Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Еще упрямится тариф

Еще упрямится тариф

В ходе реорганизации электроэнергетической отрасли, случившейся больше года назад, функцию по снабжению электричеством передали в рынок, транспортников и производителей энергии разделили. В итоге между источником и конечным потребителем образовалось огромное количество посредников, и каждый — со своими тарифными запросами. Ситуация возмутила депутатов Мажилиса, созвавших на этой неделе чиновников министерств индустрии и торговли, энергетики и минеральных ресурсов, а также Агентства по регулированию естественных монополий. Тема дня «Почему же все-таки растут тарифы?» затерялась среди рассуждений о пользе реструктуризации. Причем, как известно, затронул этот необратимый процесс и антимонопольное ведомство: тарифное регулирование доминирующих на рынке предприятий с недавних пор закреплено за МИиТом. Свою лепту в контроль над деятельностью монополистов вносят и другие компетентные органы. Разобраться в этом обилии регуляторов под силу не каждому. Сами законодатели до сих пор пребывают в спорах и раздумьях, а простые потребители пожинают плоды административных реформ.

Кто за кем

Можно долго обсуждать повсеместный рост цен, ругать монополистов и им подобных. У оппонентов всегда найдутся неизменные год от года объективные причины и неоспоримые доводы. Та самая реструктуризация, затронувшая не одну экономическую отрасль, как раз и проводилась под лозунгами «Больше конкуренции — меньше тарифы!» и «Свободный выбор снабженца — населению!». За новую ценовую политику теперь отвечают два ведомства: Агентство по регулированию естественных монополий (АРЕМ) и Комитет по защите конкуренции МИиТа, созданный в результате «антимонопольной реструктуризации». Впервые в республике функция по защите конкуренции стала институционально независимой от деятельности по тарифному регулированию естественных монополий. Как считает председатель КЗК Алиакпар Матишев, спрашивать о том, зачем и кому было нужно создавать дополнительную чиновничью подструктуру, не только поздно, но и не совсем грамотно, в свете международного опыта и скорого вступления страны в ВТО. По его словам, нововведение соответствует требованиям Евросоюза. Проще говоря: если функции разделяют, это наверняка логично, определенно кому-нибудь нужно, и уж конечно, преследует благие цели.

Основная задача антимонопольного комитета, которым, в соответствии с законодательством, является КЗК, а никак не АРЕМ, — контроль над ценовым сговором, недопущение картельных соглашений и злоупотреблений доминирующим положением на рынке. Помимо этого комитет должен следить, чтобы не было экономической концентрации, контролировать антиконкурентные действия госорганов, пресекать недобросовестное соперничество на рынке и так далее.

АРЕМ же, несмотря на перемены (теперь это «исключительно регулятивный, тарифный орган»), работает по-прежнему и, судя по отчетам руководства, старается это делать эффективно и прозрачно. В его ведении 180 субъектов, включенных в госраздел «монополистического» регистра. Удельный вес регулируемых услуг в отрасли энергетики в среднем составляет около 33 процентов, газоснабжения — 20, телекоммуникаций — 8, железнодорожных перевозок — 47. Водоснабжение, канализация, теплоснабжение с этого года целиком «под властью» агентства. Как уверен первый заместитель председателя ведомства Нурлан Алдабергенов, тарифная политика в сфере естественных монополий в Казахстане идет «рука об руку с США, Испанией, Великобританией». Но для еще большей ее результативности необходимо расширить полномочия ведомства: например, передать из отраслевых министерств функции лицензирования, утверждения норм расходования сырья материалов. Выступая перед депутатами, первый руководитель агентства Бахытжан Сагинтаев отметил, что на эти самые нормы постоянно ссылаются монополисты, и это, соответственно, влияет на уровень утверждаемых тарифов: «но вот если бы все рычаги регулирования находились в одних руках, проблему с ростом ставок отчасти можно было бы решить». Кстати, и такой вариант «многофункционального» реформирования тоже можно позаимствовать в мировой практике...

Ориентирование на местности

Вроде как цель реструктуризации ясна и достигнута: рынок создали, монополии отделили, конкуренция поощряется. В дополнение ко всему, разумеется, для общего удобства, часть функций АРЕМа передали на места, организовав территориальные управления, которые тут же занялись утверждением тарифов в регионах, и более чем активно. Как признался один из руководителей агентства на встрече с депутатами Комитета по экономической реформе и региональному развитию Мажилиса, некоторое время «у центрального аппарата не было возможности контролировать решения, которые принимались на местном уровне». И этот недостаток сейчас в срочном порядке устраняется. В свою очередь глава КЗК заявил: «На какие-то факты мы не можем оперативно влиять ввиду отсутствия у антимонопольного комитета территориальных органов»...

Возможно, А. Матишев и имел в виду какие-то другие «факты», но те, что перечислил в своем докладе на заседании парламентской фракции партии «Отан» министр индустрии и торговли Владимир Школьник, заставляют серьезно задуматься:

— В Казахстане наблюдаются многочисленные факты ограничения конкуренции посредством ценового сговора, экономической концентрации крупных холдингов, недобросовестной конкуренции, антиконкурентных действий госорганов в том числе...

Вопрос: а куда же смотрит комитет, главной функцией которого является защита этой самой конкуренции? Впрочем, как утверждают сами же антимонопольщики, какая-то работа в этом направлении ведется: чтобы, к примеру, не допустить очередного скачка цен на ГСМ, был заключен специальный меморандум о социальном партнерстве с нефтепроизводителями. Глядишь, так и до цементной проблемы когда-нибудь доберутся... Комитет уже завершает проверку оператора сотовой связи ТОО «GSM «Казахтелеком». Как выразился В. Школьник, «там обнаружены вещи, которые не приняты в цивилизованном мире»... По результатам проверки КЗК планируется образцово-показательное выступление, дабы другим монополистам неповадно было.

При всей, казалось бы, либерализации, претензий к комитету у простых потребителей остается немало. Так, например, без каких-либо публичных обсуждений в начале этого года в регионах увеличилась отпускная стоимость электроэнергии, и не только. Причина, как выяснилось, «в правилах работы в конкурентном секторе и плохо проработанной законодательной базе».

— В Законе «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности» и в других нормативных документах, которыми мы руководствуемся при рассмотрении заявок, проведение публичных слушаний не предусмотрено, — изрек А. Матишев.

А в бюджете не предусмотрены средства на их организацию. Руководство КЗК по своей инициативе предлагало Минэкономики финансировать таковые, на что был получен отрицательный ответ. Для дальнейшего продвижения своей инициативы специалистам комитета, коих всего 56 на целую страну, надо было выезжать в регионы. В общем, нет у КЗК ни сил, ни ресурсов. А потребители платят за чью-то слабость, при этом обсуждать с ними новую цену или хотя бы заранее ставить в известность никто и не обязан, мол, нет такого пункта в законе. По мнению мажилисменов, оправдываться пробелами в законодательной базе не совсем уместно: кто, как не Правительство должен заниматься их устранением?

Разделенная энергетика

Из всего сказанного можно сделать выводы о том, как контролируется монополистическая деятельность и почему тарифы растут теперь, когда доля реально регулируемых услуг исчисляется в небольших процентах. За методику отвечает один, за производство — другой, передачу — третий, снабжение — четвертый. А в итоге все просто перекладывают вину друг на друга.

Яркий образец — реструктуризированная энергетическая отрасль. В октябре 2004 года региональные электросетевые компании лишились функций по снабжению потребителей, которые переданы специально созданным организациям. Этим самым, по идее, дан толчок для развития конкурентного розничного рынка. Однако спустя почти полтора года министр энергетики Бактыкожа Измухамбетов констатировал, что желаемый рынок так и не сложился: энергоснабжающие организации остаются доминантами (читай, монополистами) в своих регионах, а их тарифы устанавливаются Комитетом по защите конкуренции, поскольку и конкуренции как таковой не существует. Совсем недавно председатель КЗК Алиакпар Матишев признался, что причина отсутствия рынка — аффилиированность компаний. Проще говоря, все тот же ценовой сговор и недопущение на рынок новых фирм.

— Некоторые эксперты считают, что проведенная реорганизация энергосистемы... обострила вопросы учета электроэнергии и сверхнормативных потерь. Специалисты также полагают, что все эти нововведения поставили в сложное положение потребителей по вопросам оплаты из-за многочисленных посреднических структур, снизили надежность энергоснабжения, пустили на самотек вопросы ремонтов, реконструкции энергетических объектов и их строительства, ввели путаницу в систему тарифообразования, — говорится в сообщении, распространенном республиканской политической партией «Отан»...

Один из депутатов оказался категоричным в своих суждениях, посчитав, что все безобразия в системе электроэнергетики начались тогда, когда был принят соответствующий закон. Слуги народа до сих пор спорят: а надо ли было вообще проводить реструктуризацию, в итогах которой до сих пор никто разобраться не может? Выделять в отдельный «сектор» транспортников, которые «съедают» львиную долю тарифа — до 40 процентов? Еще, мол, надо посмотреть, следует ли ограничивать монополистическую деятельность. Может, ее надо усиливать, раз такой комитет хилый, считают депутаты.

Либерализация и регуляция

Подобная ситуация сложилась и в телекоммуникационной отрасли, которая находится в процессе либерализации. Здесь осталось два «крупняка» — Казахтелеком и Транстелеком. В Комитете по защите конкуренции рассматривается вопрос об отмене тарифного регулирования доминантов, в том числе и на телекоммуникационном рынке. Ссылается руководство КЗК, что уже привычно, на мировую практику: чрезмерное государственное регулирование является одним из барьеров для вхождения в рынок новых «игроков».

— Это не совсем корректно, — прокомментировал руководитель научно-консультационного центра Национальной телекоммуникационной ассоциации Евгений Малишевский. — Все государства регулируют телекоммуникации, потому что это инфраструктурная отрасль. А у нас нынче неизвестно, кто за что отвечает, все отмахиваются. Тарифным регулированием занимаются и АРЕМ, и КЗК. От этого все проблемы. Отрасли нужен единый регулятор. Первый шаг в этом направлении сделан: образован госхолдинг «Самрук», который взял на себя функции собственника (до этого госпакетом акций Казахтелекома и Казпочты управляло Агентство по информатизации и связи). Теперь АИС вполне может стать основой для единого телекоммуникационного регулятора, ему только нужно передать тарифное регулирование... Они должны быть в одном месте: и технический контроль, и тарифный, и лицензирование. Это простая схема, и, так или иначе, мы на нее выйдем...

Эксперты свидетельствуют, что не наличие госконтроля, а именно несогласованность действий трех структур: АРЕМа, АИСа и КЗК приводит к торможению развития телекоммуникационной отрасли в целом. Председатель Агентства по информатизации и связи Аскар Жумагалиев подтвердил, что необходимо разрабатывать новую модель регулирования, чтобы решить проблему. Сейчас к этой работе уже подключен Европейский банк реконструкции и развития...

Спорится

Вывод можно сделать один: все регуляторы во всех сферах хотят как лучше, как оно, лучше, понимают по-разному, а делают как умеют, а не как надо. При этом виноватым оказывается кто-то другой: законодательная база, отсутствие полномочий, аппетиты монополистов и так далее. Разобраться во всех последствиях многочисленных реорганизаций депутаты совместно с представителями министерств и ведомств пытались более двух часов. Что же делать: повернуть вспять реформы? Или все-таки создать условия, чтобы эффект от реструктуризации не был, как сейчас, обратным? Итогом заседания стал целый список рекомендаций.

Одну из основных озвучил Владимир Школьник: необходимо многократно усилить ответственность за нарушение антимонопольного законодательства (сегодня проще заплатить штраф, чем исполнить законные требования государства) и жестко пресекать попытки установить монопольно высокие или низкие цены. И, конечно же, представители МИиТа попросили помощь для «усиления» КЗК.

В сфере естественных монополий Бахытжан Сагинтаев предложил, в том числе, отказаться от тендерной системы при закупке стратегически важных ресурсов, например, угля:

— Нужно обязать субъекты естественных монополий закупать топливо непосредственно у производителей, минуя посредников. А по факту нарушения процедуры вводить санкции.

Наконец, самое главное: в Парламенте будет рассмотрен законопроект «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности», который, как утверждают члены Правительства, во многом поможет снять существующие недостатки в антимонопольной политике...

Как все эти рекомендации скажутся на бюджетах потребителей, и сколько еще тарифам удастся демонстрировать упрямство, пока неизвестно…

Анастасия Байтова


Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...