Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Неделя бреда и провокаций

Во дают!

№ 16 от 14 декабря 2005 года

Если пользоваться терминологией Сергея Лукьяненко, автора «Дозоров», «прорыв инферно» произошел. Случилось это в субботу, 10 декабря, в 12.05 времени Астаны. На площадь республики в южной столице с целью отметить как следует Всемирный день защиты прав человека вышли четыре журналиста: Дуванов, Скрыль, Свиридов и Гришин. Они приковали себя наручниками к памятнику жертвам политических репрессий, вооружившись плакатом с лозунгом «91% позора». Очевидно, акция была затеяна в качестве протеста результатам президентских выборов, где с преимуществом в 91% голосов победил действующий глава государства Нурсултан Назарбаев. Протестовать слишком долго не дали. Через десять минут журналистов отцепили от памятника полицейские и доставили в Бостандыкское РОВД. После чего их переправили в Межрайонный административный суд Алматы. Там «протестанты» были признаны виновными в проведении несанкционированного пикета, и на них наложили штраф. Сергей Дуванов поплатился 20 месячными расчетными показателями, остальные должны будут выплатить по 15 МРП.

На этом революция, или же действия, которые можно трактовать именно в этом ключе, благополучно закончилась. В тот же день президент США Джордж Буш поздравил Нурсултана Назарбаева с победой: «Мы знаем, что Вы очень популярны. Когда народ видит результаты Вашей работы, то, несомненно, Вы будете пользоваться всенародной поддержкой. Я хотел бы отметить, что у Вас есть друг в лице США. Мы Вас поддерживаем и благодарим Вас за Вашу работу». Джордж Буш, сам того не ведая, растоптал результаты кропотливой работы, которую вела оппозиция в течение недели после выборов, направленную на подрыв доверия общества к результатам голосования. Впрочем, оппозиционеры и сами сделали достаточно для того, чтобы аннулировать свои же собственные потуги. Вот как было дело.

Нарушения и намеки на возможное опротестование результатов голосования

О «внушительном» перечне нарушений, зафиксированных оппозиционными наблюдателями в ходе голосования, мы говорили в прошлом номере. Чуть позже Ораз Жандосов отправил запрос Оналсыну Жумабекову с просьбой расшифровать ряд моментов в законе о выборах, где говорится о возможности части избирателей отменить регистрацию президентом победителя гонки. Речь идет о гражданах, проголосовавших на четверти избирательных участков или территориальных единиц. Письмо составлено таким образом, что однозначно трактуется, как желание Ораза Жандосова показать, будто у него в загашнике есть четверть всех проголосовавших граждан, точнее, письма этих граждан, где они не признают результаты подсчета голосов и на этом основании требуют отмены регистрации Нурсултана Назарбаева в качестве победителя. Условно, это полтора миллиона человек, пятнадцать процентов всех избирателей, принявших участие в выборах.

Иными словами, Жандосов хочет сказать, что Туякбай набрал не шесть процентов голосов, а пятнадцать. Здесь его завуалированное мнение как-то не особо состыкуется с мнение Сергея Дуванова, который считает, что «единый» набрал тридцать процентов голосов. Это первый прокол оппозиции - нестыковки в «показаниях». При том, что Сергей Дуванов отчего-то упрямо твердит о «своих данных». Таких данных у Дуванова попросту быть не может - он не проводил социологических замеров пристрастий казахстанского населения. По крайней мере, до сих пор Дуванов ни о чем подобном не говорил. Задним числом, конечно, можно ляпнуть, будто им была собрана команда, которая провела подобное исследование, но он этого не делает даже задним числом. Просто говорит - по моим подсчетам. В этом смысле Ораз Жандосов даже предпочтительней: и в том, что показывает реальные предвыборные надежды ЗСК на пятнадцатипроцентную поддержку, и в том, что не говорит, будто у него есть сведения о том, что полтора миллиона человек однозначно готовы завалить ЦИК письмами с требованиями отмены регистрации победившего кандидата. Он просто намекает, что у ЗСК эти полтора миллиона писем имеются, поэтому срочно требуется разобраться в перипетиях казахстанского выборного законодательства. Хотя, на самом деле, ему следовало обращаться не в Центризбирком, а в Конституционный совет, который и должен заниматься трактовкой законов, имеющих отношение к Основному документу.

Еще один и самый главный прокол в всех этих «пятнадцати-тридцатипроцентных» заявлениях. Ни один, ни второй оппозиционер не приводят веских доказательств своей правоты: на площадь Республики в Алматы не выходят ни полтора миллиона граждан, ни уж тем более три миллиона. Выходит туда один лишь Дуванов в сопровождении еще трех оппозиционных журналистов. Ораза Жандосова с его пятнадцатью процентами и близко нет. Нет там и Туякбая, который было заикался о каких-то сорока двух процентах готовых проголосовать за него. Но ближе к середине недели он даже и заикаться об этом перестал.

Письма, письма...

Эпистолярный жанр - один из любимейших оппозиционных средств оболванивания...теперь уже не электората, благо выборы завершились, а населения республики Казахстан. Оппозиционеры пишут письма всегда и всем - президенту, премьеру, прокурору, министру внутренних дел, советникам президента, депутатам Европарламента, друг другу, на деревню дедушке, черту на рога. И все эти образчики откровенной канцелярщины или же высокохудожественного штиля одномоментно становятся доступными всем пользователям Интернета или читателям прессы. Так что адресату можно и не ждать почтальона, а просто открыть адресок в Сети или купить на развале «Свободу слова». А там и письмецо.

Оппозиция настолько увлеклась эпистолярией, что уже начала придумывать письма за власть. Видимо, задевает наших оппозиционеров привычка властей не публиковать свои внутрирежимные образчики переписки в открытых источниках информации. Так, еще задолго до выборов кто-то в оппозиции расстарался и написал письмо от министра внутренних дел премьер-министру. Речь, конечно же, шла о противодействии оппозиции в выборный период и после него. Министр внутренних дел, как заправский политтехнолог, коим он не является, рассуждает о необходимости применения административного ресурса в пропаганде тезисов предвыборной программы действующего президента. Далее он же, как заправский вояка, коим тоже не является, просит энное количество единиц оружия у министерства обороны для подавления беспорядков, митингов, акций протеста и прочих шествий революционного характера.

Естественно, по факту обнаружения данного письма, отчего-то в оппозиционной газете, тогда еще сенатор Баталова направляет запрос на имя премьер-министра: типа, правда ли изложенное в письме? Ну, как это называется? Письмо-то без подписи, премьер его наверняка увидел впервые в той же самой газетенке, на которую ссылается сенатор, что тут можно ответить вообще? Однако он отвечает, нормально так, спокойно, чтобы не потревожить неустойчивую психику адресата и адресатоподобных единомышленников.

После выборов эксперимент с написанием писем за представителей власти продолжился. Шедевр называется «Письмо главы ЦИК Оналсына Жумабекова главе Администрации президента Адильбеку Джаксыбекову». Естественно, речь идет о фальсификациях голосов избирателей. АП требует одну цифру, ЦИК эту цифру дать не может, но очень старается. Да, находка! Это письмо сопровождается подписью Оналсына Жумабекова! Ошибки прошлого, так сказать, учтены.

Соображения по поводу. Ляззат Сулеймен, член ЦИК, так комментирует «письмо»: «Пресс-служба Центральной избирательной комиссии рассматривает данное действие как факт провокации и грубой фальсификации, рассчитанной на дискредитацию Центральной избирательной комиссии. Председатель Центризбиркома сегодня обратился в генеральную прокуратуру с заявлением о выявлении авторов провокационной фальшивки, и привлечении их к предусмотренной законодательством ответственности». Назначена почерковедческая экспертиза. В то же время Толен Тохтасынов утверждает, что, судя по всему, письмо является самым что ни на есть подлинником, так как ему это сказал один человек, знакомый с хитрым делом составления канцеляристов. С которым Тохтасынову «удалось» поговорить. Вот этот акцент на «удалось» портит всю конспирологическую схему. Что значит «удалось»? Туякбай, что ли, незнаком с тонкостями составления подобных документов? Сарсенбаев не знаком? Жандосов? Или Тохтасынов мелкая сошка, чтобы разговаривать со столь великими оппозиционерами, и ему приходится к ним записываться на прием? Непонятно.

А еще более непонятна эта страсть к переписке Жумабекова и Джаксыбекова. Неужто они, затеявшие такое опасное дело, как фальсификации избирательного процесса, доверяют все эти тайны бумаге? И это в то время, когда оппозиционными джеймсбондами наводнена вся Астана, они даже шарятся как у себя дома в кабинете министра внутренних дел, крадут его письма и размещают в газетенках интеллектуального уровня «Республики» и ниже?! Мы понимаем, что оппозиция свято верит в тупость власти, но не до такой же степени. В конце концов, есть телефон, есть возможность встречи с глазу на глаз. К чему писать письма, причем таким образом, чтобы их содержание стало понятно даже вконец экзальтированным потребителям мусора под названием «Свобода слова»?

О том, что это провокация, причем совершенно очевидно авторство ее, можно догадаться и так. Но чтобы вообще не оставалось никаких сомнений, Толен Тохтасынов умудрился заявить следующее: «Постараемся ознакомить с этим письмом казахстанскую и международную общественность. Я полагаю, что после его оглашения власть просто обязана будет объяснить, что это за документ. И если письмо существует реально, необходимо будет провести соответствующее расследование».

Байсеитова против...

Прошлая неделя прошла под знаком противостояния внутри оппозиции. Лира Байсеитова, как мы уже писали, высказала сомнение в способностях Туякбая и его соратников набрать голосов значительно больше, нежели того объема, который есть у них сейчас. Позже она расшифровала свой пресс-релиз, дав ряд оценок поведению ЗСК и единого кандидата в выборный период. Разберем по пунктам откровения оппозиционной женщины, живущей за рубежом.

1. «Туякбай не получил поддержку официальной России, поскольку Путина вполне устраивает Нурсултан Назарбаев. Выступления сторонников Жармахана Айтбаевича в некоторых российских СМИ принесли нулевой результат».

Это вполне очевидная вещь. В том плане, что у ближайших соседей Туякбай не смог добиться даже минимальной политической поддержки. Это не так интересно, как второй пункт.

2. «Туякбай не был представлен за рубежом. Полное игнорирование мнения Запада со стороны кандидата в президенты, заявленного в качестве единого кандидата от оппозиции, свидетельствует об отсутствии, как у него, так и его сторонников элементарных политических знаний».

Тут вроде бы как все понятно. Но не до конца. Нам же, избирателям, неоднократно говорили в ЗСК, что Туякбай был принят в США на очень высоком уровне, что подразумевало в свою очередь некую гипотетическую возможность оказания частью американской политической элиты поддержки единого кандидата. Получается, нам нагло врали? О каком таком «игнорировании мнения Запада» говорит Лира Байсеитова? Неужели Туякбаю говорили, что его победа в выборах сомнительна, а последующие революционные попытки лучше просто-напросто исключить, потому что Вашингтон не поддержит? Непонятно, однако, из этой фразы вытекает именно такая трактовка.

3. «В одном из своих писем лидерам оппозиции Акежан Кажегельдин писал, что нам не до десяти партий. Он предлагал объединиться в одну партию и выразил готовность вложить все свои ресурсы в общую победу оппозиции. Он также писал, что готов организовать любые встречи казахстанской оппозиции и лидера ЗСК в правительственных структурах и общественных институтах Запада. Эти предложения были напрочь проигнорированы Туякбаем. А официальный Запад никогда не будет поддерживать того, кого не знает».

Ну, это просто. ЗСК проигнорировал существование и возможность посильного участия в кампании Акежана Кажегельдина, а потому и «изгнанник» пальцем не шевельнул, чтобы помочь Туякбаю в налаживании западных контактов. И это, судя по всему, стало главной причиной политической поддержки Запада действующего президента, а не альтернативного варианта, который, грубо говоря, вовремя не «проставился».

4. «В самом начале избирательной кампании мной был подготовлен текст обращения Загранбюро к гражданам Казахстана, проживающим за границей, где излагались причины, по которым предлагалось отдать голоса за Жармахана Туякбая. Текст был разослан членам Загранбюро с просьбой внести коррективы, дополнения и поставить под ним свои подписи. Я предложила членам Загранбюро провести агитационную кампанию за Туякбая среди наших соотечественников, включая сотрудников посольств Казахстана на Западе, но никто из членов Загранбюро не подписался под этим обращением, и поэтому оно не было опубликовано. Кстати, некоторые из них вообще высказали мнение о том, что Туякбай не столько работал на победу в выборах, сколько боролся с Кажегельдиным».

И это тоже проблема. Часть преданных кажегельдинцев, к которым с натяжкой можно отнести и Байсеитову, анализируя вызывающее поведение Туякбая, пришли к выводу, что он борется с Магжанычем. А потому и помогать им не стали. Даже подписи под обращением не поставили.

Ответом от ЗСК на этот поток обвинений, интересный по большому счету лишь самим оппозиционерам, делящимся на «стойких» (соратников еще Кажегельдина) и «новых» (примкнувших к оппозиции вместе с изгнанными чиновниками и Абиловым, который и чиновником-то никогда не был), стало лишь письмо (опять!) Сергея Дуванова. Очень интересное по сути, поскольку содержание настолько же туфтовое, насколько серьезны обвинения Лиры Максутовны. Байсеитова четко обозначает линию, по которой сейчас может расколоться ЗСК - эта линия пролегает аккурат между «стойкими» и «новыми» оппозиционерами. Дуванов же отвечает в таком духе: «Положа руку на сердце, я тоже считаю, что Назарбаев мог победить честно. Реально на что могла претендовать оппозиция на этих выборах - максимум 40%. И проиграй они с 40 процентами - это было бы большим достижением. В этом случае можно было говорить о принципиальном изменении политического ландшафта. С одной стороны президент с его 60% поддержки, а с другой оппозиции с ее 40 %. Власть при всей ее авторитарности была бы вынуждена считаться с этими 40 %. В нашей ситуации 30-40% для оппозиции - это победа. Такой расклад позволял бы всерьез говорить о фактическом двоевластии в стране и обреченности клана Назарбаевых. Вот о какой победе оппозиции (которую украла власть) идет разговор». Иными словами, Сергей Владимирович гнет свою тему относительно процентов за Туякбая. Однако ни словом не опровергает ни отсутствие международной политической поддержки «единому» (что уже провал, ведь признание нового казахстанского президента в нынешних геополитических условиях по большому счету не зависит от мнения общества, а больше завязано на международном признании), ни возможное противостояние Кажегельдину, ни существование недоверия у зарубежных кажегельдинцев. По основным пунктам обвинения вольнонаемный адвокат ЗСК не сказал ни слова, что косвенно означает признание адвокатом справедливости этих упреков.

В спешном порядке высказывает свое мнение некто Медетбеков, который является редактором одной оппозиционной газеты. Что интересно, редакция газеты просит своего главреда высказаться, как будто он решил утаить все свои «мудрые» мысли.

Вот что сказал этот Медетбеков: «На момент выхода выступления на “Хабаре” Лира Байсеитова уже не была руководителем Загранбюро... Она заранее предупредила коллег о давлении, которое на нее оказывают сотрудники спецслужб через своих наемных агентов. А также она просила не воспринимать всерьез все заявления, которые могут последовать от ее имени... Тяжелая жизненная ситуация Лиры Байсеитовой (ответственность за воспитание внука) не позволяет ей оказывать должное сопротивление растущему давлению со стороны спецслужб. Мы относимся к этому с пониманием и глубоким сожалением».

Почти неделю думал и выдал откровенную ахинею! О чем тут можно говорить? О том, что спецслужбы нашей страны вряд ли смогли бы организовать давление на человека, проживающего далеко за рубежом, в Швейцарии? Такое ведь только в книгах Корецкого бывает. А в жизни Лире достаточно было попросить политического убежища и защиты, и никакие казахстанские спецслужбы не смогли бы ее заставить. А что тогда говорить о Медетбекове, который был осведомлен, но ничего не предпринял до тех пор, пока редакция его газеты не попросила своего бастыка высказаться? Почему он не поднял подобающего в таких случаях шума, не привлек всякие донорские международные организации, цэрэушный фонд Сороса? Они уж наверняка бы дали отпор наглым «казахстанским спецслужбам». Бред какой-то.

На этой бредовой ноте неделя и завершилась. Сергей Дуванов, видимо, решив доказать Лире Байсеитовой свою правоту в таинственных «тридцатипроцентных» расчетах, отправился на площадь Республики, рассчитывая, очевидно, что эти тридцать процентов, существующие лишь в его богатом воображении, выскочат из-под земли и не дадут полицейским забрать его в кутузку, откуда он вышел в тот же день, имея в активе свою богатую фантазию, а в пассиве - административное взыскание и полный провал бредовых идей.  

Ринат АСКАРОВ


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...