Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

А судьи кто? В завершающуюся стадию обсуждения в Парламенте вошел проект закона о введении в республике суда присяжных

А судьи кто?

В завершающуюся стадию обсуждения в Парламенте вошел проект закона о введении в республике одного из немногих основополагающих принципов судопроизводства — суда присяжных, центрального звена нашей судебной реформы.

Исторический опыт свидетельствует о том, что многовековая деятельность суда присяжных на его исторической родине — в Англии и распространение его на другие страны обусловлены тем, что учреждение и функционирование этой системы судопроизводства имеют важное общественно-политическое и юридическое значение для обеспечения прав и свобод человека и гражданина.

Однако рассмотрение суда присяжных только как судебного органа очень сузило бы его значение. Оказывая огромное влияние на ход судебного процесса по уголовным делам, он еще большее влияние оказывает на судьбу самого общества. Таким образом, суд присяжных — это прежде всего политический институт. Чтобы оценить его, надо встать именно на эту точку зрения.

Не секрет, что в нашей стране остро ощущается кризис законности, который заключается в повсеместном неуважении к закону и повседневном его нарушении, в том числе высокопоставленными чиновниками, местной администрацией, прокурорами, судьями, что еще больше усугубляет ситуацию. Введение сложной формы суда присяжных позволит использовать процессуальные механизмы, затрудняющие возможность коррупции и произвола в судопроизводстве. В компетенцию присяжных входит решение вопроса о фактической стороне дела и виновности (доказано ли, что имело место преступное деяние, в котором обвиняется подсудимый; доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; виновен ли подсудимый в совершении этого деяния?), а также вопроса о том, заслуживает ли он снисхождения. Практика работы судов присяжных подтверждает независимость присяжных, которых не подавляет не только авторитет судьи-профессионала, но и внешнее влияние.

До настоящего времени судьи общей юрисдикции не обеспечивают надежной защиты прав и свобод человека и гражданина от незаконного и необоснованного обвинения. Судьи до сих пор рассматриваются как один из множества компонентов, образующих «единую систему борьбы с преступностью». Включенность в эту систему не обеспечивает независимость суда от органов предварительного следствия, прокуратуры, способствует формированию конформизма судей, их некритического отношения к выводам следователей и прокурорам по некачественно расследованным делам.

Обвинительный уклон проявляется не только в нарушении процессуального порядка расследования, конституционных и процессуальных прав потерпевших, свидетелей, подозреваемого и обвиняемого, но и в игнорировании требований презумпции невиновности, принципов обеспечения подсудимому права на защиту, состязательности и равноправия сторон, нередко встречающихся в районных и городских судах.

По моему глубокому убеждению, с учетом более чем 35-летнего стажа работы в правоохранительной системе для искоренения среди следователей, прокуроров и судей казенно-бюрократического отношения к правам и свободам человека и гражданина, для соблюдения принципов презумпции невиновности, справедливого правосудия больше всего подходит классическая модель суда присяжных.

Я целиком и полностью поддерживаю коллег из Алматинской городской коллегии адвокатов, выступивших с открытым письмом к Парламенту Казахстана, и позицию уважаемой мною Дариги Назарбаевой, опубликованную в «Казахстанской правде» за 19 октября 2005 года, в которых единственной приемлемой моделью института суда присяжных является англосаксонская, или так называемая классическая, модель.

Постараюсь убедить в этом на трех конкретных уголовных делах, рассмотренных с моим участием в 2004—2005 годах, где стоял вопрос об ответственности лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, получивших широкий общественный резонанс и неоднократно освещаемых в средствах массовой информации.

Весной 2004 года в Атырау было совершено покушение на убийство начальника службы безопасности «Атыраубалык». Приговором Атырауского областного суда подсудимые Ким, Шин и Лигай оправданы в совершении покушения на убийство, однако их осудили за якобы незаконное хранение наркотиков и оружия. Освещая судебный процесс по данному делу, средства массовой информации, а также официальный орган «Бюллетень Верховного суда Республики Казахстан» (№ 6, 2005 г.) совершенно справедливо указали, что бесспорных доказательств, подтверждающих факт незаконного хранения наркотиков и оружия, органы предварительного следствия и прокуратура суду не представили. Задержание подсудимых с наркотиками и оружием использовано как повод для того, чтобы в условиях изоляции под стражей иметь возможность проводить оперативно-следственные действия, а попросту «вышибать» признательные показания.

В конце сентября текущего года Алматинским городским судом в организации убийства двукратного чемпиона мира по армрестлингу В. Чиванина, совершенному в августе 2001 года, были оправданы трое подсудимых: Ошлаков, Бурлуцкий и Сулимов. Судом исключено из доказательств как недопустимое опознание свидетелем исполнителя убийства, не приняты во внимание многочисленные свидетельские показания о мотиве совершенного преступления, факты зафиксированных интенсивных переговоров между тремя подсудимыми по сотовой связи до и после совершенного убийства Чиванина.

И последнее уголовное дело, по которому на длительный срок лишения свободы осужден Адамбаев. Алиби самого Адамбаева, подтвержденное бесспорными доказательствами, в суде не опровергнуто. Приговор построен на предположениях, вина его не доказана. Моя коллега адвокат З. Россошанская подробно изложила обстоятельства дела, противоречия и нарушения процессуальных норм («Брат за брата в ответе?» // «Юридическая газета» от 19.10.2005 г.). Однако все это судьями не принято во внимание. Между тем дело об убийстве Чиванина и дело Адамбаева по доказанности можно соотнести как «близнецы-братья».

Во всех трех примерах суд столкнулся с нестандартными ситуациями, когда подсудимые отрицают свою виновность, а исследованные в суде доказательства не позволяют сделать однозначного вывода ни о несомненной виновности, ни о несомненной невиновности из-за дефицита и противоречивости доказательств.

Такие «тупики», возникающие в обычном суде, приводят, как правило, к обвинительному приговору. И наоборот, если подобные коллизии возникнут в суде присяжных, то у подсудимого и его защитника больше шансов рассчитывать на оправдательный вердикт.

Одной из главных причин негативно-скептического отношения многих профессиональных юристов к классической модели суда присяжных заключается в сомнении, что присяжные единолично смогут правильно решить сложные вопросы, касающиеся фактической стороны дела, а значит — виновности подсудимого. Суть позиции противников классической модели вытекает из главной политики: хорошим судьей может быть только профессионал, знающий право, теорию доказательств, судебную практику, а не руководствоваться лишь здравым смыслом инженера, врача, педагога. Поэтому сегодня Парламенту РК предложена континентальная, так называемая французская, модель суда присяжных. При принятии данного законопроекта мы, на мой взгляд, вновь откатываемся назад, и профессиональные судьи станут активно влиять на убеждение присяжных. По сути, мы возвращаемся к советскому правосудию, когда присяжные, словно народные заседатели, лишенные всякой самостоятельности, будут повторять то, что им скажет профессиональный судья, а это мы уже проходили. Прежних народных заседателей в народе называли «кивалами», «пешками в руках судьи». Неужели не понятно, что такая система судопроизводства ничего нового не принесет в реализацию конституционного принципа равенства всех перед законом и судом. Принятие закона в той концепции, которую отстаивают адвокаты и прогрессивные юристы, практика его применения являются своеобразным правовым «полигоном», на котором в современном уголовном процессе Республики Казахстан будут реализованы конституционные принципы построения уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, недопустимости доказательств, полученных с нарушением процессуальных норм, презумпции невиновности.

Кстати. Введение института присяжных является одной из самых важных современных реформ в области обеспечения прав человека, считает уполномоченный по правам человека в нашей стране Болат Байкадамов. Однако принципиально важным остается вопрос оптимальной модели суда присяжных, обеспечивающей полноценное функционирование нового института.

Экспертный совет при омбудсмене распространил пресс-релиз, в котором однозначно высказался за введение классической модели суда присяжных.

Независимый суд присяжных, каким он может быть лишь при полном разграничении деятельности профессионального судьи и присяжных и самостоятельном принятии решений последними, является важным этапом демократизации казахстанского общества, так как сам присяжный — представитель общества, а деятельность суда присяжных — один из элементов проявления конституционного принципа народовластия.

Институт присяжных, оказывая влияние на ход судебного процесса, одновременно способствует росту правосознания, распространению и укоренению массовой правовой культуры, налаживанию обратной связи между обществом и государством. Важность принимаемых присяжными заседателями решений, участие в процессе применения юридических норм, анализ существующих в обществе проблем — все это способствует формированию чувства ответственности, самостоятельности и независимости присяжных.

С развитием института присяжных меняется и концепция прав человека в стране. Используемый в суде присяжных механизм оценки доказательств с точки зрения житейской мудрости актуализирует моральный императив в системе прав человека, который за годы расцвета позитивизма в советском праве занял второстепенные позиции, в то время как концепция прав человека зиждется на нравственных принципах свободы, справедливости, человеческого достоинства. Институт присяжных в таком случае является механизмом «оживления» норм права на уровне правосудия.

Именно поэтому необходимо предоставить присяжным заседателям возможность решения вопросов о судьбе человека, содержании конкретных прав.

Противники независимого суда присяжных опасаются большого количества оправдательных приговоров, однако судебная система не является методом репрессивного воздействия, а обвинительные приговоры не есть показатель плодотворной работы суда. Суд — основная гарантия соблюдения прав человека и от его эффективной работы зависит восстановление нарушенных прав, а значит, и ситуация с правами человека в целом. В государстве с развитой системой судопроизводства угроза подачи в суд является наиболее действенным механизмом обеспечения прав человека.

Введением классической модели суда присяжных государство продемонстрирует доверие к мнению общества и стремление к открытости судебного процесса.

Суд присяжных не решит всех проблем, существующих в области судопроизводства, однако именно этот институт будет способствовать повышению качества расследования уголовных дел, гуманизации судопроизводства и, самое главное, укреплению в гражданах страны чувства защищенности своей жизни, свободы и собственности.

Василий ПОБИЯХО,

адвокат Алматинской областной коллегии адвокатов, заслуженный юрист РК


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...