Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

С чего начинается дискредитация казахов и Казахстана

Сейчас много разговоров про британского комика Саши Барона Коэна, который вот уже пять лет выводит образ такого казаха, который ни внешне, ни поведением ничуть не похож на нас (об этом на “Нави” были следующие материалы: Есен СМАГУЛОВ “Кругом враги, кругом заговоры. Ждать арестов?”, Ержан КАРАБЕК “Борат Сагдиев” шокировал публику на этот раз в прямом эфире МТВ”). И при том этот “герой” под именем Борат Сагдиев едва ли не каждым своим поступком и не каждым произнесенным словом дискредитирует казахов и Казахстан. Но до последнего случая, который имел место на ежегодной церемонии вручения наград MTV Europe в Лиссабоне в начале ноября, это как-то не очень трогало официальную Астану.

МИД РК не там ищет “недоброжелателя”

Теперь же оно наконец-то зашевелилось. Наше министерство иностранных дел устами своего представителя Ержана Ашикбаева чуть ли не официальный протест заявило по этому случаю. По всей видимости, такое оживление связано с предвыборными страстями в Казахстане и возросшей в связи с ними подозрительностью официальной Астаны. Козни политических противников ей чудятся, так сказать, повсюду. Тот же представитель МИД РК заявлял, что его ведомство не исключает того, что Коэн отрабатывает чей-то политический заказ. Говорилось у него и о возможности судебного иска. Но все это никакого эффекта, разумеется, не возымело. Впрочем, ничего нового в такого рода реальности нет. Сейчас уже нет.

А прежде в дальнем зарубежье казахами предметно заниматься могли лишь ученые, специализирующиеся на изучении прошлого и настоящего так называемого Советского Востока. Такие, как многолетний бессменный секретарь Французской академии, француженка русского происхождения Элен Каррер д’Анкосс, один из авторов изданного в 1967 году Колумбийским университетом сборника “Центральная Азия: сто лет под российской властью” американец Йэн Мюррей Мэтлей… А вот широкая публика там имела о нас весьма смутное представление, так что о том, чтобы ей на потребу вывести художественный образ казаха, речи не могло быть.

После обретения государственной независимости названия “казах” и “Казахстан” сделались постепенно ходовыми в международном масштабе постольку, поскольку они стали для массового обывателя на Западе ассоциироваться с огромными природными богатствами, которые столь необходимы для развитых экономик. И вскоре дело дошло до выведения художественного образа казаха. В 1997 году Аллен Колмэн в фильме “Президентский самолет” (“Air Force One”) вывел образ казахского солдата. Сомнительно, чтобы этот киногерой поспособствовал формированию положительного имиджа казаха в сознании миллионов зрителей по всему миру, просмотревших эту картину. Скорее, как раз наоборот.

Случай, с упоминания которого мы начали этот разговор, говорит о том, что не только первый блин вышел комом.

При существующем у нас отношении к вопросу формирования имиджа казахов и Казахстана за рубежом трудно надеяться на иной результат не только сейчас, но и в обозримом будущем. Ведь создатели вымыслов вышеописанного порядка черпают базовую информацию о нас из имеющих широкое хождение на Западе трудов так называемых современных специалистов по нашему региону и нашей стране.

А те свои выводы зачастую строят на своих и чужих, ошибочных или даже грубо извращенных представлениях о нас и нашей стране. И, несмотря на это, такие авторы считаются в Западной Европе и Америке авторитетными экспертами по казахам и Казахстану. Их книги оперативно переводятся и издаются на всех основных мировых языках внушительными тиражами, а сами они, когда заявляется соответствующая тема, приглашаются для вынесения весомых экспертных оценок на передачи крупнейших в мире телекомпаний и на международные форумы. Все это в принципе происходит на наших глазах. При этом с нашей стороны их никто не одергивает. Наш МИД именно в этом смысле давно доказало свою бесполезность. Да, мы, казахстанская и казахская общественность, хороши, если думаем, что чиновники из Астаны станут делать что-то реальное для изменения такой ситуации…

Более того, часто бывает так, что мы сами, заблаговременно соглашаясь с выказываемым им в крупнейших столицах мира уважением и заранее покоряясь своей судьбе быть униженными ими, благоговейно воспринимаем эти самые авторитеты. Ведь они по роду своей деятельности часто посещают наш регион. Но при этом, похоже, никто не указывает на, мягко говоря, неточности в их уже опубликованных трудах. Или же они настолько полны самомнения, что не прислушиваются к словам тех, кто является предметом их специализации. Потому что эти самые неточности у них благополучно перекочевывают из прежних книг в новые. И ничего не меняется. И не изменится до тех пор, пока мы будем мириться с такой ситуацией.

Чтобы не быть голословными, приведем кое-какие примеры. Так, в 2002 году во Франции издательство “Editions Autrement” в рамках серии “AutrementFrontieres” издало очередную книгу пакистанца Ахмеда Рашида, популярнейшего среди работающего с Центральной Азией или в самом этом регионе западного люда, под названием “Центральная Азия, поле войн” (“Asie Centrale, champ des guerres”). Она представляет из себя перевод английского оригинала, изданного в том же году Йельским университетом под названием “Джихад: подъем воинствующего ислама в Центральной Азии” (“Jihad: The Rise of Militant Islam in Central Asia”). Все эти данные мы приводим для того, чтобы показать, что этот автор на ура принимается на Западе весьма серьезными специализированными издательствами. Послесловие к французскому изданию книги написал Оливье Руа. Его автор в своем предисловии наряду с Барнеттом Рубиным особенно благодарит за дружбу, а также за знания и опыт, которыми они давно делятся с ним. Не остается в долгу и Оливье Руа, он представляет Ахмеда Рашида как всемирно признанного специалиста по Центральной Азии, которую он объезжает и анализирует более 20 лет.

Все прекрасно. Но только в свете такого славословия у А.Рашида многое из того, что написано про Казахстан и казахов, способно вызвать у читателей откровенное замешательство: тут, мол, либо меня откровенно дурят, либо я сам откровенный дурак. К примеру, из небольшого куска текста на 61-й странице мы узнаем: что территория Казахстана на момент обретения независимости составляла, оказывается, не 2,7 млн кв.км. (как мы были уверены), а целых 4 млн; что Астана находится не на севере, а на самом востоке (tout a fait a l'est du pays), то есть там же, где Усть-Каменогорск, Риддер и Шемонаиха; что наша новая столица до переноса центра государства была не просто деревней, а именно маленькой деревней или деревушкой (petit village)… И таких откровенных ляпов, непростительных даже школьному ученику средних способностей, отнюдь даже не мечтающего стать “всемирно признанным специалистом по Центральной Азии”, тут полным-полно. К слову сказать, не только накануне времени переноса столицы, но лет за 20 до этого события Акмола по численности населения (237 тысяч) была вполне сопоставима с Исламабадом (250 тысяч), столицей Пакистана, родины А.Рашида. Как видите, все это настолько несерьезно. Но мы читаем и важно киваем головой. Потому что привыкли верить, что все признанное на Западе - это очень серьезно…

И еще автор утверждает, что до 1917 года русские, не делая разницы между киргизами и казахами, называли и тех и этих киргизами. Но ведь в царской России официально разница между ними все же делалась: казахов называли “киргизами”, а собственно киргизов - “каракиргизами”. Уже этот пример наводит на подозрение о том, что при освещении казахско-киргизской тематики автор больше полагался не на проверенные авторитетные источники и не на самих казахов и киргизов в качестве источников первичной информации, а на недоброжелательные предрассудочные суждения о них, находящиеся исстари в неформальном обороте среди некоторых кругов соседствующих с ними этнических общин (к примеру, русско-славянских, узбекских, таджикских). И когда, продолжая читать дальше, находишь утверждение, что Кайрата, являющегося уже давно самодостаточной общественной фигурой, племянника нашего президента, по фамилии зовут не Сатыпалды, а Сатыбалда, понимаешь, что автор намеренно или по незнанию следует практике уничижительно-издевательского искажения казахских имен и названий, которая прежде имела широкое хождение среди определенной части европейского населения Казахстана. Чуркистан (с упором на “чурки”) вместо Туркестана, Сатыбалда (с упором на “балда”) вместо Сатыпалды или Сатыбалды…

А.Рашид в предисловии пишет: “Эта книга не могла бы быть написана без помощи множества друзей в Центральной Азии, которые должны сохранять анонимность”. То ли те самые друзья - анонимы автору “навесили лапши на уши”, то ли он сам намеренно допустил все эти “неточности” - этого мы не можем сказать. В любом случае ясно одно. По недобросовестности автора или по воле служивших ему информаторами и советчиками недоброжелателей казахи и Казахстан большей частью в этой книге предстают такими, какими они не являются, а также такими, какими они рисуются злопыхателями. И это - самая мягкая оценка.

Вот так в общем и целом обстоит ситуация с формированием образа казахов и Казахстана на Западе, мнение которого является определяющим для остального мира. При том, что там возносятся примерно такого толка исследовательские труды относительно нашей страны, совсем не следует удивляться все расширяющемуся хождению по миру искаженных представлений о нас. То ли еще будет. Ибо мир по большому счету только начинает интересоваться нами…

Биографическая справка:

Ахмед Рашид (1948 г.р.) является корреспондентом “Фар Истерн Экономик Ревью” и “Дэйли Телеграф” по Пакистану, Афганистану и Центральной Азии. Он также пишет для влиятельнейшей американской газеты “Уолл Стрит Джорнэл”. Его перу принадлежат такие книги: “Талибан: Ислам, нефть и новая большая игра в Центральной Азии” (“Taliban: Islam, Oil, and the New Great Game in Central Asia”) и “Джихад: подъем воинствующего ислама в Центральной Азии” (“Jihad: The Rise of Militant Islam in Central Asia”). Живет в городе пакистанском Лахор.

Первая из названных книг в свое время стала политическим бестселлером №1 в США (в таком качестве находился в списке “Нью-Йорк Таймс” в течение 5 недель) и была переведена на 25 языков. Вторая книга - “Талибан: Ислам, нефть и новая большая игра в Центральной Азии” была издана Йельским университетом, являющимся кузницей кадров для финансово-политической элиты США. На Западе А.Рашид высоко ценится как эксперт по Центральной Азии.


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...