Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Ходатайство адвоката Николая Танаева о прекращении в отношении него уголовного дела

Ходатайство адвоката Николая Танаева о прекращении в отношении него уголовного дела

БИШКЕК (АКИpress) - И.о. Генерального прокурора

Кыргызской Республики

Табалдиеву Б.Б.

От адвоката адвокатской компании «Мукар и Профи»

Айткулова И.Н.

(г.Бишкек, Тоголок Молдо, 60, офис 212 (т.211536, моб.0517-226183)

в интересах обвиняемого Танаева Н.Т.

ХОДАТАЙСТВО

о прекращении уголовного дела в отношении Танаева Николая Тимофеевича.

В связи с расследованием уголовного дела №150-05-07 моему подзащитному Танаеву Н.Т. 22 августа 2005 года было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст. 304 ч. 3 п.п. 1, 3, ст. 304 ч. 4 УК Кыргызской Республики.

12 сентября 2005 года по уголовному делу №150-05-35 Танаеву Н.Т. было предъявлено новое обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст. 304 ч. 3, п.п. 1,3, ст. 308 УК Кыргызской Республики.

В тот же день, 12 сентября 2005 года в рамках уголовного дела №150-05-38 Танаеву Н.Т. было предъявлено еще другое обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст.304 ч.3, п.п.1,3 УК Кыргызской Республики.

Постановлением следователя от 12.09.05г все три уголовных дела были соединены в одно производство и присвоен единый номер 150-05-07.

Защита считает, что уголовные дела, в рамках которых был привлечен к уголовной ответственности Танаев Н.Т., возбуждены незаконно, обвинения в совершении должностных преступлений предъявлены ему необоснованно, соединенное в одно производство уголовное дело №150-05-07 подлежит прекращению по следующим основаниям:

1. Как явствует из постановлений о привлечении Танаева Н.Т. в качестве обвиняемого, мой подзащитный фактически обвиняется в подписании якобы путем злоупотребления служебным положением премьер-министра Кыргызской Республики ряда постановлений и распоряжений, которые следствие считает незаконными.

В соответствии со ст. 74 Конституции Кыргызской Республики Постановления и распоряжения Правительства Кыргызской Республики обязательны к исполнению на всей территории Кыргызской Республики. В соответствии со ст. 1 ч.1 и ст. 2 ч.1 УПК КР уголовное судопроизводство определяется, в том числе и Конституцией Кыргызской Республики, которая имеет высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории Кыргызской Республики.

Именно поэтому, прежде, чем обвинять моего подзащитного в подписании якобы незаконных Постановлений и распоряжений Правительства Кыргызской Республики, Генеральная прокуратура КР должна была, на основании и в порядке, предусмотренном ст. 1 ч.5 УПК, ст.ст. 11 и 12 ГК КР, ст. 267 ГПК КР, то есть, через решения суда, или Постановления действующего Правительства, или Указы Президента Кыргызской Республики, признать их незаконными (недействительными), чего сделано не было.

2. Согласно ст. 78 Конституции Кыргызской Республики Прокуратура Кыргызской Республики осуществляет надзор за точным и единообразным исполнением законодательных актов только в пределах своей компетенции, а в соответствии с Законом «О прокуратуре Кыргызской Республики» в полномочия органов прокуратуры не входит надзор за законностью Постановлений и распоряжений Правительства Кыргызской Республики.

3. К настоящему моменту постановления и распоряжения Правительства Кыргызской Республики, подписанные Танаевым Н.Т. в качестве премьер-министра, не отменены и не признаны незаконными в установленном порядке, следовательно, они обязательны к исполнению, в том числе и для Генеральной прокуратуры КР.

В пункте 2 ст. 74 Конституции Кыргызской Республики указано, что неисполнение либо ненадлежащее исполнение нормативных правовых актов Правительства Кыргызской Республики влечет ответственность, установленную законом.

Следователь Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики, предъявляя уголовное обвинение моему подзащитному за подписание Постановлений и распоряжений Правительства, которые в установленном порядке еще не признаны противоречащими Конституции или другим законам Кыргызской Республики, превысил свои полномочия.

4. Все три постановления о привлечении Танаева Н.Т. в качестве обвиняемого в нарушение требований ст.ст. 214 и 213 УПК совершенно не мотивированы, обвинения надлежащим образом не сформулированы и не конкретизированы.

Выводы следствия, содержащиеся в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого, во многом, не соответствуют материалам дела и порой основаны на неправильном применении соответствующих нормативных актов.

В частности, Танаев Н.Т. обвиняется в «игнорировании» Закона «Об основных принципах бюджетного права», Указа Президента Кыргызской Республики №98 от 23.04.02г «О неотложных мерах по обеспечению экономии расходов республиканского бюджета, укреплению финансовой дисциплины и усилению борьбы с посягательствами на государственную собственность и бюджетные средства». Однако, в чем конкретно выразилось так называемое «игнорирование», какой конкретно пункт и статья или какое конкретно предписание названных нормативных актов нарушается (например, в Законе «Об основных принципах бюджетного права» содержится 58 статей), следствием не указывается. По мнению защиты, вышеуказанные нормативные акты не были нарушены.

Примером неправильного толкования законов и их неправильного применения является ссылка следствия на то, что якобы была нарушена статья 18 Закона «О Национальной Академии наук Кыргызской Республики», где сказано, что основные и оборотные фонды и прочее государственное имущество, переданное Национальной Академии наук, не подлежат изъятию и передаче другим организациям.

Однако, никакого изъятия имущества (здания, расположенного в г.Бишкек, ул.Шамшинская, 2) из собственности Национальной Академии наук в собственность ГП «Спецстройсервис» не происходило. Передача имущества с баланса одной организации на баланс другой организации отнюдь не означает, что произошла смена собственника этого имущества. Орган следствия, по мнению защиты, в данном случае, не различил понятия «передать в собственность» и передать в «пользование».

5. Обязательным признаком диспозиции части 3 и части 4 статьи 304 УК КР, которые предъявлены моему подзащитному, является наличие корыстной или иной личной заинтересованности.

Обязательным признаком всех частей статьи 304 УК является использование должностным лицом своего служебного положения вопреки интересам службы.

Однако в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого Танаева Н.Т. конкретно не указано, какие такие личные мотивы двигали моим подзащитным при совершении инкриминируемых ему деяний.

Защита считает, что следствие не смогло указать, в чем конкретно выразилось корыстная или иная личная заинтересованность у Танаева Н.Т., потому, что таких мотивов в действиях моего подзащитного не было. Все действия Танаева Н.Т. на посту премьер-министра, подписание им как главой правительства всех постановлений и распоряжений, было совершено не вопреки интересам службы, а в государственных и общественных интересах и были направлены на благо Кыргызской Республики.

Разве не нужно было строить в Кыргызской Республике комплекс зданий и сооружений, каким должен был быть так называемый «Республиканский административно-культурный деловой центр», предназначенный для проведения мероприятий межгосударственного значения с участием многих глав государств, если таких комплексов у нас вообще нет?

Стремление профинансировать мероприятия, связанные с подготовкой и проведением 2200-летия Кыргызской государственности, очевидно, не может быть проявлением какой-то корыстной или иной личной заинтересованности.

Направление денежных средств для приобретения служебных автомобилей для глав областных государственных администраций и руководителей республиканских ведомств, которые не имели необходимого транспорта, является обязанностью правительства, поэтому никаких личных мотивов здесь не может усматриваться.

Следует ли расценивать, что направление 200 тыс долларов США из резервного фонда Премьер-министра Кыргызской Республики в МБФ «Мээрим» - это уже само по себе уголовно-наказуемое деяние? Может быть МБФ «Мээрим» был заведомо для Танаева Н.Т. криминальной организацией? Может быть МБФ «Мээрим» заведомо для моего подзащитного занимался преступной деятельностью и это уже сейчас установленный факт? Нет, в деле ничего подобного нет и не может быть, поскольку эта международно признанная благотворительная организация. Установило ли следствие, что в результате перечисления этих денег в МБФ «Мээрим», кто-то конкретно необоснованно обогатился, или эти деньги были преступно разбазарены и без нужды израсходованы? Нет, таких фактов в деле нет.

6. Проведенной по постановлению следователя по уголовному делу строительной экспертизой было установлено, что АООТ АК «Кыргызкурулуш» потратил средств на строительство объектов «РАКДЦ» больше на 2 млн 988 тысяч 456 сомов, нежели ему было выделено государственных средств. Данное обстоятельство не учтено следствием.

7. В постановлении Пленума Верховного Суда Кыргызской Республики за №15 от 27.09.2003 года «О некоторых вопросах применения судами Кыргызской Республики законодательства об ответственности за должностные преступления» указано, что поскольку обязательным элементом объективной стороны должностного злоупотребления является причинение существенного вреда государственным или общественным интересам, либо охраняемым законом правам и интересам граждан, при рассмотрении дел указанных категорий, следует выяснять и указывать характер причиненного вреда, а также наличие причинной связи между ним и инкриминируемыми лицу действиями.

Обязательным признаком объективной стороны ст.308 УК КР, также вмененной моему подзащитному, как и в ст.304 УК, является причинение ущерба общественным или государственным интересам.

Во всех постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого указано, что действиями моего подзащитного якобы причинен «особо крупный ущерб», но в чем конкретно это выражается, не указывается. В уголовном деле отсутствуют какие-либо конкретные данные о том, что действиями моего подзащитного конкретно кому-либо причинен какой-то вред, ущерб.

Следствием не был произведен с привлечением соответствующих специалистов анализ-расчет положительных и негативных последствий подписания Танаевым Н.Т. постановлений и распоряжений, из которого было бы видно, что превышение негативных последствий над положительными во много раз больше и составляют если не «особо крупный ущерб», то хотя бы какой-либо существенный вред государственным или общественным интересам. Поэтому выводы следствия о причинении якобы какого-то ущерба являются голословными и не имеют подтверждения в материалах уголовного дела.

8. Следствие в отношении моего подзащитного ведется явно предвзято, с обвинительным уклоном, явно не соблюдаются требования ст.19 УПК КР. Кроме того, следствие производится с многочисленными нарушениями и других требований уголовно-процессуального законодательства.

К примеру, изменение меры пресечения с личного поручительства на заключение под стражу было произведено в отношении обвиняемого Танаева Н.Т. со следующими нарушениями действующего уголовно-процессуального законодательства:

- Изменение меры пресечения с личного поручительства на заключение под стражу было произведено 06.09.05г по постановлению следователя с согласия заместителя Генерального прокурора Кыргызской Республики Н.Джээналиева. Однако, в соответствии со ст.ст. 110 и 112 УПК КР заключение под стражу, в том числе в качестве изменения меры пресечения на более строгую, может производиться только с санкции прокурора, а не с согласия прокурора.

В соответствии со ст. 5 УПК Кыргызской Республики «санкция» является актом утверждения прокурором процессуального решения, принятого органом следствия, каковым не может являться «согласие».

- Уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает ответственности самого обвиняемого за совершение действий, для предупреждения которых было применено личное поручительство. Частью 4-й ст. 106 УПК КР за такие действия предусмотрена ответственность в виде возможного наложения денежного взыскания только на поручителей.

- В соответствии со ст. 112 ч.2 УПК КР мера пресечения может быть изменена на более строгую только в определенных случаях, в перечень которых не входит нарушение обвиняемым меры пресечения в виде личного поручительства.

- Следует отметить, что у обвиняемого Танаева Н.Т. следователем не отбиралась подписка о невыезде, ему следователем не было разъяснено о том, что он не должен покидать постоянное или временное место жительства без разрешения следователя и прокурора, и что в случае нарушения данного обязательства к нему может быть применена более строгая мера пресечения.

- Каких-либо намерений скрыться от следствия мой подзащитный не имел и не мог иметь, поскольку, как бывший премьер-министр, как человек публичный, у него фактически отсутствует реальная возможность скрыться от следствия и суда.

- В момент задержания 06.09.05г Танаев Н.Т. имел при себе совершенно небольшую сумму денег, которую следователь даже не стал заносить в протокол личного обыска, что объективно подтверждает отсутствие у моего подзащитного намерений скрыться от следствия.

- При изменении 06.09.05г меры пресечения в отношении Танаева Н.Т. с личного поручительства на заключение под стражу мой подзащитный даже не был допрошен об обстоятельствах его задержания пограничниками, тем самым следствием не была учтена позиция обвиняемого по данному вопросу, что является существенным нарушением требований части 1-й ст. 19 Уголовно-процессуального кодекса КР, которая обязывает следователя принять все меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявлять не только уличающие, но и оправдывающие и смягчающие ответственность обвиняемого обстоятельства.

- Кроме того, при рассмотрении заместителем Генерального прокурора КР Н.Джээналиевым ходатайства следователя об изменении меры пресечения на заключение под стражу, в нарушение требований пункта 8 ст. 46 и части 1-й ст. 110 УПК, защитнику обвиняемого не была предоставлена возможность высказать свое мнение и заявить соответствующие устные ходатайства, хотя он и присутствовал при этой процедуре. Заместитель Генерального прокурора КР принял решение по данному вопросу без предоставления слова защитнику обвиняемого.

- По делу неоднократно заявлялись различные ходатайства, в том числе и о дополнении предварительного следствия (к примеру, последние ходатайства были заявлены 12.09.05г), но ни с одним постановлением о результатах рассмотрения этих ходатайств обвиняемого и его защитника следствие не считает нужным знакомить до настоящего момента, хотя в соответствии со ст.124 УПК это нужно делать в трехдневный срок.

Все эти вышеуказанные обстоятельства дают основание утверждать защите, что возбуждение данного уголовного дела было инициировано прежним руководством Генеральной прокуратуры КР без достаточных законных оснований и является политически мотивированным решением.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.48, 122-125 УПК Кыргызской Республики,

ПРОШУ:

1. Прекратить уголовное дело в отношении Танаева Николая Тимофеевича за отсутствием в его действиях состава преступления.

Адвокат адвокатской компании

«Мукар и профи»

И.Айткулов.

24.09.05г.


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...