Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

О чем должен спросить Г. Жакиянов?

Ринат АСКАРОВ, газета «Объектив»

Сегодняшний анализ политических проявлений недели включает себя немногие,  но довольно значительные события. Куда входят: появление Галымжана Жакиянова в Алматы, день рождения покойного Заманбека Нуркадилова и напоминание «Кахаром» о существовании самих себя, напоминание бурное, но  неконструктивное и где-то даже пугающее. Пугающее, понятно, не за самих себя, а за них, явно помешавшихся на том, что выдавалось ими за «политическую борьбу». Впрочем, с таким учредителем, как Дуванов, и медработников из  «Пролетая над гнездом кукушки» не надо, чтобы направить «пациентов» на «путь истинный», которым г-н бывший журналист идет незнамо куда и уже абсолютно непонятно зачем многие годы. Ну, с этого и начнем.

О существовании подзабытого «Кахара» пришлось вспомнить после письма-обращения, опубликованного в когда-то уважаемой интернет-газете. Адресовано письмо было некоему Сергею Бондарцеву и содержало ряд невнятных угроз, которые именно из-за своей невнятности предполагали под собой обещание физической расправы. В чем провинился адресат? По информации из того же обращения, он отправляет СМС-сообщения на телефон некоего «друга» «Кахара» - г-жи Торегожиной. Авторы обращения требуют это прекратить, иначе - и дальше следуют те самые невнятные угрозы.

При этом абсолютно непонятно - как «Кахару» удалось выяснить, что автор СМС именно тот, кому они угрожают; что именно он пишет; и почему ему отвечают не тем же самым путем, то есть, отправлением тех же СМС-сообщений, а пользуются интернет-газетой, которой, кстати, следовало бы немного подумать, прежде чем публиковать оный бред из двух абзацев?

Относительно последнего вопроса - ответ на него мы можем дать и сами. Почти наверняка «кахаровцам» очень уж хотелось напомнить о себе, вот и воспользовались довольно посещаемой сетевой площадкой. Но, увольте, такие напоминания - разве не вредят они имиджу «революционных борцов». Если уж неймется обозначить себя в качестве серьезных «революционеров» и при этом дать отпор «контрреволюционерам», то потрудитесь перечитать труды Владимира Ильича Ленина, есть у него любопытные заметки, в которых дедушка всех октябрят словом клеймит разных меньшевиков и угрожает им же расстрелами. Но написано все это грамотно, развернуто, с обоснованием необходимости уничтожить контрреволюционную мразь (в выражениях Ленин не стеснялся). А у «Кахара»? Невнятная записка, подобающее место которой в газете бесплатных объявлений. И это - организация, учредителем которой является сам Сергей Дуванов? Жалкое зрелище.

Оно становится еще более жалким, когда узнаешь, что именно эта организация давече загадила листовками фасад одного уважаемого торгового дома. В листовках содержался призыв переименовать улицу имени Фурманова в улицу имени Нуркадилова! До какой же умственной и моральной низости можно пасть в стремлении прослыть оригинальной «революционной» организацией? Кроме того, насколько мы знаем, участниками «Кахара» являются молодые люди, которые в советское время носили бы ярлык «лимита». Иными словами, эти детишки не являются коренными алматинцами. В связи с чем им можно посоветовать раскидывать листовки с предложениями о переименовании улиц в том месте, откуда они прибыли, но не в южной столице. Здесь, знаете ли, и без того хватает советчиков и «переименовщиков». Кроме того, если уж наша «кахаровская» «лимита» не знает, существуют комитеты по переименованиям улиц, в которые обращаются родственники более или менее выдающихся деятелей страны с подобными предложениями, там-то и решают, какой улицы достойна фамилия того или иного деятеля, если достойна вообще. Для прояснения ситуации советуем обратиться к Гульжан Ергалиевой, которой удалось набережной реки Весновки дать имя своего отца, казахстанского поэта.

«Забыть» и «вспомнить»

О Заманбеке Нуркадилове вспомнили не только «кахаровцы». В связи с днем, когда погибшему исполнилось бы 62 года, блок «За справедливый Казахстан» устроил возложение цветов и прочие шумные мероприятия.

При этом разговоры о том, что Заманбек Нуркадилов, возможно, не покончил с собой, а пал жертвой неизвестных убийц, по интенсивности значительно уступают тому девятому валу, что мы лицезрели накануне выборов. Отсюда со всей неумолимой очевидностью вытекает вывод: для ЗСК смерть Нуркадилова была все же больше политтехнологическим нежели трагическим событием. В верности изначально выбранному курсу может похвастать только газета «Свобода слова», но, впрочем, и редактор ее - Гульжан Ергалиева - пожалуй, общалась с покойным наиболее тесно и продуктивно, нежели прочие оппозиционеры. Что, однако, не дает индульгенции ей, использующей смерть Нуркадилова как очередной повод кинуть комок грязи в адрес казахстанской власти. Некоторые, впрочем, обвинения можно было бы счесть справедливыми - в том плане, что официальное сообщение о самоубийстве не поддается здравому осмыслению - не маячь за ними такое явное злорадство по поводу надуманности версии, которая стала окончательной. С точки зрения надуманности неадекватными выглядят и намеки на то, что кто-то из власти заказал Нуркадилова, опасаясь его предвыборных разоблачений. Будь таковые на руках у покойного, он бы давно их озвучил, не прибегая к эпатажным  обвинениям, касающимся чеченских войн, смерти Ататюрка и Оспанова и тому подобным. И потом, как все же могло случиться так, что киллер пришел к жертве, будучи не замеченным ни охраной, ни камерами видеонаблюдения, и точно так же растворился в воздухе? В этом плане и версия полиции о самоубийстве, и версия оппозиции об убийстве находятся в одной плоскости - плоскости фантазий из сериала «Секретные материалы». Но что характерно - полиция свою версию озвучила достаточно профессионально, тем более что для утверждений в отсутствии такового нет никаких оснований вообще, в то время как оппозиция аргументировано ее не опровергла. Аргументы из разряда «так не бывает» - не аргументы, потому что бывает всякое. Впрочем, по окончании выборов оппозиция совершенно забыла об убийстве/самоубийстве Заманбека Нуркадилова, вспомнив только в подходящий момент - в день рождения покойного.

Впрочем, Заманбек Нуркадилов не одинок в этом плане. Точно так же оппозиция «забыла», а потом «вспомнила» и о Галымжане Жакиянове.

Вопрос Жакиянова

Впрочем, если бы не положительное решение суда об условно-досрочном освобождении Галымжана Жакиянова, о заключенном лидере оппозиции помнил бы только Петр Своик, верный своей обязанности быть его публичным защитником. От публичной защиты Своика самому заключенному всегда было мало толку, начиная с того дня, когда его взяли под стражу, но благодаря ему заинтересованная часть общества обладала необходимой информацией относительно Жакиянова.

Кроме того, ни кто иной как Своик недавно озвучил то, о чем давно говорили в прессе - Жакиянов был для оппозиции не более чем символом. Теперь этот символ обрел свободу, следовательно его политтехнологическая роль закончилась. Какая начнется теперь?

Чтобы ответить на него, нам необходимо знать - понимает ли сам Галымжан Жакиянов, какова была его роль в общественно-политической жизни страны последнее время? То есть, осознает ли он тот факт, что для своих соратников он гораздо удобнее был, когда находился в неволе?

По сути, освобождение его, будь оно действительно желанно оппозиционерами, произошло бы, как минимум, полтора года назад - после окончания провальных для соратников Жакиянова выборов в мажилис. Именно тогда они неистовствовали по поводу своих результатов, по поводу фальсификаций и прочего. То время было идеальным для организации пресловутой «оранжевой» революции, и даже если бы из затеи ничего не вышло, то выдернуть своего лидера на волю они вполне смогли бы.

По сути, освобождение Галымжана Жакиянова произошло без связи с желаниями оппозиционеров. А иногда - и вопреки им. Сработала стандартная процедура УДО, к которой ЗСК не имеет никакого отношения, за исключением, разве что, обладания в своих рядах бывшего генерального прокурора, чье ведомство участвует в данной процедуре. Если оппозиция хотела видеть в этом политику - она ее увидела. Мы же видим лишь то, что человек отбыл половину своего наказания и был освобожден условно-досрочно, в соответствии с нормами законодательства. И если бы в этом деле решающую роль играла политика, Галымжан Жакиянов сейчас находился бы там же, где и существовал последние три с половиной года. Потому что от взглядов своих он публично не отрекся, прошение написал по стандарту, без всяких там «был не прав, отпустите», и. по всей видимости, продолжит политическую деятельность.

А главным на сегодня для него вопросом должен стать (и видимо станет) такой: по какой-такой причине в природе больше не существует «Демократический выбор Казахстана»? И мы знаем, у кого он спросит это. И власть тут совершенно ни при чем.


Лучший выбор – инвес-тиции в свое образо-вание! MINI-MBA -43%

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...