Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Исколесив республику вдоль и поперек, я навсегда влюбился в эту землю и в ее людей - Олег Квятковский

20 сентября 2005, 12:19

АСТАНА. 20 сентября. КАЗИНФОРМ /Дулат Молдабаев/ - Имя Олега Квятковского, Президента АО «Республиканская газета «Казахстанская правда» не нуждается в представлении. Известного журналиста хорошо знают не только казахстанские читатели, но и жители всего постсоветского пространства. Помнят его и ветераны КазТАГа, отмечающего в эти дни свое 85-летие. Сегодня, отвечая на вопросы корр.Казинформа, он рассказывает о прошлом информационного агентства, о людях, работавших в нем, и о многом другом.

- Вы многие годы работали в республиканских и союзных изданиях. Расскажите, как и на чем строилось сотрудничество КазТАГа с редакциями?

- КазТАГ был одним из сильнейших подразделений Телеграфного агентства СССР. А ТАСС, который, как все помнят, «уполномочен заявить», был в первую очередь политической и специальной службой. Для тех газет республики, в которых начинал я репортером, - «Ленинская смена», «Казахстанская правда» - ленты КазТАГа считались «обязоном», не обсуждавшимся «шпеком». КазТАГ фактически не позволял республиканской прессе иметь собственных политических обозревателей. Все риски и нюансы в освещении партийных съездов и визитов «дорогого Леонида Ильича» брал на себя в республике КазТАГ. На все «горячие», реально интересные и важные события в республике лишь у КазТАГа было «право первой ночи».

Но, по честному, для сотрудников КазТАГа их работа была ежедневной и неблагодарной «каторгой». Если ТАСС называли тогда «могилой неизвестного журналиста», то, естественно, и в республике эта служба не обещала сотруднику славы и «громкого» имени.

- Какую роль играл КазТАГ в то время?

- Исключительно важную для руководства республики и для главных газетных редакторов. И двусмысленную - для журналистики как таковой. Сегодня, например, один Андрей Колесников в «Коммерсанте» всем убедительно доказывает, какой интересной и яркой она может быть - «паркетная» журналистика. А на «страшилках», описаниях аварий, катастроф и преступлений активно точат зубы и собирают в закрома уже три поколения репортеров. Ну, а при ТАСС с его структурами в республиках такое было просто невозможно.

Потому-то и не было секса в Советском Союзе, потому там не падали лайнеры с неба, а политическая жизнь ксерокопировалась одной ленточкой на всех: как сообщает ТАСС и не иначе. Три строчки о крупнейшей в отрасли аварии, о страшном взрыве на казахстанской шахте «Сокурская» - вот что давал в подобных случаях КазТАГ по самому максимуму. На третьи сутки после апрельского землетрясения в Ташкенте (1966 год) местное радио дало в эфир свое первое самостоятельное сообщение. И начало его так: «Как сообщает ТАСС, в Ташкенте отмечаются подземные толчки».

Первый захват детей в заложники произошел в Отечестве еще 17 лет назад, практически рядом с несчастным Бесланом, в Орджоникидзе (теперь - Владикавказ). Мы, трое репортеров «Труда», все разузнали первыми и наваяли в номер репортаж. Причем, даже назвали страну, куда унес самолет захваченных детей и банду Якшиянца - Израиль. «Фитиль» и эксклюзив - ну, лучше не бывает.

И вот поздняя ночь, у газетных полос все бродит редактор, все косится на репортаж. Наконец, приползает «тассовка» - три строчки про банду, захват, а Израиля нет, разумеется. У главного - камень с души. Командует: «тассовку» - в номер, репортаж - убрать! Я возле редактора молча заплакал тогда. Но спас репортаж наш дежурный по номеру, матерый журналист-международник и кадровый полковник КГБ, о чем все в редакции знали.
Он заступился, настоял. Репортаж «Труда» перепечатали многие СМИ Европы.

- Кто был получателем новостей КазТАГа?

- Все государственные СМИ Казахской ССР (других ведь просто не было), которые имели телетайп. Восхитительный, кстати сказать, аппарат! Чрезвычайно надежный, простой…

- Какие сферы жизни страны освещались агентством?

- Практически все, но, естественно, с разным уровнем интереса и разной квалификацией. И совершенно уникальной была в те годы фотохроника КазТАГ. Тогда ведь не было компьютеров, Сети, а слово «факс» считалось нецензурным…

- С какими журналистами агентства вам пришлось работать?

- Амангельды Ахметалимов, земля ему пухом. Александр Белоцерковский, Мурат Бульдекбаев. Сокурсники-казгушники - покойные ныне Володя Акимов и Саша Боков. Василий Даньшин, Толя Устиненко, Сара Мустафина… Могу очень долго перечислять.

- С кем из них вы поддерживаете отношения до сих пор?

- Со всеми, кто жив. Особняком, естественно, стоит наш аксакал Будневич. Многолетняя дружба с Иосифом Львовичем хорошо греет душу.

- Расскажите о работе в информационном агентстве «КОDА».

- Когда вторично я ушел из «Каравана», где был сначала вторым по статусу акционером этого АО, одним из пятерки «придумавших» саму газету, а потом в той же самой газете - редактором, захотелось попробовать поднять собственный бизнес. Совершил абсолютно безумный поступок - заложил все квартиры семьи: свою, сына и тестя, взял кредит и открыл агентство. Формат «народных новостей» обеспечил за несколько месяцев устойчивый интерес в девяти государствах к шестидневной информационной ленточке. В ней было по 25-30 заметок на самые разные темы. Готовили их я и Витя Варов, так что объем и темп такой работы могут легко представить те, кто понимают. Шла лента в две тысячи адресов. Бесплатно шла, но многие получатели уже сами платили. А я хотел год клиентов «прикармливать», а потом объявить подписку. Даже иски судебные были на эти заметки, которые охотно брали и печатали «матерые» газеты. Хотел выйти на тендер, хотел получить госзаказ, рассчитаться с кредитом…

Но судьба развернулась в обратную сторону. Три года вылезал из-под кредита. Вылез только лишь чудом. Считаю, что «KODA», как частное информагентство, могла состояться тогда, пять лет назад. Сейчас уже - нет, ушло время. Нельзя сегодня повторить тот «Караван» Бориса Гиллера, нельзя снова пройти ту дорогу, что протоптал отец «Интерфакса» Михаил Комиссар. Другое время, новая эпоха, технологии другие. Объем информации каждый год увеличивается в полтора раза. Конкуренция страшная, а понятие «эксклюзив» уж погибло почти, хотя, лишь на нем и способно держаться такое агентство.

- Что Вы можете сказать о Казинформе?

- Авторитетное могучее агентство сейчас находится у стартовой черты, перед рывком к принципиально новым схемам, результатам. Оно, как и все казахстанские СМИ, в ожидании принципиальных реформ, которые, на мой взгляд, неизбежны во всей постсоветской журналистике.

- Как готовили журналистов в КазГУ, чем сегодняшняя журналистика отличается от прежней, чего не хватает нынешним журналистам?

- Целый семестр ушел в моем студенчестве на выяснение: что отличает очерк от рассказа… У меня, впрочем, нет ничего к КазГУ, кроме чувства признательности, благодарности. «Научить» журналистике высшего пилотажа нельзя ни в какой альма-матер. Есть набор обязательных качеств, которые в человеке для этого пилотажа должны от рождения быть. Любовь к людям, к примеру. Умение слушать людей. Такое умение много важнее способности «красиво» говорить и кудрявые строчки вязать. Учить возможно только ремеслу. Мне 10 месяцев практической работы на Чукотке дали гораздо больше, чем пятилетнее аккуратное (повышенная стипендия тому подтверждение!) протирание штанов в университетской аудитории.

КазГУ лично меня познакомил с большой зарубежной литературой - преподавали классно: Мадзигон, Сагалович, Стеклова… Научил конспектировать быстро и точно. Прекрасные задания - полезный и практический тренаж - умел в аудитории устроить Юрий Крикунов. Вот, пожалуй, и все. Факультет журналистики - творческий. Он может быть силен лишь своей аурой, самой состязательной атмосферой своей. Ничем больше, я думаю. А такой атмосферы - всегда дефицит, во все времена. Сейчас подобный дефицит - значительно острее. Очень часто сегодня «писать» учат те, кто за всю жизнь пару ярких и яростных строчек не вывел своею рукой…

Недавно на Конгрессе журналистов Казахстана один умный редактор признался: дает объявления он - «приму журналистов, но только без журналистского образования». Ему зал аплодировал от души - понимали его замечательно. В стране почти 30 журфаков, но где б репортера сегодня в газету добыть, вот проблема любого начальника СМИ! Интонацию, собственный почерк и стиль никакие журфаки тебе никогда не поставят.

Молодежь ничего не читает сейчас. Кто не читает - тот не пишет, это же закон! Мне лично очень в жизни повезло. Во всех редакциях мне позволяли быть самим собой. «Тесали» потихоньку всюду - это да. Но давали возможность искать как раз в том направлении, которое выбрал однажды и навсегда, по наитию. «Человек и ситуация» - это не только тема моего диплома в университете. Это, собственно, самое интересное для меня во всей жизни. Я, слава Богу, к жизни интерес не потерял. И, думаю, во многом потому, что тему своего казгушного диплома нащупал точно, протянул через всю свою биографию журналистскую, которой уже почти 40 лет…

Сейчас, зная много нюансов о жизни людей в коллективе (на космической станции и на чукотской «полярке», в тайге, в пустыне, в море, в тундре и в тюрьме, на реальной войне и в тишайшей «конторе», где водятся черти всегда), могу твердо сказать: человек должен в первую очередь себя точно идентифицировать в обществе. Быть всегда конкурентоспособным, считаться не хуже других. Достойно и в радость себе самому живет только тот, кто все время себя напрягает в профессии выбранной. Журналистика - не исключение. Конечно, каждый пишет, как он дышит. У меня никогда не было зуда учить коллег: как делать им свою газету, как писать. А сам стараюсь в рамках сил-возможностей транслировать близкие большинству людей темы. Стараюсь найти такую тональность разговора с соотечественником, которая, уравнивая разного по возрасту, образованию и личным качества читателя, остается естественной, искренней¸ органичной. Читателю ведь и вчера, и сегодня нужен в первую очередь журналист-собеседник, вместе с которым он может разобраться в том, что его интересует. Письменное слово в этом отношении превосходит то, что звучит с экрана. Вообще, это кайф - говорить то, что мне интересно, тому, кому это интересно вместе со мной…

Но именно искреннего интереса к человеку сейчас не хватает даже продвинутым, мастеровитым коллегам. Ну, кажется, все у них есть. А вот любви нет - ни к профессии, ни к «объекту» труда ежедневного своего. Может быть, оттого, что еще молодые они, - те, кто «определяют» сейчас казахстанскую журналистику. Доброта появляется с возрастом. Поэтому и нет средь террористов пожилых людей. А мне всегда было так интересно понять то общее, над чем одинаково плачут кухарки и академики…

Еще в прекрасном юном возрасте исколесив республику и вдоль, и поперек, я навсегда влюбился в эту землю и в ее людей. И никогда другого не желал. И раньше, и теперь мне в Казахстане нравится отнюдь не все подряд. Но ведь какие мы, такая и страна. Жизнь - это Божий дар, который не зависит от состава кабинета министров…


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...