранее отметиться в КНБ, чтобы те отрапортовали «добро» на пропускной пункт.
Законспирированная информация долгое время скрывала уникальнейшее место потенциального паломничества больных и сирых. Один только факт: на восточной стороне озера находится центр реабилитации космонавтов. Вживую или по телевизору каждый, наверное, видел, как их выносят из капсулы на руках. Люди, бывшие невесомыми полгода и больше, после приземления не могут ходить. Не просто отвыкли, организм отказывает. Химическая формула доказывает, что именно мендлеевский состав морской чуть солоноватой воды Алаколя быстрее всяких лекарств возвращает космонавтам опорно-двигательные навыки. Так говорят, а на семи журналистах проверено практикой: нервную систему успокаивает до гипнотического состояния.
Рабочие стахановскими темпами соорудили душевые кабинки, уборные и юрты, но никто не спешил лениться на мягкой постели. Пестрое озеро, так переводится Алаколь, чернело сумеречной отполированной безветренностью гладью. Оно никогда не бывает одинаковым, я много читала об этом, но увидела только спозаранку следующего дня.
Утро смешало его с синим небосводом, и оставался всего час до аквамаринового гостеприимства прозрачной прохлады.

Морская вода слез
Сновидения под теплым одеялом в непродуваемой юрте и ужин за обычным столом на обычном стуле, какие есть в каждом городском кафе, - это, конечно, совсем не натуральные условия обитания. Но все же. Может быть, еще какой-то месяц и пресная вода из душа польется в достаточном количестве, чтобы и помыться, и одежду постирать. Мы полоскали запыленные футболки в просоленных барашках прибрежных волн. Потом одежда - как накрахмаленная, ее можно вставлять на тело.
В каком-то фильме герой, заводской работяга, завистливо произнес: «Романтики… У костра сидели да на природу дикую только богачи-бездельники ездили, а мы работали…». Тогда, со скомканными солью волосами, в жесткой майке, я так себя и ощущала: аристократично ленивым Обломовым.
- Но к следующему году строительство закончится, - Виктор Кинтоп, директор ТОО «Алаколь-тур», тоже выглядел стопроцентным «белым воротничком», но он знает цену сегодняшней романтики. - Это сейчас здесь степь, но районным маслихатом уже давно утвержден проект развития побережья вдоль поселка Акши Алакольского района. Наша фирма занимает два гектара, на которых тем летом к услугам клиентов все условия будут: двухместные домики из сосны, большой ресторан, 30-метровый бассейн, баня, сауна, корт и много еще чего. Может, наладим авиалинию Алматы - Учарал, там есть военный аэродром, а уже оттуда до Алаколя на машине.
Слов нет, удобно, на авто дорога занимает 10 часов, на поезде - почти сутки, на самолете же - чуть более двух часов. Здесь все скоро станет очень удобным, так нужно современному избалованному туристу. Мы, наверное, первые и последние, кто жил не в безопасном домике: Алаколь - район семибалльной сейсмичности. И моторная лодка единственный раз дивом чудным предстала посреди пустынной неухоженности.
- Уже лет восемь к нам приезжают, в основном из Англии, орнитологические группы. Просто любители птичек, и все особенно «охотятся» за реликтовой чайкой. Есть даже остров, в ее честь названный, он находится под эгидой ООН и национального заповедника, поэтому считается закрытым для туристов, но подъехать мы к нему можем, - Виктор Иванович вскинул руку вперед. - Вон он вдалеке.
Озеро очень огромное, и даже в самую ясную погоду не различишь противоположного берега. Жутковато: а вдруг бензин закончится или мотор забарахлит, так и останемся на острове Писки. Это не то, о чем вы подумали, название от слова «писк». Когда воздух недвижим, песчаные отмели будто скрипят тихонечко. Что-то вроде поющих барханов, мотив очень похож - грустный, прощальный какой-то. Реквием по безжизненной земле и тишине.
Но бизнес есть бизнес, а вода - она тоже соленая. Как и слезы.


Пестрый отдых. В этих местах находится центр реабилитации космонавтов

ГАЗовая атака
ГАЗ-66 - здоровая махина, пятьдесят сумок семи журналистов (из них шесть журналисток) в нее запросто вмещаются. Может, потому, что конструктор ее - женщина?
- Амазонка, - уверен Сергей Ермолаев, водитель вездехода. - Сейчас в действии ее детище проверите.
То бездорожье, по которому ударял Остап Бендер, - идеально ровная трасса по сравнению с горными завалами абсолютной недороги и трех вариантов, чтобы подняться на горную базу Колясу: на лошадях, квадроциклах и том самом бронебойном ГАЗе. После такого сотрясания всех внутренних и органов чувств мне уже навсегда будет скучно смотреть экстремальные зависания транспорта над пропастью по телевидению. Ощущения не передать, даже не провопить, а Сергей спокойно курил:
- Да я привык уже. Вот иностранцы, те, как попугаи, свое «вау» заладят. Едут с самого первого августа, как сезон охоты открывается. Еще и фотографируют все подряд, а если чабан встретится, так все, привал на полчаса как минимум, пока они осмотрят его со всех сторон. Нам-то привычно, а для них каждый раз - шоу.
Чабан и верблюды для немцев, австрийцев, итальянцев, датчан и прочих иноязычных - удовольствие попутное, то есть бесплатное. На Колясу и выше, на почти трехтысячное плато Жабык, они приезжают охотиться. Опасное крутое высокогорье. Безлюдье! Только нечеловекам оно подвластно. Нечеловекам в самом худшем смысле слова. На плато каменеет прочный невысокий столб, наверху его чугунными буквами навсегда влито «СССР. 1938 год. НКВД.». Здесь не расстреливали ни в чем не повинных «врагов народа», сюда не ссылали гениальных ученых и изобретателей. Таких изуверств горы не видели, но очень символично это место часто оплакивает ливень. Или крупный град таранит землю, прибивает мелкие цветочки. И только столбу ничего не делается…
Виктор Иванович так и не выдал тайны, сколько стоит лицензия и точное проживание в лагере, только один раз в возмущении проговорился:
- Не только «новым русским» это по карману! К примеру, лицензия на отстрел марала для иностранца - 198 тысяч тенге, а для гражданина Казахстана - только15 тысяч.
Есть еще любительские лицензии, по ним охота на того же марала обойдется нашему соотечественнику в 7 тысяч тенге, а на козерога - всего 3 тысячи. Только не промахнитесь, категорически запрещено отстреливать снежного барса. За меткое попадание в национальный символ закон начислил три миллиона тенге штрафа и пять лет с конфискацией имущества.

Юлия ЗОЛИНА, фото Ванды ЯСКЕВИЧ, Алаколь


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...