Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Судная жизнь - общению с Фемидой отдал двадцать лет

Асель ТУЛЕГЕНОВА

Анатолий Федорович Иценко, пожалуй, самый популярный житель города Талгара. Он знаменит своим судебно-исковым опытом: в личных архивах Иценко хранится более двухсот обращений в суд, общению с Фемидой он отдал двадцать лет. Похоже, потребуется еще немало времени, чтобы главное дело его жизни - иск о признании права собственности на дом, когда-нибудь разрешилось в его пользу.
Талгар - не такой уж маленький город, чтобы без проблем найти человека по одним лишь имени и фамилии. Любого, кроме Анатолия Федоровича: чтобы разыскать его, достаточно было позвонить в канцелярскую Талгарского районного суда. Его работникам было бы стыдно не знать адреса человека, который вот уже двадцать лет обивает пороги этого заведения.
Дом на улице Подгорной спрятан за зеленой стеной. Чтобы подойти к строению, нужно пробиться через конопляно-крапивный лес. Как выяснилось, хозяин специально не «окультуривает» окружающую растительность - она защищает его от непрошеных гостей. Если кто-то захочет прийти к Иценко ночью, то тропинку к дому придется искать в густых зарослях, шуршащие листья дадут хозяину знать о приближающихся гостях, и Анатолий Федорович решит, открывать дверь или готовиться обороняться.
Ко всем визитерам Анатолий Федорович относится с подозрением. В «сектор риска» попали и мы. Оказывается, возвращавшийся домой Анатолий Федорович еще издалека «срисовал» нашу машину, но, опасаясь встречи с агентами спецслужб, заслал на разведку соседа. Тот, как бы случайно наведавшись к Толику, расспросил нас на тему «кто такие?» и «зачем приехали?» и не торопясь удалился. Через пять минут подошел Анатолий Федорович и, не спросив наших документов, завел в дом.

Квартирный вопрос

Внутри домишко оказался еще меньше, чем мы ожидали: серые от недостатка света и ухода стены, потолок, который, кажется, вот-вот погребет под собой хозяина и гостей… Анатолий Федорович здраво оценивает состояние своего дома - «завалюха», говорит он. Выясняется, что и 20 лет назад восторга от этих стен Иценко не испытывал.
«Когда я приехал в Талгар и увидел дом, на который мне предстояло менять мою двухкомнатную квартиру, мне стало дурно от одного вида этого дома. Дом представлял собой хибару, в которой невыносимо было не только жить человеку, но даже содержать скотину», - такими воспоминаниями делится Анатолий Федорович в исковом заявлении к Талгарскому районному суду.
Назвать его решение переселиться в этот дом добровольным - сложно. Как следует из того же искового заявления, его, бывшего работника органов пенитенциарной системы, просто вынудили съехать из предоставленной исполкомом города Заречный квартиры. В свете этих событий возможность переезда пусть в ТАКОЙ, но все же дом, выглядела не так уж пугающе. «Я решил, что сама судьба предоставляет мне земельный участок под строительство нового дома». Когда в сентябре 1984 года Анатолий Федорович все же решил поселиться в этом частном доме, принеся в жертву благоустроенную жизнь в квартире в Заречном, он и предположить не мог, что, потеряв одно, так и не получит другого.
Сделка была оформлена. Согласно ей прежняя хозяйка частного дома на улице Подгорной переезжала в Заречный и получала денежную доплату. В планы Иценко после переезда входил снос старого строения и строительство на его месте собственного дома. Но мечтам Иценко не суждено было сбыться.
- Построить собственный дом - это была моя мечта! - говорит Анатолий Федорович. - Еще с тех пор как умерла моя мама, я мальчишкой уехал в Челябинск учиться и работать, скитался по общежитиям и все равно не переставал мечтать о собственном светлом доме, построенном так, как мне этого хочется. Но спустя несколько месяцев после оформления сделки прежняя хозяйка написала заявление, что она - дурочка, справку из дурдома показала, сказала, что меня знать не знает и как оказалась в Заречном, не понимает, - рассказывает Анатолий Федорович. - Несмотря на справку из психдиспансера, судья ее иск принял! А мне что делать? Я бегом к нотариусу, который регистрировал нашу сделку. Рассказал ей все, она папироску закурила, кольцо дыма пустила и сказала, что подпись на бумагах как будто ее, но меня она видит впервые. «Иди, говорит. И не появляйся здесь больше». Из меня сделали мошенника - будто я договор подделал и чужое отнял, представляете?
Колесо правосудия было запущено: на дом наложили арест, и начался бесконечный сезон судебных заседаний.
- Меня одиннадцать лет протаскали по судам, выносили идиотские решения, даже уголовное дело против меня возбуждали. Когда я приходил на слушания, их отменяли, а потом вменяли мне неявку. Решения выносили исключительно в мое отсутствие. Председатель суда звонил мне на работу и предлагал меня уволить. От такого предложения руководство просто не имело возможности отказаться, и меня увольняли.
В октябре 1985 года суд вынес решение, согласно которому в собственность бывшей хозяйке передавалась и квартира в Заречном, и дом в Талгаре, и даже три тысячи рублей доплаты.
- Судья, которая это дело вела, меня упрекала и уговаривала пойти на уступки, ведь истица - слабоумная, психически больная женщина…
В 1987 году, бросив на самотек не прекращающееся дело за аннулирование совершенного обмена, Иценко уехал в Россию. «Я бежал от этого кошмара», -признается Анатолий Федорович. Дело Анатолия Иценко к тому времени запуталось окончательно - в постановлениях, отменах решений и протестах можно было просто заблудиться.
- В 1987 году у меня на руках было постановление президиума Алма-Атинского областного суда об отмене решений Талгарского народного суда - право собственности вроде бы возвращалось ко мне. И я решил продать этот проклятый дом и даже нашел покупателя, который готов был заключить сделку в любой момент. Но в БТИ Талгара мне в продаже дома отказали - в многокилограммовой кипе бумаг не оказалось одной-единственной - документа о снятии ареста с моего дома.
В Красноярске, где Анатолий Федорович хотел начать новую жизнь, ему не удалось задержаться надолго: квартиранты, которых он пустил в свой дом, писали, что притязания на жилье Иценко не прекращаются. И ему пришлось вернуться.
- Я устроился на предприятие «БАМтоннельстрой», которое начинало рыть тоннель для Алматинского метро, - рассказывает Иценко. - Мне в числе других бамовцев могли предоставить квартиру в Алма-Ате. Для этого мне нужно было срочно избавиться от домишка в Талгаре. Я уже готов был уступить этот проклятый дом, но наш суд, самый честный и гуманный, и в этом мне помешал! В начале 90-х мои надежды на получение квартиры в Алма-Ате рухнули окончательно.

«Я не агент Жириновского»

В округе Анатолий Федорович известен не только как «истец-рекордсмен», но и как ярый политический деятель. Его политическая активность тоже увековечена в судебных исках. Иценко называет себя «демократом первой волны», не скрывает, но, кажется, и не особо гордится своей дружбой с самым скандальным политиком России Владимиром Вольфовичем Жириновским. Другое дело - его приверженность демократическим идеям (в его неформальной трудовой книжке даже должность координатора Нижегородской либерально-демократической партии). За них Иценко не мало страдал, их отчаянно отстаивал в длительных тяжбах.
Первые годы 90-х Анатолий Федорович провел в Новосибирске, где умудрился поработать нештатным конвоиром Новосибирского приемника-распределителя.
- Я постоянно мотался из Новосибирска в Алма-Ату, однажды знакомый кэгэбэшник попросил увезти в Казахстан семнадцатилетнего пацана, - рассказывает Анатолий Федорович. - Мне купили билеты, выписали командировочные… В общем, сработались. С тех пор каждый приезд я забирал с собой новую партию беспризорников. У меня до сих пор пустые командировочные листы хранятся.
В 1995 году Иценко решил окончательно вернуться на родину. Жить в Талгаре он побоялся, а потому отправился в родные края в Кустанайскую область. События, развернувшиеся здесь, положили начало новой вехи в жизни Анатолия Федоровича. Иценко-ответчик впервые примерил на себя роль Иценко-истца.
- Вернувшись в родные края, я решил заняться политикой, - рассказывает Анатолий Федорович. - Я к тому времени понял, что, если хочешь навести порядок во власти, надо самому стать властью. Я стал кандидатом в депутаты мажилиса - как долго мне пришлось ждать этого часа!
Как того и требовали правила, Иценко уплатил избирательный взнос, но вскоре был отстранен от выборов. С осени 1995 года началась очередная битва Иценко, в которой, впрочем, он выступал в роли истца и требовал возврата избирательного взноса.
- Иски я тогда писал не так профессионально, как сейчас, а в стиле обращения к председателю колхоза, - смеется Иценко. - Но мне до сих пор не объяснили, за что меня отстранили от избирательной гонки и почему не вернули избирательный взнос?
Анатолий Федорович никогда не прибегал к услугам профессиональных адвокатов. Лучшие защитники - это логика, здравый смысл и опыт, считает он. К составлению исковых заявлений Иценко подходит творчески, обильно «приправляя» их цитатами известных людей, энциклопедическими справками, выдержками из мемуаров, легендами, пословицами и крылатыми фразами.
Иценко никогда не судился с простыми людьми, зато не раз выступал в качестве общественного защитника. Его не смущает, что неудовлетворенных исков в его практике во много раз больше, чем удовлетворенных. Даже малыми победами он умеет гордиться: к примеру, суд признал его правоту в споре с газетой «Казахстанская правда», назвавшей Иценко «агентом Жириновского».
- Живя в России, я действительно состоял на партийном учете у Жириновского, - рассказывает Анатолий Федорович. - У меня с ним нормальные отношения, если что не так, я ему всегда скажу и не поперхнусь словами. За мою прямоту он меня недолюбливает, зато хорошая дружба меня связывает с его сестрой - она меня тепло встречала, дарила футболки с логотипом партии, фуражки Владимира Вольфовича - у нас с ним один размер головы. В один из моих приездов заходит Жириновский, поздоровался и спрашивает у меня: «Анатолий Федорович, как над тобой казахи издеваются?». А я ему и отвечаю: «Есть у тебя, Владимир Вольфович, политическая ровня, вот ее и поливай грязью. А народ в покое оставь - этот народ мне умереть не дает все эти годы»…

В мире мудро-глупых мыслей

Сейчас в судах Талгара и Алматы рассматривается сразу несколько дел, инициированных Анатолием Иценко. В их числе не только иск о признании права собственности на дом и о возврате избирательного взноса, но и такие требования, как включение в трудовой стаж времени судебных разборок и выдача справки, необходимой для лечения болезней, которые Иценко заработал за это время. Годы, проведенные в судах и инстанциях, вдохновили мужчину на создание новых слов - в судебном порядке Иценко настаивает на введении в современный лексикон слова, которым можно было бы характеризовать недобросовестных чиновников.
- «Мудраки» - это чиновники, которые думают, что принимают мудрые решения, но на деле творят несусветную глупость, - объясняет смысл своего неологизма Анатолий Федорович. - Я пришел к своему открытию, читая судейские решения: кажется, будто их шутя пишут, а ужас в том, что все на полном серьезе.

Вместо эпилога

Завтра, 2 августа, у Анатолия Федоровича юбилей, ему уже шестьдесят. Как ни странно, лучшим подарком на день рождения для него было бы не завершение судебных тяжб («сил у меня хватает, меня ненависть крепит», говорит он), а доброе отношение людей. Иценко очень хотел провести этот день с побратимом в Татарстане, но денег на эту поездку нет - ему порой не хватает денег на автобусный билет до Алматы, где в городском суде рассматривается его иск.
- Социальные службы предлагали мне оформить инвалидность, обещали выплачивать пособие. Я уже начал было документы собирать, как они мне говорят: а давайте мы вас на учет в дурдом поставим - тогда и пособие больше будет. Они меня упрятать хотят!
- Чем бы вы занимались, если бы не было в вашей жизни всех этих исков? - спрашиваю я напоследок.
- Я бы книгу написал, - отвечает Анатолий Федорович. - Я ведь являлся членом Всероссийской академии человековедения - диссертацию бы защитил о татаро-монгольском иге. Я считаю, что не было его на Руси…


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...