Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Аким Алматы Имангали Тасмагамбетов: Работа “на интерес” меня не привлекает!

Аким Алматы Имангали Тасмагамбетов:

Работа “на интерес” меня не привлекает!

    - Имангали Нургалиевич, насколько я знаю, вы недавно вернулись из Турина. После того что вы там увидели, у вас не пропало желание бороться за статус столицы Олимпиады для Алматы?

   - Безусловно, не пропало. Напротив - укрепилось. Хотя в Турине совершенно не чувствуется праздничной, олимпийской атмосферы, внимания к спортсменам, гостям. Да и гостиница, в которой мы жили, только называется четырехзвездочной, а на деле не видела ремонта уже лет двадцать. Но это всего лишь впечатления. И они отступают на второй план перед практической стороной дела.

   Проведение Олимпиады в самом развитом городе Казахстана как нельзя лучше будет способствовать стратегической задаче, которую ставит президент: войти в число пятидесяти развитых конкурентоспособных стран. А что такое конкурентность? Прежде всего это восприятие мировым сообществом. А что лучше Олимпиады может способствовать улучшению имиджа? Одним фактом проведения Олимпиады мы можем продемонстрировать миру не только свою самобытную культуру и историю, но и устойчивый экономический рост, высокий уровень межнационального согласия. А это даст рост инвестиций и будет сигналом для делового сообщества мира, что Алматы - город, куда можно вкладывать деньги. Преимущества очевидны.

   Немаловажен и второй аспект, тесно связанный с первым. Скажем, экономический эффект Олимпиады в Турине составит 17 млрд. евро. Игры вызовут 0,2 процента прироста ВВП всей страны. Чтобы эта цифра не смущала, сравните с тем, что в 2005 году рост ВВП Италии составил всего 1,2%. Вложив 2-3 млрд. евро в инфраструктуру города, организаторы привлекли косвенно 13 млрд. частных инвестиций в различные отрасли экономики города и всей провинции Пьемонт. За счет этого ее экономика вырастет на 3 процента. Полагаю, экстраполяцию делать излишне. К слову, в Турине за несколько месяцев до Игр сдали первую очередь метрополитена…

   - Ну, я думаю, в этом с итальянцев пример брать не стоит…

   - В данном случае чужой пример заразительным не будет. У нас метро появится не в 2014 году, накануне возможной Олимпиады, а гораздо раньше - в 2008-м. Сейчас работы идут полным ходом. И есть все основания говорить, что мы выполним поставленную президентом задачу.

   - Будет у нас Олимпиада или не будет - это еще вопрос, а пока целый миллиард будет “выброшен” на Азиаду-2011. А у города целый ворох проблем. К тому же нет еще ни сметы, ни проекта. Откуда вообще эта цифра? И не выяснится ли потом, что на самом деле нужен еще один миллиард, или три, или пять?

   - Конечно, оппонировать можно любому начинанию. Мы только 4 марта в Кувейте должны подписать контракт с Международным олимпийским комитетом на проведение Азиады. Любая подпись официального лица - это не просто автограф. Прежде всего это обязательства. По большому счету, миллиард для Алматы - не космическая сумма. Только в прошлом году было собрано консолидированных налогов на сумму 330 миллиардов тенге.

   Даже если мы не будем проводить Азиаду или Олимпийские игры, инфраструктура города нуждается в значительных финансовых вложениях. Это инженерные сети, дороги, экология, это весь комплекс условий существования нормального современного города. Тепловые сети, канализация и водоснабжение изношены на 80 процентов. Для того чтобы их просто отремонтировать, нужно 50 млрд. тенге. Вот и считайте… И мы не уповаем на то, что они сиюминутно будут выделены городу. Понятно, что это процесс поэтапный. Приведу три цифры. В 2004 году на ремонт сетей за счет бюджета и инвестиций было направлено три миллиарда тенге, в прошлом - 9 миллиардов, в этом - в два раза больше.

   Но и это не главное. Миллиард - сумма вложений из разных источников. Здесь государственный и местный бюджеты, частные инвестиции зарубежных и отечественных бизнес-структур. И поверьте, интерес у них самый серьезный.

   - Знакомый канадский журналист мне рассказывал: при подготовке к летним Олимпийским играм в Монреале в 1976 году там ушло на сторону столько денег, что только в этом году город рассчитается за те кредиты. Не повесит ли наш город на себя долги, за которые будут рассчитываться многие поколения алматинцев?

   - Печально, что Канада не совсем чисто распорядилась финансами. Мы постараемся не допустить этого. Но этим примером вы косвенно подтверждаете, что под Олимпиаду готовы вкладывать инвестиции. Мы тоже рассчитываем на это. Можно, конечно, сидеть сложа руки. Ограничиваться в общем-то мизерными финансовыми потоками, которые выделяются на город. Для информации: из тех консолидированных налогов, которые собираются в Алматы, только 13 процентов остаются на нужды города. И с каждым годом изъятия возрастают без учета проблем Алматы. Об этом в прошлом году велась речь в парламенте. Поэтому Олимпиада - это та “фишка”, которая даст возможность получить финансовые средства на решение накопившихся проблем нашего города. Но понимая, что Казахстан - унитарное государство, мы не перетягиваем одеяло на себя. И Олимпиаду мы используем как аргумент.

   - А у населения вы спрашивали? Может быть, большинство алматинцев чужие на этом празднике спорта?

   - Ваш скепсис не разделяют большинство алматинцев. В декабре независимая компания провела социсследование. Причем это необходимое требование МОК перед тем, как представить заявку. Так вот, 80 процентов алматинцев поддерживают проведение в нашем городе Олимпиады. И еще процентов 88 жителей Алматинской области. Для них очевидно: развитие города даст хороший толчок для всего Алматинского региона.

   И потом, не зря говорят, что столица Олимпийских игр становится столицей мира. Сопричастность к событию мирового масштаба дает очень большой подъем национального самосознания. И это нельзя не учитывать. Будущие поколения вряд ли будут интересоваться нашими нынешними дрязгами и проблемами. Для них будет важен факт, что их страна когда-то смогла провести Олимпиаду.

   - Возможно… Только вот интересно: какими “социсследованиями” обусловлено ваше предложение запретить ввоз в страну иномарок старше семи лет? Даже сегодня “семилетки” стоят от 9000 долларов (с правым рулем), до 13 и выше (с левым).

   - А вы что предлагаете? Смириться со смогом, который сказывается на здоровье людей? Ваш железный денежный аргумент все-таки подвержен коррозии. Взять хотя бы логическую цепочку транспорт - экология - здравоохранение. У нас очень высокая онкологическая заболеваемость, и она прогрессирует. Я уже не говорю об аллергических и прочих заболеваниях… Еще в 1986 году я писал диссертацию на тему “Мировоззренческий аспект экологической проблематики”, выбрав базовым городом Алматы. 80 процентов загрязнения воздушного бассейна уже тогда давал автотранспорт! Но стоит сравнить количество машин, чтобы увидеть: экология Алматы в десятки раз ухудшилась. И резко ухудшается дальше. Один только пример: сегодня на каждого алматинца приходится 212 килограммов вредных веществ в год.

   Мы любим повторять, что дороже здоровья ничего нет. Но в денежном эквиваленте не удосуживаемся подсчитать. А затраты есть, и немалые, даже с учетом того, что государство гарантирует необходимый объем медицинских услуг. В прошлом году на эти цели потрачено из городского бюджета более трети средств, или свыше 11 миллиардов тенге. Если бы не сложная экология, тратили бы меньше. Или выделяли больше на другие цели. К примеру, на профилактику заболеваний.

   Возьмите и другую сторону вопроса. Загрязненная среда резко повышает скорость коррозии металла. К примеру, в Стокгольме этот показатель в 15 раз больше, чем в одном из самых экологически чистых городов Швеции - Кируне. Полагаю, что в Алматы дела обстоят не лучше. Экономические выводы делайте сами…

   Что же касается социологических исследований, мы опираемся и на них. Недавно я получил результаты социсследования, где есть достаточно красноречивые цифры. Около 42% респондентов отметили резкое ухудшение самочувствия в безветренные дни. Еще 45,5% пояснили, что чувствуют недомогание из-за смога и транспортного шума.

   - Боюсь, что большинство водителей не оценят вашей трогательной заботы об их здоровье…

   - Понимаю, что многие относятся к своему здоровью по остаточному принципу. Не видят причину, а борются с последствиями. Впрочем, каждый решает сам. Но я, обладая всей полнотой информации, не могу не предпринимать необходимые меры. Как бы к ним ни относились те, для кого одна причина играет решающую роль - деньги. Хорошо, не думают о себе взрослые люди. А дети? Ведь те самые 212 килограммов приходятся и на них! Сегодня врачи бьют тревогу, все чаще сталкиваясь с таким явлением, как мерцающая беременность. Как мне объяснили, плод просто задыхается в утробе матери. Такова складывающаяся реальность. Здесь эмоциями не помочь, надо предпринимать неотложные меры.

   Однако никто не говорит о полном запрете. Мы хотим, чтобы правительство и парламент законодательно установили более высокие ввозные пошлины на старые автомобили, чтобы экономически невыгодно было их покупать. Россия уже приняла такое решение. По своей экономической активности и по благосостоянию практически с Россией идем плечом к плечу. Почему бы нам не последовать этому примеру?

   - Простите, но в России есть собственный, худо-бедно развитый автопром, она, естественно, лоббирует его интересы. У многих возникает вопрос: чьи интересы лоббируете вы?

   - Нормальную экологию Алматы и здоровье алматинцев! И дополнительным толчком к этому явилось требование Международного олимпийского комитета. Оказалось, что для МОК на первом месте не финансовые возможности государства и даже не наличие спортивных объектов (их всегда можно построить). Одним из самых важных критериев для них является экология.

   - По-вашему, до 2014 года воздух Алматы станет “кондиционным”?

   - Если в этом году правительство и парламент примут соответствующие законодательные ограничения, которые начнут действовать с 2007 года, то за семь лет Алматы может задышать полной грудью. Каталитический нейтрализатор, установленный на автомашине по требованию закона, снижает сразу же на 30 с лишним процентов выброс вредных веществ в атмосферу.

   - Но на большинстве иномарок 12-13 лет “от роду” такие нейтрализаторы уже стоят. А на “Жигулях”, которые могут хлынуть сюда после вашего запрета, их нет до сих пор...

   - Понятно, мы не могли в своем предложении расписать все марки автомашин. При внесении тех или иных поправок в закон о транспорте надо будет прописывать и эти нюансы. Естественно, мы не стремимся к тому, чтобы российский автопром получил приоритет в Казахстане. Нелогично запрещать отслужившие срок иномарки, заменяя на новые, но худшие по качеству.

   Но, если вы помните, я в своем выступлении говорил не только об ограничениях на “возрастные” машины. За деревьями надо видеть лес. Если вместе с этим решением не ужесточить требования к нефтепродуктам, то говорить о каталитических нейтрализаторах бессмысленно. На плохом бензине, при производстве которого используются присадки для увеличения октанового числа, этот нейтрализатор не будет работать.

   Также бессмысленно говорить об экологии и нормальном транспортном потоке, если водители и пешеходы не будут соблюдать правила дорожного движения и аварии будут происходить столь же часто. Не стремлюсь переложить проблемы на плечи горожан. Но, полагаю, их понимание просто необходимо…

   - Имангали Нургалиевич, вы сами - автолюбитель?

   - Конечно.

   - У вас какого года машина?

   - У меня джип. “Фольксваген” 2004 года.

   - Вот видите, а многим простым смертным такой “конь” не по карману…

   - Хорошо, а где альтернатива? Было много предложений. Например, ввести ограничения на въезд в центр города: по четным дням дать зеленый свет транспорту с четными номерами, по нечетным - другому. Или ограничить въезд в город иногороднего транспорта. Но это же противоречит элементарным правам граждан - конституционному праву на свободу передвижения. Другое дело - законодательно закрепить требования к техническим параметрам.

И потом, не стоит занижать возможности алматинцев и уровень их понимания проблем. Были времена, когда автомобиль был роскошью. Перемены налицо. Уверен, что иметь хорошую, качественную машину станет таким же стандартом, как до недавнего времени просто приобрести любую недорогую.

   - Хорошо, допустим, вы добьетесь запрета на иномарки старше 7 лет. А как собираетесь уменьшить транспортную нагрузку на город? Развязки строить, паркинги? Это дело нескольких лет. А сейчас, сегодня - что? Посмотрите, как застраивается город - невозможно ни проехать, ни пройти! Во многих местах из-за многочисленных пристроек исчезают тротуары…

   - Не меньше вашего был возмущен сужением проезжей и пешеходной части. Сегодня мы приняли жесткие требования к нарушителям. Согласен и с тем, что город в прошлом застраивался бессистемно. В том-то и суть наших предложений, чтобы отказаться от точечной застройки в пользу комплексной. Любой город, который хочет нормально развиваться, должен застраиваться системно. А за этим призван следить градостроительный совет, заседающий каждую субботу. Ничего подобного в Алматы до прошлого года не было… Там должны рассматриваться любые предложения по строительству и реконструкции зданий. Что мы и делаем…

   А пока принятые системные решения не дали результата, мы тоже не сидим сложа руки. Ну, к примеру, резко сократилось количество “скучающих” на трассах дорожных полицейских с жезлами. Зато повысилось число регулировщиков на перекрестках, где они используют их с большей пользой.

   - Ваш предшественник Виктор Храпунов несколько лет назад в интервью нашей газете клятвенно обещал нещадно “сдвигать” все дома и участки, вылезшие за “красную линию”. Теперь вы собираетесь наводить порядок. А толку-то?

   - Мы нещадно, как вы выразились, сдвигаем объекты, вышедшие за красную линию. Сопротивление было, но мы его преодолели. При этом еще раз хочу отметить, что строительство - такая отрасль, которая дает системный результат в течение 2-3 лет. Если мы запретим строить высотки выше проспекта Аль-Фараби или ограничим этажность в историческом центре города девятью этажами, то плоды вы увидите через пару лет. Впрочем, хорошо, если бы алматинцы со временем к этому относились как к само собой разумеющемуся явлению…

   - Хотя, согласитесь, многое из того, что уже наплодили, просто-таки просится под снос!

   - Видите это строящееся здание за Государственным музеем РК? Пока оно строится, я вынужден за этим просто наблюдать. Потому что у застройщика, который начал работы три года назад, документы в полном порядке и они предоставлены государством! Я, может быть, очень хочу его снести, но как только начну это делать, он затеет судебную тяжбу. Издержки лягут на город, а это серьезные деньги. Будь это какие-то копейки, я пошел бы на снос не задумываясь. Преемственность для меня не пустой звук. Я не намерен обсуждать (и тем более - осуждать) деятельность своих предшественников. Они работали в определенном временном контексте перехода к рынку. Надо было открывать кафе, магазины, рестораны… Но сегодня этого достаточно. В Алматы более 50 тысяч субъектов малого и среднего бизнеса. Кстати, в прошлом году они обеспечили поступление 70% налогов, собираемых по городу. Однако сейчас тот самый рубеж, когда количество должно перейти в качество. Теперь нужно строить большие торговые комплексы, где все эти субъекты и будут сосредоточены. Мы собираемся ликвидировать все коммерческие киоски, будем принимать очень жесткие меры по базарам…

   - Ну да! Часть реконструируете, часть закроете. Значит, неизбежно вырастет средняя плата за торговые места и, как следствие, подскочат цены на товары. А малообеспеченные граждане, которые “затариваются” на базарчиках и оптовках, останутся с носом, не так ли?

   - Мы же не закроем в одночасье все 78 городских рынков. Сейчас мы заканчиваем подготовку программы реконструкции территорий, на которых сегодня расположились стихийные рынки. Та часть рынков, которая имеет необходимые средства для реконструкции, начнет это делать, другие будут готовиться. Это дело не одного года - минимум пяти лет.

   Из-за закрытия базаров или их модернизации вряд ли резко подскочат цены на товары. Гораздо больше на это влияют транспортные и другие накладные расходы - скажем, цены на энергоносители.

   Современным городом надо быть, а не слыть. На это звание можно претендовать, только если он примет цивилизованные черты. А до этого мы будем оставаться футуристической смесью средневековья, соцреализма и пресловутого модерна.

   - И выживут сильнейшие, да?

   - Конечно, какая-то часть рынков останется. Другие - например, Никольский рынок - будут ликвидированы. Он находится в жутком состоянии и просто уродует центральную часть города. Останется необходимое количество рынков, чтобы обеспечить потребности Алматы. Но мы приведем их в нормальный, цивилизованный вид. И, поверьте, у нас есть возможности для сохранения арендной платы одного торгового места.

   - Иными словами, собираетесь “построить” рыночную мафию? Тогда вам следует ожидать с ее стороны ответных действий. Не боитесь?

   - Ожидаю. И не боюсь.

   - А если вам начнут делать какие-то “предложения”, от которых трудно отказаться?

   - Если вы имеете в виду взятки, то могу сказать уверенно: за год с лишним моей работы акимом Алматы, надеюсь, в городе поняли, что ко мне с такими “предложениями” приходить бесполезно. Работа “на интерес” меня явно не привлекает. Зная мой характер, эти люди будут действовать другими методами…

   - Какими, например?

   - Ну, скажем, организовывать пикеты, забастовки торговцев, прочие “акции протеста”, будут через СМИ внушать людям: мол, видите - городская власть вас “кинула”, ей на вас наплевать…

   Но давайте смотреть правде в глаза. Ведь рынки - это прежде всего очаги неконтролируемой миграции, создающие все новые и новые проблемы для города. И это не только криминал. Это невозможность определить реальную численность населения города, чтобы исходя из этого рассчитать потребность в жилье, в рабочих местах, в социальных пособиях. Сегодня эти расчеты исходят из цифры 1,2 млн. человек. Реально у нас уже 1,5 млн., а летом - до двух!

Что делать с этими людьми - неалматинцами, зарабатывающими здесь на кусок хлеба? Просто отмахнуться от них? Недальновидно и небезопасно. А провозгласить необходимость защиты их прав - значит закрыть глаза на самозахват земли, на антисанитарию, на несертифицированные товары, на уход от таможенных платежей, на преступность, в конце концов! Разве я, как градоначальник, могу с этим согласиться?

   - Что же вы намерены делать? Вывозить всех на “101-й километр”? Возьмите те же “Шаныраки” - стихийно возникшие микрорайоны, к которым с чьей-то легкой руки прилепилось определение “алматинский пояс шахида”. И благодарить за это, как считают многие, мы должны все того же вашего предшественника…

   - Опять вы за свое, Виктор! Да, в свое время под тем или иным общественным, политическим давлением эти территории были отданы людям просто так, без оформления соответствующих документов. Но это не самое важное. Вы хорошо вспомнили про «пояс шахида». Почему город был вынужден его надеть? Потому что эти районы присоединили без учета элементарных условий, необходимых для проживания людей. Обладание землей само по себе не решает социально-бытовых проблем. А необустроенный человек зачастую готов на все. Главное - туда не были подведены инженерные коммуникации, без которых нельзя нормально жить. В итоге они понастроили там кто во что горазд. И даже сегодня, имея средства, очень сложно подвести под это необходимые коммуникации. Но мы будем это делать. Конечно, сразу решить все их проблемы мы не в состоянии, но в течение нынешнего года и двух последующих лет это будет сделано.

   - Что именно?

   - В первую очередь юридическое оформление права владения на соответствующие участки. А хозяйственные проблемы… До сегодняшнего дня этих районов не было на карте города. В генплане развития Алматы они попросту не существовали. А значит, не было возможности открыть финансирование каких-либо программ. Мы рассмотрели генплан развития этих территорий на градостроительном совете. Но еще раньше я уже обещал людям в течение трех лет полностью обеспечить водоснабжение, энергоснабжение и газоснабжение. Это, по нашим расчетам, потребует 4,5 млрд. тенге. На нынешний год уже заложено в бюджет около миллиарда. А когда будет решена проблема инженерных коммуникаций, резко возрастет инвестиционная привлекательность этих территорий. Там можно будет начать интенсивную многоэтажную застройку. И стоимость земли будет совершенно иной...

   - Кстати, о стоимости земли. Наша газета не раз обращалась к различным махинациям вокруг этого. Согласитесь, вам досталось в этом плане не самое завидное наследство. Что вы собираетесь с ним делать?

   - Да, земля - особый вопрос для нашего города. Ведь вся территория Алматы составляет всего 32 тысячи гектаров. За последние пять лет, прошедшие до 2005 года, роздано более 10 тысяч участков в среднем по 10 соток каждый. То есть более 10 тысяч гектаров, что составляет треть города.

   Надо ли говорить, что земля - это товар, имеющий высокую рыночную стоимость. Особенно здесь, на юге. Скажем, в Западном Казахстане основное богатство - нефть. Но никто же не догадался раздать ее по ведерку, да еще и почти даром... Как ни странно, с землей так и происходило. В результате мы имеем огромное число собственников, каждый из которых строится на своей земле как ему заблагорассудится. А надо было продавать землю через аукционы, приглашая инвесторов, которые вкладывали бы средства в комплексную застройку. С прошлого года мы так и сделали. Результат - земли продано на 700 миллионов тенге, в десять раз выше кадастровой стоимости. Говорил в докладе, без колебаний могу сказать и сейчас, что земля - это актив города и должна приносить доход.

   - И что же вы теперь намерены делать? Сносить?

   - Там, где земля захвачена незаконно, будем сносить. Более того, уже сносим. Никому не позволено нарушать законы страны, прикрываясь своей принадлежностью к социально незащищенным слоям населения.

   - Ну конечно! Объявить войну хижинам очень легко! А вот скажите, готовы ли вы повоевать с дворцами - невзирая, так сказать, на лица?

   - Знаете, пока мы не преодолеем баррикадное сознание, нам будет трудно рассуждать о цивилизованном государстве. Объявлять войну одним, чтобы обеспечить мир другим, - старый трюк. Историей доказано, что он неэффективен и даже опасен. Я смотрю на это в другой плоскости - надо обязать всех соблюдать закон. Иначе любимую вашей газетой тему о правовом государстве можно закрывать. Не в моих правилах идти на поводу эмоций, тем более - давления. Поэтому принцип равенства перед законом в городе будет исполняться неукоснительно. Помните, в прошлом году мы снесли уже почти готовый объект возле ТЮЗа? Не хочу распространяться о том, кто стоял за этим...

   - Да бросьте вы, Имангали Нургалиевич! Практически каждый алматинец знает, что речь идет о человеке, состоящем в прямом родстве с бывшим руководителем города...

   - Тем не менее мы же снесли! Или другой пример: на углу Аль-Фараби и Весновки застройщик, имея документы на девять этажей, построил 13. Мы заставили снести четыре этажа. А он судился с нами, делал достаточно заманчивое лично для меня предложение...

   - И, разумеется, напрасно, поскольку вы умеете отвергать даже те предложения, от которых невозможно отказаться, так?

   - Если бы я действительно хотел погреть на этом руки, то, к примеру, запретив на южной стороне проспекта Аль-Фараби застройку выше шести этажей, просто сидел бы и ждал, когда фирмы-застройщики придут ко мне “отмечаться”.

   - Что, неужто не приходили?

   - Приходили. В том числе и люди с громкими фамилиями…

   - Это кто же?

   - Считайте это тем самым редким случаем, когда вам не удалось получить ответа. Отнеситесь к этому философски…

  - Имангали Нургалиевич, вы читали в нашей газете от 15 декабря прошлого года интервью начальника Управления дорожной полиции Алматы подполковника Айхимбекова?

   - Да, читал.

   - Он, если помните, обещал навести на дорогах города порядок, если вы обеспечите ему дополнительно 300 человек личного состава и 30-35 млн. тенге в месяц на их финансирование. Что скажете? Интересное предложение?

   - Таких предложений много. Рациональными я их не считаю. Одним только увеличением штатной численности и финансирования проблему не решить. Нужны системные решения.

   Я всегда предлагаю устранять причины, а не героически бороться с последствиями. В прошлом году мы впервые за последние примерно двадцать лет вышли на плановый ремонт дорог, то есть десять процентов от их общей протяженности, 170 километров. В этом году планируем 205 километров. Вроде бы есть повод радоваться. Но меня не удовлетворяет качество ремонта. Если менять не только асфальтовое покрытие, но и все “корыто” (слой или подушку инертных материалов), то ремонт 1 километра дороги будет стоить 1,5 млн. евро. Таких денег у города нет. Но, на мой взгляд, лучше хотя бы в рамках возможного довести дороги до нормального состояния, чем выставлять возле каждой ямы и колдобины по полицейскому.

   - Понятно… Зато мы метим в региональные финансовые центры, словно какой-нибудь Сингапур… Кстати, многих озадачило недавнее решение о создании для этой цели “самостийного” агентства, не подчиненного ни правительству, ни городским властям…

   - Вы хотите сказать, что заранее нашли козла отпущения?

   - Что-то вроде того…

   - Скажу так: задача поставлена президентом своевременно. Но для того чтобы Алматы действительно стал международным финансовым центром, а не сверкающей витриной, “потемкинской деревней”, правительство должно четко и ясно предложить международным финансовым институтам приоритетные секторы экономики. Они же не клюнут на торговлю пирожками. Они придут только на серьезные проекты…

   - За чем же дело стало?

   - Во-первых, наш рынок должен быть прозрачным и открытым, а финансовая система - предлагать честные правила игры. К примеру, Евразийская промышленная ассоциация имеет свой корпоративный банк. А она должна заниматься конкретным производством. В то время как весь финансовый блок взял бы на себя какой-нибудь авторитетный западный финансовый институт. Который имел бы возможность проводить независимый аудит, работать на рынке ценных бумаг и т.д. Только это будет означать действительное доверие инвесторов к экономике страны.

   Во-вторых, чтобы называться международным финансовым центром, город должен быть привлекательным для инвестора. Хорошие дороги, чистые, светлые улицы, безопасность - всем этим должны заниматься городские власти. Вот и все! А зачем, скажите, мировым финансовым структурам приходить на рынок, уже давно поделенный какими-то корпоративными группировками, прикрытыми “собственными” банками! И речь ведь не только о “евразийцах”… О каком же международном имидже Казахстана после этого можно говорить?

   - Увы, Имангали Нургалиевич, это не единственный пример уязвимости нашего “международного имиджа”. Взять хотя бы историю с бывшим Домом приемов МИДа...

   - Могу сказать только одно: ситуация вокруг исторического памятника, каковым является бывший Дом приемов, возмутительна. Есть поручение главы государства разобраться. И, надеюсь, соответствующие органы расставят все по своим местам.

   - Указ о вашем назначении акимом Алматы был подписан 9 декабря 2004 года - в день вашего рождения. Ну и как, не тяготит подарок?

   - Кто-то, возможно, и воспринимает это как подарок. А для меня, как ни банально, наверное, звучит, это просто большая интересная работа. Есть расхожая поговорка: “Политика - грязное дело”. Но почему-то никто не помнит слов Достоевского: “Политика - это огромная любовь к своей Родине”. Мне ближе и понятнее второе высказывание.

   - Имангали Нургалиевич, некоторое время назад, отвечая на мои вопросы по телефону, вы назвали себя “самодостаточной” личностью. Не кажется ли вам, что самодостаточность - не слишком полезное качество для чиновничьей карьеры?

   - Ну почему же? Самодостаточность помогает быть более независимым, а независимость дорогого стоит. Хотя, конечно, по-настоящему независимый политик - это что-то вроде белой вороны…

   - Скажите честно: когда вы накануне президентских выборов, дезавуируя слухи о возможности беспорядков в Алматы, заявили о том, что никаких нештатных ситуаций в городе не будет, - это была ваша независимая инициатива?

   - Я не новичок в политике и не делаю спонтанных шагов. Перед тем как сказать это, я провел несколько закрытых совещаний с силовиками и имел все основания так заявлять. А как руководитель города должен был сказать…

   - Но возможность каких-то беспорядков, в принципе, не исключалась?

   - От этого сегодня не застрахованы ни одна страна, ни один город.

   - Имангали Нургалиевич, после гражданской панихиды по Алтынбеку Сарсенбаеву в Алматы прошел митинг. И хотя официального разрешения властей на него, естественно, не было, полиция не стала этому препятствовать. А в Астане гражданскую панихиду запретили - дескать, положено подать заявку за десять дней…

   - Ну, знаете, в данном случае заявку могли подать разве что организаторы убийства. Но, понятное дело, митинги им не нужны…

   А что касается решения акимата. Мы восприняли это как продолжение панихиды, а не как митинг. Любой человек заслуживает того, чтобы люди могли сказать о нем несколько слов, провожая в последний путь…

Виктор Верк, verk@time.kz


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...