Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Нас позвала Родина, и называйте нас - отандас, а не оралманами - Ботагоз Уаткан

АЛМАТЫ. 28 сентября. КАЗИНФОРМ /Раушан Мырзахмет/ - В преддверии третьего Всемирного курултая казахов, который начался сегодня в Астане, корреспондент Казинформа встретилась с заведующей организационным отделом Всемирной ассоциации казахов Ботагоз Уаткан, в свое время многое сделавшей для переселения на историческую родину наших соотечественников, проживавших в Монголии.

- В Казахстане всегда удивлялись и радовались чистоте родного языка, прочности обычаев и традиций предков, сохранившихся в среде этнических казахов, живущих за пределами республики, и, прежде всего, в Китае и Монголии. Что этому способствовало?

- Прежде всего - связи с исторической родиной, землей предков, ее животворное влияние. Мы читали практически все газеты и журналы, издававшиеся в Казахстане на казахском языке. Напомню, в советское время Казахстан по своему социально-экономическому потенциалу значительно опережал другие союзные республики и ряд зарубежных стран, в том числе Монголию. С огромным уважением мы относились к Динмухамеду Кунаеву. Запомнился, к примеру, визит делегации СССР в Японию. Эта поездка широко освещалась по телевидению, а Динмухамед Ахмедович возглавлял делегацию. Свое восхищение Казахстаном выражали и монголы. Они высоко ценили знания и квалификацию специалистов-казахов, которые нередко назначались на высокие и ответственные должности. Так, Зарыхан Кинаятулы занимал пост заместителя премьер-министра Монголии, был зампредом парламента и многое сделал для своих соотечественников.

Край, где я родилась, в 1940 году получил статус казахского национального аймака Байольке (Баян-Ольгий), после чего начали налаживать культурные связи с Казахстаном. В аймаке работали национальный театр и школа, ежедневно, по специальному радиоканалу транслировались передачи на казахском языке. В те годы в Монголии трудилось немало специалистов из СССР, в том числе из Казахстана. Среди них были педагоги, работавшие и в аймаке Байольке, 90 процентов населения которого составляли этнические казахи. Они прекрасно владели родным языком. Огромную роль в духовном развитии людей сыграли и периодические издания (газеты и журналы), которые давали возможность непосредственно приобщиться к культуре родной земли.

Сама я окончила школу с обучением на монгольском языке и, по правде говоря, ему отдавала предпочтение. Видя это, отец отправил меня в Казахский государственный университет имени С.М.Кирова, на факультет казахского языка и литературы. Между тем мой отец был одним из первых хирургов в среде монгольских казахов, и я хотела идти по его стопам. Большую роль сыграла бабушка, категорически требовавшая от нас, шестерых внуков, чтобы мы говорили только на казахском языке. Я очень многим обязана и отцу, и бабушке - и получением высшего образования в Казахстане, и успешной деятельностью в центральном комитете Революционного союза молодежи Монголии и Министерстве труда и социальной защиты населения этой страны.

- По разным причинам покидали родину наши соотечественники. Одни спасались от политических преследований и репрессий, другие от страшного голода. А как сложилась судьба ваших предков?

- Один из них, Тауданбек Кабанулы в начале 70-х годов позапрошлого столетия, 19-летним юношей познакомился с дочерью одного очень богатого человека и ушел с ней по ту сторону Алтая. Он отличался незаурядными творческими способностями, был виртуозом в песенно-поэтической импровизации, да и вообще был мастером на все руки (особенно хорошо он знал сапожное дело). Его любимую, которую звали Жайлыбала, собирались выдать замуж за сына волостного управителя Омара. Девушке понадобилась новая обувь, и она обратилась к юноше Тауданбеку Молодые люди познакомились и, полюбив друг друга, бежали. Спасаясь от преследователей, беглецы достигли бурной реки Бухтарма. Они вплавь пересекли ее, и тогда преследователи прекратили погоню. Беглецы нашли приют среди казахов племени керей, обитавших в Монголии. Мои далекие предки занимались скотоводством, вырастили многих детей, среди них был и наш прапрадед Акбай. Его сыновьями были Даутбай и Саутбай. До 80 процентов предков переселились в Казахстан и ныне проживают в Алматы и Алматинской области.

Даутбай-баба был образованным человеком, свободно владел русским и китайским языками, занимался переводческой деятельностью. Был одним из первых казахов, представлявших Монголию в Коминтерне. Долгие годы работал вместе с Тураром Рыскуловым, был его переводчиком. Мы же ведем свою родовую линию от младшего брата Даутбая-баба - прадеда Саутбая.

…В годы, когда мы учились в Алма-Ате, представители монгольской молодежи, в том числе этнические казахи, получали образование в других городах и республиках СССР, за пределами Союза - в Германии, Польше, Венгрии, Румынии. Но особенное внимание, когда студенты приезжали на каникулы, было к нам, учившимся в Казахстане. Все, от мала до велика, хотели услышать новости, рассказы о том, что происходит на исторической родине, и песни, которым мы научились в Казахстане. Вокруг нас собирались и взрослые люди, и старики, и дети. Среди них была и моя бабушка. К сожалению, она не дожила до дней, когда началось историческое возвращение на землю предков. Тогда в Монголии при общей численности населения два миллиона человек насчитывалось около 150 тыс. этнических казахов. Сегодня почти 70 тыс. из них переселились в Казахстан.

- Однако случалось, что оралманы снова возвращались в прежнюю страну проживания. Кто, по-вашему, в этом виноват?

- На мой взгляд, виноваты сами переселенцы! Если вернулись на землю предков, нужно выдержать все трудности. Да, тогда, в первой половине 90-х годов прошлого столетия, Казахстан переживал острый кризис переходного периода. Многие не имели жилья, работы, не было законов, которые регулировали бы процесс возвращения зарубежных казахов на историческую родину и обеспечили надлежащее решение проблем соотечественников. И все же большинство переселенцев выдержали эти трудности. Сегодня они окончательно воспряли духом, их положение улучшается. Но печально то, что многие из того, первого потока людей, не имеют сегодня возможности вернуться в Казахстан.

Мне, одной из инициаторов переселения, хорошо известно, как начинались эти события. В 1991 году я работала в центральном комитете Революционного союза молодежи. И, когда началась кампания, ко мне обратилась Сагатхан Заханкызы, занимавшая ответственный пост в Министерстве финансов Монголии, бывшая в числе организаторов переселения. Я перешла в комитет миграции Министерства труда и, оказав помощь десяткам тысяч своих соотечественников, также переехала в Казахстан.

Помню боевой настрой тех дней. Люди прибывали в Улан-Батор и буквально селились перед зданием министерства. Ведь им в срочном порядке нужно было оформить документы о выходе из гражданства Монголии, приобрести билеты и подготовиться к отъезду, но в городе у них не было ни родных, ни знакомых. Большую помощь нам оказали ответственные сотрудники МИДа, решение ряда важных вопросов, связанных с оформлением документов, доверили мне. Зачастую паспорта с необходимыми печатями вручались людям чуть ли не на вокзале. Да, переселение было сопряжено с немалыми трудностями.

Здесь, в Алматы, у меня было много друзей, и они с радушием встречали меня и других наших соотечественников. Мне и еще нескольким оралманам Правительство предоставило квартиры как первым переселенцам и в оценку наших заслуг в организации этого процесса. И мой дом стал своего рода реабилитационным центром для казахов, переехавших из Монголии, он всегда был полон гостей. Сегодня условия для обустройства на исторической родине, практически в любом ее регионе, для наших зарубежных соотечественников гораздо лучше. Постепенно решаются вопросы приобретения гражданства, обеспечения оралманов жильем.

- Из Монголии за четыре месяца 1991 года переселились около 45 тыс. этнических казахов, а за последние десять лет этот показатель составил около 30 тыс. С чем это связано? Что нужно сделать, чтобы ускорить процесс переселения наших соотечественников?

- Мне кажется, введенная Правительством квота не способствует процессу возвращения соотечественников на историческую родину. В чем же именно дело? К примеру, в 1991 году, за четыре месяца из Монголии в Казахстан без каких-либо квот переселились около 45 тыс. этнических казахов. Квоты, по сути дела, ограничивают переселение. Льготы, предусматриваемые квотой, целесообразнее предоставлять лицам с низким уровнем жизни, не имеющим возможности переехать. Многие из зарубежных соотечественников зачастую не в состоянии оплатить проезд. Состоятельные же люди могут переселиться сами. Но и для них действующее законодательство нередко создает определенные препятствия. Так, по прибытии они должны в обязательном порядке пройти регистрацию по данному месту жительства, что само по себе затруднительно, ведь для этого нужно иметь гражданство республики. Откуда оно может быть у людей, буквально вчера поселившихся в Казахстане?

На мой взгляд, помощь, организация процесса переселения, должна оказываться из государственных сберегательных фондов.

Теперь о другом. Сегодня и в каждодневную речь, и в официальные документы прочно вошло слово «оралман». Начало ему дал «Закон о миграции», принятый под авторством Акима Искака. Проект этого закона первоначально был разработан в стенах Всемирной ассоциации казахов гражданами, переселившимися из Монголии. В документе предлагалось именовать казахов, переселившихся в Казахстан из зарубежных стран, словом «отандас» («соотечественник»). Позднее депутаты предложили слово «оралман» (дословно «репатриант»). Мы возражали, однако провести понятие «отандас» нам не удалось, а ведь определение «оралман» как бы разъединяет казахов.

Между тем в компетентных учреждениях нам говорят, что если мы не имеем статус оралманов, то в помощи нам будет отказано. Можно привести такой пример. В начале 90-х годов прошлого столетия было издано постановление Правительства №791, согласно которому этническим казахам, прибывшим из-за рубежа, выдавались удостоверения, где прямо указывалась национальная принадлежность. Но сегодня эти документы, к сожалению, утратили силу. Они выдавались в целях предоставления определенных льгот - с учетом того, что оплата проезда и проживания в гостиницах для иностранных граждан была втрое дороже. И это сослужило немалую службу нам, имевшим возможность получить жилье, земельный участок, льготы. Считаю, что эту практику предоставления документов с указанием национальной принадлежности («казах») вместо статуса «оралман» следует возобновить.

Другая проблема: многие специалисты, получившие образование у себя в стране или в Европе, зачастую не имеют работы по своей профессии. Одна из причин - они не владеют кириллицей, и этот вопрос до сих пор не решен. А ведь этому могло бы способствовать открытие специального центра по ускоренному обучению этому виду графики. Ведь если бы прибывшие из других стран имели возможность работать по своей специальности и квалификации, немалые вопросы нашли бы свое решение. Многие из наших соотечественников вернулись в Казахстан более 15 лет назад, но до сих пор никто из них не занимает на ответственные посты в правительстве или других центральных учреждениях.

…И все же верим, что эти проблемы будут решены. Большие надежды возлагаем на III Всемирный курултай казахов.


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...