Обнаружено блокирование рекламы на сайте

Уважаемые пользователи,

создатели сайта не желают превращать его в свалку рекламы, но для существования нашего сайта необходим показ нескольких баннеров.

просим отнестись с пониманием и добавить zakon.kz в список исключений вашей программы для блокировки рекламы (AdBlock и другие).

Новости за сегодня

«Право»судие. Что было на самом деле в Верховном суде (С. Уткин)

Сергей УТКИН

Весь день 26 января в Верховном суде шло разбирательство по нашему (с Санжаром БОКАЕВЫМ и Сергеем БОНДАРЦЕВЫМ) заявлению о признании незаконным постановления правительства, запретившего ввоз в Казахстан праворульных автомобилей. К вечеру мы сами попросили суд возвратить заявление и оставить его без рассмотрения. Эта мера была вынужденной. В противном случае, с вероятностью 99 % решение было бы вынесено в пользу правительства, и на дальнейшем обжаловании злосчастного постановления можно было бы поставить крест. А так получилась неплохая разведка боем…

Первую половину дня судья ЖАКУПОВ посвятил выяснению единственного вопроса: какие права истцов были нарушены постановлением № 1301. Наше объяснение было простым: нарушено наше право ввезти с 29 января на территорию Казахстана праворульный автомобиль из Японии, который каждый из нас намеревался приобрести через аукцион (подобные услуги до последнего времени оказывали многие фирмы).

Правительство в судебном заседании представляли несколько чиновников, а также «первая скрипка» - бывший судья Верховного суда Михаил БАБУШКИН, ныне находящийся на пенсии. Он назвал нас ненадлежащими истцами, поскольку мы не ввезли ни одного автомобиля, сами не занимаемся предпринимательской деятельностью по ввозу и реализации праворульных автомобилей, а также не имеем доверенностей от автодилеров. Поэтому, мол, и рассматривать иск по существу не стоит.

Пришлось возразить уважаемому представителю, что Гражданский процессуальный кодекс не содержит понятия «ненадлежащий истец», что в случае возбуждения дела - только после разбирательства по существу суд может установить - нарушены ли права заявителей или нет, и в зависимости от результата - вынести решение об удовлетворении заявления или об отказе. Также вновь пришлось повторить, что постановлением нарушено наше право на ввоз праворульного автомобиля, которым обладает любой гражданин Казахстана, а не только предприниматель-автодилер.

Тогда уже суд, в свою очередь, начал добиваться от нас доказательств - к кому мы обращались за приобретением автомобиля через аукцион, какие совершили действия для приобретения и ввоза праворульного автомобиля, на каком этапе произошло нарушение нашего права и т.д. Пришлось объяснять, что право - это возможность (в т.ч. теоретическая), что не обязательно мы должны были заниматься реализацией своего права, чтобы получить возможность его защиты в судебном порядке. Здесь же я пояснил, что после 13 ноября, когда на Совбезе зашла речь о запрете праворульных автомобилей, совершать какие-либо действия по приобретению автомобиля с аукциона в Японии - это огромный риск, в результате которого деньги могут оказаться выкинутыми на ветер. Поэтому до отмены постановления № 1301 мы не намерены участвовать в аукционах. Но временный отказ от реализации своих прав вовсе не означает, что мы не можем защищать их в суде.

Удивительно, но представитель правительства был уверен, что права на ввоз праворульных автомобилей у нас не существует - он неоднократно требовал назвать норму закона, которая бы предоставляла нам такую возможность. От неожиданности я смог сослаться только на ст.2 ГК, в которой отражены основные начала гражданского законодательства, в т.ч. свобода договора и возможность определения любых условий договора, не противоречащих законодательству (ведь приобретение и ввоз автомобиля осуществляется по договору). В конце концов, можно было исходить лишь из законов логики - если бы такого права не существовало, никто бы просто не заметил выход постановления № 1301, никто бы не подавал в суд, да и принятие его было бы бессмысленным. Кроме того, известен и конституционный принцип - гражданам разрешено все, что прямо не запрещено законом, т.е. устанавливать в суде существование у истцов очевидных прав, на мой взгляд, не было никакой необходимости (см.п.1 ст.71 ГПК).

Такое долгое выяснение очевидного навело меня на мысль, что, возможно, заранее был спланирован некий «сценарий», по которому и не предполагалось основное судебное разбирательство - нашу попытку обжаловать постановление правительства хотели зарубить в самом начале. Судья даже выразил досаду: почему же мы в заявлении не расписали, что именно сами хотели приобрести праворульные автомобили на аукционе в Японии и сами намеревались их ввозить - он колебался, стоит ли переходить к рассмотрению дела по существу, для чего даже взял небольшой тайм-аут.

После перерыва у правительства появилась новая «фишка»: оказывается, мы не имели права подавать иск на не введенное в действие постановление. Эта «вводная» заставила меня процитировать п.1 ст.283 ГПК, где введение в действие не является условием для обжалования нормативного правового акта (он должен быть лишь принят и опубликован).

Представитель правительства все равно настаивал на своем: до вступления в силу никаких правовых последствий от правового акта быть не может, следовательно, и нарушения прав быть не может, и обжалования в суде тоже. Я согласился, что до 29 января (дня вступления постановления в силу) наше право на ввоз праворульных автомобилей не нарушено - но мы ведь ведем речь о возможности ввоза после 29 января. И привел пример, что если будет принято решение о запрете эксплуатации праворульных авто с 1 января 2010 года, то что же - мы в течение трех лет будем лишены права обжаловать такое решение? Подобное толкование ведь не только не основано на законе, но и не поддается элементарной логике. Однако ответчиков было не переубедить.

Тем не менее, здравый смысл возобладал, и после обеденного перерыва началось рассмотрение заявления по существу. Пошла обычная процедура: мы огласили свои доводы, ответили на поставленные вопросы, затем выступила сторона правительства и уже нам предоставилась возможность задавать вопросы.

Из представленной правительством таблицы следовало, что количество ДТП по вине водителей праворульных машин растет с каждым годом, соответственно, растет количество погибших и раненых в таких ДТП. И вот на этом основании делается вывод о небезопасности праворульных автомобилей. Тогда я спросил - а какова же динамика роста количества ДТП и пострадавших по леворульным автомобилям, т.е. почему в таблице отсутствуют соответствующие цифры, и невозможно провести элементарное сравнение? Попросил предоставить. Тут же получил отказ, причем без каких-либо мотивов. Поэтому сразу же сложилось подозрение, что динамика по леворульным авто, скорее всего, аналогичная, а причина увеличения случаев ДТП кроется отнюдь не в расположении руля. Но поскольку демонстрация данного факта не выгодна правительству - цифры нам не предоставили.

Хорошо, в таблице было указано, что по вине водителей праворульных авто в 2006 году произошло 793 аварии. Спрашиваю - входят ли в это число ДТП, произошедшие вследствие нахождения водителей «праворулек» в нетрезвом состоянии? Отвечают - входят. Спрашиваю - сколько? Вновь получаю отказ. Меня также интересуют иные причины совершения ДТП по вине водителей (превышение скорости и т.п.) - прошу предоставить полную расшифровку цифры 793, чтобы отсечь причины, не имеющие никакого отношения к правому рулю. Мои требования игнорируются.

Спрашиваю - ведется ли учет количества ДТП по маркам автомобилей (чтобы узнать, какие марки чаще попадают в аварии)? Отвечают - ведется. Прошу предоставить - не предоставляют. Делаю предположение, что если наиболее часто (пропорционально к общему количеству машин такой марки) в ДТП попадают, например, «Мерседесы», а реже всего - «Запорожцы», это ведь не означает, что «Мерседесы» из-за небезопасности следует запретить ввоз на территорию Казахстана? Со стороны суда происходит возмущение примером - хватит, мол, анекдоты рассказывать. Но ведь с праворульными автомобилями правительство сочиняет такой же анекдот (хотя даже то обстоятельство, что «праворульки» чаще попадают в ДТП - еще никто не доказал), не говоря уже о том, что причиной аварий явилась именно конструктивная особенность - расположение руля.

Подобный «допрос» веду более часа, но абсолютно безрезультатно. Прошу предоставить экспертные заключения, где делался бы вывод о небезопасности праворульных автомобилей. Дают обыкновенное письмо г-на ИСАЕВА - кандидата юридических наук из Академии транспорта и коммуникаций, которое назвать экспертным заключением язык не поворачивается, т.к. в нем нет ничего научного, а только лишь «одобрямс» решения Совбеза о запрете ввоза и эксплуатации «праворулек». Складывается впечатление, что правительство вообще не решало самый главный вопрос - опасны ли праворульные автомобили, т.к. официальных экспертиз, как я понял, не было (с выделением денег на оплату, с постановкой вопросов, с выбором на основе конкурса авторитетной экспертной организации и т.д.).

Тогда задаю основополагающий вопрос - каким правовым актом праворульные автомобили признаны небезопасными? Представители правительства от ответа уходят, я настаиваю, судья делает мне замечание, я не понимаю, почему мои вопросы игнорируют - судья поясняет уже за правительство, что такого правового акта не существует. Хорошо, тогда я спрашиваю - кто же в таком случае установил, что «праворульки» небезопасны - пусть назовут конкретные фамилии или государственный орган. Судья возражает против такой постановки вопроса. Я уточняю, что в пояснительной записке к проекту постановления идет ссылка на решение Совбеза, так может правительство вообще ничего не решало, а только исполнило приказ как отличный солдат (не думая), и зря мы на него в суд подали (предполагаю, что может правительство - ненадлежащий ответчик)? В зале смех, а судья напуган - делает мне замечание - слишком уж далеко я зашел. Тем не менее, я прошу предоставить решение Совбеза. Судья меня останавливает. Я говорю, что все прекрасно понимаю, что и не собирался идти в этом направлении, но если само правительство в пояснительной записке указывает это главным аргументом…

Ну что ж, несмотря на то, что правительство не только не доказывает самостоятельно необходимость принятия постановления № 1301 (бремя доказывания закон возложил именно на госорган), но и не намерено отвечать на наши вопросы, а также предоставлять запрошенные документы, прошу уже суд истребовать у правительства все документы, на основании которых было принято решение о запрете ввоза «праворулек». Ведь не мог же солидный государственный орган принять такое важное для сотен тысяч граждан решение всего лишь на основании нескольких страничек, предоставленных нам в судебном заседании. И поскольку правительство от диалога отказывается - заявляю, что мы будем вынуждены исследовать документы самостоятельно, чтобы прийти к каким-то выводам. Суд оставляет наше ходатайство открытым. Я настаиваю на рассмотрении, поскольку предполагаю, что после этого слушание дела будет завершено, суд заслушает заключение прокурора и удалится для вынесения решения (мне уже делались замечания, что нужно говорить покороче, т.к. рассмотрение дела необходимо завершать).

Вот в такой ситуации мы прекрасно осознали, что никакого разбирательства больше не предполагается, что дело мы почти на 100 % «проигрываем». И тогда я прошу 5-минутный перерыв, чтобы подготовить заявление. Представитель правительства г-н Бабушкин оживляется: «Это единственное нормальное ходатайство с вашей стороны» (видимо, очень хотел на перерыв). Через некоторое время судья оглашает нашу просьбу - оставить заявление без рассмотрения, поскольку мы считаем невозможным продолжать участие в процессе в такой обстановке. Мы намерены самостоятельно осуществить сбор доказательств и подать заявление вновь через некоторое время, тем более, что, по мнению представителя правительства, обжаловать его станет возможно только после 29 января. Представитель правительства возражает против нашего ходатайства - он намерен поставить точку в данном судебном заседании, чтобы больше никто и никогда не смог обжаловать постановление, и просит суд вынести решение об отказе в иске. Суд удаляется в совещательную комнату. Примерно через час-полтора оглашает вердикт: ходатайство истцов удовлетворить, заявление оставить без рассмотрения. Журналисты поздравляют нас с маленькой победой. Занавес.

В ближайшие дни мы намерены направить запросы во все возможные государственные органы (Администрацию президента, Правительство, МВД, Минюст, таможню, дорожную полицию, органы статистики, Минфин и т.д.), которые попросим предоставить всю интересующую нас информацию и документы (п.3 ст.18 Конституции дает нам на это право и, соответственно, обязывает государственные органы). Также будем направлять запросы в различные организации. Например, в Верховном суде выяснилась интересная деталь: вроде бы Союз предпринимателей «Атамекен» дал положительное экспертное заключение от имени всех предпринимателей на запрет ввоза и эксплуатации «праворулек». Так что обязательно направим запрос туда. Продолжим вести аналитическую работу. Будем рады любой помощи. Надеемся, что следующее заявление подпишут не 3, а 300, а то и 3000 граждан. Кто захочет участвовать в процессе сам - пожалуйста, приезжайте в Астану на заседание. Кто доверяет нам - дайте нотариальные доверенности. А можно просто написать заявление и попросить суд рассмотреть дело без вашего участия. Величина госпошлины от каждого заявителя - 330 тенге плюс комиссионные расходы («Народный банк», например, берет 100 тенге). Вообще, может и одной квитанции на всех было бы достаточно, но теоретически могут придраться, так что давайте не пожалеем денег на госпошлину - это такой небольшой штрих к желанию каждого поучаствовать в процессе, хотя бы и заочно или через представителя.

Уже сейчас к активистам праворульного движения начали поступать предложения от предпринимателей, готовых выдать доверенности для нового судебного иска (мое утверждение, что все боятся - задело самолюбие!). Свои услуги предлагают различные эксперты. Например, один предприниматель из Алматы элементарно переделывает регулировку любых фар «праворулек» таким образом, что световой луч фактически соответствует леворульным образцам. Этому он научился опять же у японцев, которые таким способом переделывают направление светового луча у европейских автомашин, эксплуатируемых в Японии.

Надеюсь, что к новому разбирательству правительство подойдет более продуманно, и не будет рассматривать истцов как своих врагов. В конце концов, цель ведь у нас одна - забота о гражданах всего Казахстана. Так что мы хотим нормального диалога (и в суде, и до, и после суда), а не слепого противостояния. Например, председатель Комитета дорожной полиции Омурзак Тусумов в Верховном суде публично пригласил нас в гости, пообещав предоставить всю интересующую нас информацию. Вот это мужской поступок. Мы обязательно воспользуемся этим приглашением в ближайшее время, предварительно направив перечень интересующей нас информации.


MINI-MBA — ваш путь к высокооплачиваемой работе. - 43%. Успейте!

Если вы обнаружили ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Комментарии
Загрузка комментариев...
Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript или заблокирован сайт http://hypercomments.com
Добавить комментарий
Введите имя
Чтобы увидеть код начните набирать сообщение Введите код из 3 сим-волов, отображенных черным цветом. Язык кода - русский. обновить код
Новости партнеров
Загрузка...
Loading...