Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Когда совесть не чиста... В Верховном суде Узбекистана продолжается судебный процесс над 15 подсудимыми, обвиняемыми в совершении террористических действий в городе Андижане

В Верховном суде Республики Узбекистан продолжается судебный процесс над 15 подсудимыми, обвиняемыми в совершении террористических действий и других особо опасных преступлений 12-13 мая в городе Андижане.

Объективное, открытое и гласное проведение судебного разбирательства опровергает очередную клевету некоторых зарубежных средств массовой информации об андижанских событиях, отдельных "радеющих за нас" лиц, называющих себя "правозащитниками", о том, что "судебный процесс в Ташкенте - организованное правительством и заранее инсценированное представление".

Как вытекает из показаний, в дни трагедии отдельные зарубежные средства массовой информации необъективно истолковали андижанские события, дали одностороннюю оценку. В ходе судебного процесса полностью подтверждается, что лица, представленные теми же зарубежными СМИ участниками "мирной демонстрации", были хорошо вооружены, прошли предварительную соответствующую подготовку, напали на военные части, выпустили на свободу рецидивистов из тюрьмы и совершили другие действия, приведшие к тяжелым последствиям.

На заседании суда в минувшую пятницу несколько свидетелей, в том числе Одилжон Усмонов, задержанный за активное участие в андижанских событиях, говорили, что взятие в заложники мирного населения, покушение на жизнь ни в чем не повинных людей, военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов трудно назвать "мирной демонстрацией"; это - намеренное искажение действительности. А вот проживающая в Андижанском районе Махбуба Закирова пыталась ввести в заблуждение суд, скрывая преступные деяния активных участников трагедии и изображая их безобидными людьми, "не способными обидеть даже ягненка".

Конечно, есть веские основания, чтобы признать ложными показания свидетеля М.Закировой. О.Усмонов, давая показания, рассказывая о событиях 13 мая, сообщил следующее: "Ближе к утру из махалли вышли 10-15 женщин. Они были родственницами наших друзей. Мы преградили путь и остановили две машины, отвезли их к зданию хокимията. Здесь, у памятника Бобура, собрались и другие женщины. У здания хокимията находились 300-350 вооруженных знакомых и незнакомых мне людей".

Эти признания О.Усмонова, который на протяжении восьми дней снимал на видеопленку судебный процесс над своими подельниками по течению "Акрамия", состоявшийся в мае этого года, а также андижанские события, соответствуют показаниям более ста пострадавших, свидетелей и истцов.

М.Закирова же утверждала, что на площади "находилось всего несколько вооруженных человек, я приняла их за сторожей". Затем она выдала перлы: "вооруженных людей практически не было, большинство из них составляли невооруженные дети, мужчины", "не знаю, было ли у тех вооруженных людей (!) оружие, может, и было".

Потом неожиданно стала утверждать, что, "когда доехали до Тешикташа, ни у кого оружия не было", "кыргызские солдаты нас проверили, ни у кого оружия не обнаружили". Но имеются достоверные сведения о том, что кыргызская сторона вернула нашим пограничникам отобранные у "беженцев" 73 автомата.

Далее рассказала о том, как после перехода на территорию соседнего государства им оказывали помощь в палаточном городке. На вопрос председательствующего: "Среди беженцев у вас были близкие знакомые?" М.Закирова ответила: "Да, две невестки, жены брата - Розияхон и Хумора Муминовы. Сейчас они находятся в Румынии".

Позже удалось установить, что в Румынию были вывезены пять родственниц М.Закировой: Зулхумор Муминова 1974 года рождения, Дилрабо Муминова 1990 года рождения, Дилмура Муминова 1992 года рождения, Розия Муминова 1965 года рождения, а также Хуршида Муминова 1987 года рождения.

Таким образом, М.Закирова, которая была предупреждена об уголовной ответственности по соответствующим статьям Уголовного кодекса Республики Узбекистан за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний, сознательно дала неправильные сведения о своих родственниках в Румынии.

Кроме того, брат М.Закировой Муминов Абдулазиз 1963 года рождения являлся членом религиозного течения "Акрамия" и в настоящее время на него заведено следственное дело. Еще один брат - член религиозного течения "Акрамия" Муминов Махаммаджон /1968 года рождения/ объявлен в розыск.

На вопрос: "Вы только в лагере "беженцев" встретились с родственницами?" М.Закирова ответила так: "Я их видела и перед зданием хокимията. У Розияхон пятеро детей, у Хуморы - четверо, одного сдали в детский дом".

И эти слова свидетельницы не совсем верны. Ведь М.Закирова вместе с названными ею родственницами проживала в одном доме (Андижанский район, Хаканский сельский сход граждан, улица Кумкуча, дом № 304).

В этом смысле ближе к истине то, что 13 мая утром М.Закирова с четырьмя, а З.Муминова и Р.Муминова каждая с пятью детьми все вместе пришли к зданию хокимията. Ибо весьма сомнительно, что люди, проживающие в одном доме, поддерживающие одно и то же течение - "Акрамия", совершенно случайно встречаются в одно время и в одном месте (именно там, где сторонники того же течения устроили "мирную демонстрацию").

Это, в свою очередь, ставит под сомнение ранее данные М.Закировой показания: "12 мая - в день моего рождения - каждый год муж возил нас с детьми в город, чтобы отметить, погулять. Из-за того, что 12 мая 2005 года он опоздал с работы, 13 мая я сама с четырьмя детьми пошла гулять в город".

М.Закирова сообщила также о том, что среди знакомых, сбежавших в Кыргызстан, в частности, есть и ее односельчанин с тремя детьми. И это обстоятельство, на наш взгляд, вызывает сомнение в ее показаниях о том, что она одна пошла гулять с детьми.

На вопрос о том, в каком месте на площади она находилась,

М.Закирова в одном случае говорит: "Стояла в стороне", в другом

- "Я не видела, как милиционеров и военных взяли в заложники и повели в хокимият, так как находилась в середине толпы". На вопрос в ходе суда: "При такой опасности на площади почему вы с четырьмя детьми с 10-11 до 18-19 часов находились там?" последовал ответ: "Я подумала, что меня могут расстрелять, поэтому не пыталась уйти". В другом случае сказала, что, "когда я спросила у стоящего рядом человека, почему мы не убегаем, он сказал, что сначала поведут заложников, следом пойдем мы".

Одним словом, не трудно догадаться о причинах столь бессмысленных ложных показаний М.Закировой, о том, кто стоит за ними.

Эта мысль подтверждается и тем, что некоторые зарубежные средства массовой информации пытались интерпретировать данный факт.

Создается впечатление, что наши зарубежные коллеги, весьма заинтересованы в создании имиджа "героя". В частности, СМИ, сообщившие явно тенденциозную информацию, изобразили М.Закирову "женщиной, вышедшей на прогулку с маленьким ребенком". А между тем М.Закирова пришла на площадь не с одним, а с четырьмя несовершеннолетними детьми. Об этом она сама давала показания: "Со мной были дочь 12 лет и сыновья - 10 лет, 3 года, 7 месяцев".

Последняя сообщила, что из лагеря "беженцев" ее с детьми забрали муж с братом. А зарубежные журналисты распространили информацию о том, что "М.Закирову из лагеря насильно привел брат ее мужа".

В основе этих, на первый взгляд, незначительных оговорок лежат четко поставленные цели. То, что в судьбу М.Закировой и ее детей вмешались муж и брат, - это обоснованное с правовой точки зрения действие. Ведь, с одной стороны, глава семьи и отец обязан заботиться о супруге и детях, с другой стороны, брат и сестра - самые близкие родственники.

Умышленные попытки вплести в историю брата мужа делались для того, чтобы создать впечатление у общественности о якобы нарушаемых правах человека. Более того, распространение лживой информации о том, что благочестивую женщину насильно забрал в дом посторонний мужчина, несомненно, должно было вызвать чувство сострадания и участия по отношению к ней.

В зарубежных источниках была распространена информация о том, что якобы "на проходящем в Ташкенте суде впервые даны показания о том, что во время акции протеста правительственные войска первыми открыли огонь". Между тем М.Закирова ничего подобного не говорила.

В ходе судебного процесса подсудимые, свидетели, пострадавшие и истцы говорили о том, что 13 мая на площади возле хокимията выстрелы раздавались в трех случаях. Во-первых, боевики открыли огонь по приблизившейся к площади машине "УАЗ", во-вторых, несколько раз стреляли в воздух для того, чтобы толпа не расходилась, в третьих, во время раздачи оружия случайно нажимали на курок те, кто не умел им пользоваться.

М.Закирова на уточняющий вопрос о том, кто с какой стороны стрелял, ответила, что "из-за своего маленького роста не могла видеть происходившее".

Свидетель О.Усмонов дал подробные показания о том, как подсудимый Таваккалбек Хаджиев с автоматом в руке координировал выступающих, следил за порядком, подсудимый Гуламжон Нодиров, тыкая пистолетом в затылок взятого в заложники сотрудника милиции, повел его в здание хокимията. Все это зафиксировано на видеозаписи.

М.Закирова в отношении таких фактов обходилась лишь общими фразами. Сказала, что ничего не слышала о том, что заранее тщательно подготовившиеся вооруженные боевики в полночь совершили преступления, то есть выпустили из тюрьмы заключенных, захватили оружие в военной части.

В то же время на суде в этой связи было заслушано много объективных и обоснованных показаний. В частности, пострадавший милиционер батальона патрульно-постовой службы Андижанского областного управления внутренних дел Ильхом Мухамедов 12 мая ночью получил задание срочно приехать на базу. Когда патрульная машина "Тико" с пятью работниками внутренних дел приблизилась к зданию батальона, там оказалась группа неизвестных лиц.

"Один из них неожиданно стал стрелять из автомата, - сказал

И.Мухамедов. - Трое из нас были тяжело ранены. Сам в течение 25 дней перенес шесть операций. До сих пор чувствую их последствия".

Когда служащий того же батальона Санжарбек Шохинов 12 мая ночью со своими сослуживцами Таваккалбеком Соткиновым, Давроном Рузиевым и Шоядом Тожибаевым подъезжал на машине "УАЗ" к батальону, один из неизвестных, стоявших рядом с автомобилем "Дамас", стал из пистолета стрелять в них.

"В результате водитель Д.Рузиев погиб на месте," - сказал на суде С.Шохинов. На вопрос: "Есть ли среди подсудимых человек, стрелявший в вас?" он указал на Алишера Хакимова.

Абдуманноп Каххаров, старший оперуполномоченный в андижанской тюрьме, в тот день находился в патруле. В полночь к воротам учреждения подъехала машина "ЗИЛ". Вышедшие из нее неизвестные лица внезапно открыли огонь.

"Хотя я находился чуть подальше, все же был ранен в голову и потерял сознание, - сказал А.Каххаров. - Позже узнал, что погибли сотрудники, вместе со мной несшие патрульную службу".

Истец Абдуджалил Акбаров работает заведующим заочного отделения Андижанского государственного университета. Многоэтажный дом, где он проживает, находится за зданием областного управления Службы национальной безопасности. "Ночью 12 мая меня разбудили звуки стрельбы, - сказал на суде

А.Акбаров. - Я пошел в детскую комнату, лег рядом с сыном, заслонив его телом. В это время пуля пробила оконное стекло и попала мне в плечо".

А пострадавший Турсунбай Эргашев утром 13 мая вез на своей личной машине тяжело заболевшего тестя в областной центр экстренной медицинской помощи. "С нами находились моя жена и племянник, - рассказывает он. - Группа вооруженных людей перед воротами больницы жестами приказала остановиться и начала стрелять. Я быстро отогнал машину назад, но, несмотря на это, пуля пробила окно и попала в руку племянника. Обиднее всего то, что, не получив своевременной медицинской помощи, тесть на следующий день умер".

По словам Кабилджана Саматова, дававшего на суде свидетельские показания, а в настоящее время арестованного, поздно вечером 13 мая, когда боевики, создав заслон из заложников, убегали, он издалека увидел невооруженного военнослужащего, который, подняв руку, пытался что-то объяснить. Кто-то из боевиков приказал: "Стреляйте в него!". После этого началась беспорядочная перестрелка.

"Когда я поднялся с места, где лежал, то увидел, что один из активистов течения "Акрамия" - Батыр Рахманов - расстреливает раненных сподвижников, - показал К.Саматов. - Когда я сказал находящемуся рядом со мной товарищу: "Смотри, что же он делает?", он ответил: "Молчи, не то будет худо".

Свидетель Хуршид Эамбердыев - один из тех, кто вынужден был уйти в Кыргызстан, а затем вернулся. Он подтвердил: "Когда на проспекте Чулпана беспорядочная перестрелка немного стихла, боевики расстреляли лежавших на земле людей, а затем ушли".

Наш народ презирает людей с черной душой и дурными помыслами. Те, кто стояли во главе трагических событий в Андижане, неизбежно будут наказаны за свои преступные деяния.


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...