Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Пресс-релиз г-на Марченко Г.А. в ответ на статью г-на О.Ержанова в газете «Время» от 30 июня 2005 года

1. Те события, которые описываются г-ном Ержановым с упоминанием моего имени, происходили в 2000-2003 годах, когда я работал председателем Национального банка и не имеют никакого отношения к деятельности Народного банка, председателем правления которого я являюсь с 10 января 2005 года.

2. Претензии г-на Ержанова можно разделить на три части: а) вопросы, относящиеся к покупке “Казагропромбанка” консорциумом инвесторов и деятельности переименованного банка “Наурыз” под его руководством; б) вопросы отношений г-на Ержанова с его инвесторами и акционерами, как бывшими, так и возможными; в) вопросы ликвидации банка “Наурыз”, которыми занимается Агентство финансового надзора. Я дам пояснения только по первой группе вопросов, которые касались меня и Нацбанка, поскольку я не собираюсь вмешиваться в отношения между г-ном Ержановым и его акционерами, хотя достаточно много о них знаю и могу заявить, что его версия, изложенная в газете “Время” не во всем соответствует действительности. По вопросам ликвидации банка “Наурыз” я поддерживаю позицию АФН, изложенную г-ном Жамишевым на пресс-конференции 13 июля 2005 года и считаю, что все решения АФН были приняты правильно по сути и в полном соответствии с законодательством по форме.

3. По сути данной проблемы любому объективному специалисту совершенно очевидно, что главной причиной банкротства банка “Наурыз” являются ошибки в руководстве со стороны самого г-на Ержанова, который являлся его бессменным руководителем в течение 4 лет. В своей статье он умалчивает, что банк являлся убыточным в течение практически всего этого периода. Более 80% всех средств корпоративных клиентов банка “Наурыз” в 2004 году принадлежали государственным и полугосударственным организациям, то есть банк не работал по привлечению средств частных предприятий или эти предприятия не верили этому банку. Несмотря на то, что у банка “Наурыз” была вторая по размерам в стране филиальная сеть, за все эти годы он так и не смог привлечь серьезный объем вкладов населения и на момент введения режима консервации имел вкладов населения в десятки раз меньше, чем другие банки с гораздо меньшей филиальной сетью, то есть и население этому банку не доверяло. За 4 года в банке сменилось три группы акционеров, а, значит, и они не доверяли руководству банка. Большая часть команды менеджеров банка, которые туда пришли вместе с г-ном Ержановым, уволилась задолго до написания им письма в июне 2004 года и начала скандала, то есть и она не хотела больше работать с таким руководителем. Даже г-н Б.Бармагамбетов, который являлся одним из учредителей и генеральным директором ТОО “Наурыз холдинг”, и г-н Е.Доминов, который работал с Ержановым в нескольких местах, ушли из банка задолго до введения режима консервации. После введения режима консервации материалы о финансовом состоянии банка были предоставлены 4 группам, выразившим интерес, и все они отказались от приобретения этого банка даже по символической цене, так как финансовое положение было очень тяжелым. При этом в своей статье г-н Ержанов винит всех кого угодно, кроме себя самого, и пытается представить себя жертвой обстоятельств и политических интриг. При этом, несмотря на сложное финансовое положение, руководством банка регулярно проводились закупки дорогостоящей техники: было куплено большое здание в центре города (которое, как потом выяснилось, банку вроде и не принадлежит), закуплен собственный процессинговый центр, хотя гораздо дешевле было подключиться к межбанковскому процессинговому центру. Банкам, как и людям - если они работают плохо и живут не по средствам - банкротство неизбежно.

4. Считаю необходимым изложить последовательность событий на основе имеющихся у меня копий документов, так как изложение г-на Ержанова страдает целым рядом искажений, неточностей и умолчаний. Режим консервации “Казагропромбанка” был введен решением Правления Нацбанка № 448 от 28 ноября 2000 года, а уже 8 декабря, то есть через 10 дней, по просьбе самого г-на Ержанова в состав временной администрации был введен г-н Е.Доминов, который в течение многих лет являлся доверенным лицом Ержанова, для того, чтобы представляемые им инвесторы могли получить полную картину о реальном состоянии дел в банке. 31 января 2001 года было принято два постановления Правления Нацбанка: № 19 о принудительном выкупе акций в связи с отрицательным капиталом банка с целью их последующей реализации консорциуму из ОАО “Нефтебанк”, ТОО “НС”, ТОО “ИмТранс” и ТОО “Ордабасы” по его ходатайству и № 20 о продаже 100 % акций банка этому консорциуму по цене их приобретения Национальным банком. Консорциум до 15 февраля должен был задепонировать сумму, необходимую для рекапитализации банка, на отдельном счете в Нацбанке. То есть утверждения г-на Ержанова о том, что “они пришли в банк в марте” 2001 года, не соответствуют действительности, так как уже в декабре в составе временной администрации были его люди, а в январе они уже стали его 100 % владельцами. Заявления о том, что ко мне “заходили какие-то люди” по этому вопросу, читать просто странно, поскольку всеми делами “Наурыза” всегда занимался сам Ержанов - из первой группы его акционеров я один раз встречался с т.н. “Партнером” в своем кабинете вместе с Ержановым, а вторую и третью группу акционеров я вообще никогда не видел, пока работал в Нацбанке.

5. По поводу кредитов Азиатского банка развития пояснения уже давал Б.Жамишев и эти кредиты, полученные в 1996 году, с самого начала были обязательствами государства и их передача сначала на ФРМП, а затем Минфину сама по себе никакого ущерба государству не принесла - ущерб принесла деятельность бывшего руководства “Казагропромбанка”, которое выдало эти кредиты не самым лучшим заемщикам. При этом г-н Ержанов и члены Консорциума ставили передачу этих кредитов с баланса банка в качестве предварительного условия своего прихода в него. Поэтому мы и написали письмо в правительство с описанием этой ситуации и было принято постановление Правительства № 100 от 22 января 2001 года, где это предложение было одобрено и было принято решение передать ЗАО “Фонд развития малого предпринимательства” обязательств банка перед Минфином по кредитным договорам, заключенным в рамках освоения первого и второго траншей Займа АБР. То есть решение правительства К.Токаева было принято 21 января и контроль за его исполнением был возложен на вице-премьера У.Джандосова, а продажа акций консорциуму произошла 31 января, то есть на 10 дней позже и без первого решения просто не было бы второго. А 25 апреля 2002 года было принято новое решение уже Правительства И.Тасмагамбетова № 473, в котором права требования по кредитным договорам по займу АБР передавались Минфину, а ЗАО “Реабилитационный фонд” поручалось осуществлять взыскания в республиканский бюджет задолженности заемщиков. При этом, именно г-н Ержанов ходил по кабинетам обеих правительств и проталкивал принятие этих постановлений, а теперь он вдруг увидел в этом ущерб для государства и понял, что в этом виноваты все, кроме него самого.

6. Утверждения г-на Ержанова о том, что в начале 2001 года он и члены консорциума обманули Нацбанк и реальных денег в капитал внесено не было, тоже кажутся странными - он сам неоднократно и в разных кабинетах рассказывал о внесении 10 млн. долларов США сразу и 15 млн. долларов США через несколько месяцев в капитал банка. При этом члены консорциума выполнили требования Нацбанка и до 15 февраля 2001 года 10 млн. долларов США поступили на спецсчет в Нацбанке. Если это произошло в результате махинаций, то г-н Ержанов, как юрист и как бывший руководитель Нацбанка, прекрасно понимал, что он и его партнеры нарушают закон и, тем не менее, сознательно на это пошел, хотя никто его не заставлял. Тогда он должен нести ответственность за свои противоправные действия, тем более, что все документы, в том числе и платежные, в банке подписывались им самим. Вполне возможно, что деньги были внесены на счет вполне легально, просто г-н Ержанов, в своем желании доказать, что у нас в стране все плохо и в этом виноваты все, кроме него, решил и этот эпизод изложить по-другому, чем есть на самом деле и втянуть в скандал как можно больше людей.

7. 31 марта 2001 года постановлением правления Нацбанка № 84 банку “Наурыз” была выдана новая лицензия практически на весь набор банковских операций.

8. В январе 2002 года стало известно, что первая группа акционеров вышла из капитала банка “Наурыз” и г-н Ержанов принес письмо от одного известного нефтяника с обязательством внести 10 млн. долларов США в капитал банка, что и было вскоре сделано, а также снова заявил, что через несколько месяцев будет дополнительно перечислена сумма в 15 миллионов долларов США. Об этом факте в своей статье он упомянуть забыл, хотя это была вторая группа инвесторов в его банк.

9. 16 февраля 2002 года было принято решение Правления Нацбанка № 50 об аннулировании просроченной задолженности ОАО “Казагропромбанк” по неуплаченному вознаграждению и неустойке по банковским займам на сумму 190.867.318,51 тенге, о чем г-н Ержанов забыл упомянуть в своей статье. При этом мне не очень понятны обвинения г-на Ержанова в том, что Нацбанк якобы скрыл убытки “Казагропромбанка”. Как я уже указал, он и его люди имели полный доступ к информации о состоянии дел в банке еще с начала декабря 2000 года. Если он считает, что убытки прошлых лет, которые были у банка, Нацбанк должен был взять на себя или списать каким-то образом, то он еще хуже разбирается в банковском деле, чем я думал. С другой стороны, текущие убытки “Наурыза”, возникшие в результате деятельности г-на Ержанова, например, на 1 декабря 2002 года составляли 769 843 тыс. тенге, а убытки прошлых лет - 581 494 тыс. тенге. Поэтому мне не совсем понятно, откуда г-н Ержанов взял цифру в 2 млрд. якобы скрытых убытков, и совсем очевидно, что банк был хронически убыточным по текущей деятельности под его началом.

10. В марте 2002 года стало известно, что вторая группа инвесторов тоже собирается выходить из банка, после чего у меня и состоялся известный разговор с премьер-министром И.Тасмагамбетовым, который был обеспокоен ситуацией вокруг банка и сказал, что есть инвесторы, которые готовы вложить в “Наурыз” деньги, но они опасаются, что Нацбанк будет применять к нему санкции. Я пояснил, что на 1 марта “Наурыз” никаких нормативов не нарушал и, если деньги в капитал поступят до 1 апреля, то никаких санкций мы применять и не будем, поскольку для этого не было оснований. Кто были эти инвесторы, он не сказал, а когда я спросил об этом Ержанова через несколько дней у себя в кабинете, он от ответа уклонился и сказал: “Спроси об этом у премьера”. Через несколько дней выяснилось, что акционерами банка стали господа О.Ержанов, Т.Ермегияев и Б.Бармагамбетов через ТОО “Наурызхолдинг” и ТОО “Жас Улан”, причем в качестве документа, подтверждающего происхождение вносимых средств, была представлена справка о легализации денег, произведенной летом 2001 года. В 2002 году единственным акционером “Наурызбанка” являлось ТОО “Жас Улан”, а “Наурызхолдинг” являлся 100 % участником этого ТОО. 8 июля 2002 года произошло присоединение ТОО “Наурызхолдинг” к ТОО “Жас Улан” и переименование объединенного ТОО в “Наурызхолдинг”. Подробнее об акционерах ниже.

11. 28 февраля 2003 года было принято решение правления Нацбанка № 66 о выдаче ТОО “Наурыз Холдинг Казахстан” согласия на приобретение статуса банковского холдинга ОАО “Наурызбанк Казахстан”. Учредителями ТОО “Наурыз Холдинг Казахстан” являлись Ержанов О.С, Ермегияев Т.А. и Бармагамбетов Б.З. с соответствующей долей права голоса 51%, 32% и 17% в уставном капитале товарищества, при этом фактическая оплата произведена в следующих суммах: Ержанов О.С. - 1500 тыс. тенге (0,04%), а все остальное внесли два других партнера. То есть господин Ержанов, внес всего 4 сотых процента от капитала, а при этом имел 51% голоса в ТОО и таким образом полностью контролировал банк “Наурыз”. Эти “мелкие” детали он тоже “забыл” раскрыть в своей статье, где читателям было обещана “абсолютная правда”. То есть денег на внесение в капитал банка у него не было, а командовать очень хотелось и, раз роль наемного менеджера его не устраивала, он придумал такую схему с ТОО (в рамках акционерного общества такая перекошенная схема контроля была бы невозможна по закону) и контролировал банк почти без собственных инвестиций. Как можно обвинять всех и вся в проблемах банка, если ты его контролируешь практически единолично? На том же заседании Правления всем трем учредителям ТОО было выдано согласие на приобретение статуса крупного участника ОАО “Наурыз Банк Казахстан”.

12. И еще один момент. Г-н Ержанов утверждает, что я перестал с ним встречаться после того, как он поднял вопрос о якобы скрытых Нацбанком убытках. Это ложь. Причины ему известны и они никак не связаны с деятельностью банка “Наурыз”. Во-первых, когда в 2001 году мы проводили ремонт первого подъезда здания Нацбанка в Алматы, который обошелся в 220 долларов за кв. метр, мы подняли документы и выяснили, что в 1997 году ремонт второго подъезда того же здания был проведен под руководством г-на Ержанова за 716 долларов за кв. метр. Цена в 3,5 раза выше не могла не насторожить, и от г-на Ержанова потребовали объяснений и документов, которых он до сих пор не представил. Во-вторых, стало известно, что когда он еще был заместителем председателя Нацбанка, в том же 1997 году, он купил квартиру в элитном доме по ул. Тулебаева, по моей информации, за 200 тыс. долларов США и это при том, что на тот момент он ни одного дня не работал в частном секторе, а сколько он зарабатывал в Нацбанке, мне хорошо известно. В-третьих, в тот период, когда он был руководителем Госкомимущества в 1998 году, он, по некоторым данным, организовал приватизацию нескольких объектов на свои фирмы. С учетом всех этих сведений я передал г-ну Ержанову через общих знакомых, что я более не считаю его порядочным человеком и не буду с ним встречаться. Вполне возможно, что это и послужило одной из причин, по которой г-н Ержанов постарался исказить реальные события, чтобы попытаться перевалить вину за свои проступки в том числе и на меня.

13. Совершенно очевидно, что заявления г-на Ержанова, который обманывал (как он сам признает) Нацбанк, который обманывал своих акционеров, который обманывал своих работников (некоторых из них теперь таскают на допросы по его вине) в принципе нельзя брать на веру и рассматривать как “абсолютную правду”. Тем более забавно наблюдать, как наша оппозиция с восторгом схватилась за его утверждения и начала их всячески развивать. Если у них нет других “героев”, кроме г-на Ержанова и другой темы, кроме коррупции, то это понятно, но при этом свои собственные ошибки и “грешки” прошлых лет они себе легко простили и думают, что о них никто не помнит. А сам г-н Ержанов лучше бы подумал о том, как его используют и что с ним будет, когда он перестанет быть нужен для этой компании. Меня политика никогда не интересовала, и нынешняя ситуация еще раз показывает, насколько она может быть грязной в нашей стране в исполнении нашей оппозиции. Главное, что у меня есть - это мое честное имя и чистые руки, и я хочу предупредить отдельных деятелей оппозиции, которые ни тем, ни другим похвастаться не могут, что, если они и дальше будут пытаться меня втянуть в свои игры, то я буду защищаться всеми доступными законными способами.


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...