Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

«Мой пост сегодня — вся держава». Вчера страна отметила День пограничника Казахстана

«Мой пост сегодня — вся держава». Вчера страна отметила День пограничника Казахстана. В этой связи мы попросили заместителя председателя КНБ РК, директора Пограничной службы генерал-лейтенанта Болата ЗАКИЕВА ответить на вопросы «Казахстанской правды»

— Почему настоящей элитой всех собственных войск наша бывшая общая супердержава считала лишь эти войска — пограничные? Почему от пропитанных кровью камней Брестской крепости до острова Даманский на реке Уссури, до афганского кишлака Меймене враг заранее знал: у него тут не будет победы и пленных ему не достанется здесь — ведь сражаются здесь по-гра-нич-ни-ки? Мне посчастливилось давно найти ответ в конкретных откровенных ситуациях. Над речкой Кушка, где лежали в камышах мы с капитаном Бедаревым Сашей и слушали, как трудно умирает там, на сопредельной стороне, смертельно раненный разведчик моджахедов. И у Гасан-Кули, где в полчаса исчезли все иранцы с берега речушки осетровой, когда дозору в помощь подошла маневренная группа погранвойск. И в Коктуме, Нарыне и Хороге, в Орта-Кашкасу и в Висхарвском ущелье на Пяндже. И на заставе имени Онопко. Хотя не так уж глуп вопрос: зачем так тщательно и строго все государства сторожат свои границы — в век Интернета, атома и шаттлов?

— С границы начинается страна. Это первый рубеж государства. И по нему — и нынче, и всегда — держава сразу проверяется на прочность. Любого гостя — и врага, и друга — пограничник всегда самым первым встречает. Если армия создана для защиты Отечества, то пограничники в первую очередь берегут политическое реноме государства, сторожат его экономические интересы и охраняют секреты. Одним из главных документов, подписанных Президентом Нурсултаном Назарбаевым на заре независимости Казахстана, стал Указ от 18 августа 1992 года «Об образовании пограничных войск». Мы — полноправные преемники истории и славы краснознаменного Восточного пограничного округа. Тем не менее свои погранвойска суверенному Казахстану пришлось создавать фактически с нуля. Создавать, сохраняя традиции службы и одновременно адаптируясь к изменяющейся обстановке.

— А в чем суть изменений, Болат Сейтказынович?

— Нет больше в мире противостояния двух систем — очень жесткого, острого, откровенно порою «на грани». Но, с другой стороны, уточняя свои рубежи, постсоветские страны порою буквально «прошлись по живому». Смотрите, вот только в районе Сарыагаша государственная граница проходит через 11 населенных пунктов! Там КамАз с мукой ночью тихонько въезжает во двор, мешки перетаскивают в сарай, который стоит в этом самом дворе, но уже на земле суверенного Узбекистана... Этим «бизнесом» многие люди сейчас существуют. Пограничники тут — не помощники и не защитники, наоборот. Отсюда — известные инциденты, которые мы не скрываем, не прячем. Все это надо пережить. И меры по снятию определенной напряженности принимаются нынче Правительством нашей страны и на межгосударственном уровне.

— В Союзе, помнится, была одна лишь такая застава — «Сарпи», на турецком участке. Там полный штат с большим трудом держал 600 метров государственного рубежа.

— Именно так! А у нас же сегодня подобных «Сарпи» великое множество. Когда-то в Казахстане «зеленые фуражки» охраняли только 1700-километровый участок границы с Китаем. Теперь же части нашей Погранслужбы контролируют более 15 тысяч километров государственной границы с пятью странами, несут службу не только в горах и в пустыне, но и в акватории Каспийского моря. Да, нам досталось славное наследство: краснознаменный Восточный пограничный округ со штабом в Алма-Ате был одним из сильнейших в Союзе. Но за несколько первых лет казахстанского суверенитета офицерский состав обновился почти на сто процентов. Очень важно, что нынче мы сняли такую проблему. Почти всех своих специалистов мы готовим дома. Отбор в наши части всегда был особым. Почти половину личного состава Пограничной службы сегодня составляют контрактники. Налажен и процесс подготовки офицерских кадров — соответствующие контракты имеются у нас с министерствами обороны и внутренних дел республики, с российскими военными вузами. У нас скоро уже на должности коменданта будут люди с академическим образованием! Есть свое авиационное училище. Без авиации границу Казахстана охранять нельзя. В феврале прошлого года указом Президента утверждена новая Государственная программа формирования и обустройства государственной границы, строительства и развития Пограничной службы КНБ РК на 2004—2006 годы. В соответствии с ней разворачивается автоматизированная система управления от пограничной заставы до центрального аппарата. Предусмотрено обеспечение погранслужбы современными кораблями и катерами, пополнение авиапарка, дальнейшее развитие системы радиолокационного наблюдения акватории Каспийского моря...

— Кричать «Стой, кто идет?» приходится часто дозорам?

— Задерживаем сотни нарушителей. Браконьеры приходят за пантами в наши предгорья, приходят за телятами маралов, за корнем пияу. У нас ведь в погранзоне остался нетронутый, девственный мир. А в том же Китае давно все повыщипано. Перепасы скота... Есть участки на юге и западе, где многих задержанных трудно назвать «нарушителями». Люди привыкли десятками лет свободно ходить из Казахстана в Узбекистан. Отвыкать тяжело. Но придется. Самый сложный участок назвать не берусь. Каждый по-своему сложен. Вот Мангистау, плато Устюрт. Ни жилья, ни воды, ни линий связи, ни энергоснабжения. Мы там начинали с палаток. Но сейчас уже встали прочно. Там огромны просторы, и службу приходится организовывать патрульным способом. Вообще, очень суровые места. На Устюрте мы как-то спасали туркменский наряд — пограничники заблудились, все пятеро были на краю гибели... Вот, впрочем, самая свежая сводка. Давайте посмотрим ее на компьютере вместе. Так... За сутки задержано 33 нарушителя, границу Республики Казахстан пересекли 49 962 человека и 6 324 транспортных средства.

— Впечатляет, слов нет. Но, помнится, приходилось когда-то вести репортаж с центрального пульта управления всеми войсками округа. И тогда округ все знал о каждой заставе. Абсолютно все. И не только хорошее...

— Я понял намек. Смотрим далее свежие данные. В районе Хан-Тенгри третьи сутки уже продолжается поиск исчезнувшего бойца. Он, скорее всего, сорвался с тропы. Но будем искать, пока не найдем. Хорошо бы, конечно, живым... Вот упал с крыши дома и ногу поранил наш прапорщик... Всего за минувшие сутки по службе шесть травм. И сегодня, как видите, в штабе все знают о каждой заставе. Нельзя иначе, когда несколько тысяч бойцов с реальным оружием каждый день заступают на службу. Два парня молодых уходят в горы с автоматами, с ними нет офицера... Армейцам ситуацию такую и представить тяжело, а для нас это норма и будни.

— Не кажется ли вам, что «невидимые» когда-то границы между соседними республиками Союза сегодня стали даже «горячее», чем легендарная китайская «линейка»?

— В Центральной Азии мы — члены одного экономического сообщества. Теоретически, казалось бы, не должно быть пограничных и таможенных препятствий. На практике не все просто. Меры, которые мы сегодня вынуждены применять, они, скажем, являются дублирующими, дающими более высокую степень безопасности нашего общего пространства. Например, на российской границе наши заставы поставлены так, чтобы совместно, плотно закрывать рубеж, пресекать сообща наркотрафик и нелегальную миграцию. Мы являемся членами сообщества и с Киргизией. Но на этой границе также выставляем пограничные отряды, имеем заставы. Сейчас мы серьезно обустраиваем узбекский участок. По всему периметру границы вводятся в строй оборудованные по последнему слову техники контрольно-пропускные пункты. Если в бытность Союза в Казахстане было всего два международных пункта пропуска, то сейчас их 140, возможен дальнейший рост их количества. Надо признать: в отличие от китайского участка госграницы остальные еще недостаточно оборудованы в инженерном плане.

— А как сейчас с Китаем? Не забуду: 17 раз за ночь звучала команда «Застава — в ружье!» в Баскунчах...

— Сегодня, как известно, спорных территорий с Китаем у нас нет, подписан четкий договор о государственной границе. Раньше было 14 оспариваемых участков, сейчас — ни одного. При этом отступать, перемещаться вглубь нам никогда нигде не приходилось. Стороны полностью выдержали здравый смысл. Вот железнодорожная ветка через КПП «Дружба — Джунгарские ворота». Там госграница шла прямо вдоль полотна. Дорогу надо обслуживать. И по нашей просьбе китайская сторона на всем этом участке перенесла свою границу на сто метров вглубь, к себе.

— В миротворческом батальоне РК, отлично себя показавшем на Пяндже, всегда именно пограничники и командовали, и были первыми скрипками. Что дал службе тот опыт?

— Через таджикско-афганскую границу мы «прокачали» сотни офицеров. Человек отслужил в боевой обстановке, узнал, оценил и почувствовал ее полностью... Это нельзя переоценить. Ведь боевая обстановка дает то, чего не узнаешь ни по одному учебнику. Охрана границы суть тонкая психология. Она зависит от реальной ситуации, от того, как сумеет стремительно сориентироваться офицер. Жизнь зависит от этого. И вся служба конкретно зависит.

— Ну а ваш собственный «афганский» опыт, генерал? Четыре года были вы советником афганских пограничников. Стреляли в вас, вы были ранены и сами не раз стреляли по «живым мишеням». Что осталось в душе от тех лет?

— Осталось чувство полностью исполненного воинского долга. И чувство жалости к стране, изувеченной внутренними проблемами, борьбой кланов и группировок да неуклюжим вмешательством в древний афганский уклад «сверхдержав». Если хотите, это чувство меня во многом держит на границе до сих пор. Ведь суверенность, независимость страны во многом от надежности ее границ зависит. Я на два года уходил из погранвойск. Имел отличную работу, зарабатывал прекрасно, мир объездил. И вернулся вновь...

— Да, это очень притягательная служба. Граница славилась всегда особым микроклиматом застав, особым отношением между солдатами и офицерами, между старшим и младшим по званию, сроку призыва...

— Так и есть, это мы бережем, как и все остальные традиции пограничников прошлого. Сохранили, к примеру, все «именные» заставы — Озмителя, Онопко... Большое внимание уделяется воспитанию каждого молодого бойца. У нас для «дедовщины» щелок нет. Есть, конечно, старшинский авторитет, но — не более. Ведь особо важна на границе устойчивость подразделения, дорога человеческая совместимость. В суровой канве боевого расчета застава иначе не сможет существовать.

— Не потому ли парни из аула, из села всегда ценились выше на границе, чем капризные городские ребята?

— Есть такие участки, где заставу зимой запирает природа на крепкий замок, до весны. Надо сено косить, хлебы печь, чинить технику, содержать при заставе подворье с животными, птицами. И ухаживать за контрольно-следовой полосой так, как не всякий хозяин ухаживает за цветочной теплицей. Снабжение застав сейчас налажено повсюду. Но хозяйство подсобное сохраняется. Уже не как «доппаек», а больше как элемент психологической разгрузки.

— Хорошее в службе есть слово — «линейка». Невидимая, чуткая струна. Удивительно тут ощущение — и своей земли, и точно такой же напротив, но ведь уже чужой... К нему можно привыкнуть, Болат Сейтказынович?

— Нет, никогда. Особенно если родился, как я, на границе, в Зайсане. Никакой там особой заветной мечты о зеленой фуражке ведь не было. Просто знал, что всю жизнь предстоит мне дышать этим воздухом первого рубежа. В Зайсане стоял и сегодня стоит один из старейших пограничных отрядов. Там нет для мальчишек профессии более славной, почетной и важной. «Мой пост сегодня — вся держава!» Очень меткие, очень правильные слова безымянного пограничника. Точно так сейчас могут сказать и сотни других офицеров моего поколения. Точно так скажет нынче и мой Руслан...

— Помогала когда-нибудь пограничнику Руслану Закиеву его фамилия, обеспечивала рост по службе?

— Скорее, мешала. Где бы он ни служил — от Мургаба и до Курчума, никогда раньше срока не получал очередное звание, все ступени прошел. Зато, твердо скажу, он сейчас — настоящий полковник! Граница всегда готовит из любого юноши мужчину в сто раз быстрее и надежнее, чем любые абстрактные лозунги или призывы.

— Но я не соглашусь, если скажете, что сегодня у нас в Казахстане границу охраняет такой же боец, что стоял там хотя бы 12—15 лет назад.

— Конечно, он другой. А что вы сам имеете в виду?

— В советские времена на казахстанско-китайской границе казах-офицер был редкостью, а рядовых-казахов не было вообще. Границу СССР тогда казахи охраняли на Камчатке, возле Выборга, где угодно, но только не около дома...

— Это правда. Так было. И, может быть, самые главные из многочисленных перемен, которые за годы независимости нашей республики пережила казахстанская пограничная служба, — это то, что в свободной и суверенной стране состоялись свои пограничные войска, а рубеж охраняют лишь граждане того самого государства, которое у них в тылу.

— Но хотим или нет, говорим про то или скрываем, но были, есть и будут на любой границе государства «не упреждаемые» участки. И сохранится эта истина: на сто процентов не прикрыть нарядами границу. А наполняемость подобного процента зависит лишь от силы древнего девиза: «Границу охраняет весь народ».

— Добровольные дружины, отряды по-прежнему существуют реально. На китайской границе они имеют уникальный опыт, наработанный десятилетиями. На границе не каждый же день возникают тревога и напряженность. А когда возникают, то нынче, как полвека назад, нам помогают чабаны, трактористы, все, кто живет рядом с КСП.

— Воздух границы проникает в легкие навечно. На краю порубежной земли понятие «Родина» вдруг становится очень конкретным. Это камешек под Хан-Тенгри, камышинка, распушенная на берегу реки Или, цветок на барханчике возле Интала...

— Булгаков когда-то сказал, что «Россия не помещается в шляпу». Я думаю, он был не совсем прав. В ладонь пограничника помещается весь Казахстан. Эта ладонь ни на секунду не имеет права ослабеть. Было так. Так и есть. Так и будет...

Беседовал

Олег КВЯТКОВСКИЙ


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...