Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

Закон и общество. И следствие поставит в деле точку

Закон и общество. И следствие поставит в деле точку

Пожалуй, самой сложной в системе органов внутренних дел считается работа следователя. У полицейских даже сложилась поговорка: «Прослужил следователем десять лет, можешь спокойно менять работу». На практике же получается, что тот, кто проработал в этой должности десяток лет, настолько в нее «вживается», что вряд променяет ее на любую другую. Лишь тот, кто не выдерживает напряженного темпа и характера работы следователя, предпочитают переходить в другие службы. Такой своеобразный рубеж — десятилетний стаж — за плечами у старшего следователя Саздинского РОВД Актобе Алимжана Кушбаева.

— Работа у меня сложная, но интересная, требующая творческого поиска. А со временем появляется некое шестое чувство, подсказывающее, где искать истину при расследовании преступлений, — говорит он.

В его практике бывало, конечно, всякое. К примеру, вел он дело мужчины, за которым числилось восемь эпизодов по угону автомашин. Дело было доведено до суда, виновный отсидел положенный срок. И каково же было удивление следователя, когда в этом году ему довелось вести подобное дело уже в отношении... сына угонщика. Тот, оказывается, пошел по стопам отца, немало преуспев в криминальном «искусстве»: завладел шестью автомашинами. Самое интересное, что почерк отца и сына оказался одинаковым: и в том, что выбирали они не шикарные иномарки, а неприметные «шестерки», и в том, как прятали эти авто, как снимали гаражи...

Были преступники, проходившие у следователя по три круга. Отсидев несколько лет за решеткой и выйдя на свободу, через полгода они вновь оказывались на скамье подсудимых. И это закономерное явление, судя по их объяснениям: «Там, за решеткой, мне живется лучше, там я авторитет, у меня все есть. А здесь я кто? На работу не берут, жить негде, родственники от меня отвернулись, лучше я там посижу».

Словом, контингент непростой, разнородный. Кто-то из них спокойно отвечает на вопросы следователя, кто-то с первых же минут ведет себя агрессивно. И к каждому из них нужно найти подход, уловить и понять их побуждения, мотивы.

— Вначале я разговариваю с ними на отвлеченные темы. Постепенно перехожу к основной теме разговора. Прежде чем задать определенные вопросы, предупреждаю, что они важны для следствия, от них зависит судьба человека, — говорит следователь. — Иногда чувствуешь, что половина сказанного подследственным — неправда. Естественно, каждый преступник чего-то недоговаривает, стремится выгородить себя. Тогда, немного погодя, задаю ему тот же вопрос, но перекрестно, под другим углом зрения.

Сложнее всего допрашивать молодежь. Нынешние молодые в корне отличаются от своих предшественников. Ведут себя вызывающе, агрессивно, особенно если из состоятельных семей. Порой так прямо и заявляют, что всех купят, что влиятельные родственники помогут им выкрутиться.

Года два назад Алимжан Кушбаев расследовал уголовное дело по разбойному нападению, совершенному тремя 16-летними парнями. Те заходили в магазин, наставляли на продавца игрушечный пистолет. Добычей налетчиков были жвачки, «сникерсы» да две-три тысячи тенге выручки из кассы. Возможно, они и сами не сознавали, что совершают разбойное нападение — тяжкое преступление, несущее угрозу жизни людей независимо от того, украли они миллион тенге или жвачку. За подростками тянулось шесть-семь эпизодов. Стоит отметить, что все они были из вполне благополучных семей, ни в чем не знавших нужды. Возможно, решили испытать острые ощущения...

Не случайно венцом усилий всех подразделений полиции является окончание следствия. Получается, что следователь служит тем звеном, которое связывает работу всех служб и выдает конечный результат. В то же время огрехи различных подразделений выявляются именно во время следствия: и то, что кто-то не закрепил вещественные доказательства, и то, что дежурная часть с опозданием прибыла на место происшествия. В своей работе следователи сталкиваются и с другими трудностями.

— Меняется законодательство и подходы к работе органов внутренних дел, — говорит заместитель начальника ДВД Актюбинской области полковник полиции Рахматжан Досанов. — Когда решается вопрос о задержании человека, совершившего преступление, необходимо заключение эксперта. На сегодняшний день судебная экспертиза перешла к органам юстиции, а медицинская находится в ведении органов здравоохранения. И если полицейские могут, не считаясь с личным временем, в том числе ночью или в выходные, проводить расследования, то сроки проведения судебной экспертизы остались прежними, что создает сложности во взаимодействии служб. В результате акт экспертизы мы получаем порой через месяц. Причиной тому служит и то, что в отличие от полицейских эксперты — люди гражданские.

По словам Р. Досанова, возникают проблемы с документированием. Согласно ст. 288 УПК РК, следователь, окончивший уголовное дело, обязан приобщить к делу вместе с обвинительным заключением документ, удостоверяющий личность. Но если раньше к подобным документам приравнивались копия формы № 1, свидетельство о рождении, паспорт, военный билет, то на сегодняшний день обязательно должен приобщаться подлинный документ. Разве не абсурдно, что военный билет, который выдавался на основании удостоверения личности, не может удостоверять личность?! Не секрет, что есть граждане, которые потеряли документы или вовсе не получали его в период обмена паспортов старого образца. И следователь вынужден направлять запросы, теряя на это немало времени. Доходит до того, что по этой причине до пяти месяцев затягиваются сроки расследования уже оконченных производством уголовных дел!

...На днях Алимжан Кушбаев в три часа ночи выезжал на пожар. Огнем был охвачен вагончик во дворе строящегося коттеджа. В вагончике сгорел человек, от которого остались лишь обугленные череп да кости. В деле он фигурирует как неустановленная личность. Следователю необходимо провести экспертизу, допросить свидетелей, найти ответ на вопрос, как человек попал в вагончик. Однако хозяин коттеджа — работник акимата наотрез отказался давать А. Кушбаеву показания, заявив, что с погибшим не знаком, тот попросился лишь переночевать. Остается непонятным, почему владелец коттеджа впустил незнакомого человека в вагончик, в котором хранились стройматериалы, оборудование. Нельзя исключить вероятности того, что человека убили, а потом сожгли, чтобы замести следы. Версий много. Отдельной темой разговора могло бы стать оказание гражданами содействия в ведении следствия, уличении преступников. В данном случае представитель акимата не просто отказался отвечать на вопросы, но и стал угрожать следователю, что, мол, пожалуется на него вышестоящему руководству.

Впрочем, давление на следователей, со стороны ли начальства, местных властей или прокуратуры, стало обыденным явлением, несмотря на то, что следователь должен быть лицом неприкосновенным, процессуально самостоятельным.

— Вопрос о повышении статуса следователя назрел давно, — считает заместитель начальника областного ДВД Рахматжан Досанов. — На сегодняшний день у судебного следствия действительно высокий статус. Никто не может быть признан виновным иначе как по решению суда. Судья — лицо неприкосновенное. В отношении судьи, преступившего закон, дело возбуждается только на уровне Генеральной прокуратуры. В то же время у следователя есть начальник, и не один, есть надзирающий прокурор. В отношении следователя дело может возбудить любой уполномоченный орган. На мой взгляд, высокий статус следователя надо закрепить не только формально, но и на деле. Необходимо улучшать условия работы следственных работников: укреплять материально-техническую базу, вводить штат помощников. Только тогда статус следователя будет соответствовать тем высоким требованиям, которые на сегодняшний день к нему предъявляет законодательство.

По мнению Р. Досанова, сама жизнь ставит вопрос о создании структуры, которая вобрала бы тот положительный опыт, который накоплен за время существования прежнего Государственно-следственного комитета. Вероятно, идти к этому надо постепенно, поэтапно, постоянно дорабатывая, совершенствуя систему, как это делается в России, где, между прочим, следственный комитет существует.

Рысты АЛИБЕКОВА

г. Актобе


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...